1.2. Власть

1.2.1. Природа власти

Власть это отношение между субъектом и объектом, в рамках которых субъект имеет возможность изменять состояние объекта. Чем более широки пределы изменений, тем больше полнота власти. Власть означает именно реальную возможность изменений, а не право на их совершение. Если окружающие признают претензию субъекта на совершение неких изменений состояния объекта, а тот не может их совершить, то право у него есть, а власти нет. И наоборот, если окружающие отказывают субъекту в праве, но возможность изменения объекта у него остаётся, значит, властью над этим объектом он обладает, хоть и не имея на это права.

Объектом власти в числе прочего может быть и человек. Поскольку понятие власти чисто техническое, а либертарианское мировоззрение — это система моральных и правовых оценок, то применительно к власти либертарианство отвечает на вопросы о том, какие её проявления допустимы и в каких случаях.

1.2.2. Либертарианство и власть

Поскольку проявления власти человека над человеком могут нарушать принцип самопринадлежности, либертарианцы относятся к ним с крайней подозрительностью, однако любые принципы это только модель поведения, а модель никогда не описывает реальность во всей полноте, поэтому в ряде случаев власть над людьми либертарианцами допускается.

Обычно либертарианцы считают оправданными (то есть признают право на их осуществление) проявления власти над человеком, направленные, по мнению окружающих, на благо объекта власти, если он сам, по мнению окружающих, такой власти лишён. На этом праве основаны безнаказанные проявления власти родителей над детьми, детей над недееспособными родителями, различные экстренные медицинские вмешательства, предупреждение катастроф и так далее.

В ситуации, когда либертарианцы сомневаются, действительно ли объект власти лишён возможности самостоятельно позаботиться о своём благе, их моральные нормы диктуют им вмешательство с целью убедиться, насколько тот дееспособен и каковы его собственные представления о своём благе — и если окажется, что проявления власти входят в противоречие с этими представлениями, либертарианская мораль требует таковые пресечь.

Другая разновидность власти над людьми, проявление которой признаётся либертарианцами, вытекает из описанных в предыдущих главах допустимых способов приобретения прав собственности и разрешения конфликтов. Так, либертарианцы признают применение власти для отстаивания своих оправданных имущественных притязаний, в том числе для принудительного взыскания справедливой компенсации ущерба.

Таким образом, либертарианцы оказываются перед чисто утилитарной дилеммой. С одной стороны, проявление власти может быть оправдано для устранения несправедливости, и для этого действия власть того, кто устраняет несправедливость, должна превосходить власть того, кто несправедливость вершит. С другой стороны, если обладатель превосходящей власти сам начнёт вершить несправедливость, для её устранения потребуется ещё большая власть.

Из этой дилеммы есть два выхода, оба плохие. Первый состоит в том, чтобы наделять превосходящей властью самых лучших — тех, кто по своим моральным качествам не склонен к совершению несправедливости. Это меритократия. Второй — в том, чтобы власть была как можно более децентрализована, и тогда для устранения любой достаточно серьёзной несправедливости потребуется ситуативный союз нескольких носителей власти, распадающийся сразу после устранения несправедливости. Это анархия. Либертарианцы предпочитают именно его, одни в более категоричной форме, другие — в менее.

1.2.3. Анархия

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.