Безработица и анкап

Что делать с уничтожением низкоквалифицированных мест? Человек должен вкладывать свое время на получение более сложных для освоения профессий? Хватит ли мест, ведь высококвалифицированной работы всегда меньше? Безработица увеличит кражи, за нарушение напа можно сажать, но это может сломать людей, а «перевоспитание» ещё более бессмысленное, ведь воровство вынужденное

Максим Барбухин

Отвечает Алекс Мурин

В первую очередь давайте разберемся, какие рабочие места и где исчезают? И насколько автоматизация затронет все слои жизни. Исчезают рабочие места в городах на крупных производствах. Только крупный предприниматель может позволить себе производственные новинки. Большая часть предпринимателей как пользовалась ручным трудом, так и продолжает пользоваться. Пекарь печет хлеб, дворник метет двор, в ларьке сидит продавец. В основном большую часть рабочих мест создают малые предприниматели, которые не стремятся и не могут полностью автоматизировать производственный процесс. Если не будет государства с кучей лицензий, налогов, сборов, проверок, то у малого бизнеса не будет тех преград, которые есть сейчас. А значит все будет регулироваться спросом и предложением. Спрос будет выше — человеку не придется отдавать половину доходов государству, которое будет создавать общественное благо. Так при развитии малого бизнеса никуда не исчезнут грузчики, продавцы, будет много фермеров, небольших производств, пекущих хлеб, делающих что-то из натуральных продуктов, которые производятся местными фермерами. Ожидать глобальной автоматизации в этой отрасли не стоит.

Еще один важный момент — освоение новых профессий. Многое мы осваиваем естественным путем. Если в 90-е годы компьютер был редкостью, для работы с ним требовалось профессиональное образование, теперь он есть в каждом доме, а элементарную работу в виде набора текста может сделать ребенок. Обучение идет естественным путем. Те, кому сложно, разумеется, останутся аутсайдерами. Те, кто хочет совершенствоваться, не будут заниматься получением просто бумажек и отсиживанием часов на ненужных для освоения специальности занятиях, они будут изучать то, с чем предстоит работать. Многие специальности с помощью современных методов обучения можно освоить за гораздо более короткий срок, чем 5 лет университетской скамьи.

По поводу «хватит ли мест» — отдельный вопрос. Будет значительно сокращено количество бухгалтеров, секретарей, делопроизводителей, специалистов по документообороту. Администрации юрисдикций и муниципалитетов вряд ли смогут позволить себе держать огромный штат и разделять обязанности так, как это делается сейчас. Электронный документооборот — уже современность. Государства не хотят использовать многие современные решения, так как придется сократить очень много муниципальных служащих. И некому будет позаботиться о секретаре директора департамента внутренней политики, так как департамента, скорее всего, не будет. Что делать всем этим людям? Учиться востребованным специальностям, открывать малый бизнес. Печь блины или пироги, выращивать картофель и капусту умеют все. Это достаточно жесткое решение, но если его не принять, то придется отбирать у всех остальных доходы в принудительном порядке, чтобы спасти образ жизни чиновников. И да, будут сокращены те профессии, которые совсем не вписываются в современный мир. Так нам больше не нужны телефонисты, радисты, кучеры. Но все эти люди не остались без работы.

Кто будет решать проблему безработных? Свободный рынок. Уже сейчас существуют кадровые агенства, которые за определенную плату предлагают перечень востребованных вакансий. Они же могут помочь в переговорах и организации встеч с работодателем. По сути Центр занятости населения — это государственное кадровое агенство. И услуги свои оно предоставляет вовсе не бесплатно. Мы оплачиваем его деятельность из наших налогов. Только все вместе. И те, кто приходит туда раз в год, и те, кто даже не знает адреса этого учреждения. Кто будет платить пособия безработным? Частные фонды. Но не просто деньги на содержание так называемого профессионального безработного, а тем, кто реально хочет переобучиться и открыть свой бизнес или найти новую работу. Где фонды возьмут деньги? У тех, кому нужны рабочие. Заплатите фонду, они для вас найдут и научат людей. При том не философии, античной литературе или богословию, а производству колбасы, выращиванию картофеля и тем специальностям, которые нужны конкретному работодателю. Но опять же не все так гладко. Исчезнет такое социальное явление, как «профессиональный безработный». На государственной бирже можно долгое время получать мизерное пособие, потом поработать немного, уволиться и вновь получать. Разумеется, любой частник отправит такого клиента поискать помощи в другом месте.

И еще один важный момент: если сейчас вся свободная земля находится в муниципальной, региональной собственности, то без государства любой сможет занять участок, на который никто не претендует. А следовательно человек сможет легально жить натуральным хозяйством, создавать объединения, чтобы было проще обрабатывать землю, без оплаты пошлин, налогов.

По поводу краж вопрос сложный. Но так называемого вынужденого воровства не существует. Воровство — это в любом случае преступление против собственности. Умирал человек с голоду или крал из любви к искусству — он все равно вор. Честный человек может попросить или взять ненужное, выброшенное, то, что растет естественным образом. Так что аресты воров — вещь вполне естественная. Таких людей нужно либо изолировать, либо перевоспитывать. Если человек оказался в юрисдикции, в которой все построено на высоких технологиях, не может найти себе работу, он может уехать в сельскохозяйственную общину и жить там. Чаще всего в деревне не бывает лишних рабочих рук. Если он не сделает этого добровольно, то он окажется в тюрьме, которая отправит его в такую общину, чтобы он заработал себе на пропитание, а также оплатил услуги суда, конвоирования, наблюдения за ним. Лучше уехать добровольно.

И еще один момент по поводу «лишних людей». Жители городов предпочитают не иметь много детей. Чаще всего в городах у среднего класса в семьях по 1 — 2 детей, население убывает или с трудом поддерживает численность. Наоборот в развитых аграрных поселениях детей много. И для всех находится работа.Сейчас государство с помощью программ контроля численности пытается сломать естественное развитие событий. Многодетным в городах предоставляется социальное жилье, выплаты. При этом государство не может точно учесть сокращения числа рабочих мест в индустриальных городах. Именно за ошибки чиновников мы вынуждены в начале платить налоги на пособия многодетным, а затем платим налоги на пособия безработным. Рыночные механизмы могли бы перераспределить этих людей туда, где они нашли бы возможность заработать себе или вырастить пропитание.

Как говорится, я знаю порно, которое так начиналось

Как определить, на что существует частная собственность? Почему тогда я не могу потребовать компенсации с людей, которые скачали мою фотографию и используют ее?

Максим Барбухин

Отвечает Алекс Мурин

Обычно люди договариваются между собой, что является частной собственностью. При коммунизме люди договариваются о том, что частной собственности не будет. При различных вариантах демократии частной собственностью может являться вещь, движимое и недвижимое имущество, и все, что вы купите у государства, которому по умолчанию принадлежит все ничейное или общественное. Либертарианство предполагает либо полный отказ от государства, либо сокращение его роли до минимума. Следовательно, частной собственностью может быть все, о чем люди договорились внутри отдельной контрактной юрисдикции. Обычно подразумевается, что собственностью не может быть человек, так как приобретение человека в собственность чаще всего связано с нарушением базового принципа — запрета на агрессивное насилие. Хотя некоторые анархо-капиталисты рассматривают ребенка до полной эмансипации как собственность его родителей.

Что касается авторского права, большинство либертарианцев выступает против самого понятия интеллектуальной собственности. Так уж исторически сложилось. Данное понятие впервые появилось в Великобритании в начале XVIII века. И защищало данное право только интересы издателей. Со временем законодательство в данной сфере менялось. Придумывались различные концепции, почему это выгодно авторам. По факту такое право как было защитой интересов издателей, так и осталось. Вы ничего не теряете, если вдруг вашу фото кто-то скачал. При копировании информации она не исчезает у того, кто ее скопировал.

Но либертарианцы также придерживаются принципа свободы договора. Никто не помешает вам продавать фото, книги, в том числе электронные, музыку. Также никто не вправе помешать вам создать общину, юрисдикцию или муниципалитет, где вы локально договоритесь о признании авторского права и интеллектуальной собственности и будете выполнять договор между собой.

Защита авторского права по умолчанию чаще всего приводит к возникновению искусcтвенных монополий. Так уже не раз было, когда авторов вынуждали сотрудничать только с определенным издательством, которое платило столько, чтобы автор мог с трудом выжить. Либо различные изобретения просто не превращались в серийный продукт, просто потому что это невыгодно определенным монополистам на рынке.

Дополнение от Анкап-тян

Конечно же, вы можете потребовать компенсацию от того, кто скачал и использовал вашу фотографию. Для этого вам нужно найти того, кто это сделал и подать на него в суд. В суде вам придётся доказать, что ответчик действительно скачал и использовал именно вашу фотографию, а также обосновать, почему компенсация, которую вы требуете, имеет именно такой размер. Судья же будет выяснять, под какой лицензией распространялась фотография, какую выгоду принесло её использование, и действительно ли с вашей стороны не было передачи фото ответчику с правом произвольного использования. Не факт, что размер компенсации, которую вы в итоге получите, покроет издержки, с которыми вам придётся столкнуться в этом деле, но на что не пойдёшь ради принципа!

Однако подавляющее большинство людей, оказавшись в ситуации, когда нет никакого государства, которое бы охраняло их право на контроль копирования информации, просто забьёт на столь сложно реализуемое право, и будет самоутверждаться иным образом.

Грустно жить без патента на привилегию…

Как либертартанцы собираются строить РНГ (Русское национальное государство)? Как оно должно быть устроено и в каких границах? И для чего это?

анонимный вопрос

Отвечает Алекс Мурин

Русское национальное государство собираются строить далеко не все либертарианцы. Но принцип контрактных юрисдикций или общин не исключает построение такового.

В первую очередь принцип федерализма предполагает конфедерацию и добровольность. Множество общин заключают между собой договоры о добровольности присоединения и выхода из конфедерации. А люди возвращают себе естественное право жить по тем правилам, которые они себе придумали.

Желающие построить РНГ могут объединиться, приобрести землю, либо объединить свои владения, избрать себе форму управления, создать там законы. Чтобы юрисдикция считалась либертарианской, они должны отказаться от инициации агрессивного насилия («не наступай на меня»), признать свободу договора (каждый может стать гражданином РНГ по договоренности с остальными участниками юрисдикции, и каждый может прекратить гражданство РНГ, выполнив все обязательства по имущественным договорам). Граница будет определяться границами владений собственников-участников РНГ и собственников юридических лиц-контрактных юрисдикций. А что вы внутри юрисдикции решите, то уже ваше право, как свободных людей, объединившихся с общей целью, пока вы не наступите на хвост какой-нибудь гремучей змее (другой общине-юрисдикции).

Комментарий Анкап-тян

Начиная с 2014 года, Путин убивает идею Русского мира. Русского национального государства не будет. Либертарианцы его строить тем более не станут.

Есть множество других идей и интересов, вокруг которых люди будут объединяться. Единственное русское, вокруг чего им имеет смысл объединяться сейчас и в обозримом будущем — это вокруг русской речи, где-нибудь за границей. Это несколько облегчает коммуникацию, хотя далеко не всегда облегчает понимание.

А нации… Забейте вы уже на нации, смешные трогательные маленькие гитлеры.

Миша умный, будьте, как Миша.

Анкап-сама, мне кажется, что интеллектуальное право — это не такой уж бред, как можно представить, и проблема кроется максимум в терминологии («право» → «привилегия»).

Ведь, например, при использовании служб потокового воспроизведения с пользователем заключается вполне себе свободный договор, в котором указывается, как можно использовать содержимое. Не нравится — не вступай в эти договорные отношения! Проблема разве что при покупке физических носителей, так как там я что-то не видел договоров (но там обычно указываются соответствующие законы, которые, грубо говоря, суть тот же договор, ибо добровольно). Вместо заключения — неужели при анкапе я не смогу, издав книгу, запретить читателям, скажем, читать её на улице днём? Где ты не согласишься?

Атомный трамвай

Отвечает Алекс Мурин

Начнем с того, как сейчас охраняется авторское право. Это вся 4 часть Гражданского кодекса. Чтобы грамотно распорядиться плодами своего творчества, нужно знать законы. В настоящее время закон запрещает копировать без разрешения, полагая, что автор изначально такого разрешения не давал. И предполагает, что ваши интересы без вашего ведома может защищать какая-нибудь организация, типа Российского авторского общества. Также закон защищает и ваших потомков, которые не написали ни строчки нот и ни килобайта кода.

Ограничивать свободу договора при анкапе никто не собирается. Если вам такой договор нравится, то вы предлагаете пользователю или новому владельцу его заключить. Написать вам бумагу, что он действительно прочел, все понял, ему нравятся условия, заплатил. Если вы считаете, что вашу книгу нельзя читать днем в общественных местах, то напишите об этом и получите от покупателя согласие. Не в виде «открыв ссылку, я признаю, что теперь я вечный холоп издателя, который купил автору два пива и тем получил на произведение эксклюзивные права», а просите совершить его осознанное действие: написать бумагу или электронный документ, подписать ее. И крайне желательно без подводных камней, чтобы покупатель понимал, что он делает. И без государственного лобби, при котором реальный автор оказывается в дырявых башмаках в холодном сарае.

И да, вам придется самостоятельно найти суд, который принудит выплатить вам компенсацию, а не отдать триста рублей в Усть-Лабинский районный суд, по поручению которого наглеца отловят, приведут в наручниках, посадят в клетку с разбойниками. Если нравится авторское право, потрудитесь не создавать ловушек при исполнении такого договора, а то кто-то может посчитать это прямым нападением. Добровольность должна быть реально добровольной, а не ямой, в которую попадет пользователь, нажавший не на ту кнопку. Или у которого государство найдет оставшуюся в кэше браузера песню, даже если он ее не слушал.

Дополнение от Анкап-тян

Тут мне нечего особо возразить на эту суровую отповедь. Да, ты можешь требовать от потребителя своего контента каких-то ограничений в его использовании, но тебе придётся самому оплачивать энфорсмент этих требований. Так что лучше десять раз подумать, прежде чем выставлять хоть какие-то требования, ведь куда более надёжным будет завоевать лояльность потребителей, а не пытаться противопоставить их воле свою. Вот пишет какой-нибудь Кирилл Еськов или Павел Усанов новую книжку, издаёт её и предупреждает читателей: ребята, давайте дадим заработать издателю, пусть месяца три книга продаётся только на бумаге, а потом я сам выложу текст в свободный доступ, и вам не придётся возиться с технологиями пиратства. И это работает! А потом, когда текст попадает в свободный доступ, то благодарные читатели ещё и донаты шлют. Потому что не надо быть мудаком, это не окупается.

Учёные умные, будьте, как учёные!

Е. Шульман

О нелепых тяжбах при анкапе

Предположим, владелец частного сада с деревьями подает иск в суд к одному из соседей с претензией, что сосед дышит кислородом, который производят деревья из сада, но не платит за него, и требует заплатить за этот кислород по цене 1 анкаподоллар за литр. Какое решение скорее всего примет суд, следующий либертарианским принципам?

анонимный вопрос

Отвечает Алекс Мурин

Вероятнее всего репутация истца-жадины сильно пострадает, а суд оштрафует его за попытку обогатиться за счет суда. Бремя доказательства лежит на истце. Следовательно, истцу придется доказать, что ответчик реально дышит его кислородом. К примеру, найти молекулы кислорода, выработанные его растениями в теле истца. Не предположить это, а привести реальные доказательства. Так как услугу никто не заказывал, не обещал ее оплатить, то ответчик не имел злого умысла получить имущество истца в виде кислорода. Истец не предпринял должных мер по сохранению своего имущества, к примеру, не установил купол над своим садом. Ну и истец сам дышит, при том воздухом, содержащим кислород не только из своего сада. Истец каким-то образом получил углекислый газ, который нужен для фотосинтеза. Является ли полученный им газ более дешевым, чем тот, который он выпустил в общее пространство?

На каждого истца, любящего доводить до абсурда, найдется судья, который может довести до абсурда в большей степени: заставить оградить его сад куполом и перестать отдавать свой дорогой кислород в общую атмосферу и бессовестно воровать углекислый газ.

Важный момент: доля кислорода в атмосфере от владельца пары гектаров леса ничтожна, а герметичный купол над парой гектаров земли — очень дорогое удовольствие.

Дополнение от Анкап-тян

Важным фактором является то, что суд по имущественному вопросу между двумя соседями — со всей очевидностью третейский. Его задача — не формальное рассмотрение претензии, а улаживание конфликта. Этим ребятам ещё уйму времени жить рядом, и если между ними начинаются подобные нелепые тяжбы, есть смысл выяснить, в чём же настоящая претензия, в чём настоящий конфликт — и уже на основе этого постараться решить вопрос так, чтобы конфликты больше не возникали.

В идеале решение суда должно выглядеть, на мой взгляд, примерно так: 1) провести взаимозачёт поставок кислорода, производимого садом истца, и углекислого газа, производимого дыханием ответчика; 2) обязать ответчика включать истца в число приглашённых лиц при проведении барбекю на своём бэкъярде с целью контроля дополнительной эмиссии углекислого газа при жарке мяса на углях; 3) обязать истца компенсировать ответчику дополнительную эмиссию углекислого газа от проведения барбекю поставками продукции сада.

Дышите глубже, деревьям нужно больше сырья для фотосинтеза!

Вопрос по поводу лекарств от редких заболеваний.

Какие есть гарантии, что при анкапе люди, болеющие редкими заболеваниями (которыми болеют менее 200000 человек) не останутся без лекарств из-за того, что их будет просто не выгодно разрабатывать и продавать (такому небольшому количеству потребителей)?

анонимный вопрос

Отвечает Алекс Мурин

Самый странный вопрос, который я когда-либо встречал. А почему государствам выгодно финансировать ученых, которые ведут такие исследования? Может быть потому что вообще ученых финансировать выгодно? Они делают полезные открытия, при том за последние 100 лет все чаще, все полезней и интересней.

Фирма, которая разрабатывает новое лекарство, получает известность. Это в настоящий момент лучшая реклама фармацевтической компании, которую можно придумать. Можно нанять сотню пиарщиков, которые будут писать, что аскорбинка и подорожник от этой компании самые лучшие в мире. Но много кто продает аскорбинку и сборы лекарственных трав. Так что большую часть времени пиарщики будут производить информационный мусор. А можно нанять еще десяток ученых, которые разработают лекарство от редкого заболевания. Посмотреть и рассказать об открытии соберутся журналисты многих изданий, название компании попадет в топ новостей всех сайтов на пару дней и еще на месяц в топ специализированных изданий. Помимо той редкой таблетки компания делает еще сотни всяких менее редких. Открытие — это новые клиенты, уважение врачей, внимание их пациентов.

По поводу продажи: продавать лекарства всегда выгодно. И как было выгодно в первобытном обществе, когда охотник приносил шаману лучший кусок мяса за горшок с волшебным снадобьем, так и в постиндустриальном, когда сотни фармацевтических компаний делают аспирин, а миллионы аптек продают. Возможно, редкое лекарство не выгодно будет хранить в аптеке, но никто не мешает его заказать. Сейчас ограничение на интернет-торговлю лекарствами создают государства.

В чем роль государства в производстве лекарств от редких болезней, пока не очень очевидно. В финансировании ученых? Их могут финансировать благотворительные фонды и страховые компании. Страховщику всегда выгодно, чтобы его пациент был здоров, исправно платил взносы, а не лежал при смерти.

Кстати, знаменитую директиву ЕС 141/2000 (уменьшение регуляций при разработке орфанных препаратов) приняли именно благодаря частной инициативе, а вовсе не с подачи какого-либо из государств. EURORDIS, ассоциация по поддержке больных с редкими заболеваниями — одна из организаций, которая способствовала разработке и принятию такой инициативы.

Очень редкие таблетки

Как там с женским обрезанием в Прекрасной России Будущего?

анонимный вопрос

Отвечает Алекс Мурин

Женское обрезание, как и любая принудительная медицинская процедура, сделанная без необходимости, является преступлением против человека. Основная проблема в том, что совершается она чаще всего родственниками над неправоспособной девочкой. В России случаи женского обрезания зафиксированы в Дагестане. Если пытаться разобраться с точки зрения NAP, то это нападение на человека с целью причинения увечья, при котором его жизнь подвергается опасности. Обрезание чаще всего делают в домашних условиях, при этом люди, не имеющие даже минимальных познаний в медицине.

Принцип ненападения предполагает защиту человека в любом возрасте. Следовательно родственники девочки в Прекрасной России Будущего понесут ответственность: либо в виде компенсации вреда, либо в виде вычетов из доходов, полученных в частной тюрьме.

Я считаю, что позиция, которая рассматривает ребенка, как собственность его родителей, несостоятельна, ребенок и родитель находятся в отношениях опеки. Умышленное причинение вреда опекаемому — преступление более страшное, нежели агрессивное насилие в отношении человека, который мог бы дать отпор. При этом логично будет, если суд признает опеку со стороны таких родных незаконной. Пострадавшая, неспособная обеспечить себя, имеет право выбрать себе более достойного опекуна, либо жить и учиться в заведениях, которые содержатся частными фондами.

Со временем традиция уйдет в прошлое. В настоящее время она поддерживается за счет безнаказанности производивших операцию. Причина этой безнаказанности — тотальное кумовство в тех регионах, где практика распространена. Там ребенку просто некуда обратиться за защитой. Полиция не примет заявление о причинении тяжкого вреда здоровью, потому что там так принято. Независимый суд муниципалитета или третейский суд с большей вероятностью встанет на сторону пострадавшей, чтобы подтвердить свою репутацию.

Данная традиция вряд ли найдет поддержку у страховщиков. Очень часто при женском обрезании заносится инфекция. Наиболее распространенные осложнения такой процедуры: воспаления, образование рубцов, затруднения при мочеиспускании и выводе менструальных выделений. Страховщикам придется оплачивать лечение каждого неудачного случая. Еще одним мотивом, останавливающим родственников, станет кратное увеличение стоимости страховки.

Также на искоренение традиции может повлиять испорченная репутация практикующих такие издевательства. Если сейчас мы никак не можем повлиять на силовиков и глав кланов Северного Кавказа, без государственной поддержки им придется считаться с общей по стране правоприменительной практикой, иначе люди не согласятся жить в их юрисдикциях.

И да, возможно исключение. Если женщина хочет получить таким образом определенный статус, уважение среди мусульман, придерживающихся такой традиции, она вправе обратиться в клинику и пройти процедуру добровольно. Помешать ей достаточно сложно, она хозяйка своего тела.

Дополнение от Анкап-тян

В ситуации, когда подобная практика распространена в каком-то сообществе повсеместно (причём обрезание может быть и мужским, это не меньшая дрянь), бессмысленно по суду пытаться отобрать пострадавшего ребёнка у родителей и передавать другим родственникам, ведь они, скорее всего, придерживаются схожих взглядов. Тем более бессмысленно пытаться штрафовать родителей, ведь у них общий бюджет с ребёнком, и ребёнок вдобавок к увечью окажется наказан ещё и деньгами.

Но повзрослев и получив самостоятельность (а в ПРБ даже традиционное общество будет вынуждено эту самостоятельность женщине предоставить), далее женщина уже может преследовать родителей за своё увечье в судебном порядке, прослыть неблагодарной скотиной, но отстоять ту версию справедливости, которую сама разделяет.

Государство, конечно, тоже умеет расправляться с традиционным обществом, но такое лекарство хуже болезни. В либертарной среде традиционное общество будет размываться куда быстрее и надёжнее, через бунт одиночек.

Как максимально приблизить анкап в странах с посткоммунистической экономикой?

В США все выглядит довольно гладко, но в бывшем СССР условия иные. Часто убыточные госпредприятия, моногорода, завязка экономики на ВПК, микрорайонная застройка мешают индивидуализму и невмешательству государства — устранение или минимизация государства и закрытие убыточных предприятий в короткие сроки приведут к безработице и вымиранию всех бюджетников, выжившие же повесят реформаторов, наплевав на NAP. Есть ли у России шанс на успешные либертарианские реформы?

анонимный вопрос

Отвечает Алекс Мурин

А зачем торопиться? Анкап и либертарианство — это идеология. Если люди ее разделяют, они будут ей руководствоваться. Если не разделяют, то не будут. Нельзя заставить людей жить без государства. Это свободные люди, они сами решают, как им жить. Только в моногородах, на убыточных госпредприятиях люди быстрее приходят к мысли, что правительство им не друг. Вместо магазинов с красивыми витринами начинают появляться ларьки с дешевым пивом, вместо подакцизной водки народ переходит на самогон. Вместо того, чтобы говорить «я честный налогоплательщик», люди предпочитают прятать доходы и совершать сделки за наличные деньги без документов.

Высотная застройка, когда соседи не знакомы друг с другом, а понятие «свое» заканчивается на пороге квартиры — это серьезная проблема для свободного общества. Пока люди не станут хозяевами своей земли, не поймут, что их дом — это крепость, принадлежащая только им, трудно говорить о свободе, самоуправлении. Но у нас есть другой фактор, играющий нам на руку — бедность. Человек, которому нечего терять, скорее перестанет поддерживать того, кто его из года в год грабит, нежели человек, у которого есть свой дом, фирма, которому не стыдно сказать «мой дед и отец голосовали за республиканцев, я тоже их поддерживаю». Есть много путей к свободному обществу, мы сами выбрали путь через бедность и крайнее социальное неравенство. И я не хотел бы называть сроки, я хотел бы обозначить направление.

Добавление от Анкап-тян

В период развала государства нам всем стоит брать пример с Венесуэлы. Пока официальная пропаганда там прославляла победы социалистической экономики, а инфляция била рекорды, люди вкладывались в то, что государству неподвластно — в биткойн. Объём сделок с боливаром на сервисе localbitcoins заметно превосходит, например, объём сделок с евро. Впрочем, русские не больно-то нуждаются в моих советах, ведь объём сделок в рублях на localbitcoins тоже превосходит объём сделок в евро. Так что даже тогда, когда государство демонстрирует крайнюю неэффективность, терять из-за этого всё совершенно не обязательно. Когда появляется шанс что-то поменять в стране, лучше иметь ресурсы, чем не иметь их.

Разумеется, биткойн — это не единственное возможное неподвластное государству вложение. Ещё более важными являются инвестиции в горизонтальные связи. Вы можете и не быть гражданским обществом, если полагаете, что политические методы в данный момент неэффективны, или презираете политические методы как таковые. Но будучи атомизированными одиночками, вы без государства не выживете. Так что известный коммунистический лозунг с призывом к объединению мирового пролетариата также стоит принять к сведению и творчески переработать для себя, попросту выкинув оттуда ограничения на классовый состав вашего сообщества.

Наконец, если даже по какой-то причине вы бюджетник и получаете копейки за бессмысленную и неэффективную работу на государство, то глупо отговаривать вас от этой работы — вы бы и сами давно свалили с неё, если бы могли. Но не стоит зацикливаться на ней. Говорят, в позднем Советском Союзе, состоявшем из бюджетников чуть более, чем полностью, необычайную популярность имели такие отсутствующие в социалистической политэкономии термины, как шабашка, калым и тому подобные наименования контрэкономических феноменов. Вот и сейчас — хороший левак при социализме укрепляет не брак, а личный бюджет. Зарплату можно получать и от государства, а тратить основные силы лучше на подработки.

Можно ли хвалить тирана, чтобы спасти жизни?

Например, хвалить и продвигать Путина, чтобы получить возможность существования своего благотворительного фонда, где вы будете спасать жизни. Есть ли тут нарушение NAP?

анонимный вопрос

Представляю вам моего нового соавтора, он будет время от времени отвечать на накопившиеся у вас вопросы, а там, где я захочу что-то добавить, я это сделаю. Итак, отвечает Алекс Мурин.

Анкап-тян

Принцип отказа от агрессивного насилия подразумевает только отказ от агрессивного насилия. Все, что вы пишете, говорите, к NAP не относится. Но NAP — основополагающий, а не единственный принцип. Есть еще принцип свободы договора, институт репутации, общественное мнение, традиции. Вообще, много есть разных факторов, к которым NAP не имеет отношения. Если все сводить к NAP, то можно просто заблудиться в логических и юридических построениях. Не стоит так делать.

С точки зрения NAP, хвалить Путина, чтобы получить деньги на благотворительность или общественную организацию, допустимо. Вы не нападаете на людей, чтобы их убить или ограбить.

А еще есть репутационный момент: вы убеждаете людей, в том, что сложившаяся сейчас в России система является единственно возможной, что страной управляет человек, ведущий её к процветанию. Если вы в это не верите, а хотите получить с этого деньги на реализацию гуманитарной миссии, то сами себя судите. Вы не напали, не убили, не ограбили. Вы написали или произнесли слова, которые потом тем или иным образом воспроизведёте. Люди, которые не видели вас, будут судить о вас по этим словам. Захотят ли они принимать помощь от человека, который восхваляет систему, отправившую их на дно жизни? Все изложенное в вопросе никаким образом не имеет отношения к запрету на агрессивное насилие. Если, по вашему мнению, вы лжете, а потом совершаете благие дела, чтобы искупить собственную вину, то вы делаете двойную работу. Если вы верите в то, что Владимир Владимирович — это тот человек, которого стоит возносить, при этом делаете благие дела, то «блажен, кто верует», совесть ваша чиста. Если вы так зарабатываете деньги, то ваш судья — ваша совесть. Кратко: это не имеет отношения к NAP, исходя из определения. Но NAP — это основной, а не единственный принцип.

И да, я не стал бы использовать приемы баптистского проповедника, чтобы повлиять на ваше мнение, это было бы нечестно.