Безгосударственное общество и насильственная преступность

Вы наверное сейчас думаете, каким образом безгосударственное общество справляется с совершившими насильственное преступление?

Ответ на этот непростой вопрос может быть найден с помощью трёх подходов. Первый — через рассмотрение существующей системы борьбы с криминалом; второй — через разделение насильственных преступлений на те, у которых есть рациональный мотив и те, что совершены в состоянии аффекта, под влиянием сильных эмоций, и, третий — через демонстрацию того, как с этими двумя типами преступлений будет справляться безгосударственное общество, при этом, куда эффективнее, чем существующая система.

Первый вопрос, как с совершившими насильтсвенное преступление справляются на данный момент? Честным ответом любого непредвятого наблюдателя будет, без сомнения, такой — их подталкивают к совершению таковых.

Совершенно очевидным жизненным фактом является то, что люди отвечают на стимулы. Чем большую выгоду можно получить от совершения преступления, тем больше людей станет преступниками. Несколько прекрасно известных привязанностей — наркотики, азартные игры, проституция сами по себе не являются насильственными, но крайне притягательны для отдельных частей населения. Если ненасильственные виды деятельности криминализируется, то доходы от предоставления подобных услуг возрастают. Криминализация добровольных взаимоотношений между людьми разрушает все стабилизирующее социальные силы (контракты, открытую деятельность, обмен информацией и посредничество), и тогда применение насилия при разрешении споров становится нормой.

Более того, когда закон создаёт обстановку, при которой большинство преступников получает доход больший, чем полиция, полиция попросту начинает брать взятки за своё бездействие. Увеличивая выгоду от ненасильственной деятельности, государство обеспечивает коррумпированность юридической системы и полиции, что одновременно делает деятельность вне закона безопаснее и прибыльнее. Может быть проведено огромное количество арестов, только ради того, чтоб человек предстал перед судом, и множество судов будет носить обвинительный характер. Сейчас полицейские тратят около трети своего времени на бумажную работу и около 90% на преследование людей, совершивших ненасильственные преступления. Целые районы некоторых городов управляются бандитскими группировками, а тюрьмы переполнены безобидными “работягами” (low-level peons), которых садят за решётку только ради того, чтоб юридиской системе было чем заняться, что постоянно увеличивает стоимость правоприменения. Вдобавок к этому мирные граждане были легально разоружены на основании законов по контролю за обращением оружия. В такой манере современное государство буквально создаёт, защищает и извлекает выгоду из насильственных преступлений.

Таким образом, сравниваемый с безгосударственном обществом стандартный ответ на насильственные преступления явно взят не из какого-то идеального мира, где эффективно справляются с бандитами, но скорее из подлинного бардака, где насилие поощряется и защищается.

То того как мы обратимся к тому, как безгосударственное общество справляется с преступностью, нам обязательно нужно вспомнить, что безгосударственное общество автоматически убирает главный источник насилия, с которым встречался каждый из нас — государство, что угрожает нам винтовкой, дабы отдали ему свои деньги и угрожает нашим жизням, если ему вдруг захочется развязать войну. Значит, нельзя сказать, что существующая система из тех, что минимизирует насилие. Отнюдь, порядочные люди насильно порабощаются государством, а непорядочные обеспечены денежными инвестициями и протекцией.

Государственное насилие, во многих своих формах возросло в западных обществах за последние 50 лет — регуляции, пошлины, налоги — все выросли экспоненциально. Национальный долг это одна из самых возмутительных форм межпоколенческого воровства. Поддержка зарубежных правительств также увеличивает насилие, поскольку они используют эти субсидии для покупки оружия и затем с помощью него терроризируют своих же собственных граждан. Рынок орудия также обеспечивается и контролируется правительствами. Список государственных преступлений можно продолжать до бесконечности, стоит вспомнить один только ГУЛаг — всех тех бедных людей, счёт которых идёт на миллионы, что были похищены и удерживались в заключении за несильственые “преступления”.

Поскольку существующее государства терроризируют, порабощают и заключают в тюрьму буквально миллиарды своих граждан, то весьма трудно понять, как их вообще можно рассматривать как эффективно противостоящие насилию в любой форме.

Как же безгосударственное общество справляется с насилием? В первую очередь важно разделять применение силы на преступления, мотивированные рационально и совершённые в состоянии аффекта, сильных эмоций. Рационально мотивированные доступны к устранению посредством изменения стимулов, любая система что уменьшает выгоду от имущественных преступлений и при этом увеличивает таковую от занятия честным трудом уменьшит количество преступлений. В последней части этого раздела мы увидим, как безгосударственное достигает этого с большим успехом, чем любая другая альтернатива.

Количество рационально мотивированных преступлений может быть снижено, если сделать преступность низко-доходной сферой, участие в которой равносильно работе за еду. Чтоб совершить преступление, нужно вложить некоторое количество труда, и если большинство людей может зарабатывать деньги честным трудом, вкладывая такое же количество труда, преступников будет куда меньше.

Как уже была сказано выше, в безгосударственном обществе организации по разрешению споров (ОРС) процветают через обеспечение добровольных контрактов между заинтересованными сторонами, а вся собственность является частной.

Как это влияет на насильственные преступления?

Давайте посмотрим на “взлом и проникновение”. Если у меня есть дом, то скорее всего я застрахуюсь от кражи.

Очевидно, что моя страховая компания получает выгоду от предотвращения краж, и это будет мотивировать меня приобрести систему сигнализации и всё прочее, ровно также как и сейчас.

Эта ситуация более-менее аналогична текущей, с тем несущественным дополнением, что, поскольку ОРС отвечают не только за реституцию, но и за полицейские функции, у них есть мотив предотвращать кражи или обесценивать украденное имущество ещё больше, чем сейчас. В этой ситуации куда большие инвестиции в предупреждение краж, например создание оборудования, работающего только после использования  “голосового ключа” владельца станет целесообразным.

Однако, безгосударственное общество идёт куда, куда дальше в предотвращении преступлений, в частности, идентифицируя потенциальных преступников и не давая им стать таковыми. В этом моменте безгосударственное общество куда более эффективно, чем государственная система.

В безгосударственном обществе контракты с ОРС необходимы для поддержания любой формы экономической активности —  без участия в ОРС граждане не могут получить работу, нанять сотрудников, арендовать машину, купить дом, отправить детей в школу. Любая ОРС по своей природе должна включать штрафы за насильственые преступления, таким образом, если вы украли машину, ваша ОРС имеет право использовать силу или остракизм против вас дабы вернуть машину законному владельцу, а возможно и добавит денежный штраф в придачу.

Как это работает на практике? Давайте проверим с помощью кейса. Скажем, что вы однажды проснулись как-то поутру и решили стать вором. Допустим, тогда первое, что вам нужно сделать, это разорвать договор со своей ОРС, дабы, когда вы начнёте красть, она бы интересовалась вами меньше, ведь вы больше не являетесь её клиентом. У договора с ОРС будут положения, позволяющее вам его расторгнуть точно также, как сейчас можно расторгнуть договор со страховой компанией.

Таким образом, вам нужно будет уведомить вашу ОРС об одностороннем расторжении контракта. Никаких проблем, вас вычеркнули из списка.

Однако всем ОРС как одной нужно отслеживать людей, вышедших из всей ОРС системы, поскольку они посылают ясный сигнал о своём намерении стать грабителем и жить “в тени.”

Таким образом, если вы разрываете договор с ОРС, ваше имя отправляется в базу данных, доступную всем ОРС. Если бы подписали контракт с другой с ОРС, то без проблем, ваше имя вычеркнуто. Однако, если же вы не подписали нового контракта, то сигнал тревоги распространяется на всю систему.

Что произойдёт дальше? Помните, в безгосударственном обществе нет общественной собственности. Если вы стал грабителем, то куда вам идти? Вы не можете поехать на автобусе, транспортные компании не возят бандитов, ведь их ОРС требует, чтоб они возили только клиентов из базы ОРС. Хотите заправить машину? Не в этот раз, по той же причине. Вы, конечно, можете попробовать ездить на попутках, но что вы будете делать, когда вы доедите до места назначения и попытаетесь снять номер в мотеле. У вас нет платёжной карты ОРС, так что, опять-таки, не сегодня. Хотите поспать в парке? Все парки находятся в частной собственности, так что ищет ещё какой-нибудь вариант

Проголодались? Но вы не можете ни купить продукты, не пойти в ресторан! Что же вы будете делать?

Действительно, что же толкнуло вас стать преступником? Зарабатывать себе на жизнь под защитой ОРС это вполне неплохо. Уйти в теневую сферу и стать бандитом ставит против вас всю мощь объединённой системы ОРС, и, даже если вам удасться выжить и украсть какую-то вещь, она скорее всего будет закодирована голосом или как-то по другому защищена от неавторизованного использования.

Давайте предположим, что вам как-то удалось преодолеть все и препятствия и совершить кражу, где же вы продадите краденное? Вы не защищены ОРС, кто захочет что-то у вас купить, зная, что если что-то пойдёт не та, пожаловаться ему будет некуда? К тому же любой, кто взаимодействует с вами, также может быть исключён из системы ОРС и столкнуться со всеми вышеперечисленными трудностями.

Будут ли существовать чёрный рынок? Возможно, но в каком пространстве он будет действовать? Людям нужна крыша над головой, возможность арендовать машину, купить одежду, продукты. Неучастие же в ОРС означает неучастие в экономической жизни.

При всё при этом, проституция, азартные игры и наркотики не будут запрещены в безгосударственном обществе, а одно прекращение войны с наркотиками снизит уровень насильственных преступлений на 80%.

Нет ограничений и пошлин на импорт — контрабандизм становится совершенно бессмысленным. Валюты будут частными, и, как мы увидим ниже, это сделает фальшивомонетничество куда более трудным занятием.

В дополнение, отсутствие налогов означает, что честный труженик принесёт домой куда больше денег чем сейчас.

Меньше возможностей и меньшая выгода от преступлений вкупе с увеличенным стимулом заниматься честным трудом — нет лучшего способа отвратить тех, кто действует исключительно из экономических стимулов от преступления.

Таким образом, можно со всей уверенностью заявить, что любое безгосударственное общество будет куда лучше защищать своих граждан от рационально мотивированных преступлений, чем государство. Как же тогда обстоит дело с преступлениями, совершёнными под влиянием эмоций?

Преступления на почве эмоций

Преступления на почве эмоций предотвратить сложнее, но представляют куда меньшую опасность для тех, кто находится вне того круга, где они происходят.

Представим, что мужчина убил свою жену. Они оба находятся под защитой ОРС, разумеется их контракт с ОРС отдельно подразумевает запрет на убийство. Таким образом, мужчина будет подвержен санкциям, включённым в контракт, скорее всего в виде принудительной трудовой деятельности и перевоспитанию до тех пор, пока он не выплатит определенный денежный штраф, ведь ОРС нужно из каких-то средств выплачивать страховку членам семьи погибшей.

Хорошо, вы скажете, а что если ни мужчина ни женщина не подписывали контракт с ОРС. Допустим, но где же тогда они жили? Никто бы не сдал им квартиру. Если у них был свой собственный дом, то кто бы продавал им еду, газ, воду, электроэнергию? Кто взял бы их на работу? Какой банк принял бы принял из их рук деньги?

Предположим, что только муж-убийца, планируя убить свою жену, вышел из соглашения с ОРС, не сказав ей. Первое, что сделает ОРС его жены это проинформирует её о действиях её мужа, о возможных неблаговидных намерениях, за этим стоящих и поможет ей переехать, если она того желает. Если она выскажется против переезда, то ОРС незамедлительно разорвёт с ней договор, поскольку решив жить в непосредстенной близости от бандита, она подвергает себя огромной опасности (из-за чего у ОРС появляется значительный риск понести финансовые убытки). После этого и жен и муж выбрали жизнь вне рамок ОРС, в естественном состоянии, а значит сталкиваются с непреодолимыми трудностями в получении еды, укрытия, денег и т.д.

В итоге, убийцы будут подвергнуты наказаниям через ограничения, накладываемые на них ОРС или же их жертвы будут заранее предупреждены отказом ОРС осуществлять защиту, в том случае если в ситуацию возможно вмешаться.

Давайте обратимся к чему-то более сложному, к преследованию. Предположим, женщина одержима определённым мужчиной и начинает ежечасно ему звонить и всюду следовать за ним. Возможно даже сварила заживо пару его кроликов.[1] Если мужчина позволил себе страховку от преследования,то его ОРС начинает действовать. Она позвони ОРС женщины, а она уже в свою очередь пригрозит женщине расторгнуть договор если она не прекратит свою деятельность. А как же её ОРС узнает, действительно ли она перестала преследовать этого мужчину? Допустим, мужчина перестал жаловать на преследование. А если возникнет спор, она может просто какое-то время поносить ножный браслет для пущей уверенности. И помните, поскольку общественной собственности не существует, ей могут запретить находится на определённых тротуарах, улицах, парках.

(Если же у мужчины нет страховки от преследования, нет проблем, он сможет её получить по повышенной ставке исходя из “предшествующих условий.”)

Хотя ОРС и могут показаться вам незнакомыми, они не являются новым концептом, они обладают такой же древней историей как и сама цивилизация, однако они были отодвинуты на задний план усилением государства в последнее несколько веков. В прошлом нежелательное поведение наказывалось остракизмом[2], а риски смягчились добровольными “обществами взаимопомощи.” Мужчина, бросивший свою жену и детей или женщина, забеременевшая вне брака, больше не могли находится в приличном обществе. ОРС берёт этот концепт и поднимает его ещё на одну ступень, открывая информацию, что раньше была известна  только местному сообществу всему миру, подобно тому, как это работает с кредитной историей. (Если же вы хотите, чтоб информация о вас сохраняла приватный характер, то ОРС конечно же предоставит вам такую опцию.)

Не существует конца выгодам, которые могут быть предложены ОРС свободному обществу, человек может застраховать себя от таких ситуаций:

Жена рожает ребёнка не от своего мужа;

Беременность дочери до брака

Проблемы с зачатием у семейной пары

…и многое другое

Все вышеперечисленные страховые политики будут требовать от ОРС активных шагов по предотвращению подобного поведения, и уму непостижимо, в каких только способов ОРС для этого не придумают! Важно при этом помнить, что подобные контракты являются добровольными, не нарушают морального абсолюта ненасилия.

В заключение — как безгосударственное общество справляется с насильственными преступлениями? Прекрасно! В безгосударственном обществе меньше криминала, больше предотвращения, серьёзнее санкций, а желающее встать на путь преступления мгновенно отсеиваются и изгоняются из системы ОРС. Больше мотивации работать, меньше мотивации быть преступником, в безгосударственном обществе преступникам негде спрятаться, а также существует всеобщий отказ от взаимодействия с вышедшими за рамки цивилизованного контрактного мира. Всё это обеспечивает защиту и всеобщую безопасность. И помните, правительства в XX веке были причиной более чем 200 миллионов смертей, стоит ли нам так волноваться об отдельных вооружённых нападениях и кражах ювелирных украшений пред лицом подобных цифр? Не существует системы, способной заменить несовершенных людей на идеальных ангелов, но безгосударственное общество, поощряя добро и наказывая зло, будет, по крайней мере, делать демонов видимыми, вместо того, чтобы скрывать их в дымке власти, политики и пропаганды.


[1] Отсылка к фильму “Роковое влечение” (англ. Fatal Attraction), в котором бывшая любовница в качестве мести сварила в кипятке любимых кроликов семьи экс-любовника. пр. перводчика

[2] Массовую практику остракизм в Средневековье носил только в Исландии, в законодательстве  европейских стран этого периода практически не встречается такая мера как “изгнание” (достаточно обратиться к наиболее “безгосударственным” законодательным актам — варварским правдам, в их числе “Салическая Правда”, “Вестготская Правда”, “Фризская Правда” и пр.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.