Что есть анархия? Что есть государство?

Является ли государство, в таком случае, полезным и необходимым? Тут как с доктором. Только представьте себе милого парня, который каждый раз, когда вы вызываете его прописать лекарство от боли в животе или звона в ушах, требовал бы права прикарманить фамильное серебро, попользоваться семейными зубными щётками и осуществить право первой ночи над горничной.

Г. Л. Менкен

Анархизм: 1. Теория о том, что любые формы правления являются нежелательными.

Новый всемирный словарь американского языка Уэбстера

В первой части я охарактеризовал себя как анархиста и заявил, что у государства нет легитимных функций. В этой части я попытаюсь обосновать это утверждение. Возможно, у меня получилось бы сделать это, если бы я просто перечислил всё, что делает государство и объяснил, почему каждое из этих действий либо не должно выполняться, либо может быть выполнено лучше путём добровольного сотрудничества частных лиц. К сожалению, бумага и чернила – редкие ресурсы; один только список заполнил бы всю эту книгу. Вместо этого в следующих главах я расскажу о том, как частные соглашения могут быть распространены на самые базовые функции государства – полицию, суды и национальную оборону. Когда я закончу, некоторые читатели возразят, что институты, выполняющие эти функции, просто по определению являются государственными, и потому я вовсе не анархист, а просто хочу иной вид государства.

Они будут неправы. Анархист, кроме как в пропаганде своих противников – это не тот, кто желает хаоса. Анархисты, как и другие люди, хотят быть защищёнными от воров и убийц. Они хотят иметь мирный способ решения разногласий. Они желают, возможно, даже больше, чем другие люди, иметь возможность защитить себя от иностранного вторжения. В самом деле, какой смысл упразднять собственное государство, если на его место немедленно придёт чужое? Чего анархисты не хотят, так это того, чтобы все эти полезные услуги – услуги, в настоящее время предоставляемые полицией, судами и оборонным ведомством – оказывались той организацией, которой они оказываются сейчас: государством. Поэтому, прежде чем я приступлю к изложению своих рассуждений, я должен дать определение тому, что я называю “государством”.

Государство это организация узаконенного принуждения. Под принуждением, в рамках данного определения, я имею ввиду нарушение того, что люди в конкретном обществе считают правами человека по отношению к другим людям. Например, люди в нашем обществе считают, что человек имеет право отклонить предложение работы; отказ в этом праве является формой принуждения, называемой порабощением. Также они верят, что человек имеет право отклонить просьбу о деньгах или предложение сделки. Отказ в этом праве называется грабежом или вымогательством.

Государство это организация узаконенного принуждения. Особенностью государства, которая отличает его от других организаций, использующих принуждение (таких как обыкновенные преступные группировки), является то, что большинство людей воспринимают государственное принуждение как нормальное и должное. То же действие, которое считается принуждающим, если совершается частным лицом, кажется законным, если совершается представителем государства.

Если я закричу «Держите вора!» на бродягу, убегающего с моим кошельком, не факт, что свидетели помогут мне, но они, по крайней мере, признают обоснованность моего поступка. Но если я закричу «Держите вора!» на сотрудника Налогового управления, удаляющегося из моего дома после того, как он оповестил меня, что только что заморозил мой банковский счёт, мои соседи подумают, что я сошёл с ума. Фактически, Налоговое управление занимается тем же, чем и вор. Оно захватывает мои ресурсы без моего разрешения. Правда, оно утверждает, что предоставило мне услуги в обмен на мои налоги, но при этом настаивает на сборе налогов вне зависимости от того, хочу ли я его услугами пользоваться. Неплохая позиция для грабежа или вымогательства. В любом случае, если бы подобное действие совершалось частным лицом, все согласились бы, что это преступление.

Представим, что частный работодатель, предлагающий низкую заработную плату за долгие часы неприятной работы, не смог найти достаточное количество рабочих и решил эту проблему, выбрав случайных людей и начав угрожать им заточением, если они откажутся на него работать. Ему будет предъявлено обвинение в похищении и вымогательстве, и его удастся оправдать разве что по причине невменяемости. Но именно так государство набирает людей для участия в войне или суде присяжных.

Часто утверждается, что государство как институт, или по крайней мере некое конкретное государство, не просто претендует на законность, но и впрямь законно, и что его действия только кажутся принуждением. Аргументы в пользу этого часто связаны с теорией общественного договора – утверждением о том, что гражданин каким-то образом связал себя контрактом о подчинении государству. Тем, кому интересен этот аргумент и его опровержение, я рекомендую книгу Лисандра Спунера Не измена. Конституция безвластия.

Государство отличается от других преступных группировок тем, что оно узаконено. Оно отличается от законных негосударственных организаций, отчасти выполняющих схожие с государством функции, тем, что является принудительным. Государства строят дороги. То же, иногда, делают и частные лица. Но частные лица сначала должны купить землю по цене, приемлемой для того, кто ею владеет. Государство имеет возможность само устанавливать – и устанавливает – цену, по которой принудительно выкапает землю у владельца.

Государство это организация узаконенного принуждения. Если институты, которые заменяют государство, выполняют свои функции без использования принуждения, их нельзя назвать государственными. Если изредка они действуют принудительно, но при этом их действия не признаются законными, они также не могут считаться государственными.


В главе 52 исследуется взгляд на права, рассматриваемые не в качестве категории морали или закона, но в рамках описания человеческого поведения, которое лежит в основе моей концепции узаконенного принуждения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.