Радикально переработала страничку про донаты

Сегодня день серьёзных потрясений: российское правительство подало в отставку, американский конгресс направил в сенат документы по импичменту президента, а я полностью переписала страничку про донаты.

Поскольку проект анонимен, сбор донатов на него имеет специфику: преимущественно деньги поступают в биткоинах, но меня неоднократно просили обеспечить возможность платежей и в фиате. Радуйтесь, способ найден, описание приводится.

Пополнить лайтнинг-кошелёк теперь стало очень просто, быстро и дёшево, этим заведует новый лаконичный телеграм-бот.

Раньше различные способы приобретения и использования крипты описывались аж на четырёх разных страницах, сейчас все ключевые вещи скомпонованы непосредственно на странице «Донаты», и лишь про покупку биткоинов на всякий случай в качестве факультативного оставлен отдельный текст.

О модернизации

Послушала на канале Вадима Политикова его беседу с Григорием Баженовым. Беседа скучно озаглавлена «Почему левые экономики обречены», так что я не сразу решила потратить два часа на интервью, предполагая, что там действительно будет банальное разъяснение, почему левые экономики обречены. К счастью, Григорий, подгоняя свою мысль хорошим виски, рассуждал много о чём ещё, и в частности, ближе к концу, о модернизации.

Основные тезисы:
1. В государстве, которое уже лидирует, авторитарная модернизация сверху невозможна, потому что план работает лишь тогда, когда знаешь, куда идти, лидеру же придётся прокладывать дорогу через работу спонтанных порядков.
2. Форсированная модернизация от аграрного к индустриальному обществу в рамках догоняющего развития — возможна. Всеобщее образование, транспортная сеть, банковская система — и довольно, дальше просто не мешайте работе институтов. Те государства, которые ограничились этим джентльменским набором, а дальше предоставили обществу развиваться самостоятельно, смогли удачно срезать угол, догнать лидера, а многие и обогнали несчастную Великобританию, некогда первую экономику мира. Те, что заигрались в дирижизм, ползли вперёд рывками, с большими издержками, короче, выходило не очень.
3. Форсированная модернизация сверху от индустриального к постиндустриальному обществу теоретически возможна, но рецепт состоит как раз в демонтаже авторитарных механизмов, и это не тот рецепт, который готово выслушать большинство лидеров. Однако в демонтаж снизу через агоризм Григорий не верит, и это тот момент, по которому я бы с ним подискутировала, если он, конечно, не найдёт себе собеседника в своей весовой категории.

В связи с этим мне вспомнилась недавно прочитанная мной книжка Дмитрия Травина и Отара Маргании «Модернизация: от Елизаветы Тюдор до Егора Гайдара». Это отличная подборка исторических анекдотов о том, кто и как пытался подбодрить клячу истории в своих странах. В основном описывается длинная череда королей, премьеров и прочих министров, особняком стоят только два неразлучника двадцатого века — Кейнс и Хайек — которые лично никаких реформ не проводили, но оказали мощное влияние на умы.

Исторические анекдоты приятны тем, что это не сухая теория, а множество баек, из которых каждый вправе выводить собственную мораль. В целом эти рассказы не противоречат тезисам Григория Баженова, а хорошо их дополняют, так что рекомендую ознакомиться, тем более, что это достаточно лёгкий развлекательный жанр.

Ну и напоследок поставлю вам песенку Тимура Шаова, «Откуда есть пошла модернизация на Руси», для того чтобы создать надлежащий стереоэффект.

Продвижение либертарианства через теорию стационарного бандита

Колонка Битарха

Не знаете, с чего начать продвижение либертарианских идей своей маме или другу? Скажу прямо, ибо пробовал сам и не один раз: не стоит рассказывать про преимущества свободного рынка, отсутствия налогов и регуляций. Во-первых, ваш собеседник вряд ли что-то поймёт. Во-вторых, вы сами должны идеально знать теорию и не допускать ошибок, так как Гугл сейчас есть у всех в кармане. Про личную свободу тоже не стоит сразу говорить, ибо взгляды человека на наркотики и азартные игры могут быть совсем не либертарианскими.

Что же тогда рассказывать? Теорию стационарного бандита (ТСБ). Ваш рассказ должен начинаться с фразы «Государство — это стационарный бандит». Нужно внушить собеседнику чувство вины за поддержку стационарного бандита, как будто он сам является соучастником государственного насилия и тем самым «конченным маньяком». Сделайте из него современного немца, который чувствует вину не просто за себя, а за дедов, которые давно умерли. Структура «государство» существует лишь в голове, это квази-религия (то есть вера в то, что люди, принадлежащие данной структуре, имеют «легитимное» право инициировать насилие, в то время как другим этого делать нельзя). Если человек будет чувствовать вину за поддержку агрессии, он поменяет своё поведение, государство начнёт ослабевать и в конечном счёте лишиться территориальной монополии, чего мы и добиваемся.

Если вы ещё не читали нашу статью про ТСБ, советую это сделать и давать её читать всем, кому продвигаете идеи свободы.

Хотя, вполне возможно, более эффективным будет слегка упрощённое, но эмоционально-насыщенное объяснение ТСБ:

«Государства – это организации, которые необоснованно присвоили себе высшую власть над определённой территорией через завоевание, поставив её население в прямую подчинённость себе. Государство возникло не из свободы ассоциации, а через нарушение принципа неагрессии.

Вы не ставите под вопрос право государства убивать, проводить конфискации, арестовывать. Если же этим занимаются не государства, а частные лица – вы назовёте их убийцами, ворами и бандитами. Не находите в этом лицемерие?

Государства – это высокоорганизованные преступные организации, как банды, которые «крышуют» ту или иную территорию, навязывая её жителям свои порядки, собирая с них дань (рэкет), и время от времени воюют с другими бандами за сферы влияния. Государство имеет ту же основу, что и любая ОПГ – насильственное насаждение своих порядков на захваченной территории. И сегодня некуда сбежать от этих банд. Они разделили между собой всю Землю.

Чем группировка «Исламское Государство» принципиально отличается от государств «Саудовская Аравия» и «Иран»? Ведь законы у них примерно одинаковы. Разница только в том, что ИГ не признано другими государствами. Международное признание – вот отличие «легитимной» банды от «нелегитимной».

Основная претензия к бандитам состоит в том, что они бандиты и отбирают путём агрессивного насилия землю или же другие блага у своих жертв. Эти же бандиты пишут потом законы, чтобы создать у окружающих ощущение, будто награбленное принадлежит им по праву.

Если люди пришли на дикую землю и начали её осваивать — они колонисты.

Если пришли на землю, на которой жили другие люди, и отобрали её у них силой — бандиты.

Если удерживают на своей земле других людей силой — бандиты, даже если ссылаются на «закон», который написали сами.

Когда вы будете рассказывать, что государство это стационарный бандит, вполне возможно, вам зададут один из нижеприведённых вопросов. Будьте готовы на них ответить.

1) Есть «общественный договор» между гражданами и государством. Какой же это бандит, всё же происходит с согласия граждан?

Если такой договор существует, покажите мне текст! Конституция это не «общественный договор», а один из «законов» (являющихся на самом деле приказом, т. е. произволом стационарного бандита), не зря же её часто называют «основным законом». Даже если всего один человек в стране не согласился на эту конституцию, она никак не может считаться договором (которой, по определению, требует добровольного согласия всех сторон).

2) Люди не протестуют, значит их устраивает статус кво. Разве «общественный договор» не может быть имплицитным (неявным)?

Допустим, девушку насилует маньяк, и она не способна дать ему достойный отпор. Тоже скажете, что между ними всё происходило «по обоюдному согласию»?!

3) Государство — это не обязательно «стационарный бандит», ведь в истории есть примеры появления протогосударств — образований с территориальной монополией не через насилие (завоевания), например, как некоторые полисы в Древней Греции?

Такие образования занимали в общей сумме не больше 0.1% поверхности Земли, остальные 99.9% были захвачены стационарными бандитами. Даже если предположить, что полисы, как добровольные объединения, действительно существовали, это не оправдывает современные государства с протяжёнными границами, которые появились через насилие по ТСБ. Если принять гипотетическую ситуацию, что стационарные бандиты никогда не существовали бы, мы сейчас имели бы, допустим, 1% территории планеты с добровольной территориальной монополией и 99% без неё с экстерриториальным статусом (как международные воды). Согласитесь, это куда лучше, чем 100% планеты под стационарными бандитами, что имеем сейчас. Либертарианство не запрещает создавать добровольные общины и частные города с территориальной монополией, но это не должно происходить через насилие, и у людей должно оставаться право уйти, а у собственников — вывести свою землю из-под такой юрисдикции. Такую модель, например, продвигает Михаил Светов.

4) В тот момент, когда бандиты захватывали определённую территорию, ещё не было никаких законов, запрещающих это делать, соответственно, какие могут быть к ним претензии?

В тот момент, когда миллионы евреев отправлялись в газовые камеры и сжигались в печах Освенцима, тоже не было никаких законов, запрещающих это делать — именно так говорили обвиняемые на Нюрнбергском процессе. В результате закончили свою жизнь в петле на шее, как и подобает любому маньяку и насильнику, отвергающему основополагающие принципы морали и не признающему естественное право любого человека на жизнь.

5) Да, я согласен, но что вы предлагаете взамен? Анархию?

Просто так взять и отменить государство целиком на раз-два не выйдет. Это приведёт к образованию нового и более жестокого государства, которое будет уже неприкрытым стационарным бандитом, как это обычно случается в ситуации failed state. Но можно сделать нынешние государства экстерриториальными с конкуренцией множества юрисдикцией на одной территории. Тогда текущее государство станет лишь одной из таких юрисдикций (то есть вы сможете выбрать для себя другую юрисдикцию, не улетая на Альфу Центавра, а оставаясь жить в своём доме в России). Такая система называется панархия.

6) Это вызовет хаос. Без монополии на насилие начнётся война всех против всех.

Дипломаты почему-то не воюют, не замечали? Хотя они находятся в экстерриториальном статусе (подчиняются законам своего государства, а не того на чьей территории находятся). Может воюют между собой люди в таких европейских городах как Базель и Женева, где границы юрисдикций проходят прямо через дома? Что-то не заметно.

7) Лично мне комфортнее жить в привычном государстве с территориальной монополией, я консерватор и боюсь резких перемен.

Сейчас многие либертарианцы вполне удовлетворились бы невмешательством сторонников государства в создание новых юрисдикций. Люди охотно занимали бы бесхозные земли, экспериментировали бы там с удобными именно им социальными порядками, и не покушались бы сразу на столицы. Это очень умеренная повестка, от которой ни у кого не должно возникать неудобства. Различные практики общественного устройства на этих территориях могли бы эволюционно отлаживаться и постепенно приходить в крупные города уже в зрелом виде, не вызывая потрясений.

Но вы также должны прекрасно понимать, что выступая против такой модели, вы напрямую инициируете агрессию против мирных людей через поддержку стационарного бандита. Если для вас быть маньяком не вызывает угрызения совести, то будьте готовы к океанам крови, разрушению экономики и привычного уклада жизни уже в городе вашего проживания.

8) Уезжайте в другую страну и там стройте свой Анкапистан.

Почему это я должен куда-то уезжать?! Я люблю свою страну и ненавижу стационарного бандита, который силой захватил территорию и считает её, и всё что на ней находится, своей собственностью. Но разве может считаться легитимным собственником чего-либо субъект, который приобрёл эту вещь с применением насилия? Например, грабитель, отобравший у вас на улице телефон? По всем принципам права — однозначно нет!

Комментарий Анкап-тян

У каждого свой опыт офлайн-проповедей, кому-то удобнее апеллировать к теории стационарного бандита, и этот текст для них. Моя практика показывает, что люди и так обычно понимают, что государство стационарный бандит, но для них это означает, что он свой и уже прикормленный. А если его убрать, снова набегут кочевые, как в девяностые, и будут беспредельничать. Так что к собеседнику стоит искать индивидуальный подход, выяснив предварительно, чего он опасается.

Здравствуйте, уделите минутку времени, и я расскажу вам, как стационарный бандит распял Господа нашего Иисуса, кстати, с днём рождения его!

Когда трагедия общин — это хорошо?

В сценарии ролика про проблему безбилетника и трагедию общин я акцентировала внимание на том, как это плохо для пользователей общего ресурса, и какие стратегии выработаны, чтобы с этим бороться. А сейчас хочу рассказать про кейс, когда трагедия общин это хорошо, а борьба с ней — плохо.

Весь фокус в том, что именно является общим ресурсом. Представьте себе такой редкий ресурс, как потребительский спрос. У каждого есть возможность произвести какой-то товар или услугу, продать её и получить прибыль. Пока рынок пуст, немногочисленные производители получат сверхприбыль, и жажда наживы привлечёт на эту делянку множество других поставщиков. Конкуренция за внимание потребителя быстро приводит к тому, что маржа уменьшается. Для сохранения прибыли приходится увеличивать объёмы, и это окончательно истощает общий ресурс. Потребитель получает огромное изобилие дешёвых товаров, которые ему готовы навязывать в как можно большем количестве, лишь бы соблаговолил купить. Вот акция «два по цене одного», вот рассрочка, вот распродажа, вот безлимит за фиксированный абонемент — только купи.

Согласитесь, если поставить себя на место потребителя, то этот феномен не может не радовать. Но производитель, для которого это страшная трагедия общин, пытается с ней бороться. Как мы знаем из ролика, тут возможны две стратегии: приватизация и кооперация.

Приватизация означает присвоение потребительского спроса в такой-то отрасли конкретным производителем, иначе говоря, создание монополии. Другим поставщикам запрещено продавать потребителям такие-то товары и услуги. Всё, теперь можно не гнаться за объёмами продаж и получать сверхприбыль при достаточно скромных вложениях в производство. Правда, часть прибыли придётся вложить в защиту от конкурентов, а они не дремлют, так что эти издержки будут иметь тенденцию к увеличению.

Кооперация означает, что удовлетворять потребительский спрос может кто угодно, но на него налагается ряд ограничений. Обычно это выражается в жёстких отраслевых стандартах, которые по факту закрепляют доминирующее положение тех игроков, которые готовы вложить в производство значительный капитал, аутсайдеры же отсеиваются. Правда, придётся уделять много внимания контролю над тем, чтобы произодители не жульничали. В связи с этим вспоминается недавний кейс с каким-то европейским автоконцерном, который подделывал данные о чистоте выхлопа своих движков, чтобы сэкономить на соблюдении стандарта экологичности. Но классический пример — это, конечно, средневековые цеха и гильдии. Качество их товаров было высоким, объём производства низким, прибыли великолепными. Вот только чёрный рынок со временем подорвал их доминирующее положение, и произошла трагедия общин, известная нам как промышленная революция.

Так что, когда вам рассказывают о вреде конкуренции и пользе кооперации, а также о неизбежности естественных монополий, важно понимать: эти ребята вполне искренни, и совсем не дураки. Просто вы для них — ресурс.

Рождественская ярмарка это трагедия общин во всей красе: потребители довольны, их завлекают изо всех сил, а они больше смотрят, чем покупают

Дорога к рабству. Обзор

По заказу Чайного клуба

На хайековскую «Дорогу к рабству» написано много отзывов и рецензий, где книга вписывается в исторический контекст, указывается её место в ряду хайековских публикаций, и даётся краткий разбор идей. Как бы мне ни хотелось обойтись без всего этого академизма, но не выйдет, поскольку вся книга представляет собой политический памфлет на злобу дня, и единственная причина, по которой произведение сохраняет актуальность до сих пор, заключается в том, что идеи не умирают, и это относится не только к идеям самого Хайека, но и к тем, с которыми он боролся.

«Дорога к рабству» была издана в Великобритании в 1944 году, когда страна заканчивала уже пятый год войны с национал-социалистическим Рейхом, победа над Рейхом оставалась просто вопросом времени, и можно было бы спокойно начинать размышлять о послевоенном переустройстве мира, но автору показалось куда более важным обратить внимание публики на то, что драконоборец начинает всё больше напоминать того, с кем борется. Самой страшной опасностью для Британии Хайеку виделась победа на ближайших парламентских выборах партии лейбористов. Ровно это и случилось. В результате Великобритания вплоть до реформ Тэтчер накапливала своё экономическое отставание от более свободных стран.

Главная идея, с которой Хайек борется в своей книге — это идея о том, что экономическое планирование приносит процветание. Он старательно показывает, что соблазн чуточку подрегулировать сверху для вящей пользы общества — это первый шаг к тому, чтобы зарегулировать всё и вся до невозможности дышать: на этой дороге нет естественного оптимума, достигнув которого, правительство само остановится и заявит, что вот теперь хорошо, и больше ничего подкручивать не надо. Также он показывает, что регулирование тотально, экономические свободы неотделимы от политических, так что далёким от экономики людям не следует благодушно взирать на интервенционистские потуги, мол, лишь бы политические свободы не трогали, а экономика это узкоспециальная тема, экспертам лучше знать, как ей рулить.

Хайек не утверждал, что всё безнадёжно, и ступив на дорогу к рабству, человечество уже будет не в состоянии остановиться. Если бы он так считал, ему не было бы нужды браться за книгу. Он, однако, утверждал, что чем дальше заходишь по этой дороге, тем труднее остановиться, поэтому социализм лучше бить на дальних подступах. К сожалению, практика показала прямо обратное: чрезвычайно трудно отказать социалистам в мелких уступках, пока общество в целом либерально, а когда всё уже зарегулировано в хлам, то от постоянного завинчивания гаек устаёт и общество, и правительство. Появляется достаточно сильный запрос на дерегуляцию, она проводится, люди вздыхают с облегчением, но вскоре оказывается, что левиафан, отступив в одном месте, уже наседает в другом.

В статье Шлагбаум на дороге к рабству: тупик или объезд? мы с Битархом упомянули про тезис Джона Медоукрофта о том, что именно гибридное общество оказывается стабильным, в отличие от либерального и тоталитарного, а также указали, что ни увеличение прозрачности, ни снижение прямого участия государства в экономике не помогает избежать того, что общая зарегулированность общества продолжает медленно расти.

Книга «Дорога к рабству» — хороший пример риторики, которую можно и нужно использовать, работая с политиками. Другое дело, что большая часть доводов из книги уже нерелевантна, если вы, конечно, не имеете дело с твердолобыми марксистами, а против более или менее современных сторонников государственного регулирования имеет смысл применять более поздние тексты того же Хайека, вроде «Пагубной самонадеянности».

Проблема безбилетника и трагедия общин — новое видео

Встречайте свежее видео на канале Libertarian band! На сей раз в фокусе нашего внимания два взаимосвязанных термина — проблема безбилетника и трагедия общин.

Проблема безбилетника это бич любого сообщества. Шаг вправо, шаг влево — и всё, либо трагедия общин с развалом любого продуктивного сотрудничества, либо государство с его тотальным рабством. В видео мы намечаем основные подходы к решению проблемы.

Ну а в начале следующего года вас ждёт завершающий выпуск второй части цикла про либертарианство, в котором я постараюсь раскрыть образ нашего главного врага — государства.

Общественный договор — это фикция

или
молчание не значит согласие

Колонка Битарха

Представление о том, что государство является продуктом общественного договора — это важный фактор легитимации государства, поэтому этатисты изо всех сил цепляются за эту теорию, несмотря на то, что, скажем, теория стационарного бандита объясняет действительность куда точнее. Бандит действительно ведёт себя, как бандит, а общественного договора никто никогда в глаза не видел и предъявить его текста не может.

Возможно, вы слышали про недавно принятые в нескольких странах Европы законы против сексуального насилия, известные как «Нет значит нет». Их смысл в том, что сексуальным абъюзом (насилием) теперь считается не только совершение «развратных действий» при активном физическом сопротивлении жертвы (когда она прилагает все возможные силы чтобы отбиться), но при любом сопротивлении, когда она недвусмысленно даёт понять что хочет уйти. В среде российских пользователей соцсетей эти законы были приняты неоднозначно, и в основном использовались как повод лишний раз позубоскалить над Гейропой, растерявшей все традиционные ценности. Тем не менее, здравый смысл в этих законах есть. Всю критику стоит отнести к государствам в этих странах, которые, как всегда, извратят суть и будут использовать эти законы предвзято.

Вернёмся к государству. Думаю, значимая часть людей, скорее всего больше половины, точно так же хотела бы сказать государству «нет». Только вот чиновники во власти тоже не дураки, они интуитивно понимают теорию игр и делают всё возможное, чтобы для отдельного человека любое высказывание недовольства несло как можно большие издержки, тогда как выгода от такой просьбы должна быть равна нулю! Посмотрите, даже такая пустяковая для государства просьба, как строительство мусороперерабатывающих заводов вместо тупого сваливания мусора на полигоны, остаётся без ответа. Власть понимает — уступишь такую мелочь, через пару лет потребуют признание права на создание своих суверенных юрисдикций. Быдло должно чётко знать, что не получит ничего, а вот издержки будут огромные (в мороз спать в палатках возле Шиеса и постоянно получать по голове дубинками — это всё-таки не на пикет разок выйти).

С «общественным договором» точно так же — каждый человек прекрасно понимает, что он один мало что может сделать для изменения статус-кво (лишения государства территориальной монополии на управление), а вот проблем отгребёт по уши, если начнёт возмущаться. Вот он и поддакивает стационарному бандиту, как хрупкая девушка насильнику, хотя в душе его люто ненавидит!

Поэтому предлагаю любителям «общественного договора» не стесняться уже в выражениях и говорить прямо: «Насилуют, и ты не сопротивляешься? Так какое это тогда насилие, всё же полностью добровольно!»

«Движение за равные юридические права» вместо анархо-капитализма

Колонка Битарха

Недавно я выкладывала дилогию про кашу из топора. Вторая часть, про приготовление анкапа из левых идей, основывалась на статье, которую я сейчас хочу вам предложить. Вместо публикации в изначальном виде я переписала её подчистую, так что подача вышла несколько иной. Битарх остался недоволен, так что теперь публикую оригинал близко к исходному тексту.

Признаемся честно — продвигать анархо-капитализм (анкап Ротбарда) в чистом виде массовой аудитории практически невозможно. В реальном мире, в отличии от «мирков розовых пони» либертарианских пабликов и чатов, анкап вместе с минархизмом считаются крайне правыми идеологиями, отстаивающими интересы того самого 0.1%, который так сильно ненавидят в западной массовой культуре, СМИ, университетах. У нас в России это чуть менее заметно из-за оставшейся памяти о провалах социализма в СССР, да и общей ненависти к государству, которую пока ещё сложно отыскать в развитом мире. Тем не менее, большинство населения как на западе, так и у нас, придерживается социал-либеральных (Алексей Навальный, Ангела Меркель, Эммануэль Макрон) и левых (Берни Сандерс, Джереми Корбин, мейнстримовые политики в Скандинавии) взглядов.

По своему опыту продвижения либертарианства могу уверенно сказать, что таким людям, условным «Васянам», классическое либертарианство (анкап и минархизм) можно и не пытаться продвигать — впустую потратите время! Им заходит только панархия с упором нас социально-ориентированные ЭКЮ или консервативные общины Светова. Но не всё так плохо — если постараться, можно переупаковать анкап в более привлекательную для обывателя обёртку.

Если спросить простого американца, чем был примечателен двадцатый век, он скорее всего назовёт одним из первых пунктов различные движения за гражданские права и их значимые достижения. Прошлый век начался с движения суфражисток за равные избирательные права женщин и мужчин, которое довольно легко добилось успехов. Потом, в 1950-1960-е проходили массовые акции за равенство прав американцев вне зависимости от цвета кожи (отмена сегрегации — Civil Rights Act, 1964). Практически сразу после успеха в этой области начались погромы и протесты в поддержку ЛГБТ (Stonewall riots, 1969), которые тоже оказались успешными. Чуть позже, в 1973 г, после многочисленных антивоенных демонстраций было отменено призывное рабство.

Похожие процессы проходили и в западной Европе, но вместо отмены сегрегации (которой там никогда не было) протестовала молодёжь, которой в итоге тоже дали права. В СССР такого размаха протестов не было из-за тоталитарной идеологии и подавления любого инакомыслия, да и все формальные права уже были спущены сверху, поэтому всё ограничивалось недовольством экономическим положением и диссидентским движением за соблюдение прав человека.

Что же объединяло все эти протесты? Ответ прост — борьба за равные юридические права (т. е. та самая негативная «свобода от»)! Это уже позже подобные движения выродились в борьбу за позитивные права (привилегии) — квоты для чёрных в университетах, алименты для женщин, запрет на хейт-спич в пользу гомосексуалов и прочее. Изначально же, все эти движения требовали от государства лишь «не лезть» — не запрещать женщинами голосовать, чёрным жениться на белых, заходить в общественные туалеты, не преследовать гомосексуалов за их поведение. И что удивительно — все эти движения быстро добивались успехов, когда требовали равных юридических прав.

При чём, скажете, тут анкап?! Дело в том, что его точно так же можно преподнести как движение за равные юридические права. Главный аргумент — сейчас одни люди могут безнаказанно делать то, что не позволено другим. Например, почему это какой-то гопник с корочкой («налоговик») может отобрать у другого человека половину зарплаты и ему ничего за это не будет, а если то же самое сделаю я — сяду в тюрьму на несколько лет? Или почему это мужики с определёнными нашивками могут бить дубинками людей на улице, и им за это ничего не будет, а меня отправят в тюрьму даже за кинутый в их сторону пластиковый стаканчик? Справедливо?! Нет, абсолютно не справедливо!

Так же можно объяснять эту несправедливость подросткам, желающим эмансипироваться, но не могущим это сделать, поскольку государство абсолютно произвольно, от балды, установило возраст согласия, получения водительских «прав» (на самом деле — очередной привилегии от бандитов), «совершеннолетия» (тоже произвол, человек в 17 лет не может заключать сделки, а в 18 уже может, не бред ли).

Для поднятия эмоционального фона целевой аудитории будет неплохо апеллировать к теории стационарного бандита, а также называть маньяком и насильником того, кто считает подобное неравенство справедливым (ведь так и есть на самом деле, мы ничего не придумываем).

Из этого всего выходит, что про анкап можно и не говорить — если люди добьются равных юридических прав, он наступит сам по себе!

Доктрина сдерживания для омежек

В начале декабря мне анонимно прислали на редактуру текст, я переписала его до неузнаваемости, и сейчас он лежит в паблике Доктрина сдерживания. Здесь я его не публиковала, но нынче в моём уютном чатике случился длинный срач в связи с невнятными разборками на московской новогодней вечеринке ЛПР, и вот, вспомнилось, поэтому размещаю текст у себя.

Вас травят в коллективе, как решить проблему? Если вы не собираетесь сбегать или убивать всех исподтишка, то вам необходимо разработать доктрину сдерживания – то есть выстроить такую линию поведения, которая сделает для членов коллектива удовольствие от вашей травли меньшим, чем возможные издержки от этого.

Самая понятная и мощная мера, позволяющая не прибегать к открытой войне – это заготовить компромат на каждого, кто вас травит, разместить в надёжном месте, позволяющем быстро опубликовать эту информацию, а затем невзначай дать ознакомиться травящим с образцами материала. Дальше вас будут ненавидеть исключительно исподтишка, но вслух общаться подчёркнуто нейтрально. По сложности реализации это примерно как если бы вы были государством и создавали ядерный арсенал, способный уничтожить каждого из потенциальных противников.

Завести знакомства с крепкими парнями со стороны – тоже неплохая мера, правда, она уже потребует каких-никаких коммуникативных навыков, а не только умения работать с информацией. При таком раскладе в вашу сторону будут фыркать, но стараться держать ваше раздражение ниже уровня радара: всё-таки совсем по пустякам вы свою группу поддержки вряд ли сагитируете за вас вписаться. По сложности это как если бы вы были государством и вступили в НАТО.

Самое надёжное – это, конечно, подкачаться, получить опыт тренировочных спаррингов, преодолеть естественное для омеги неумение ударить первым, а затем в ответ на очередной эпизод травли обратиться к тому из участников эпизода, кто представляется вам посильным противником: мол, ты только в стае такой борзый, или раз на раз тоже не обдрищешься выйти? В сущности, неважно, кто победит в последующей драке, важно, чтобы она вообще состоялась, один на один, и в ней вам удалось продемонстрировать некоторую достаточную стойкость. Если причините противнику значительный ущерб, совсем хорошо. По сложности это как если бы вы были Финляндией, и вас травил Советский Союз. Финляндия, напомню, оказалась единственной страной, которая по итогам Второй мировой войны, проиграв СССР, сохранила от него относительную независимость, и с ней реально считались, потому что с этим отморозком мелким себе дороже связываться.

Ну и, наконец, если честно драться вы ссыте, но ненависть копится, а делать карьеру Джокера всё-таки не хочется. Тогда купите перцовый баллончик, подкараульте одного из обидчиков, залейте ему глаза, повалите и напинайте. Затем сообщите всем остальным, что они, конечно, могут вас убить, но если они этого не сделают, а просто продолжат свою травлю, то вы дотянетесь до каждого. Это как если бы вы были страной, тренирующей террористов, а в мире не было бы США, одна только ЕС.

Общие направление мысли примерно таково: вам нужно продемонстрировать, что вы готовы приложить значительные усилия и пойти на значительные издержки ради избавления от травли, а просто терпеть и плакать в подушку не намерены.

Но лучше всего просто перестать быть омежкой. Вас не будут травить не только если будут опасаться последствий, но и просто если вы будете симпатичны и полезны для членов коллектива. Это как если бы вы были Японией, которая экспортирует аниме и тойоту.

Каша из топора, часть 2. Готовим анкап из левых идей.

Спасибо Битарху за идею статьи

Я поприкидывала, как можно было бы проиллюстрировать стратегию каши из топора применительно к государевым людям для приближения к анкапу, и, похоже, единственный рабочий вариант — это заигрывание с идеей сепаратизма. Локальное руководство, разумеется, было бы радо не зависеть от Москвы, ну а дальше задача разбивается на мелкие кусочки, и начинаются кампании за перераспределение налогов и полномочий от центра на места и так далее. Но, пожалуй, более интересно было бы показать стратегию на примере забрасывания идей не чиновникам, а народу.

Как известно, в России превалируют левые настроения, а ключевая идея левых — это равенство. Отлично, давайте варить кашу из равенства.

Начнём с эксплуатации такого замечательного низменного человеческого качества, как зависть. Если уж у самого корову отобрали, пусть и у соседа отберут. Не так давно прошла пенсионная реформа, где гражданам подняли возраст выхода на пенсию на пять лет. Но не всем. Работники силовых ведомств и ещё ряд категорий всё ещё выходят на пенсию досрочно. Для начала можно требовать, чтобы им тоже подняли возраст выхода на пенсию до того же возраста, дабы обеспечить равенство. Если не можешь в 50 лет служить в ФСБ — это ещё не повод идти на пенсию, просто переводись на мирную работу и дорабатывай. Сэкономленные средства нужно требовать поделить между всеми пенсионерами, так что мера выглядит достаточно популистской.

Далее. Если у обычных граждан размер пенсии определяется тем, сколько средств они заплатили пенсионному фонду, то у привилегированных категорий — процентом от оклада. Непорядочек, долой привилегии, даёшь начисление всем по одной формуле!

Если эти меры, не ставящие государство напрямую под удар, удастся пропихнуть, то народ почует кровь, и дальше его остановить будет уже трудно. Остальные шаги намечу пунктиром, всё равно порядок их внедрения может меняться.

Упразднение натуральных привилегий, вроде бесплатного проезда в общественном транспорте, служебного транспорта для чиновного начальства, служебных квартир и тому подобного. Всё пихать в оклад для пущей прозрачности и простоты администрирования.

Упразднение прокуратуры. Нужен государству представитель в суде — пусть нанимает адвоката на общих основаниях, а не держит специальный штат чиновников для этой цели. А для того, чтобы возбуждать иски по тем или иным нарушениям, вообще не нужны погоны, с этим справятся сами граждане, лично либо через общественные организации.

Упразднение воинского призыва. Всё равно за Россию воюет преимущественно Вагнер, так пусть уже делает это официально, вместе с Чайковским, Листом, Шопеном и другими славными ребятами, предоставляющими на рынке свои услуги. Слесарю-ипотечнику конкурентный выбор работодателей однозначно выгоднее, чем одна-единственная ЧВК, и то работающая вчёрную.

Упразднение МВД. Чем полиция лучше казаков, Серба и других хранителей скреп и покоя граждан? Муниципалитет сам разберётся, кого нанять для охраны покоя на улицах. Ну а криминалисты — чем они лучше сотрудников лабораторий, делающих для граждан платные анализы? Долой неравенство!

Продажа госсобственности. Почему это какой-то чиновник распоряжается народным достоянием? Отнять и поделить! Продаём госсобственность, выручку делим поровну между всеми гражданами.

Ну и так далее. Весь последовательный демонтаж государства прекрасно выполняется под левыми лозунгами о равенстве и справедливости, и главное — не нужно никого пугать страшным анкапом.

В двадцатом веке больше всего побед граждане одержали под лозунгами равенства. Это и движение против сегрегации в США, и антиколониализм, и феминизм. Да и в России социальные протесты бывают довольно успешны. Так почему бы не начать использовать эту энергию в более полезном русле, вместо того, чтобы просто клеймить леваков?

Кстати, о штыках: право на оружие — это тоже о равенстве