Новости проекта Montelibero, выпуск 6

В предыдущем выпуске я рассказывала о том, что начата расчистка участка будущей либертарианской деревни от зарослей. На сегодня все заросли вырублены, остались только полезные деревья в умеренном количестве.

Теперь весь образовавшийся мусор в виде плохо годящихся на дрова веток предстоит сжечь, благо начались дожди, так что вероятность устроить в процессе пожар резко уменьшилась.

Пока сожгли только небольшую тестовую кучку, но есть идея устроить на участке фестиваль, чтобы совместить полезное с приятным — возжигание костров с возлияниями, музыкой и прочей культурной программой. Об этом уже есть договорённость с местным русскоязычным арт-сообществом из Будвы.

Для того, чтобы устраивать на участке какие-либо ивенты, полезно сделать-таки дорогу к нему проезжей. Строительная фирма, основанная участниками проекта Монтелиберо, приобрела трактор и занимается дорогой: строит подпорные стенки, отсыпает ненужные уклоны щебнем, срывает ненужные бугры, в ключевых местах готовится бетонировать полотно дороги.

Когда дорога станет пригодной для проезда, можно будет и оборудование для фестиваля завозить, и скважину для воды бурить, и столбы для подведения электричества ставить — короче, анкапам позарез нужна дорога.

Я же, на радостях от того, что биткоин вновь начал стоить более или менее приличные деньги, выкупила, наконец, давно забронированные за мной земельные токены. После уборки мусора на участке туда можно будет зазывать геометра и проводить межевание, в ходе которого я официально получу в собственность свои две сотки земли и смогу начать там строиться.


16 октября в Швейцарии состоится конференция Liberty in our lifetime. Проводит это сборище Фонд вольных частных городов Титуса Гебеля, на конференции будут выступать представители нескольких гондурасских чартерных городов, докладчик от Института систединга, вездесущий либерлендский инфоцыган Вит Едличка и ещё несколько спикеров, представляющих проекты, которые мне незнакомы. От нас поедет выступать Игаль Гофман. Мы все надеемся на его незаурядные коммуникационные способности в деле обзаведения связями с коллегами по священному делу построения в мире очагов либертарианства.


Фонд Монтелиберо решил принять на баланс, помимо евро, ещё и биткоины, так что сейчас идёт продажа токенов фонда за битки — последние токены по цене 1 евро за штуку. Когда доля биткоинов на балансе фонда вырастет до 30%, распродажа по этой цене закончится, и в случае новых эмиссий цена токена будет установлена уже в 2 евро. Биткоины хранятся в кошельке с мультиподписью, хранимые мажоритарными акционерами проекта, так что мы продолжаем нашу общую политику немного тяжеловесного, но безопасного распределённого принятия решений. Также изучается вопрос о том, чтобы перенести всю нашу токеномику с блокчейна стеллара на сайдчейн биткоина Liquid — в этом случае расчёты в битках окажутся интегрированы в экономику проекта более нативно. Помимо этого, не исключён запуск в рамках Монтелиберо собственной лайтнинг-ноды. Это позволит нам обмениваться битками между собой быстро и с крохотными комиссиями, при этом открывая каналы не друг к другу, а к общему хабу, так дешевле.

Как обычно, приглашаю всех начать участвовать в проекте: заходите в основной чат, задавайте там интересующие вас вопросы, включайтесь в онлайн-активность, закупайтесь токенами, приезжайте в Черногорию посмотреть на весь этот движ с близкой дистанции, а если понравится страна — то двигайте сюда уже с концами.

Как работали суды при анархии?

Прямо сейчас я живу в Албании в деревеньке Тет, в 50м от величественного памятника истории — Kulla e Nguemit — башни разрешения конфликтов.

Это уникальное сооружение использовалось местными для отправления правовых вопросов. Если возникает спор — идите в башню, садитесь там на кошму и за ракией обсуждайте ваш вопрос, в присутствии посредников, если нужно.

Если не получается договориться в разумные сроки — вас там запрут, и договаривайтесь, сколько влезет. Еду вам будут приносить.

Наконец, если против вас замыслили недоброе — бегите в башню, запирайтесь там и отстреливайтесь с верхнего этажа, попутно договариваясь об условиях примирения. Таким образом, мы имеем изящное совмещение здания суда и тюрьмы в одном флаконе, что для маленькой деревни вполне экономически оправдано. Тюрьмы именно в анкапском её понимании — то есть убежища от расправы.

Короче говоря, большая часть умных вещей уже придумана до нас. Наше же дело — осмыслить их, подвести теоретическую основу, обобщить, и затем внедрять уже на новом уровне понимания.

Книжка про анкап — полностью завершена первая часть, теоретическая

С последнего обновления я немного переработала главу про рынок, подвела небольшой итог, а в плане оформления доделала навигацию между главами. Теперь это можно читать как вполне самостоятельное произведение с достаточно полным, но максимально кратким изложением либертарианского мировоззрения.

Книга доступна для чтения онлайн по главам, а также в формате epub — для тех, кто предпочитает формат электронных книг.

Если вы знаете достаточно годных теоретиков либертарианства, подсуньте им, пожалуйста, текст на рецензию. Прежде чем браться за практическую часть книги, мне хотелось бы убедиться, что я не забыла о чём-нибудь важным в теории. Если они будут не против публикации своих рецензий, сообщайте об этом тоже.

Во второй части книги я попытаюсь достаточно структурированно и тоже максимально сжато описать анархо-капиталистическое общество — какие черты оно может иметь, а какие весьма маловероятны.

В книжке про анкап наконец-то появляются главы про анкап. Читатель будет разочарован.

Приступила к написанию последнего, четвёртого раздела первой, самой важной части книги про анкап. Как обычно, выдала две главы: Первая — понятие анкапа, где я тупо формулирую банальность о том, что анархо-капитализм это, вы не поверите, анархия плюс капитализм. Вторая — экспансия и сжатие анкапа — касается динамики проникновения в общество соответствующих отношений.

В сущности, теория, относящаяся к либертарианству и анкапу, у меня на этом заканчивается: я очень старалсь быть предельно лаконичной, поэтому даже не собираюсь добивать четвёртый раздел до традиционных четырёх глав. Вместо этого я собираюсь написать достаточно развёрнутое заключение, подводящее итоги первой части, после чего она вполне может быть запущена в свободное плавание в виде самостоятельной книги, служащей удобной (надеюсь) точкой входа в либертарианство.

Во второй и третьей частях предполагается уже приложение ранее изложенной теории к разным практическим вопросам — о том, как могут быть устроены различные аспекты жизни при анкапе, и о том, какие предполагаются практические шаги по переходу к анкапу. Эти части, в отличие от первой, теоретической, должны куда быстрее потерять актуальность, ну а первая писалась для вечности, чтобы встать на краешек пьедестала, где уже довольно тесно от великих.

Ещё пара глав к книжке про анкап

Соорудила первые две главы третьего раздела книжки про анкап. Раздел называется «рынок» и, конечно же, первые главы посвящены чему угодно, только не рынку. В первой я рассусоливаю про производительность труда, а затем внезапно переключаюсь на неравенство и нахожусь в некоторой задумчивости, не убрать ли куда-нибудь последние пассажи. Вторая глава посвящена планированию, и это первое место в книжке, где я апеллирую к конкретным поименованным авторитетам, Мизесу с Хайеком, что тоже вносит некоторый диссонанс, поскольку, возможно, чрезмерно усложняет текст.

В целом я недовольна темпами написания, думала анонсировать сразу три главы, но глава про рыночек пока не пишется, приходится отчитываться только о двух.

Oro digital de El Salvador

У Сальвадора появилась вторая национальная валюта после доллара США — биткоин. Так, с осени 2008 года биткоин за неполные 13 лет от проекта, выложенного анонимом для открытого обсуждения, вырос до валюты, равной доллару. Правда, пока только в одной стране.

Теперь миру следует ждать, когда Сальвадор внедрит у себя что-нибудь вроде эстонского e-residency: тогда любой желающий сможет удалённо открывать в Сальвадоре бизнес и вести совершенно официальные расчёты в сальвадорской валюте, потому что к этому его будут обязывать сальвадорские законы.

В честь этого гигантского шага в адаптации биткоина на него объявлены скидки: отдельные счастливчики сегодня сумели закупиться по цене около 43 тысяч долларов США за биткоин. Но и до сих пор ещё не слишком поздно: на момент публикации поста биткоин пока стоит всего 47 тысяч долларов.

Владимир Милов готовится совершить свою первую в жизни биткоин-транзакцию: парикмахер рассказывает ему, как установить лайтнинг-кошелёк

Посмотрела ролик Милова, выпускаю погулять внутреннего либертарианца

Поставила себе вчера на сон грядущий ролик Милова, но заснула, не дослушав до скандальной фразы про внутреннего либертарианца. С утра пришлось заводить заново.

Вкратце тезис Владимира сводится к тому, что далеко не всегда в конфликте крупного бизнеса, лоббирующего свои интересы, с государством, отстаивающим какие-то политические интересы, следует принимать сторону крупного бизнеса, а если ваш внутренний либертарианец только и умеет, что говорить «всё частное хорошо, всё государственное плохо», то убейте и его и вырастите другого, более адекватного. Потому что ценности субъективны, и нет ничего плохого и хорошего в вакууме, эти термины всегда прилагаются к конкретному интересанту — кому именно хорошо, и кому именно плохо.

Хорошо ли немецкому потребителю газа, что в его страну будут дешёвые поставки этого топлива с огромной избыточностью по пропускной способности транспортной системы? Ясен пень, хорошо, и мне из Черногории впору за него только порадоваться. Хорошо ли померанскому рабочему, что к нему в землю приходит новый работодатель и создаёт множество высокооплачиваемых рабочих мест? Да замечательно ему! Хорошо ли украинскому рабочему, что его местная работа по обслуживанию газопровода под угрозой если не упразднения, то снижения зарплат? Ничего хорошего. А хорошо ли ему, что можно поехать без визы в Германию и обслуживать газопровод, который строится там, уже за германскую зарплату? Вы ещё спрашиваете! Правда, придётся конкурировать с немцем, и вот тут, если тот попробует воспользоваться государственным протекционизмом, украинцу будет плохо.

Хорошо ли, что в России добывается газ и строится транспортная сеть, позволяющая доставлять его в самые разные уголки мира? Некорректный вопрос. В вопросе не указан субъект, для которого мы строим предположения, хорошо это ему или плохо. Путину хорошо — геополитическая дубинка длинная, тяжёлая и блестит. Вахтовикам, тянущим трубы — отлично. Акционерам Газпрома — сомнительно, потому что коммерческая прибыль от проекта неочевидна, это же не столько про деньги, сколько про геополитику. Гражданам России, рассчитывающим на какие-то там налоги от этого Газпрома — а не рассчитывайте на чужие деньги, и крепче будете спать, да и что вы вообще забыли в России, валите оттуда вслед за мной и Владимиром Миловым. Внутренний либертарианец высовывается наружу и показывает бюджетникам фак.

Короче говоря, огромное спасибо Владимиру Милову за пиар либертарианства. Навальный сидит в тюрьме, и уже не может, как прежде, отправить нас на принудительные работы, так что приходится отдуваться Милову. Ничего, он справится.

Новая порция пропаганды от Libertarian Band

По привычке продолжаю смотреть свежие ролики от своей бывшей команды, но вот рекламировать их у себя уже как-то забываю, непорядочек, исправляюсь.

В ролике, который на сей раз посвящён пропаганде, как обычно, есть обширная историческая вводная, и, как обычно, она несколько повисает в воздухе, потому что из неё не выводится каких-то мыслей, на которые бы опиралась основная часть ролика. Далее даётся не менее обширный разбор того, как она работает и какие методы применяет, а в заключение говорится, что пропаганда ничуть не плоха сама по себе, ведь её можно применять и в благих целях. Например, пропагандировать вакцинацию от модной болезни и прочие благотворные методы государственной заботы о населении — что же ещё могут либертарианцы привести в качестве положительного примера? Не Светова же с его пропагандой люстраций!

Град обреченный

Давным-давно мне были заказаны и оплачены обзоры на три книжки Стругацких. Пикник я рассмотрела в апреле, Улитку в мае, а вот до Града добралась только в августе. Традиционно не собираюсь пересказывать сюжет, можете глянуть вики, а лучше прочитайте саму книжку.

Понятно, что многим по прочтении хочется сразу начать разбираться с физикой описываемого странного места. Тут вот пространство завёрнуто в трубочку, тут вот сделаны складочки, тут набита забористая трава, а тут печёт. Но если рассматривать книжку на таком уровне, это уже не Стругацкие, а Пелевин.

Книга писалась в стол, поэтому не может пожаловаться на то, что содержимое является плодом компромиссов с советской цензурой — её и не пытались публиковать, пока цензура существовала. Борис Стругацкий уверял, что это их любимая книжка, а её главный герой, соответственно, любимый герой. Однако мне у Стругацких почему-то не слишком интересны герои, куда занимательнее посмотреть, что там про общество.

А общество там вполне современное, не скажешь, что описано в 1972 году. Глобализм, с единым языком и столкновением атомизированных представителей различных культур. Торжество равенства и инклюзивности (но при всей инклюзивности женщины в Городе, как и везде у Стругацких, совершенно плоские персонажи, несущие сугубо декоративную нагрузку — кроме, разве что, совершенно эпизодической пани Матильды Гусаковой — она не плоская, но тоже скорее декоративная). Постоянные внезапные напасти — то глобальное потепление, то выключение солнца, то ковид, то превращение воды в желчь, то BLM, то нашествие павианов. Реакция людей и реакция власти на эти напасти.

И, знаете, у меня почему-то складывается ощущение, что Стругацкие уверены: а с человечеством по другому нельзя. Нужно непременно вводить его в состояние искусственного стресса и дефицита, без этого же часть людей превращается в докторов Опиров, а часть начинает устраивать некие загадочные сытые бунты. Сытыми бунтами Стругацкие любят пугать. Мол, когда человек удовлетворён желудочно, его не сильно заботит дальнейшее саморазвитие, и он объединяется с другими такими же ради саморазрушения (Бойцовский клуб, наверное, тоже был вдохновлён Стругацкими).

Мне, в отличие от Стругацких, посчастливилось жить в относительно сытое время, и я видела сытые бунты не в теории, а на практике. Прилично одетые воспитанные люди выходят получать дубинками по голове, а потом вздыхают, что, кажется, здесь им не удастся добыть себе политических прав, и эмигрируют в мирную Черногорию, с которой прямо-таки списан город из Хищных Вещей Века (вот только сегодня утром вернулась с дрожки, это было сильно). Короче говоря, сытые бунты это довольно воодушевляюще, на очень короткий срок, а потом, конечно, бездны фрустрации. Стругацкие явно воображали себе что-то куда более отвратительное.

Предполагается, что всеми этими бесконечными экспериментами на людях выковывается некий новый человек, который только и способен построить новый мир. Однако на примере главного героя повести мы видим, что единственное, в чём эксперимент преуспевает — это в выбивании у человека почвы под ногами, разрушении любых идеологических опор и в конечном счёте в доведении его до самоубийства, вместо построения чего бы то ни было. Хотя, конечно, есть надежда, что Воронин после возвращения в Ленинград 1951 года начнёт писать интересную научную фантастику и станет кумиром всей советской интеллигенции.

Конституция свободы

Очень надеюсь, что конференция Конституция свободы, анонсированная Центром Адама Смита на ближайшее воскресенье, будет сопровождаться трансляцией, тогда я смогу смотреть и комментировать в прямом эфире. Ну а если нет, то дождусь записи. В любом случае приятно, что образовательная часть либертарианской повестки в России не до конца съедена политической, хотя в будущем хотелось бы видеть подобные конференции у себя в Черногории, конечно)))