Идея национального суверенитета как путь к анкапу

Битарх, Анкап-тян

Заголовок выглядит очень странно, не правда ли? Казалось бы, идея национального суверенитета берёт начало в Вестфальском мирном договоре, когда после Тридцатилетней войны было решено: каждый правитель суверенен на своей территории и сам разбирается со своими внутренними вопросами, а соседям до этого не должно быть дела. Именно Вестфальский мир породил государство современного типа с его территориальной монополией.

Однако к девятнадцатому веку идея суверенитета правителя переродилась в идею суверенитета нации, поскольку власть правителей более не ассоциировалась с божественным правом и была вынуждена оправдывать себя народным волеизъявлением. Ради величия нации оказалось удобно развязывать куда более кровопролитные войны, чем какая-то несчастная Тридцатилетняя война. Бог воевал на стороне больших батальонов, национальные государства старательно укрупнялись, обзаводились колониями — и мир, в общем-то, двигался к тому, чтобы оказаться поделенным между считанными единицами стран, которым далее предстояло столкнуться в последнем и решительном бою, где и определился бы мировой гегемон и образовалась единая мировая держава. По крайней мере, если бы свободный рынок способствовал образованию монополий, именно так бы и произошло. Но вместо этого Первая мировая война привела к развалу четырёх континентальных империй, а после Второй мировой войны колонии принялись отваливаться и у всех прочих великих держав.

В ООН уже официально закреплён равный статус всех стран, а принцип территориального суверенитета оказался официально дополнен прямо противоречащим ему принципом права нации на самоопределение. В сущности, это обесценило вестфальские принципы, и с тех пор число стран в мире продолжает возрастать. Также на мировую арену вернулись старые добрые традиции вторжений ради установления прогрессивных порядков, заменивших не особенно актуальные ныне религиозные войны.

В мире всё ещё намного больше этносов, чем государств, поэтому разваливаться по этническому принципу страны могут ещё довольно долго. Вместе с тем, для людей стимулом к размежеванию становятся не этнические различия как таковые, а прежде всего разница в культурах. Но культурных общностей ещё больше, чем этносов, они возникают и мутируют постоянно.

Простота перемещения людей, товаров, денег и информации приводит к тому, что любые территориальные границы становятся всё более проницаемыми, а само их существование — всё менее осмысленным.

Пока неясно, как скоро и в результате какой цепочки событий мэйнстримом станет представление о праве культур на самоопределение, как это ранее случилось с нациями. Чисто логически же нет никаких оснований, по которым некая группа лиц, выбранная по более или менее произвольному критерию, имеет право на суверенитет, а иная группа лиц или даже вовсе один человек — не имеет.

Этот вопрос довольно подробно разобран в «Этике свободы» Ротбарда, позволю себе небольшую цитату оттуда:

Можно задать более серьезный вопрос: признает ли сторонник доктрины laissez-faire право региона страны отделиться от страны? Законно ли для Западной Руритании отделяться от Руритании? Если нет, то почему? А если да, то тогда каким может быть логическое завершение разделения стран? Не может ли отсоединиться маленький район, затем город и часть этого города, затем жилищный массив, наконец, определенный индивид? Признание какого-либо права на отделение при отсутствии его логического завершения, ограничивающего право на индивидуальное отделение, которое логически ограничивает анархизм, приведет к тому, что индивиды смогут отделяться от государства и нанимать свои собственные защитные агентства, а государство разрушится.

Таким образом, выстраивается чёткая траектория развития общественных отношений: от суверенитета личностей над подданными через суверенитет всё более мелких групп к суверенитету каждой индивидуальной личности, с полным изживанием самой категории подданства. И если некогда лишь несколько сотен человек во всём мире могли заявить, что государство это я, то в обозримом будущем такое сможет с полным правом сказать про себя каждый.

Человек человеку — нация.

В перспективе — более семи миллиардов точек

А если у вас был бы выбор: бороться с государством в РФ или другой стране, то что бы вы выбрали?

Андрей

Думаю, я достаточно космополитична, чтобы не зацикливаться на РФ: любое государство неприятно в любых его активных проявлениях. Как я уже писала, мне кажется, что построить анкап в стране, где уже довольно мало государства и уже есть традиция уважения к частной собственности и предпринимательской инициативе, существенно легче, чем там, где всего этого нет. Строить анкап, будучи иммигранткой, более естественное занятие: для иммигрантов естественно считать государство чем-то непонятным и враждебным, тем, чего следует по возможности избегать. Так что, конечно, мне бы хотелось двинуть в какую-нибудь относительно свободную страну и действовать там.

В качестве контрпримера против такого подхода обычно приводят современных западных феминисток, которые воюют за какие-то пустяковые по мнению многих мелочи, совершенно не возмущаясь нарушением прав женщин в условных арабских странах. Да, я бы тоже предпочла разваливать Россию, а не Туркменистан, и Грузию, а не Россию. На развалинах условной Венесуэлы может вырасти анкап, но расти ему придётся из такого говна, что ехать туда в это время — это надо быть подвижником, либо предпринимателем от бога. То ли дело аккуратно демонтированное государство в уже приличном обществе. Никакой тебе эстетики лихих девяностых, всё свободно и с достоинством.

В России сейчас среди протестующих пиетет перед законом носит какой-то совершенно религиозный характер. Да, мы знаем, что законы говно, но ради спасения души соблюдём их до последней буковки, а если власть сама будет нарушать свои законы, мы подадим на неё в её же суд, проиграем в трёх инстанциях и выиграем в ЕСПЧ. Я восхищаюсь оптимизмом и последовательностью этих ребят. Сама я слишком нетерпелива, чтобы стричь газон демократии двести лет и на выходе получить социал-демократическое общество, а потом думать, что же делать с настолько укоренившимся государством. Пиетет перед законом может быть как хорош, так и плох. Лучше пусть будет пиетет перед правом собственности и нетерпимость к нарушениям такого рода прав, пусть бы даже и в нарушение текущих законов.

Для меня показателем успеха гражданского общества является не размер митингов, не число оппозиционных депутатов в парламентах и не регулярная смена первых лиц государства — а уменьшение госбюджета хотя бы процентов на десять в год при растущем ещё более значительными темпами благосостоянии людей. В этом плане Грузия представляется мне довольно многообещающей: здесь неплохо принялись ростки свободы, здесь довольно слабое государство, и здесь не особенно препятствуют зарабатывать вчёрную.

Завтра я понемногу выдвигаюсь в сторону России, но я совершенно точно сюда вернусь, и вполне возможно, надолго.

Считайте это селфи своеобразной заявкой на будущее: засунуть матери Картли в голову анкап

Вопрос про взаимодействие между ЭКЮ и людьми вне ЭКЮ

Развёрнутый вопрос от Занудного (никакими донатами не подкреплён, но зануде всегда лучше дать то, что он хочет, не сильно затягивая)

Как, в случае отказа от территориального принципа, будут регулироваться отношения между двумя суверенными субъектами, не связанными никакой ЭКЮ/ФПКЮ и т. д.?

Представим статистически реальную ситуацию в условиях конкуренции суверенных юрисдикций за территорию. Тех, что устанавливают обязательные законы для граждан (но не всех людей вообще, включая апатридов, как существующие государства для «человека и гражданина»). Они ж контрактные, значит, не все резиденты вступят в предложенные соглашения. Если суверенные юрисдикции экстерриториальны, значит, оппортунистов не согнать. Кто и по каким законам сможет их осудить, если они не создадут собственной КЮ? Что граждан защитит от произвола «апатридов», в т. ч. насилия, если территориально их не развести, нет зон ответственности. Что защитит самих оппортунистов от насилия со стороны отдельных «граждан»?

Прошу заметить, я здесь не рассматриваю непризнание и конфликт между юрисдикциями. Если нет общих правил игры и высшей инстанции, с оглядкой на историю это кажется неизбежным. Также это и не вопрос о диктате локального большинства, хотя в отсутствие претензий на территорию претензии на блага будут сохранены (иначе не будет частной собственности). Что не обязательно запустит рыночек, ведь даже вступление в торговые отношения — это контракт, а ведь речь о суверенных юрисдикциях, которые могут автаркизоваться ради безопасности или создать монополию. Вопрос в том, что будет гарантировать свободы тех, кто бы хотел просто уехать (а то и остаться) на данной территории, не признавая систему права соседей, в случае конфликта, если за ними не стоит «крыша»?

Ответ Анкап-тян

Вопросы становятся всё длиннее. С одной стороны, это показывает, что люди усваивают предыдущий материал. С другой — посты перестают укладываться в формат телеграм-канала. Да и чёрт с ним, с форматом, не привыкать.

Итак, на некоей территории есть несколько контрактных юрисдикций, а также какое-то число лиц, которые все эти юрисдикции в гробу видали, и никуда присоединяться не хотят. Это вполне логично, поскольку для чего нужна юрисдикция? Чтобы разрешать конфликты с другими людьми при помощи некоего посредника. Но подавляющее число конфликтов прекрасно утрясаются без всякого посредника! Многим ли из вас хоть раз в жизни приходилось с кем-то судиться? При этом в ситуации попадания в зону действия чьих-то правил люди оказываются постоянно. Если эти правила им заранее известны, и они с ними согласны, правила обычно соблюдаются. Если правила заранее неизвестны, люди ведут себя, как привыкли, а потом им указывают, что здесь иной порядок, и они как-то корректируют своё поведение. Если правила известны, и люди с ними не согласны, они как-то пытаются обойти правила, прямо их саботировать или же подчиняться им, но с видимой неохотой.

Как я уже писала, панархия это неустойчивое переходное состояние от террториальных монопольных юрисдикций к чистому анкапу. Вы как раз и затрагиваете проблему того, как вести себя людям, для которых уже наступил анкап, с теми, у кого пока в голове панархия. Да так и вести себя: по анкапу. Пока всё разруливается полюбовно, жить себе по добрососедски рядом. Когда перестаёт разруливаться, организовывать движ в свою поддержку, с участием наёмных профессионалов или же без оного.

Самое главное для того, чтобы неустойчивая ситуация панархии сдвигалась в сторону анкапа, а не к старым добрым территориальным монополистам — это отсутствие запроса на единые правила, на единый порядок, на высший принимающий решения орган. На одной чаше весов у нас будет максимизация удобства — каждый хочет, чтобы правила были адаптированы под его представления о должном. На другой чаше весов окажется желание сэкономить мыслительные усилия. Проще помнить единые правила, чем держать в голове разные варианты.

Таким образом, чем проще окажется свод установлений, тем больше вероятность, что он сумеет стать почти всеобъемлющим. Чем сложнее, тем больше шансов на то, что он останется сугубо нишевым. В упрощённом изложении вся либертарианская теория сводится к одному-двум принципам. Действительно, на базе голых принципов самопринадлежности и ненападения можно поверхностно взаимодействовать практически с кем угодно, но для всяких узкоспециальных правовых вопросов потребуются кодексы посолиднее, не на одну страничку. К счастью, они будут нужны не всем и не очень часто.

Так выпьем же за то, чтобы правая чашка и дальше перевешивала!

Чем панархия отличается от анкапа? Судя по плакату, ничем.

Александр

Здесь мне нет нужды пространно отвечать, потому что за меня это сделал канал «Антигосударство» в посте, который так и называется «Почему панархия это анкап». В общем-то, это причина, по которой я, будучи анкапом, довольно много пишу о панархии.

К тому, что изложено в статье, могу добавить лишь следующее соображение. Панархия как система, где все сидят под своими правительствами, но правительства конкурируют за граждан, а вход и выход свободны — это неустойчивое состояние общества. Довольно быстро накопится существенное число людей, которые не заключили клиентские договоры ни с какими правительствами вообще. Принудить их пойти под чью-то крышу нельзя, остаётся пытаться продать им хоть какие-то услуги. Так панархия постепенно для многих станет чистым анкапом, когда абсолютно все товары и услуги предлагаются на свободном конкурентном рынке. Я бы сказала, что это может привести к развитию агрегаторов правительственных услуг, где каждый может подобрать себе вариант под себя, а может и вовсе обойтись без этого.

Заткнись и дай мне только вон ту страховку!

Что анкап предлагает для подавления браконьерства? Разве при нём какие-нибудь жадины не смогут, скажем, разом поднять всю рыбу в озере ради быстрого обогащения?

Кейрин Ни Кеннадах

Анкап предлагает для этого частную собственность.

Если какие-нибудь жадины честно купили озеро в собственность и решили поднять оттуда всю рыбу для быстрого обогащения, то они получат рыбу, продадут её, и дальше им придётся находить для своего озера какое-то другое применение. Можно развести там какую-то другую рыбу, можно брать воду на полив, можно построить рядом аквапарк — да мало ли найдётся применений водоёму. Ребята в своём праве.

Если эти самые жадины решат разом поднять всю рыбу в чужом озере, то собственник озера, разумеется, постарается противодействовать этому если не в процессе, то уж точно стребует компенсацию постфактум. Это не государственный рыбнадзор, взяткой или блатом не отбрехаешься — быстрого обогащения не получится.

Наконец, они могут найти ничейное озеро в глубокой глуши, присвоить его себе и поднять разом всю рыбу в озере. Но вот проблема: озеро в глуши, а это означает проблемы с вывозом улова. Вывозить придётся дорогим транспортом вроде вертолёта, наверняка ещё и не в один рейс, и это опять же означает, что сверприбыли не получится, транспортные издержки сожрут весь профит. Поэтому озеро в глуши пригодится для рекреационной рыбалки и селфи на фоне красивых видов, но не для промышленной ловли. Если же транспортные расходы почему-то не столь велики, то новоиспечённым владельцам озера нет никакого смысла в том, чтобы вылавливать всю рыбу из своего озера разом, когда они могут делать это регулярно, не истощая ресурса. Они же не браконьеры какие-то, которые вынуждены кормиться набегами исподтишка. Они это озеро честно присвоили, как никому не нужное, и теперь будут честно эксплуатировать.

Ровно то же относится к добыче зверя, рубке тайги и так далее. Именно возможность не переживать о том, что завтра придёт государство и сгонит тебя с делянки, позволяет умерять аппетиты и эксплуатировать ресурс достаточно бережно. Жаль, что вся тайга в России государственная, её и тушить теперь выходит экономически неэффективно.

Противодействие честному гомстеду государственного осетра

О каком таком «частном рабстве» в либертарианстве идёт речь в посте от 30 июля?

Папка анархо-капитализма Ротбард, например, подробно разбирал этот вопрос в «Этике свободы», объясняя невозможность защиты рабского контракта либертарианской теорией.

анонимный вопрос

В последнем абзаце поста от 30 июля я действительно вскользь поминаю добровольное частное рабство, но в крайне узком его понимании. Если имеет место такая методика, которая позволяет получить полный контроль над действиями человека при помощи неких загадочных подсознательных манипуляций, но при этом все эти манипуляции ненасильственны, то человек де факто оказывается в рабстве, и с точки зрения внешнего наблюдателя совершенно добровольно выполняет любые действия, которые требуются манипулятору.

Подобное является предметом страшилок о грядущем засилье бигдаты, которая соберёт полный профиль каждого человека и позволит идеально на него влиять, а затем он под этим влиянием хоть на избирательный участок пойдёт за тебя голосовать, хоть в магазин твой товар покупать, хоть на майдане скакать будет.

На мой взгляд, подобная антиутопия является оборотной стороной утопии о светлом коммунистическом будущем, где изобилие обеспечивается плановой экономикой под управлением благих суперкомпьютеров — и имеет столько же шансов на осуществление в глобальном масштабе. Однако единичные случаи получения полного контроля над человеческими мотивациями при помощи ненасильственных манипуляций я исключить не могу, оттого и упомянула их в своём анализе понятия свободы воли.

К аргументации Ротбарда насчёт невозможности защиты либертарианцами рабского контракта это всё отношения не имеет, ввиду отсутствия контракта.

Выглядит столь же нелепо, как лошадь, запряжённая в спорткар

Можно ли как то согласовать либертарианство с идеей об отсутствии у человека свободы воли?

анонимный вопрос

Очень часто такого рода каверзные вопросы упираются в нечёткость определений. С другой стороны, нечёткость определений — отличный повод порассуждать вокруг всей обозначенной темы, чем с удовольствием и займусь.

Исторически, говоря о свободе воли, подразумевается, что хотя Бог всеведущ и всемогущ, определил все законы бытия, и без его промысла ни одна былинка не расцветёт, но именно для человека он сделал исключение. Создав его по собственному образу и подобию, зная от начала и до конца всю его судьбу, Бог, тем не менее, никак не вмешивается в его поведение, если не считать тех случаев, когда вмешивается — тогда это нарекается чудом и божественным вдохновением, но это уже другая история.

Концепция свободы воли укрепилась в христианской доктрине отнюдь не с самого начала, ещё у блаженного Августина мы видим полное предопределение, когда у человека нет ни единого шанса на спасение, если ему это не предначертано изначально. В рамках этой странной доктрины «я раб (то есть говорящее орудие) и буду это сурово констатировать» никаких шансов для либертарианских идей даже и возникнуть не могло. В самом деле, о какой самопринадлежности может идти речь у говорящего орудия, которое и чихнуть не смеет иначе как по воле господина.

Если же мы переключимся с теологии на более обыденное понимание свободы воли, то её можно было бы определить как способность действовать вопреки чьим-либо манипуляциям. После этого мы можем констатировать, что, действительно, довольно многие не обладают в полной мере свободой воли, поскольку их выбор определяется контекстом, а не внутренними предпочтениями (такие вещи подробно разбираются в новомодной поведенческой экономике). Могут ли в обществе, где активно применяются подобные практики манипуляций, существовать выраженные либертарианские отношения? Да, могут. Такие картинки нам очень любят рисовать, показывая мир торжествующих корпораций. До тех пор, пока манипуляции ненасильственны, либертарианцы будут чётко указывать на их правомочность, в то время как насильственное противодействие оным, вроде уничтожения носителей рекламы, как раз может в таком обществе пресекаться.

Всё-таки о полном зомбировании в наших фантазиях сегодня речи не идёт, но даже если бы и шло, то мы имели бы ситуацию с частным рабством, которое либо имеет добровольный характер, и тогда у нас нет правовых оснований ему противодействовать, либо насильственный, и тогда, опять-таки, либертарианская доктрина предоставляет все инструменты, необходимые для противодействия подобным практикам.

Мечта управленца

Что вы думаете о протестах 27 июля?

Считаете ли вы что люди начали меняться в лучшую сторону? А также что вы думаете о тактике протестов?

В интернете я нашёл одну из таких тактик, вдохновлённую, судя по всему, недавними событиями, интересно будет услышать ваше мнение по поводу этого:

План действий

До начала шествия — первоначальная точка сбора митингующих:

1. Протестующие разбиваются на группы по 5-10 чел. Люди организуются в группы с помощью:
1.1. Командиров
1.1.1. Руками командир обозначает статус группы — кулак — группа собрана и ждёт указаний. Количество незагнутых пальцев равно количеству свободных мест.
1.2. С помощью соц-сетей, приложения Briar.
1.3. Своими силами (вместе с друзьями на митинге)
1.4. Желательно, чтобы группы были однородны — группы женщин, группы двухметровых, группы велосипедистов и т.п.
2. В группах выбираются командиры:
2.1. командир должен использовать жесты руками (описаны в пункте 1.1.1) тем самым дав обозначить себя другим командирам.
2.2. командиры обязательно должны иметь при себе телефон с приложением Briar.
3. Командиры с «кулаками» собираются в одном месте. Сами же группы вольны как остаться, так и последовать за командиром.
4. Командиры добавляются в приватную группу в briar.
5. Командиры обсуждают ход митинга. В частности устанавливается:
5.1. Выбирается «главнокомандующий» (если потребуется)
5.2. Точка назначения
5.3. Роли групп:
5.3.1. Авангард/Танк-группа/Главная-Группа — находится на передовой. В их задачи входит:
5.3.1.1. Обеспечение непроницаемости строя полицейскими
5.3.1.2. Прорыв блокады (если таковая имеется)
5.3.1.3. Другие задачи (требуется дополнить)
5.3.2. Развед-группа. В её задачи входит:
5.3.3.1. Обнаружение кордонов, заграждений, автозаков, групп патрулирования, групп быстрого реагирования ,сотрудников полиции и других ведомств
5.3.3.2. Обнаружение путей обхода, также таких способов, что облегчат прохождение толпы через кордоны и заграждения
5.3.3.3. Находится в непосредственном контакте с «главнокомандующим» (если таковой имеется), в противном случае всё решается чатиком
5.3.3. Мидгард-группа. В её задачи входит:
5.3.3.1. Выдавливание правоохранителей внутрь толпы
5.3.3.2. Подавление групп правоохранителей что прорвались внутрь толпы
5.3.3.3. Медицинская помощь главной-группе
5.3.3.4. Поставки снаряжения от сил правопорядка
5.3.4. Группа помощи/Духов/Пассивы. В её задачи входит:
5.3.4.1. Передача снаряжения
5.3.4.2. Передача сообщений
5.3.4.3. Кричалки/массовка/инициатива
5.3.5. Группа связи (возможно не нужна). В её задачи входит:
5.3.5.1. Передаёт сообщения в отсутствии Briar
5.3.5.2. Координирует группы
6.Начинается шествие

На точке встречи происходит выбор новой цели и путей к ней.

Ответ Анкап-тян

Сама акция 27 июля, конечно, выглядела довольно вдохновляюще. Даже если более ничего примечательного до самых выборов не случится, и оппозиционных кандидатов к выборам так и не допустят, всё равно кандидатам от власти на этих выборах мало что светит. Более того, весьма вероятно, что это приведёт к принятию изменений в закон о выборах: подписи разрешат собирать через госуслуги, или вернут избирательные залоги, или кратно снизят порог сбора, или упразднят графологическую экспертизу — короче, власти придётся принять меры для купирования подобных скандалов в будущем, поскольку себе дороже.

Так что москвичи молодцы, им и положено, как жителям столицы сильно централизованного государства, проявлять повышенную оппозиционность — ну так они её и проявили, одновременно с демонстративной цивилизованностью поведения.

Теперь давайте немного поговорим о тактике. Честно говоря, приведённый кусок методички напомнил мне из Войны и мира: Die erste Kolonne marschiert… die zweite Kolonne marschiert — план сражения при Аустерлице. Невозможно без полноценного боевого слаживания обеспечить чёткое дисциплинированное поведение больших масс людей. Это условная росгвардия может подолгу тренироваться строиться своими коробочками, бегать паровозиками и так далее. Для людей, которые заранее не тренировались, годятся только самые простые тактики, вроде «пойдём туда-то дорогу перекроем», «сцепляемся», «двигаем переулками на такую-то площадь» и так далее.

Человек, пришедший на несанкционированную акцию, может быть довольно изобретателен в плане внешней репрезентации, он пришёл сделать картинку и получить впечатления, чем и занят. Он довольно хорошо понимает задачу акции в целом, способен выделить провокаторов и в целом весьма мотивирован — важно не растратить его энтузиазм на всякую малоосмысленную фигню. На примере 27 июля видно, что без лидеров люди несколько часов будоражили весь центр города, а стоило полиции освободить виновников торжества, и этим последним начать распоряжаться, как все оказались локализованы на одной площади, окружены и повязаны.

Конечно, если протест станет многодневным, люди будут позволять себе всё более сложную координацию и разделение труда. Появятся сравнительно дисциплинированные группы более или менее постоянного состава и тому подобное.

Если посмотреть на протесты в Ереване, там был штаб, но не похоже, чтобы он плотно занимался тактическими вопросами типа «кто на какую улицу ведёт людей перекрывать движение», скорее они выступали с общими призывами в рамках какого-никакого плана кампании. В России на наличие штаба рассчитывать не приходится, потому что любые высунувшиеся будут немедленно сажаться. Так что здесь вынужденно требуется гораздо более децентрализованная тактика без жёстких столкновений, пока силовики не будут измотаны. Только потом условные лидеры протеста смогут быть использованы в этом качестве, чтобы вести переговоры.

Ну и, конечно, протестующим важно сохранять лояльность пассивной части москвичей, потому что постоянные уличные протесты в крупном городе неизбежно создают неудобство. Война власти и общества это одно, а внутригражданский конфликт — совсем другое, вот до этого доводить не стоит.

выглядит эффектно, но вот так не надо, пожалуйста

Знаю, в нашем движении появилось огромное количество псевдолибертарианцев

Пройлайферы, выступающие за запрет абортов, педоистерики — за запрет сношения по взаимному согласию с несовершеннолетними, есть даже фрики, которые топят за «нового русского Пиночета». Самый упоротый класс — вторые, конечно же. И он самый многочисленный. И если с первыми и третьими еще как-то можно справиться, открестившись от них, то здесь мы имеем такую картину: гидра педоистерии втесалась так глубоко в чрево либертарианского движения, что ее практически невозможно оттуда достать. Ваши варианты действий?

Ингликамент Арцебантовский-Бухт

Вы перечислили три категории лиц, из которых первые и третьи хотели бы поменять статус кво (сейчас аборты разрешены, и коммунистов с вертолёта в океан не мечут), а вторые желали бы его сохранить (добровольные сношения с несовершеннолетними уже ограничены). Либертарианцы ведут общественную кампанию за то, чтобы поменять в обществе очень многое, и потому нуждаются в очень широкой общественной поддержке. Но предпочтения разных людей неизбежно будут отличаться, и чем активнее вы будете бороться за чистоту рядов, тем меньше будет ваша поддержка.

В связи с этим я бы хотела порекомендовать к ознакомлению пост в одном интересном канале, который ведут анархисты, явно имеющие в анамнезе левачество, но несколько его переросшие (подписывайтесь, кстати, канал годный). В посте анализируются стратегии поведения в конфликте для широкого экспансивного общественного движения, и для герметичной секты. Отмечена занятная особенность, что экспансивное расширение обычно сопровождается достаточно мирной риторикой, а вот сектанты в своей риторике крайне агрессивны, хотя при этом их состав и численность консервируются.

Либертарианское движение сейчас на подъёме, поэтому вовлекать разнообразных фриков оно будет со всей неизбежностью. Не надо тратить силы на внутреннее сектантство, полезнее сосредоточиться на объединяющих вас чертах мировоззрения. Что касается педоистерии, то можно пожимать плечами и говорить, что лично вы не понимаете, как можно настолько не доверять личным предпочтениям подростков и одобрять государственное насилие за преступления без жертв, однако вы готовы сотрудничать с консерваторами по теме снижения налогов и ещё множеству других вопросов. Тут алаверды моему недавнему посту, где я фантазировала, как гипотетические американские либертарианцы, не имея большинства в Конгрессе, тем не менее определяют повестку и проводят свои законы, пользуясь противоречиями между социалистами и консерваторами.

Словом, если уж вы записались в политики, то будьте гибче, объединяйтесь вокруг общих интересов, а навоеваться успеете, когда в парламенте Прекрасной России Будущего будет обсуждать законопроект об отмене возраста согласия. Если вы сумеете обзавестись достаточно широкой поддержкой по этому вопросу, вам не потребуется вертолёт.

Представим, что либертарианство победило в отдельно взятой стране. Имеется ввиду богатая страна. Куда денутся деньги госбюджета? Даже если имеется ввиду минархизм, то все равно бюджета много больше, чем на оборонку и защиту.

Олежа)

Зачем мелочиться? Давайте возьмём не просто богатую, а самую богатую страну, ведь это так приятно — поговорить о чужих деньгах, любой социалист оценит.

Итак, США. Фантастическое предположение состоит в том, что из демпартии вышли социалисты, а из республиканцев консерваторы, основав свои партии. Остатки двух партий объединились в партию Единая Америка, в просторечии юнионисты, но при этом много народу перебежало к либертарианцам. В 2032 году каждая из четырёх партий выставляет своего кандидата в президенты, и с мизерным отрывом побеждает либертарианец. Голоса в конгрессе и сенате распределены между четырьмя партиями примерно поровну, верховный суд в силу большей ригидности механизма формирования представлен преимущественно юнионистами, разбавленными консерваторами.

Разногласия между социалистами и консерваторами достигают такой величины, что консерваторы готовы не глядя голосовать за любой либертарианский законопроект о сокращении госрасходов и дерегуляции, чтобы насолить социалистам, а социалисты столь же рьяно поддерживают любой либертарианский законопроект, касающийся расширения личных прав, чтобы насолить консерваторам. Все, кроме консерваторов, поддерживают меры по расширению свободы торговли. По две партии с трудом протаскивают сокращение оборонных расходов и упразднение МРОТ, ну и так далее. В общем, в силу столь счастливого расклада и таланта своего партийного организатора либертарианцы рулят повесткой, хотя фактического большинства не имеют.

Так куда же денутся получаемые бюджетом средства при столь активном сокращении расходов, бурном росте экономики, да ещё и распродаже хоть и не столь значительной, но всё же не такой маленькой федеральной собственности? Прежде всего, конечно, на выплату огромного тридцатитриллионного госдолга. Когда госдолг выплачивается, принимается поправка к конституции, запрещающая заводить новый, а также упраздняется ФРС. После этого, коль скоро долги выплачены, в полном соответствии с конституцией происходит упразднение федеральных налогов: каждый штат сам содержит своих сенаторов и вскладчину аренду офиса, где этот сенат заседает; каждая партия содержит своих конгрессменов и вскладчину аренду офиса конгресса, место посольств занимают офисы страховых компаний, обслуживающих интересы своих клиентов за рубежом; вооружённые силы работают по найму у логистических компаний, охраняя морскую торговлю, а также у нефтяных, охраняя вышки в Венесуэле и прочих Суданах, и так далее. Штаты свои налоги сохраняют, используя их на свой вкус: Коммифорния упарывается по социалке, Аляска по нацпаркам, Вермонт субсидирует школы, а Нью-Гэмпшир просто ставит в центре столицы штата здоровенную копилку в форме дикобраза, и все желающие кидают в неё, сколько пожелают, снимая при этом селфи и выкладывая в инстаграмчик — а раз в год правительство штата разбивает копилку, считает под камеру деньги и на основе собранной суммы принимает бюджет следующего года.

Короче, ломать не строить. Если удалось сократить расходы, то уж сократить доходы — вообще не проблема, можете об этом не волноваться.

Porcbank