Не могли бы вы раскритиковать Стасика Ай Как Просто вот в этом видео?

Ролик содержит в себе несколько утверждений.

  1. С точки зрения мир-системной теории цивилизация постоянно проходит одни и те же циклы: поднимается новый центр мировой деловой активности, деньги идут к деньгам, надувается огромный пузырь, в центре пузыря вскоре становится невыгодным любое производство, и деньги начинают делаться непосредственно из денег, через оборот всяких там ценных бумаг. В конце концов пузырь лопается, и вскоре начинает надуваться новый, вокруг нового центра. Лопнут США в качестве мирового гегемона, и на сцену выйдет Китай.
  2. Никакие попытки подражания мировому гегемону уже не могут быть успешными: без толку пытаться повысить свою инвестиционную привлекательность, открывать рынки, уменьшать пошлины и строить институты — из статуса периферии на этапе надувания финансового пузыря вырваться невозможно.
  3. Криптовалюты стали точно таким же переоценённым финансовым активом, и когда пузырь лопнет, они точно так же потеряют львиную долю своей стоимости.
  4. Дефицит видеокарт, порождённый повышенным спросом со стороны майнеров, не может быть покрыт расширением производства, потому что эра глобализации заканчивается, начинаются торговые войны, а локальному китайскому рынку столько видеокарт не нужно, бойтесь, честные геймеры, сидеть вам на пятилетнем старье.

Отвечу кратко по пунктам.

  1. Как ни странно это звучит, акции это не просто циферки на биржевых счетах. Это инвестиции, которые достаются компаниям, выпустившим акции, а те, в свою очередь, отнюдь не всё тратят на бонусы менеджменту и байбэки — кое-что и впрямь вкладывается в производство — причём на периферии, там дешевле. В этот момент периферийным странам важно быть привлекательными для этих самых инвестиций.
  2. Если гегемону бессмысленно подражать, то за счёт чего появится новый гегемон? Если мир-системная теория достаточно адекватно отражает реальные процессы, то кто-то же должен запустить новый цикл с собой в центре. Значит, существует механизм покидания периферии. И логично предположить, что для этого действительно не стоит просто подражать гегемону. Подражать нужно не гегемону в его текущем умирающем состоянии, а ориентироваться на то время, когда тот был молодым и здоровым — но, разумеется, адаптируясь под текущие технологические реалии.
  3. Что означает лопнувший пузырь? Множество компаний резко теряет в цене и оказывается не в состоянии найти покупателя на свой товар. Спросом пользуются в основном потребительские товары, они дорожают относительно капитальных. Гордый владелец крипты, до того вкладывавшийся в майнинг, начинает вкладываться в картошку, продавая сперва майнеры (и они дешевеют), а потом и собственно крипту (её цена также падает). Рынок оказывается насыщен дешёвыми подержанными видеокартами, спрос на новые уменьшается, в их производство становится невыгодно вкладываться, и никаких даже торговых войн не нужно, геймеры сидят на пятилетнем старье. Отмечу лишь, что майнеры и крипта на этапе сдутия пузыря будут дешеветь относительно условной картошки, а вот относительно условного доллара — далеко не факт, он может и вовсе уйти в штопор гиперинфляции.
  4. Закончится ли при этом глобализация? Для адептов мир-системной теории как-то странно об этом рассуждать. Откуда возьмётся новый глобальный гегемон, если не будет глобализации? Без неё и гегемоны будут локальными. Так что, раз уж у вас всё ходит по кругу, то и мировой товарооборот никуда не денется.

Я здесь не берусь судить о том, насколько верна сама теория. Теория относительно молодая, более или менее объясняет наблюдаемые факты и делает проверяемые предсказания. По мере выяснения, какие предсказания оказались ложными, на неё либо навешают заплаток, либо сочтут это направление мысли тупиковым и будут пользоваться теорией, исходящей из совершенно иных посылок, почему бы и нет.

Финансовая свобода и насилие несовместимы

Сторонникам авторитарно-правых (консервативных) идей стоит задуматься — совместима ли вообще так восхваляемая ими финансовая и экономическая свобода с сохранением физического насилия в обществе?

Довольно большую ошибку допускают те, кто считает, что можно обеспечить свободные экономические взаимоотношения в обществе, в котором допустима насильственная деятельность, а уж тем более существует сильный централизованный орган насилия. Давайте же исправим эту ошибку.

Сразу отметим что проблема гораздо шире чем насилие со стороны государства, а значит одно лишь уничтожение стационарного бандита никак её не решит. Проблема в самом агрессивном насилии как таковом, вне зависимости от его источника. Общественность только будет продолжать поддерживать государства в усилении финансового контроля, пока существует угроза финансирования насильственной деятельности, например, терроризма. И даже в безгосударственном обществе люди, боясь стать жертвами насилия, продолжат давить уже на свободные и независимые финансовые структуры, чтобы те тоже как можно сильнее контролировали поток финансов. Да и сами структуры заинтересованы в контроле, поскольку насилие им тоже угрожает.

Возможно вы слышали про случаи когда некоторые европейские банки добровольно блокировали счета криптовалютных трейдеров из-за подозрения в финансировании терроризма, хотя трейдеры предоставили все требуемые по законодательству документы в рамках процедуры AML/KYC. Государство не принуждало банки это делать, но они, тем не менее, решили всё же отказаться от части прибыли ради снижения потенциального репутационного ущерба для себя (в случае если криптовалюта действительно была получена за джихадизм или наёмные убийства и это потом всплыло бы, с этими банками не захотели бы вести дела заботящиеся о своей репутации клиенты, пускай даже с точки зрения гос. законов банки всё сделали правильно).

Также не забывайте что в обществе с нерешённой проблемой насилия финансовый контроль неизбежно будет расти с развитием научно-технического прогресса, ведь потенциальные насильники будут иметь всё больше возможностей в нанесении значительного вреда, например, используя очень ёмкие энергоносители, новые виды взрывчатки, или даже биологическую угрозу в виде намеренного вирусного заражения (синтезаторы ДНК становятся всё доступнее с каждым годом).

К чему же это всё приведёт? А к тому, что многие рыночные агенты, находясь в страхе, будут максимально тщательно проверять происхождение средств любых вступающих в сделки с ними субъектов. Кто ведь захочет совершить сделку с человеком, зарабатывающим свои деньги на продаже взрывчатки террористам, и тем самим ставящим его же жизнь под угрозу?

Как результат, транзакционные издержки будут только расти, а любые неточности и подозрения будут приводить к блокировке банковских счетов и изъятию средств подозрительного человека, лишь бы точно обошлось без насилия. Многие могут попасть под раздачу просто так (проблему «ложных срабатываний» никто не отменял). Это явно затормозит экономику, сделает её довольно неэффективной, что в итоге приведёт к сильному падению благосостояния людей и торможению прогресса. И не поможет даже использование неподконтрольных финансовых инструментов, например, криптовалют, ведь от них тоже не будет толку, если большинство агентов в экономике не захотят их принимать, опять же, опасаясь насильственного происхождения.

Консерваторы могут возразить — вот для сдерживания насилия и нужно сильное государство. Они считают, что если его правильно оформить, в ограничивающие разрастание конституционные рамки, то можно обеспечить как экономическую свободу, чтобы люди могли беспрепятственно зарабатывать деньги и заниматься предпринимательской деятельностью, так низкий уровень насилия.

Однако сильное государство не может обойтись без финансового контроля, ему для своего существования нужны огромные средства, которые можно получить только взимая большие налоги с людей и предприятий, а также используя монопольные привилегии в значительной части экономических сфер. Сильное государство несовместимо со свободной экономикой. И даже слабое минимальное государство тоже, поскольку оно всегда вырождается в сильное государство, политиков невозможно остановить в расширении своих полномочий, мы это хорошо можем наблюдать в течении всей истории государств. Даже самые либеральные на первый взгляд государства, как, например, Швейцария, с каждым днём усиливают экономический контроль над своими гражданами.

Тем более у политиков есть заинтересованные группы людей, поддерживающие их, и много оправданий для усиления контроля – это и расширение государственной социальной программы, и увеличение обороноспособности, и якобы развитие экономики. Последнее самое абсурдное, что только можно придумать — как это насильственное изъятие из экономики средств путём налогообложения её участников, а также жёсткое ограничение их деятельности в определённых экономических сферах может помочь ей развиваться? Нонсенс! Но некоторые заинтересованные группы следуют и за таким нонсенсом.

Думаю теперь должно быть понятно, что борьба с насилием как явлением в целом является критически важной для достижения финансовой свободы и всех сопутствующих ей положительных аспектов. А общественные модели, допускающие инициацию насилия, будь оно государственно-монопольным и централизованным, или же частным и независимым, финансовой свободе явно противоречат.

Битарх

Как вы считаете, стоит ли давать в долг государству в виде покупки гособлигаций? А облигаций госкорпораций?

Немного мыслей от автора вопроса:

Основной источник дохода государства — налоги, и вероятно, что для уплаты процентов по облигациям государство прибегнет к повышению долговой нагрузки. Неудачные размещения облигаций с точки зрения государства — сигнал, что ему не доверяют настолько, насколько дешево оно хочет привлечь средства, и это может стать причиной сокращения госрасходов.

В то же время невозможность занять может способствовать залезанию в карман через налоги.
Я склоняюсь к тому, что лучше не давать в долг государствам, но с эгоистической позиции такое решение кажется не всегда оптимальным — ставки бывают вкусными, а риски низкими по сравнению с другими предложениями на рынке.

Но если с государством не хочется иметь дел и по этическим причинам, то с госкорпорациями всё как-то сложнее.

Частный банкир™

Я долго не бралась ответить на этот вопрос, потому что всё-таки в области финансов слабо подкована. Точно так же, например, в своём недавнем интервью с Алексеем Марковым говорит Григорий Баженов: не моя, дескать, сфера, поэтому здесь я никому не отвечаю, а сам спрашиваю. Конечно, мне проще, потому что вопрос касается не доходности и надёжности тех или иных инвестиций, а этической стороны вопроса, этическое же суждение способен сформулировать кто угодно.

Но даже для того, чтобы ответить с позиций этики, хочется быть уверенной, что не попадёшь пальцем в небо. Собственно, в чём состоят мои сомнения? Допустим, я говорю, что ссужать государству это фу, и надо нести деньги в банк. И это окажется тупой дилетантский совет, потому что банки не только платят меньшие проценты, так ещё и покупают на полученные от граждан деньги всё те же самые облигации госкомпаний. Или я называю какую-нибудь частную компанию, чьи облигации покупать не зазорно, а окажется, что её контрольный пакет принадлежит какому-нибудь упырю, активно сотрудничающему с государством, в том числе для того, чтобы щемить своих конкурентов.

Но если упорно стараться блюсти чистоту мантии, то куда вкладывать? В биткоин? Если речь о том, чтобы отложить на старость, то — однозначно в биткоин. Но если хочется хотя бы частично жить на пассивный доход, то уже хочется выбирать из инструментов, обеспечивающих кэшфлоу. В недвижимость, как завещал Кийосаки? Можно подумать, застройщики в России — меньшие упыри, чем топ-менеджмент госкорпораций. Да, собственно, и с биткоином не всегда понятно, откуда монеты. Может, ты помогаешь чиновнику отмыть взятку? Конечно, наиболее этически безупречные инвестиции — это агористский бизнес. Но о какой надёжности тут может идти речь?

Поэтому давайте я отвечу так. Само желание размышлять о том, какие инвестиции более этичны, а какие менее — прекрасно. Стремление наказывать компании или правительства за неэтичные поступки сбросом их бумаг — мощный репутационный инструмент, им стоит пользоваться. Но в условиях, когда трудно найти полностью чистые активы, можно, по крайней мере, практиковать умное голосование: покупать тех, кто относительно приличен, в ущерб тем, кто совсем отморозки. При прочих равных — предпочитать частников госкорпорациям. Если есть выход на мировые фондовые рынки, то присматриваться к бумагам правительств и компаний из более прилично себя ведущих стран. Но, разумеется, при этом не забывать о рисках и прибыли.

А биткоин на старость всё-таки прикупите.