Как вы считаете, стоит ли давать в долг государству в виде покупки гособлигаций? А облигаций госкорпораций?

Немного мыслей от автора вопроса:

Основной источник дохода государства — налоги, и вероятно, что для уплаты процентов по облигациям государство прибегнет к повышению долговой нагрузки. Неудачные размещения облигаций с точки зрения государства — сигнал, что ему не доверяют настолько, насколько дешево оно хочет привлечь средства, и это может стать причиной сокращения госрасходов.

В то же время невозможность занять может способствовать залезанию в карман через налоги.
Я склоняюсь к тому, что лучше не давать в долг государствам, но с эгоистической позиции такое решение кажется не всегда оптимальным — ставки бывают вкусными, а риски низкими по сравнению с другими предложениями на рынке.

Но если с государством не хочется иметь дел и по этическим причинам, то с госкорпорациями всё как-то сложнее.

Частный банкир™

Я долго не бралась ответить на этот вопрос, потому что всё-таки в области финансов слабо подкована. Точно так же, например, в своём недавнем интервью с Алексеем Марковым говорит Григорий Баженов: не моя, дескать, сфера, поэтому здесь я никому не отвечаю, а сам спрашиваю. Конечно, мне проще, потому что вопрос касается не доходности и надёжности тех или иных инвестиций, а этической стороны вопроса, этическое же суждение способен сформулировать кто угодно.

Но даже для того, чтобы ответить с позиций этики, хочется быть уверенной, что не попадёшь пальцем в небо. Собственно, в чём состоят мои сомнения? Допустим, я говорю, что ссужать государству это фу, и надо нести деньги в банк. И это окажется тупой дилетантский совет, потому что банки не только платят меньшие проценты, так ещё и покупают на полученные от граждан деньги всё те же самые облигации госкомпаний. Или я называю какую-нибудь частную компанию, чьи облигации покупать не зазорно, а окажется, что её контрольный пакет принадлежит какому-нибудь упырю, активно сотрудничающему с государством, в том числе для того, чтобы щемить своих конкурентов.

Но если упорно стараться блюсти чистоту мантии, то куда вкладывать? В биткоин? Если речь о том, чтобы отложить на старость, то — однозначно в биткоин. Но если хочется хотя бы частично жить на пассивный доход, то уже хочется выбирать из инструментов, обеспечивающих кэшфлоу. В недвижимость, как завещал Кийосаки? Можно подумать, застройщики в России — меньшие упыри, чем топ-менеджмент госкорпораций. Да, собственно, и с биткоином не всегда понятно, откуда монеты. Может, ты помогаешь чиновнику отмыть взятку? Конечно, наиболее этически безупречные инвестиции — это агористский бизнес. Но о какой надёжности тут может идти речь?

Поэтому давайте я отвечу так. Само желание размышлять о том, какие инвестиции более этичны, а какие менее — прекрасно. Стремление наказывать компании или правительства за неэтичные поступки сбросом их бумаг — мощный репутационный инструмент, им стоит пользоваться. Но в условиях, когда трудно найти полностью чистые активы, можно, по крайней мере, практиковать умное голосование: покупать тех, кто относительно приличен, в ущерб тем, кто совсем отморозки. При прочих равных — предпочитать частников госкорпорациям. Если есть выход на мировые фондовые рынки, то присматриваться к бумагам правительств и компаний из более прилично себя ведущих стран. Но, разумеется, при этом не забывать о рисках и прибыли.

А биткоин на старость всё-таки прикупите.

Стилистика протеста

Интересную мысль услышала ночью у Екатерины Шульман — о том, что разница в стилистике протестов США и России не связана с тем, что у русских какой-то особый рабский менталитет, а просто так принято. Россия, по её словам, в этом плане больше похожа на Скандинавию: и там, и там протестуют сдержанно, выражая угрюмый немой укор, без всех этих ваших проявлений гнева, кричалок и поджогов. Если ты выходишь протестовать против несправедливости, то ты приличный человек, а приличные люди на улице не кричат, и людей не бьют.

Точно так же и митинги в России не для того, чтобы слушать, кто там чего несёт со сцены. Со сцены говорят для ютуба, то есть для тех, кто на митинг не пришёл, но хочет тоже проникнуться атмосферой и поставить лайк. А люди пришли пообщаться между собой и порадоваться тому, что их позицию разделяет много единомышленников. Они, конечно, понимают, что формально у них есть сформулированные требования, и на власть надо давить, чтобы она эти требования выполнила, но они не пойдут штурмовать кремль, потому что приличные люди так дела не делают. Они скорее резолюцию подпишут.

Именно поэтому российский агоризм принимает некоторые черты АУЕ. Агоризм — это не столько про то, чтобы государство сдохло от бескормицы, сколько про моральный выбор. Уклоняясь от взаимодействия с государством и уж тем более от выплат ему, человек просто чувствует себя морально чище.

Именно поэтому меня так бесят любые призывы скидываться людям на уплату штрафов. Как можно сознательно призывать людей запачкаться выплатами государству, да ещё и добровольно выступать его, государства, налоговыми агентами? Ты выходишь на улицу выразить государству свой укор, разворачиваешь плакат, тебя винтят, выписывают повестку в суд, суд присуждает штраф. Ну вырази свой укор ещё раз и прямо там в суде откажись платить. Пусть заменяют арестом или выносят из дома шкаф. Они и так разнесут тебе дом в любой момент, как только захотят, и особенно — если ты выбираешь тактику открытого противостояния режиму.

Российские либертарианцы сейчас форсят хэштег #russianlivesmatter и выходят с одиночными пикетами против бессудных убийств, совершаемых российскими силовиками. Я поддерживаю этот хайп. Но когда через неделю они начнут собирать донаты на штрафы задержанным активистам, я буду плеваться в их адрес. Просто предупреждаю заранее.

Либералов, которые ценят институт государства сам по себе, как нечто, несущее закон и порядок, я осуждать за выплату штрафов не стану. Для них это элемент закона и порядка. Они этот штраф будут законно опротестовывать в суде, желая исправить плохое государство. Такие у них ритуалы поддержания чистоты, и это можно уважать, хотя и надеяться на их прозрение.

Либертарианская этика коронавируса

Evil Pechenka

Оригинальная публикация в tjournal.ru

Попытка разобраться зачем нужны карантины, локдауны, как это выглядит с позиции либертарианца и что же в этом бардаке делать.

Что будет если не сдерживать эпидемию?

Сейчас идёт эпидемия COVID-19, ВОЗ объявила пандемию, многие страны закрываются на карантин («Lockdown» — запрет на перемещения), экономика теряет деньги. У многих возникает вопрос: а нужно ли это? Вот эти вот все неудобства, ограничения свобод, ущерб компаниям, лишняя власть правительствам, оправдано ли это?

Давайте посмотрим, что будет если вообще ничего не делать?

По нашим оценкам, в отсутствие вмешательств, COVID-19 привел бы к 7 миллиардам инфекций и 40 миллионам случаев смерти во всем мире в этом году.

«Глобальное воздействие COVID-19 и стратегий по смягчению и подавлению», медицинский факультет Имперского колледжа в Лондоне.

Так, умрут 40 миллионов, переболеет 7 миллиардов (почти всё население Земли) — это получается что-то типа 0,57% населения погибнут. Цифра приличная, но это не 80% и не 50%, и даже не 10%.

Кто же эти люди?

Мы видим, что это будут, преимущественно, пожилые люди.

И ещё с сопутствующими заболеваниями: сердечно-сосудистые, диабет, хронические респираторные заболевания, рак, гипертония.

Так что же это получается? Умрут больные старики и экономика особо не пострадает? Да, примерно так и выходит.

А зачем нужен карантин?

Всё очень просто:

Если стратегия подавления применяется на ранней стадии (при 0,2 смертельных случаях на 100 000 населения в неделю) и поддерживается, то можно спасти 38,7 млн. жизней.

«Глобальное воздействие COVID-19 и стратегий по смягчению и подавлению», медицинский факультет Имперского колледжа в Лондоне.

Вот для этого. Вакцины нет, лечить эффективно невозможно, поэтому есть такая мера — ограничение контактов, которая на ранней стадии распространения поможет спасти почти 97% больных стариков, согласно выстроенной модели.

Поэтому давайте поймём — ограничение передвижений это не про экономику, это про спасение пожилых людей, чаще всего с сопутствующими заболеваниями. Экономика их отсутствия не заметит.

Что делать либертарианцам?

Либертарианство это не про этику. Поэтому когда мы говорим «либертарианец», то мы ничего не говорим про этические нормы или про мораль. С другой стороны определённое отношение к эпидемии от либертарианцев мы можем ожидать.

Либертарианство предлагает взять ответственность за себя и свою жизнь непосредственно каждому человеку, а не отдавать её «разумному правительству, которое знает как лучше», поэтому либертарианец более самостоятелен и больше принимает мер в индивидуальном порядке.

Наверное либертарианец сделает на случай кризиса необходимые денежные накопления, запас продуктов, заблаговременно приобретёт средства индивидуальной защиты. Это очень разумно для того, чтобы обеспечить безопасность объекта ответственности — себя.

Возможно либертарианец примет участие в различных социальных инициативах: помощи другим членам сообщества, распространении правдивой информации, методов защиты и правилах гигиены. Социум — это площадка перед домом либертарианца и он, как хороший хозяин, хочет содержать её в чистоте и порядке.

Вполне возможно либертарианец будет выступать против попыток государства ввести глупые ограничения или чрезмерно расширить свои права, к примеру запретить регистрацию браков или ввести тотальную слежку.

Будет ли либертарианец соблюдать карантин или локдаун? Скорее всего он уже его соблюдает, т.к. не ждёт пока «мамка скажет, что можно, а что нельзя», а сам принимает решения. И не смотря на то, что либертарианец выступает против формы общения: «правительство приказало — народ выполнил», тем не менее в его жизни эти запреты ничего не поменяли.

Может ли либертарианец сказать «да пусть умирают старики, экономика важнее», теоретически может, либертарианство не про этику. Но такое поведение опасно для жизни окружающих. В случае нанесения ущерба он будет нести бремя штрафов и других видов компенсаций. Не говоря уж о репутационных издержках.

Субъективный этический утилитаризм

Хочу порекомендовать вам очень интересную статью, написанную Креадоном и опубликованную в паблике Freedom pride в гадском вконтактике. Статья сближает этику с экономикой в рамках общего принципа методологического субъективизма,чем, собственно, и ценна, поскольку экономическая теория уже очень хорошо разработана и выводится достаточно строго, а либертарной этике каких только странных оснований не норовили приделать. Здесь основание надёжное. Приведу фрагмент для затравки:

Скажем прямо: никто никому ничего не должен. Вместо того, чтобы делить людей на должников и бенефециаров, мы рассмотрим все человеческие поступки в более общем виде — как баланс между наградами и издержками. А вопросы долга останутся частным случаем этого баланса.
Это можно кратко охарактеризовать словами «субъективный утилитаризм». Субъективный, потому что рассматривает людей как субъектов действия и принимает во внимание их цели и средстваУтилитаризм, потому что ставит своей целью максимальную эффективность и максимальную полезность. Эта концепция имеет большой потенциал, потому что, исходя из той же теории игр, побеждать в повторяющихся дилеммах будут самые эффективные стратегии. Да и сама «полезность» имеет очень важное свойство — в рамках науки она довольно легко вносится в формальные системы и находится в них на положении аксиоматического костыля. Опираясь на этот костыль, мы можем выстраивать дальнейший анализ вокруг системы утилитаризма, не застревая в тупике.

Представьте себе взаимодействие индивидов, как огромную игру, где все ресурсы являются ограниченными, а также нет стопроцентных гарантий и падающих с неба безусловных благ. Единственным способом заполучить ресурсы в такой системе является выполнение задач. Каждая задача имеет два параметра: цену (или издержку), которую мы платим за её выполнение и результат, который является нашей наградой. Когда награда превышает издержки, мы беремся за такой проект. Когда издержки превышают награду, мы его оставляем. И все же, поскольку прогностические способности людей не идеальны, иногда мы упускаем возможность поучаствовать в прибыльном проекте. Или, наоборот, беремся за заведомо провальное дело и несем убытки.

Даже если мы добавим в эти рассуждения некую высшую инстанцию (например, Бога), которая будет наказывать нас за провинности согласно своим принципам, то центральная идея модели никуда не денется. У нас все ещё есть задачи, которые имеют свою цену и своё вознаграждение. Ценой яблока может служить влезание на дерево или поход в магазин. Ценой согрешения, скажем, прелюбодеяния, — вечность в Аду.

Важно понимать, что долженствование — это чья-то субъективная перспектива. Вы, по мнению кассира, должны оплатить товар. Вы, по мнению вашей матери, должны её чаще навещать. Вы, по мнению общественности (при всей размытости этой категории, но тем не менее) должны соблюдать общепринятые нормы поведения. Вы, по мнению государства, должны платить налоги. И конечное решение всех этих дилемм, вне зависимости от обстоятельств, принимает сам действующий субъект.

Вы. Вам решать, кому вы и что должны.

Насколько этично либертарианцу пользоваться вэлфером?

С одной стороны, он возвращает награбленное на рынок, ослабляя агрессора и провоцируя кризис/дефолт социальных программ. С другой, не является ли это просто этичным красивым оправданием, чтобы присосаться к бюджетной титьке?

Мещ Енок

Собственно, вы в самом вопросе уже указали основные тезисы «за» и «против» 😉 Мне осталось только немного развернуть рассуждения.

Задача либертарианцев в политике (в той мере, в которой либертарианцам вообще имеет смысл ставить перед собой политические задачи) — приблизить крах государственной системы перераспределения, и использование любых государственных льгот и пособий достижению этой цели, конечно, способствует.

В каких случаях такое поведение для либертарианца не оправдано? В тех, когда получение некоего блага от государства приносит прямой вред конкретным людям, и этот вред не был бы причинён, если бы либертарианец не претендовал на получение этого блага. Например, либертарианец обращается в отдел соцзащиты с просьбой предоставить квартиру вместо аварийной, свободных квартир у города нет, но мэр из популистских соображений нагибает застройщика, и тот квартиру выделяет.

Ну, то есть общий этический принцип таков: брать то, что государство уже распорядилось дать, и для чего уже забрало ресурсы у людей — халяль; просить государство забрать у другого частного лица и дать тебе — харам.

Может ли либертарианец, не нарушая своих принципов, агитировать за увеличение социальных расходов бюджета? Как ни странно, может. Если в данный момент решается не вопрос общего объёма изъятий у людей, а вопрос распределения изъятого, то вполне уместно лоббировать увеличение социальных расходов ценой уменьшения расходов на армию, полицию, спецслужбы, содержание госаппарата и «национальную экономику».

Но, конечно, очень важно, чтобы либертарианец был готов при первой же возможности с облегчением отодвинуть от себя эту самую бюджетную титьку и упразднить её вовсе. Вот если, когда момент настанет, он начнёт морщить жопу и строить отмазки, значит, не больно-то он и был либертарианцем всё это время. В конечном счёте, убеждения проверяются всё-таки делами, а не риторикой.

Какие есть недостатки у либертарианской и анархо-капиталистической теорий?

анонимный вопрос

Главным недостатком как либертарианской, так и анархо-капиталистической теорий является то, что их не существует.

Есть экономическая теория, разрабатываемая австрийской экономической школой и получившая относительно целостный вид благодаря Мизесу. Это праксиология, то есть теория человеческой деятельности, каталлактика, то есть теория обмена, теория денег, теория интервенционизма, теория экономического цикла, и так далее. На экономической теории строится логика изложения либертарной доктрины, ею поверяются различные фантазии по поводу возможного устройства общества. Австрийская экономическая теория не даёт количественных прогнозов и постулирует принципиальную невозможность их давать, что даёт повод многим последователям иных школ критиковать её в связи с этим за бесполезность.

Есть либертарная правовая теория, она же институциональная, она же социологическая. У российских либертарианцев в основном принято опираться в своих правовых построениях именно на неё, что не в последнюю очередь связано с тем, что она разработана Владимиром Четверниным, русским и пока ещё живым. В англоязычном мире больше в ходу теории естественного права.

Есть различные этические либертарные учения: одни берут за основу естественные права, другие выводят этику из идеи договора, третьи опираются на консеквенциализм, то есть выносят оценку поступкам по их последствиям — в общем, в области этики у либертарианцев изрядный разброд и шатание.

В результате либертарианство представляет собой довольно широкое и плюралистическое течение мысли, что можно счесть как плюсом (есть внутренняя дискуссия, есть развитие, но есть и согласие по поводу основ), так и минусом (по ряду специальных вопросов нет однозначного мнения, причём некоторые из этих вопросов весьма серьёзны, например, имеет ли право на существование такой институт, как государство).


Клёвое деревце, и это тут ещё Четвернина нету…

Update: когда пост уже был написан, на SVTV вышло видео с Алексеем Терещуком, которое как раз касается схожих вопросов.

Может ли либертарианец требовать уважительного к себе поведения (не только в общении) в силу его возраста или прошлых заслуг и свершений? И может ли требующий это называться либертарианецем?

анонимный вопрос

Воспользуюсь вашим вопросом, чтобы немного поговорить о терминах.

Есть предложение. Один субъект говорит другому: давай совершим обмен, я тебе даю А, ты мне даёшь Б. Отказ от предложения без нарушения принципов либертарианства может стать поводом для торга (а как насчёт Б+В?), либо для пожатия плечами: ну, моё дело предложить, ваше дело отказаться.

Есть просьба. Один субъект говорит другому: дай мне А, если тебе не жалко. Отказ от исполнения просьбы без нарушения принципов либертарианства может стать поводом для перехода к предложению (а если я дам тебе Б, ты дашь мне А?) или для пожатия плечами: ну нет так нет.

И есть требование, то есть просьба с оговоренной санкцией за неисполнение. Один субъект говорит другому: дай мне А, или я сделаю тебе Б, да так, что мало не покажется. Если санкция не предусмотрена, то это не требование, а просьба. Если санкция предусмотрена, но не оговорена, это замаскированное под просьбу требование (не рекомендую такую практику, но это мои личные вкусовые предпочтения).

В принципе, можно выделить ещё одну градацию, когда требование сопровождается предварительной малой санкцией, для доказательства серьёзности намерений. Назовём такое требование, например, ультиматумом.

С точки зрения либертарианских принципов, выдвижение требования или, тем более, ультиматума, допустимо в отношении лиц, причинивших требующему ущерб. Если ущерб имущественный, в требовании допустимо указание имущественных санкций, если ущерб представляет собой простое неудобство, то и в требовании допустимо указание в качестве санкций лишь причинение неудобства.

И вот мы переходим к ответу на вопрос. Да, либертарианец вправе требовать обеспечить себе некие удобства в уважение возраста, но и угрожать за неисполнение может только причинением неудобства.

— Молодой человек, уступите место бабушке!
Молодой человек игнорирует требование, замаскированное под просьбу.
— До чего невоспитанная пошла молодёжь! Прыгают в автобус и сразу бегом к свободному месту. 
И дальше бабушка стоит над душой и бубнит, причиняя неудобство.

воспитанная молодёжь

Также либертарианец вправе требовать преференций в уважение заслуг, но и угрожать может, например, отказом от дальнейшего сотрудничества, благодаря которому эти заслуги появились.

— Я работаю на вас уже пять лет без каких-то нареканий, и вы каждый раз ставите меня на новогоднее дежурство, даже не интересуясь моим мнением. Плевать мне на двойную оплату, хочу новый год с семьёй и детьми. Либо вы проявляете уважение, либо я поищу другого работодателя, который его проявит.

Как смотрит либертарианство на участие в каких-то проектах, организованных администрацией города (молодежное движение, например). Ведь с одной стороны это власть, а с другой муниципальная власть… И как-то не понятно.

анонимный вопрос

Либертарианство косо смотрит на налоги, поскольку это грабёж. Но когда налоги уже изъяты, помешать этому не удалось, вернуть в форме денег тоже, то нет ничего постыдного в том, чтобы получить частичную компенсацию ущерба путём потребления каких-то предоставляемых властью натуральных благ.

Если же речь идёт о возможности кооперации с местной властью в каких-то проектах, то надо прежде всего смотреть на тот эффект, который эта совместная деятельность оказывает на третьих лиц. Если речь об ущемлении их прав, то сотрудничество с властью постыдно. Например, постыдным будет участие в каком-нибудь православном патруле, требующем соблюдения норм православной морали от прохожих. От участия в благотворительности под патронажем местной власти вроде бы ущерба репутации нет, если это не пиар-прикрытие какого-нибудь распила. А вот какая-нибудь военно-патриотическая тема — это прямо минное поле, надо думать над каждым шагом, где стоит сотрудничать, где нет.

Ну и в любом случае подобные вещи не могут иметь более высокого приоритета, чем сопротивление государственному грабежу и иному насилию.

организованная молодёжь это всегда очень странно…