Free Navalny Project

Леонид Волков, замнавального по политтехнологиям, много раз анонсировал нечто небывалое, что он готовит для спасения шефа, и вот, опубликовал. Фактически, он изобрёл Free State Project. Там сперва велась перекличка желающих присоединиться к проекту, и только после того, как наберётся двадцать тысяч желающих переселиться в землю обетованную, начинается переселение. Так и в нашем случае. Всем, кто собирается присоединиться к обряду моления за освобождение Навального из узилища, предлагается сперва отметиться на сайте, и лишь когда таких наберётся полмиллиона, будет назначена дата обряда и прочие детали.

Говорят, сайт почти сразу присел от наплыва желающих, но к тому моменту, когда я до него добралась, единственное, что выдавало высокую нагрузку — это неработающий счётчик. Так что порядок цифр можно было оценить только по кружочкам на карте (впрочем, подоспела сводка — преодолена отметка в 200 тысяч заявок). Для того, чтобы зарегистрироваться, требуется указать свой адрес (можно просто ткнуть в точку на карте) и валидный мэйл. После проверки мэйла голос заявившегося учитывается — по крайней мере, циферка рядом с моим домом на карте увеличилась на единицу.

Возможностей отозвать голос не предусмотрено, так что если дата выхода на улицу окажется более поздней, чем дата моего отъезда в Черногорию, я не смогу проинформировать организаторов, что прийти не получится.

Что я могу сказать о перспективах акции? Если бы задачей ставилось именно освобождение Навального, то это надо брать в заложницы какую-нибудь Катерину Тихонову и требовать немедленного освобождения Алексея, угрожая смертью этой женщины. Ну а выбранный инструментарий годится прежде всего для раскачивания лодки. Ну, ок, пораскачиваем, хотя и надоело уже. Навальному это никак не поможет, но он мальчик большой, и знал, на что шёл.

Всё в порядке, протест слит

Порассуждаю немного на тему слива протеста и надеюсь после этого надолго завязать с темой Навального.

Что сказал нам Волков на стриме 4 февраля? Что они, конечно, предполагали возможность посадки, и на этот случай у них есть план: арестовывать собственность у путинского окружения за рубежом, вызывая тем самым раскол элит и приближая табакерочный сценарий (либо окончательное превращение РФ в Беларусь, когда окружение диктатора не кажет носа за границу, зато уж тут гуляет вволюшку).

На это отреагировал Светов, заявив, что прекращение уличных акций — хорошая идея, но ещё лучше было бы их даже не начинать: просто приехать в Россию и молча сесть в тюрячку.

И тут уже не могу не возмутиться я. Зачем было садиться-то вообще? Что, задача отъёма собственности путинского окружения не решалась без посадки одного Навального и шестнадцати тысяч возмутившихся посадкой Навального? Без этого нельзя выступить перед Европарламентом или Конгрессом США? Да вроде наоборот, посадка этому только мешает, выступать приходится коллегам. Без посадки не выпустишь новых разоблачительных роликов? Да нет же, ролики с Алексеем явно живее, чем без него. Или ролик про дворец посмотрело бы меньше народу, если не устраивать промотур из Берлина в Кремлёвский централ? Да, может быть, меньше. Миллионов на десять. Это так критично?

Короче говоря, Волков меня не убедил, и я продолжаю считать, что Навальный совершенно напрасно боялся, что за рубежом он потухнет и станет никому не интересен, как политик. Своим уходом в тюрьму он создал многим хорошим людям многие сложности, и да, это чистейший виктимблейминг с моей стороны, в такой короткой юбке нечего было лететь в такую опасную страну.

Конечно, есть некоторая вероятность того, что зарубежные элиты не слишком-то поверили расследованию Беллингкэта об отравлении Навального, и самопожертвование стало просто финальной демонстрацией: да, смотрите, они там действительно охуели, теперь живите с этим и боритесь, если можете. Если это так, то это, безусловно, бросает тень на безупречные моральные качества дедушки Байдена и бабушки Меркель, и выставляет их людоедами.

Но ладно. Путин успешно пережил очередной кризис, связанный с выходом на улицы десятков тысяч протестующих, силовики размялись после ковида, сейчас бодры, веселы и готовы крутить всех по выходным даже без всяких массовых акций. Задержанным присуждают штрафы, они выставляют счёт ФБК, дальше отсуживают это всё в Страсбурге, но это процесс нескорый. А люди только-только почувствовали драйв, и сейчас говорят про слив именно из-за того, что всякая активность очень внезапно закончилась, а они тоже только-только проснулись после годичной ковидной спячки.

Простите, но тут ФБК вам не помощник. Это машинка для проведения и раскрутки антикоррупционных расследований. ФБК будет действовать и дальше методами ФБК. И штабы Навального вам не помогут. Это электоральная машинка. Они и дальше будут использовать доктрину умного голосования. Желаете чего-то большего, а не просто выходить на улицу, когда попросят, а в остальное время донатить и лайкать — придётся организовываться самим. Тут главное не гнаться ни за славой, ни за массовостью. Вы просто приятно проводите время в компании надёжных друзей, которых успели завести в какой-то иной обстановке. А потом читаете в новостях: «неизвестные украсили здание мэрии свежими граффити» или «неизвестные прокололи колёса машине судьи». Ну надо же, — кидаете вы новость друзьям, — какие странные новости, чем им машина-то не угодила?

Акции Навального, игра на повышение

Вчера вечером я думала изложить по горячим следам прошедших уличных акций собственные впечатления, но подвернулся более интересный инфоповод. Алексей Нефедов, бывший автор этого канала, был задержан на улице, так что я решила расспросить его, как всё происходило. Ну а поскольку интервью я беру плохо, разговор быстро скатился в отвлечённое, вышло небезынтересно.

— Я узнала о твоём задержании, когда уже сама ехала домой, потому что на улице телефон доставала редко и смотрела только канал координации. Это первый раз, когда задерживают моего близкого знакомого. Вообще задержания стали нормой, так что я не особенно переживала, зато сразу решила, что воспользуюсь случаем и расспрошу, как это выглядит с той стороны, уж извини за такую чёрствость. Для начала — как тебя угораздило?

— При составлении протокола я взял 51 статью, и ещё не обсудил с адвокатом линию защиты, так что пока воздержусь от комментариев. Могу только сказать, что рекомендации, которые ты выдала в канале в пятницу — не то чтобы они плохие, просто они работают для других условий. Ты говоришь о том, что должна делать большая масса людей, но она не сможет этого делать без команды. А командовать можно только анонимно в телеграме. Этот сигнал будет сильно опаздывать. Фантазии насчёт каких-то там сигналов флагами — это для людей, которые прошли хоть какое-то слаживание. Не наш случай, короче. Поэтому люди шли разрозненными колоннами, их легко рассекали, блокировали движение. Задерживали тоже без проблем. На площади можно сделать сцепку, в колонне нереально. Вся проезжая часть у силовиков, так что выскочат сбоку, сзади — и неожиданно нападут на кого угодно. Со мной так и произошло.

— Странно, у меня большая часть рекомендаций касалась индивидуальных тактик, ну или мелких групп знакомых, чтобы держались кучками. Но я всё-таки надеялась, что уровень координации окажется повыше. Хорошо, что было после задержания?

— Для начала, вместо классического автозака почему-то использовалась обыкновенная газелька, без решёток, с обычными гражданскими номерами. Если бы не низкий потолок, можно было бы подумать, что её с маршрута сняли. Туда сунули восемь человек, залезли двое космонавтов, и поехали в РОВД. Доехали быстро, но потом полчаса торчали перед дверями, так что было время пообщаться с космонавтами. Совершенно аполитичные добродушные ребята. Надо будет задержать — задержим. Надо будет убить — убьём. Приказ есть приказ. На нападки соседей по маршруте отвечали, что они просто жизни не понимают, приглашали пойти поработать в Росгвардию, чтобы прийти в норму. Вообще, во всём конвейере по штамповке административок видна хорошо отлаженная рутина. Привезли, дождались сигнала, что можно вводить, попарно ввели, провели в подвал. Там снова ожидание, затем составление протокола доставления и досмотра. Потом в дежурную часть, там у них приказ делать фотосъёмку и дактилоскопию. Это незаконо, но от них требуют. Так что пытаются продавить чисто психологически, и это очень хорошо получается. Я отказался откатывать пальцы и был уверен, что теперь меня оформят за нарушение законных требований полиции, по статье 19.3. Даже телефон на всякий случай сбросил к фабричным настройкам. Но это всё неважно, в общем-то. Вообще, вот это ощущение бессмысленности любой суеты — оно в РОВД очень сильное. Сразу лезут в голову цитаты из Стругацких, где старый революционер говорил: сейчас не страшно, а вот когда мне пилили руку и жаловались при этом на низкие зарплаты — вот тогда было страшно.

— Что теперь ожидается дальше?

— Три дня у них на передачу дела в суд, потом мне позвонят и скажут, на какую дату назначили. На суде я получаю штраф и подаю апелляцию в областной. В апелляции отказывают, и я обращаюсь в ЕСПЧ. ЕСПЧ года через три присуждает мне компенсацию. Штраф платится после отказа в апелляции. Могу заплатить сам, могу попросить о помощи ФБК. Обращение в ЕСПЧ также помогают готовить юристы ФБК. Короче, с нашей стороны тоже совершенно рутинный конвейер, когда заранее известны не только сроки, но и результаты судов. Есть и неприятный момент. Полгода мне теперь митинги противопоказаны, пока не уйдёт административка. Как ты верно отметила, две административки — это лишение права владения оружием. Так что я теперь сижу ровно, сужусь с государством, не дёргаюсь. Ну или надо переоформлять ружьё на знакомых, если захочу продолжить активизм.

— У Светова вот буквально сейчас идёт стрим. В нём он, как и я, говорит, что Навальный переоценил своё влияние, и в этой ситуации никакой мирный протест результатов не даст. Может дать только картинку для дипломатического давления на режим снаружи. Неделю назад мне казалось, что есть шансы на то, что протест скоро перестанет быть мирным. Сейчас кажется, что шанс потерян. Что думаешь?

— Каждый вынужден судить по той части картинки, которую он видит непосредственно. Потом сопоставляет данные и получает какое-то более объёмное понимание. Я успел только вернуться, помыться и поужинать, даже ленту пока не читал. На том участке, где я сегодня был, стена крепкая, лбом не пробивается. Силовиков очень много, акции такого масштаба и накала они разгонят, не напрягаясь. Ущерб экономике от перекрытия центра города в выходные на три часа — минимален. При этом мы же провинция, все понимают, что о Навальном принимают решение в Москве, а мы так, для массовки. Когда задеты шкурные интересы, как было во время митингов за коммунальные тарифы, то люди злее и активнее. За Навального никто здесь серьёзно не впишется. Просто сравни, как сегодня кричали «свободу Навальному», и как «свободу Бойко». Бойко ближе, популярнее, за него будут кричать громче. Но он выйдет в середине февраля, так что люди ограничатся криками, в драку не полезут.

— То есть ты считаешь, что всё бесполезно?

— Уличная политика это очень нужный тренинг по самоорганизации, по самоосознанию гражданского общества. В этой сфере у нас уже очень много отлажено. Всё, что я сделал при задержании — это нажал красную кнопку. Дальше завертелись невидимые колёсики, и всё, про задержание пишут в твиттере ЛПР, мне звонят из ОВДинфо, приезжает адвокат, приезжает передачка, всё дальнейшее сутяжничество поставлено на поток. Люди учатся мирно отстаивать свои интересы при помощи добровольного сотрудничества. Это те навыки, которые актуальны при анкапе. На этих примерах удобно показывать, как работает анкап. С этими людьми мы его в конце концов построим. Ну или не анкап, а панархию. Потому что у несистемных коммунистов своя сетка взаимопомощи, у левых анархистов своя, у националистов своя. Мы уже отлаживаем общество с ЭКЮ. Просто отладка происходит на фоне противостояния единой внешней угрозе.

— Это всё очень долгие сроки, но у молодёжи короткий горизонт планирования. Тебе не кажется, что люди могут просто перегореть?

— Важно переключаться. Я сейчас временно заканчиваю с уличной активностью и найду себе другое занятие. Может, это будет помощь тем, кого ещё будут задерживать. Может, поеду читать лекции про биткойн. Отдых это переключение на другие виды деятельности. Партии хороши тем, что это крупные организации с несколькими разными направлениями работы, выгорание происходит гораздо медленнее, чем если ты вместо этого, например, только состоишь в бессрочке или только волонтёришь на выборах.

— Партии мне кажутся способом непродуктивно потратить уйму времени. У себя в канале я тоже имею самую разнообразную активность и отвечаю на вопросы по самым разным темам. А вот переключилась на уличный протест — и уже близка к выгоранию, потому что нет сиюминутного результата. Это не то что написала пост, обсудила публикацию, а завтра строчишь новый.

— Представь, что ты просто ходишь в фитнес-центр. Тоже даёшь себе регулярную нагрузку и незаметно меняешься. В процессе может быть скучно или неприятно, но ты видишь рядом людей, которые занимаются тем же самым, это тоже помогает себя мотивировать.

— Короче, будем качать невидимую жопу рыночка. Ладно, спасибо за рассказ, спокойной ночи)))

Уличные шествия. Рекомендации.

Завтра, 31 января, мы снова выходим на улицы. После 23 января мы видим довольно понятную тактику режима: максимально затруднить координацию и выбить из игры всех организаторов, а также тех, кто теоретически мог бы ими быть, даже если конкретно сейчас не палится, но в прошлом в чём-то подобном замечен. В местах проведения акций будет глушиться связь, ограничиваться движение общественного транспорта, перекрываться тротуары и дороги, закрываться заведения.

Штаб Навального продолжает настаивать на том, чтобы предстоящая акция была мирной. То есть силовиков предлагается не пинать в живот, даже если запотеет забрало.

Как предлагается себя вести в рамках тех ограничений, которые накладывает на нас враг, и которые накладывает на нас собственное командование?

  1. Это не последний решительный бой, а просто один из эпизодов предстоящего очень долгого противостояния.
  2. Но завтра нужно выступить ярче, чем неделю назад.
  3. Скорее всего, народу выйдет чуть больше, но это не имеет особого значения.
  4. Нам нужно продемонстрировать решимость, но при этом понести минимальные потери.
  5. Поэтому главный акцент делаем именно на безопасности.
  6. Анонимность. Неброская одежда, скрывающая приметы, обязательно надеваем маски, никаких значков и прочих аксессуаров, облегчающих опознание.
  7. Приходим группами. Если нет своей компании, пытаемся к кому-нибудь прибиться. Нельзя оставаться одному и без присмотра.
  8. Не стоим на площадях, всё время движемся плотной массой, не даём себя окружить или рассечь, при попытках ментов войти в ряды — сцепляемся.
  9. При попытках задержания хватаем задерживаемых, окружаем образовавшуюся свалку и требуем от ментов свалить без добычи.
  10. Снимаем на камеру только ментов. Своих — ни в коем случае. От журналистов требуйте, чтобы снимали только общие планы, и только сзади. Никаких интервью, посылайте нахуй. Причём именно матом, чтобы не было соблазна отправить в эфир. Лучшее, что можно сделать с журналистом провластного канала — пихнуть его исподтишка на ментов и тут же скрыться в толпе.
  11. Плакаты не берём. Разве что этот плакат — на фанерке, а фанерка на крепкой штакетине. Мало ли, вдруг пригодится.
  12. По оружию. Применяется только для предотвращения задержания, и только тогда, когда это не фиксируется камерами. Струйные и гелевые баллончики — хорошо. Аэрозольные — плохо (могут пострадать свои).
  13. Знамёна нужны только для ориентирования, чтобы понять, где голова и хвост колонны. Знаменосец не должен идти с краю — он первоочерёдный объект для задержания. Если знаменосца всё-таки задержали — отбирайте у него флаг, если сам не догадается выбросить подальше в толпу. Пусть дальше флаг несёт кто-то ещё. Брать флаг с собой в автозак глупо.
  14. Кричалки — по минимуму, лучше громко приветствовать сигналящих дружественных автолюбителей. Ещё кричалками можно оповещать задние ряды о важных деталях обстановки. «Путин хуйло!» — плохая кричалка. «Справа менты!» — хорошая.
  15. Когда достигнут конечный пункт шествия, нужно немедленно и очень быстро расходиться в разные стороны, но не по одному, а несколькими колоннами, по числу возможных направлений движения в финишном пункте шествия. Это самый опасный этап акции, обидно было бы пройти весь маршрут и попасть в автозак под самый конец.
  16. Если на финишном пункте ждут менты, туда вообще не надо идти — лучше сворачивать заранее и уходить далеко в сторону, и только на безопасном расстоянии от противника заканчивать акцию.

Все эти рекомендации — для регионов. У двух столиц своя специфика, огромный опыт подобных акций, плюс совершенно иная численность, там сами разберутся.

Ну а всякие банальности, вроде того, как вести себя в ОВД, оставлю юристам. Не надо туда попадать, для начала.

Да, это всё подготовка к прошедшей войне. Если вместо дубинок нас завтра встретят водомёты, газ и резиновые пули, из рекомендаций мало что пригодится. Если ситуация окажется настолько нештатной, надо просто валить подальше с места акции, потому что это будет означать, что в следующий раз надо будет брать с собой совсем другое снаряжение.

Перепост этого текста лучше делать с анонимных аккаунтов.

Вот к такому пока не призываю, хотя уже хочется, конечно

Претензии к Навальному

У сторонников политической стабильности есть множество претензий к Алексею Навальному. Если пропустить мимо ушей всякой анекдотическое, вроде «агента Госдепа» и «на их месте он бы даже больше воровал» и начать расспрашивать более детально, то выясняется любопытное. Если бы Навальный сверг Путина ещё в 2012 году, просто не допустив его на третий срок, выгнал бы из Кремля и его, и Медведева, уселся на трон сам, стал бы дружить с Европой, не стал бы кредитовать Януковича, не стал бы захватывать Крым, раздувать расходы на силовиков, а направил бы их на социалку — то они бы в 2018 проголосовали за его второй срок и были поборниками стабильности, вопрошая «кто, если не Навальный». И даже против гей-парадов роптали бы вполголоса, потому что незачем раскачивать лодку.

Короче говоря, главная претензия ватников к Навальному заключается в том, что он слаб и нерешителен, а потому недостоин сесть на царский трон. Вместо того, чтобы позволять себя бить на площадях, должен был раздолбать Кремль из танков, вот тогда был бы уважаемый человек, а не чмо подзаборное. Нетрудно видеть, что эта позиция очень близка позиции известного либерального экстремиста Аркадия Бабченко, который до сих пор поминает тёплый декабрь 2011 года и выражает готовность вернуться в Россию только на Абрамсе в составе миротворческого контингета НАТО.

Алексей Навальный вернулся в Россию не во главе преданной гвардии, а на сраном лоукостере, был за эту глупость немедленно наказан, и поделом. А если нам так дорог наш вождь, то какого чёрта мы его до сих пор не освободили, и вместо этого хвастаемся, что 23 января полиция захватила рекордное количество людей. Мы мазохисты? Мы ради этого выходили? Мы что вообще планируем делать для освобождения Алексея? Где штурм Матросской тишины? Или мы думаем, что они, сторонники политической стабильности, будут защищать Путина? Ещё чего! Если Акела не может защитить себя сам, ему нечего делать во главе стаи.

Такая вот интересная у меня недавно состоялась беседа, и я не смогла дать собеседнику удовлетворительных ответов. Не только потому что у меня неважно с дебатами в устной форме, но и потому что по сути мне нечего возразить. Навальный и его команда ведут себя так, как будто и в мыслях не держат свергнуть режим, Навального, похоже, вполне устроит ещё десять лет изображать Манделу и ждать, пока Путин либо сам сдохнет, либо вконец одряхлеет, передаст трон, и его преемник займётся гражданским примирением, выпустив Навального и допустив его до выборов. Потому что даже если они ориентируются на белорусский сценарий, то для этого не нужно было возвращаться ни в какую Россию — туси с Тихановской, встречайся с мировыми лидерами, добивайся санкций, добивайся ареста счетов путинских сподвижников, а не садись на нары. На нарах место Путину, не тебе.

Когда Навальный и его сподвижники пытаются объяснить, какого хрена Алексей попёрся в Россию, они блеют насчёт морального долга. Это примерно как выехать на белом коне под пулемётный огонь, чтобы взмахнуть папахой и отправить армию в психическую атаку, потому что за нами правда, а значит, шапками закидаем.

Такое вот у меня внезапно наметилось трогательное единение со сторонниками сильной руки. Ну а завтра постараюсь выложить прикидки насчёт того, что мне хотелось бы видеть на предстоящей воскресной акции.

Мы. Здесь. Власть!
Путина. В отставку!
Даёшь. Учредительное. Собрание!

Неужто началось?

Сегодняшние митинги развеяли мою меланхолию. Народу вышло много, народ был зол и весел. Ментов было гораздо больше, чем в прошлые годы. Работали они без ожесточения, но достаточно решительно. Люди на ходу учились сцепке, старались отбивать своих. Плакатов и флагов было мало, выходили не для того, чтобы выпендриться, а чтобы давить массой.

Отдельно мотивируют видео, где ментов заливают перцем, закидывают снежками или просто бьют в морду. Я малодушно выложила баллончик из кармана перед выездом, но в следующий раз непременно возьму. И, возможно, буду даже искать повода применить. Чувствуется, что на этот раз, если и будут заводить уголовки, то уже не высосанные из пальца, не за пластиковые стаканчики, а по-честному. И у меня есть странное ощущение, что такие уголовки скорее подогреют народ, а не смутят. Да, конечно, это я сейчас по горячим следам записываю, пока адреналиновые воспоминания свежи. Но люди уже сейчас морально готовятся выйти через неделю, если не раньше, и у них тоже адреналиновые воспоминания свежи. Так что обострение со стороны протестующих вполне вероятно, а это и есть то, что нужно для появления шансов на его успех.

Отдельное спасибо тому, оставшемуся мне неизвестным, молодому человеку, который предотвратил моё задержание, когда ухватился за меня с криком «а ну руки убрал, это моя девушка!». И мент, что характерно, руки убрал. Так работает гомстед)))

Это Москва, кажется. У нас таких воодушевляющих кадров не было, к сожалению.

Хотела сделать экстремистский пост, но что-то не вышло

В 2017 году Навальный выпустил фильм про Медведева, который неожиданно выстрелил и позволил вывести на улицы огромное количество новых лиц. Тогда многие ждали, что вот-вот должен уже выйти самый главный фильм — про Путина. Ждать пришлось почти четыре года, зато теперь мы имеем сразу дуплет — и про путинский дворец, что весьма эффектно, и тоже способно зажечь новую аудиторию, и про отравителей из ФСБ, что произвело серьёзный эффект даже на давних ценителей.

23 января я, как и большинство моих российских читателей, выйду на улицу для демонстрации своего несогласия с тем, чтобы Навального держали в тюрьме. Это простое предупреждение о том, что граница между крайне нежелательным и совершенно недопустимым проходит сегодня где-то в районе «посадить по беспределу в прямом эфире публичного политика международного уровня». Применение насилия в адрес людей в форме или государственного имущества не декларируется. Но также подчёркивается и нежелание в какой-либо форме согласовывать сам выход с представителями режима.

Со своей стороны режим пока что закономерно демонстрирует, что права на такую демонстрацию он за нами не признаёт и прислушиваться, скорее всего, не будет. Это проявляется в превентивных арестах всех, кто предположительно не только намеревается выйти на улицу, но и способен принять участие в координации протестных акций. Административно зависимым в массовом порядке придумываются на субботу какие-нибудь повинности, студентов предупреждают об отчислениях, лоялисты придумывают страшилки про ментовскую стрельбу на поражение, РКН-тян выпиливает паблики из вконтактика и ролики из тиктока — в общем, направление работы примерно понятно.

Фактически, мы сейчас на развилке между украинским и белорусским сценариями. И я бы, конечно, предпочла украинский, но белорусский мне кажется вероятнее. Я не знаю, какие ещё карты на руках у навальновской команды, но подозреваю, что самые сильные уже разыграны, а для украинского сценария нужна возможность сильно поднять ставки. Короче, иду я завтра с тяжёлым сердцем и без особой надежды не то что на победу, а хотя бы на какое-нибудь улучшение ситуации. Если не случится неприятных неожиданностей, завтра попробую отрефлексировать в очередном посте, на что это было похоже. Так вот канал про теорию превращается в вестник какого-то мелочного копошения…

Стилистика 2021 заметно отличается от 2020: все меньше оглядываются на правила

Чем дальше, тем больше удивляюсь, что ещё остались люди, уверенные в том, что государство приносит пользу гражданам, поскольку создаёт нормы, и тем увеличивает предсказуемость жизни. Но если в чём и можно быть уверенными, так это в том, что государство постоянно нарушает свои собственные нормы, а время от времени меняет их, чтобы узаконить эти нарушения. Игра возможна и в другие ворота: если люди массово и осознанно нарушают норму, то в конце концов её смягчат или отменят — но до тех пор испортят жизнь огромному числу людей, а когда норма поменяется, то не удосужатся принести даже мимолётные извинения.

Тебя постоянно стесняют нелепые невыполнимые спущенные сверху нормы, и ты это либо терпишь — либо борешься (последнее называется «заниматься политикой»). Если борешься, то нормы стесняют тебя ещё сильнее. Неважно, являешься ли ты винтиком государственной машины, или полностью частным лицом: свои нелепые нормы найдутся для каждого. Просто в зависимости от твоего веса в сословной иерархии тебе придётся прилагать разные усилия для того, чтобы безнаказанно уклониться от исполнения какой-либо неудобной нормы или отменить её.

Сегодня самым удобным для государства способом введения произвольных ограничений является, конечно, ковид. Можно закрыть любой бизнес, запретить любую офлайн-активность, вменять людям произвольные траты или даже соединять воедино паспортный контроль, спецприёмник и суд. Издержки от самого ковида несут миллионы, издержки от запретов, связанных с ковидом, несут миллиарды. Но страдания миллиардов никак не помогают спасать миллионы, они просто страдают за компанию.

Вы прочли три абзаца нытья, это значит, что ситуация с Навальным ввела меня в ступор. Нужно хотя бы наметить ответ на вопрос «что делать». Навальный утверждает, что лучше всего работает выход на улицу. А как он работает? Ты выходишь. Тебя бьют. Ты выходишь. Тебя штрафуют. Ты выходишь. Тебя сажают. Все вокруг обсуждают слив протеста. Страна становится изгоем, экономика крякает, и те, кого бьют, штрафуют и сажают, ещё быстрее беднеют. Так длится лет двадцать, потом случается чудо, и режим становится достаточно разболтанным, чтобы рухнуть. К этому времени в стране остаются только наиболее инертные и некомпетентные, а толковые давно устроились за границей.

Конечно, любой оппозиционер предпочёл бы, чтобы всё решилось побыстрее. Мирный митинг вдруг превратился в немирный, росгвардию прогнали с площадей, приказ о вводе танков просаботировали, и вот уже премьер объявляет, что президент скоропостижно, и приглашает оппозицию вместе формировать правительство национального примирения. Но пока к такому не принято призывать вслух: недостаточный уровень ожесточения. У нас до сих пор ещё отказ согласования митинга считается веской причиной его отменить.

Если вы рассчитываете поменять ситуацию в стране митингами, то хотя бы расширяйте круг протестующих. Человек уже смешарик? Отстаньте от него, поищите новичка. Приятно видеть в толпе знакомые лица, но гораздо полезнее видеть новые. Если в согласовании отказали по ковиду, это повод митинговать ещё и за отмену ковидных ограничений. Но лучше, конечно, принципиально не оповещать власть о намерении выйти на улицу. Пусть мониторят соцсети, а не надеются, что им добровольно всё расскажут.

Ну и, конечно, если вы собираетесь становиться завсегдатаями протестных акций, вам придётся избавиться от недвижимости, автомобилей и банковских счетов — от всего, что можно арестовать за отказ платить штраф. Или вы намерены платить штрафы? Really? Вы хотите опрокидывать режим — или кормить его? Ещё через некоторое время митингующих начнут массово пытаться увольнять. Это повод сыграть на опережение, обратившись к работодателям с просьбой уволить вас и устроить на то же место вчёрную.

Можно ничего этого не делать, конечно, а просто тихо роптать и не высовываться. Тогда сработает инерционный сценарий, описанный в абзаце про двадцать лет.

Плохой из меня политик, никогда не умела мотивировать людей на подвиги…

Когда легальное нелегально, лучше присмотреться к тени

Насильственный протест

Дружественный канал Анархия+ публикует многосерийный лонгрид о том, как влияет на ход протестов наличие радикального крыла, готового к насильственным действиям. Пока что вышло пять частей, и будут ещё. В сериале раскрываются всякие тонкости, вроде того, как отличаются эффекты, когда радикальное крыло дружит с умеренным, и когда между ними нет координации — ну и тому подобное. Ожидается ещё две-три серии, которые затем будут собраны в единый пост, но я предпочла не дожидаться окончания, потому что подоспел интересный практический пример.

Самым заметным протестом прошлого года стала, конечно, Беларусь. По его итогам политологи либо мягко сокрушались, что режим, опирающийся на компактное лояльное силовое ядро, оказывается стабильным при любом недовольстве всего остального населения, что подтверждается уже двумя примерами — Венесуэлой и Беларусью — либо негодовали в адрес протестующих, мол, снимая тапочки перед тем, как вставать на скамейки, вы демонстрируете псам режима полную свою беззубость и даёте карт бланш на репрессии, жёсткость которых прямо пропорциональна численности выступлений.

И тут мне подсовывают ссылку на крайне любопытный канал, который используется для раскрутки именно насильственных акций в Беларуси, причём в крайне жёсткой форме. Прочитайте его внимательно, он довольно молодой, так что можно осилить его содержимое целиком. Вкратце: канал рассчитывает развернуть против режима полноценную партизанскую войну. Тактика же, которая при этом предлагается, даёт понять: авторы канала, кто бы они ни были, очень хорошо знают, как работают суды при анкапе, а также прекрасно понимают то самое влияние радикального крыла на протест в целом.

Я попыталась примерно сформулировать, чем руководствуются эти анонимные организаторы децентрализованного насильственного протеста:

  1. Сегодня подавляющее число недовольных режимом действительно не готово к открытому вооружённому бунту, но многие крайне раздражены полным отсутствием уступок со стороны режима в ответ на мирные акции.
  2. Неготовность к открытому бунту у одних вызвана принципиальным нежеланием эскалировать насилие, у других же — нежеланием нести серьёзные издержки.
  3. Человек умеет вырабатывать привычки и навыки. Начав с малого, он втягивается, и дальше может постепенно натренироваться на серьёзное насилие.
  4. Насилие нельзя героизировать. Герои — снимают тапочки перед тем, как встать на скамейки. Террором занимаются отбросы. И у общества есть запрос на появление этих омерзительных персонажей, которые будут воевать с режимом из самых низменных мотиваций.
  5. Для социалистической страны эталонно низменная мотивация — деньги. Лучше всего, если ради денег слуг режима будут убивать другие слуги режима. Но годятся и любые другие люмпены.
  6. За какие акции сколько платить? Кто будет платить? А это пусть рыночек порешает, дело же канала — описание бизнес-модели, которую далее может взять на вооружение любой желающий.

Что мы можем извлечь из этих материалов?

Во-первых, памятуя о том, что Беларусь для российского режима — что-то вроде испытательного полигона, можно предположить, что и в РФ нас может ждать нечто подобное, так почему бы не следить повнимательнее ещё и за изнанкой протеста, заранее примеривая на себя.

Во-вторых, в канале даётся ряд практических советов по анонимизации, которые пригодятся и мирным агористам.

В-третьих, мы видим наглядное подтверждение тому, что рыночные отношения отлично работают и при борьбе с государством, а значит, рыночек проживёт и без государства. Не то чтобы тут было прямо какое-то открытие, но вяжем и это лыко в строку.

Ничего особенного, просто открытый реестр мишеней

Что нужно делать беларусам и Тихановской?

Богдан Фокин

Сразу скажу, что тут мне больше всего хочется изобразить Шульман, забиться в норку и оттуда кричать, мол, я не эксперт, идите к экспертам. Но давайте я просто оговорюсь, что в этом вопросе я на своей правоте не настаиваю, и излагаю лишь скромное мнение.

Я исхожу из простого сопоставления тактик украинского майдана и армянской революции. Армянская тактика обеспечила победу ценой меньшего ожесточения сторон, в результате чего конфликт быстро затих, и сейчас реформы идут не столь проблемно.

Так что штабу Тихановской стоит сформулировать максимально простую децентрализованную тактику изматывания силовиков мирной городской герильей, с согласованным перекрытием улиц в географически разнесённых районах, сильным моральным давлением на сотрудников избиркомов — чтобы публиковали материалы, показывающие фальсификации, с сильным моральным давлением на родственников силовиков, чтобы вынуждали шлемоносных родичей к ненавязчивому саботажу — и так далее.

После того, как эта тактика будет озвучена, велика вероятность, что штаб будет разгромлен, а его руководство посажено в полном составе. Но децентрализованная тактика позволит далее обходиться уже без штаба.

В Армении хорошо сработала диаспора. У беларусов она тоже есть, надо пользоваться. Это давление на зарубежных лидеров, чтобы не признавали победы Лукашенко, а, напротив, признавали победу Тихановской.

В отличие от Венесуэлы, беларусские высшие силовики вроде не так сильно вовлечены в бизнес, а являются простыми бюджетниками, так что переманивать их на сторону легитимной пани президента будет проще.

Левый символ сыгран, сейчас в дело вступает центральный