Месяц в Черногории. Краткий отчёт.

Я прилетела в Черногорию 21 мая заниматься проектом Montelibero. За это время по проекту лично мной сделано немного: поселилась в относительной близости от приобретаемого в рамках проекта участка земли, поучаствовала в расчистке территории, чтобы геодезист вынес на местность кадастровые границы участка и будущей дороги к нему, да подала документы для того, чтобы меня поставили директором находящегося сейчас в процессе регистрации ООО Montelibero. Пока фирма не зарегистрирована, возможности дальнейшей офлайн-активности в плане земли ограничены.

Геометр за работой

Многих волнует стоимость жизни в Черногории. Привожу сводку по первому месяцу.

Всего потрачено 834 евро — это только на себя, без учёта трат в рамках Монтелиберо. Однако в эту сумму входят некоторые позиции, которые в дальнейшем будут сильно меньше.

На жильё ушло 282 евро, дальше будет сильно меньше. Во-первых, первые 7 суток — это хостел по 6 евро за ночь. Во-вторых, когда я сняла долговременное жильё по 120 евро в месяц, одну месячную плату пришлось оставить в качестве депозита, с потенциальным возвратом весьма нескоро.

113 евро было потрачено на предметы обстановки. Так, я привезла из России почти весь стационарный комп, кроме монитора и корпуса, потому что они тяжёлые, ну и роутер забыла взять. Пришлось покупать подержанное железо на месте. Или, скажем, в квартире не обнаружилось электрочайника и сушилки для белья. В дальнейшем по этой статье я ожидаю одну крупную трату, а дальше она почти сойдёт на нет.

Очень неприятная трата — это 30 евро туристического налога, 1 евро за сутки пребывания в стране. Налог придётся платить вплоть до получения вида на жительство, что, в свою очередь, привязано к срокам регистрации фирмы, где я директорствую. Так что эта трата в следующий месяц уменьшится, а дальше вовсе пропадёт. Впрочем, начнутся расходы по содержанию фирмы, однако именно в моём случае, по счастью, они будут оплачиваться проектом, такой вот соцпакет для сотрудника с месячной зарплатой в 80 евро.

Самая дикая с точки зрения бывших жителей России статья расходов — это комиссии за обналичку, на них ушло 29 евро. Здешние банкоматы дерут 2% + 5 евро. В супермаркетах, конечно, можно рассчитаться картой, но между людьми — только кэш, никакого тебе «скину на сбер по номеру телефона». Это серьёзный повод для того, чтобы начать зарабатывать здесь кэшем, или заводить полезные знакомства для более выгодной обналички, нежели через банкомат.

На магазины потрачено 170 евро, и ещё 54 на заведения. Эти траты оптимизировать можно, но я бы предположила, что и дальше на питание и мелкие бытовые нужды будет уходить около двухсот.

Короче говоря, если снимать очень скромную квартирку в дешёвом городе (Бар, возможно, самый дешёвый город на побережье), то, когда жизнь более или менее устаканится, можно рассчитывать ежемесячно укладываться в сумму 350-400 евро — если жить одной. Семья будет иметь меньшие удельные расходы по аренде и, скорее всего, уложится в ценник 300 евро на человека.

Однако для того, чтобы расходы укладывались в этот скромный ценник, важно выполнение ещё пары условий. Во-первых, забудьте про курение, сигареты здесь очень дорогие, больше 2 евро за пачку. Я и не начинала, мне проще. Во-вторых, можно не оформлять вид на жительство, и вместо этого делать визаран. О нём далее подробнее.

Если турист не платит туристический налог, то государство, по идее, грозится за это штрафовать. На практике штрафуют только тех, кто обращается за видом на жительство, а у него налоги не уплачены. Поэтому вместо оформления ВНЖ можно просто раз в месяц пересекать границу с Албанией. Мой домовладелец как раз этим подрабатывает: набивает по 4 человека в свою машину, по 10 евро с каждого, и возит в Шкодар, милый албанский городок на берегу Скадарского озера. В Албании примерно вдвое дешевле почти все фрукты с овощами, а также довольно много позиций в супермаркетах. Так что многие ездят туда просто затариваться, ну и заодно получают штампик о пересечении границы, дающий право продлить срок легального пребываниия в Черногории. Так что, если вы не загадываете далеко вперёд и не гонитесь за тем, чтобы через десять лет получить черногорское гражданство — то визаран это самый дешёвый способ легализации. Никаких ПЦР-тестов не требуется, в Албании я даже масок на людях не видела, вообще.

Просто забавный албанский бренд

В заключение россыпь впечатлений в целом о стране.

Язык достаточно родственный русскому, чтобы уже через месяц можно было понимать большую часть того, что тебе говорят, особенно если говорят медленно. Обычное общение происходит на смеси черногорского и русского, но в тех тяжёлых случаях, когда этого оказывается недостаточно, достаточно перейти на английский, и это решает проблему.

Местные достаточно приветливы, хотя и не настолько потрясающе гостеприимны, как, скажем, грузины. Любят поболтать: почти всегда общение с местными сводится к тому, что он говорит, ты изредка односложно отвечаешь на его вопросы, а он радуется, что его поняли, и даже ответили в тему разговора. О политике говорят мало, и это чаще касается вопроса о том, надо ли вступать в Евросоюз, а не того, что какие-нибудь русские или белорусы не поделили со своим правительством. Либертарианские ценности для них достаточно органичны, но не артикулируются.

Бизнес-культура в Черногории — притча во языцех. Создаётся ощущение, что к тому времени, когда получится провернуть более или менее сложную сделку, ты уже успеешь познакомиться со всей семьёй контрагента и даже, возможно, породниться с ней. Цена сделки в итоге окажется заметно выше предполагаемой, зато в процессе подвернутся какие-нибудь неожиданные выгоды, имеющие к первоначальному предмету обсуждения совершенно косвенное отношение. Короче, в это надо погружаться, и на это вредно тратить слишком много нервов.

Работа здесь, в принципе, есть, как квалифицированная, так и не особенно. До тех пор, пока знание местного языка не на высоте, работу можно искать через русскоязычные группы в фейсбуке, они многолюдны и информативны. Когда человек начинает бойко болтать, его возможности серьёзно расширяются. Также ничто не мешает работать удалённо, но это вы и так понимаете. Интернет дорогой, но качество достаточно сносное.

Еда вкусная, но кухня не слишком богата: мясо, сыр, хлеб, овощи, фрукты. Культура копчения мяса на высоте. Рыба есть, но местными не слишком котируется. Много едят выпечки, но тут мне с местными не особенно по пути.

Климат сперва удивил: в конце мая вечерами было откровенно прохладно. Сейчас он куда больше походит на моё представление о субтропиках: днём жарко, ночью приятно. Влажность не сильно высокая, не раздражает. Кондиционер пока даже не включала, но через некоторое время, думаю, потребуется. Море пока довольно прохладное, так что на пляжах уже весьма тесно, а в волнах ещё просторно. Говорят, местные в разгар жары мигрируют в горы, где прохладнее. Там пока не была, но планирую.

Вообще, в плане туристических достопримечательностей Черногория пока проходит мимо меня. Побывала в старом граде Будвы — и, собственно, всё. Хотя буквально под боком у меня есть какая-то потрясающе древняя маслина, коей 2400 лет, и о которой все местные говорят буквально с придыханием, а в трёх километрах находятся развалины старого Бара — но вот как-то всё недосуг. Вместо этого нынче планирую посетить туристический центр, продлить свою регистрацию после визарана, а завтра съездить в столицу, где присмотрела подержанный скутер (та самая ожидаемая крупная трата на предметы обстановки). Может, когда буду на колёсах, то смогу покататься по стране и осмотреть её более детально, но это, видимо, будет уже темой следующего отчёта.

Старый град Будвы — единственная туристическая достопримечательность, которую я детально облазила

Книжка про анкап понемногу пишется

Я вроде бы дописала первый раздел своей книжки про анкап, об основных принципах либертарианства. Разбила его на отдельные главы, чтобы было не слишком громоздко. Также для удобства читателей повыносила все многочисленные определения терминов, которые я даю в тексте, на отдельную страницу. Там у вас будет возможность в концентрированном виде получить представление о том странном понятийном аппарате, который я использую.

Также набросала примерное оглавление второго раздела, который пока условно называется «Власть». Третий раздел будет предположительно посвящён взаимосвязи анкапа и либертарианства, и играть роль послесловия к первой части книги. К двум другим частям книги пока структуру не набрасывала.

Как и раньше, не исключаю всякие правки, дополнения и изъятия, особенно если будете давать активный фидбэк.

Эрик Мак. Либертарианство. Перевод главы о Хайеке и его спонтанных порядках.

Донат на перевод этой главы был вполне приличный, 6000 рублей, но и объём текста в ней довольно выдающийся, так что пришлось покорпеть, в перерывах между добровольной либертаранской каторгой на лесоповале.

В этой главе Эрик Мак рассказывает, как повлиял на Хайека калькуляционный аргумент Мизеса о нежизнеспособности тотальной плановой экономики, описывает альтернативный выработанный Хайеком подход к описанию общества через идею спонтанных порядков, а также подробно (на мой взгляд, даже излишне дотошно) разбирает идею о том, что свобода — это когда все соблюдают некий единый набор абстрактных правил, носящий гордое имя правил справедливого поведения, причём соблюдают не из соображений выгоды, а возводят их в ранг трансцендентной ценности. Короче, если бог умер, это ещё не значит, что всё позволено.

Надеюсь, что следующий донат будет на перевод Стефана Молинью, у него и стиль попроще, и главы не столь монструозного размера, так что промежуток между донатом и продуктом можно будет сделать не слишком длинным.

Путь в Черногорию

Я благополучно добралась до Черногории. Хотя «благополучно» — не совсем корректное слово, потому что в процессе было совершено много ошибок и потеряно много денег. Вообще, путешествия, в сравнении с 2019 годом, когда я последний раз выбиралась за пределы России, стали гораздо сложнее.

Самым неприятным открытием оказалось то, что сейчас нельзя доверять агрегаторам при покупке авиабилетов. Тебе охотно и без каких-либо дисклеймеров продадут билет на рейс, которым ты в принципе не сможешь воспользоваться, о чём продавец знает уже на момент сделки, и сдать этот билет также не получится. Так, у меня не вышло относительно недорого долететь до Белграда через Стамбул, и пришлось срочно покупать буквально предпоследний оставшийся прямой билет до Белграда, в бизнес-классе, за бешеные деньги. Далее в самом Белграде меня не выпустили в город, потому что не было ПЦР-теста, пришлось ночевать в транзитной зоне. А когда настало время регистрироваться на рейс до Тивата, то оказалось, что мой багаж никто за меня с рейса на рейс не переложит. В итоге мне выделили менеджера, который буквально за ручку провёл меня через паспортный контроль (отсутствие теста волшебным образом перестало мешать), дальше я получила багаж у стойки lost&found, потом на регистрации оказалось, что мой билет не видит система, пошли к стойке авиакомпании, где система меня всё-таки разглядела, мне напечатали бумажную копию билета, и с ней квест по посадке в самолёт всё-таки удалось завершить… Чем мне понравились сербы, так это тем, что все воспринимали случившийся факап с юмором, любые формальности тут же, при появлении настоящей проблемы, отставлялись в сторону, так что путешествие по аэропорту было наполнено весёлым смехом и шутками на ломаном английском.

В Тивате я пренебрегла услугами таксистов (это было реально сложно), дошла пешком до автобусной станции, купила там билет до Будвы, воспользовалась публичным вайфаем, чтобы сообщить встречающему, когда меня ждать, и далее никаких проблем уже не было.

Генрих, до позавчерашнего дня представитель единственного семейства, переехавшего в Черногорию в рамках проекта Монтелиберо, оказался просто обыкновенным либертарианцем, какими они и должны быть согласно либертарианским агиткам: деловым, энергичным, вежливым, уделяющим большое внимание построению своей репутации — и без каких-либо навязчивых фетишей, которые не редкость у политических и общественных активистов. В общем, мы с ним, несомненно, сработаемся. Передала ему наличку в фонд проекта — правда, только чужую, поскольку мои факапы по дороге вряд ли дадут мне в ближайшее время инвестировать значимую сумму, и лучше я приберегу остаток денег на аванс будущему арендодателю ради получения более привлекательных условий.

Вчера съездили с Генрихом из Будвы в Бар. Если Будва — город чисто туристический, расположенный в довольно тесной прибрежной полосе между морем и скалами, и активно забирающийся уже на эти самые скалы — то Бар гораздо просторнее, там прямо в городской черте полно пустующего пространства, и он выглядит несколько более самодостаточным. Он не смотрится при этом каким-то нищим и запущенным, хотя определённая остаточная совковость в нём ощущается. В общем, я постараюсь найти себе жильё именно там, заодно это будет существенно ближе к месту расположения нашей будущей либертарианской локации.

Неожиданно меня решили сделать директором проекта — это связано главным образом с кадровым дефицитом и чистотой моих документов, а не с какими-то выдающимися деловыми качествами. Но, конечно, постараюсь не подвести. Разумеется, фонд пока не может позволить себе сколь-либо конкурентной зарплаты, так что это выглядит скорее общественной нагрузкой. Насколько я понимаю, на сегодня фонд собрал уже примерно 25 тысяч евро из требуемых для покупки земли 70 тысяч, и эти темпы явно позволяют завершить начатое, причём скорее всего без какого-то одного участника с контрольным пакетом. Послезавтра встречаем ещё одну семью переселенцев.

Что касается канала, то надеюсь сохранить в дальнейшем привычный темп публикаций около одной в сутки. Кстати, большое спасибо тем, кто, прознав про мои трудности с билетами, кинул несколько непривычно крупных донатов. Это уже покрывает примерно пятую часть потерь — а ведь я даже не обращалась ни к кому с прямыми просьбами, потому что как-то неловко просить людей оплачивать результаты моей же глупости.

Вид из окна хостела на старый град Будвы. В Баре, конечно, вид будет существенно более обыденным.

Эрик Мак, Либертарианство. Основы. Нозик.

Продолжаю переводить «Либертарианство» Эрика Мака. В прошлый раз покончив с Частью 2 о философских предпосылках, теперь грызу Часть 3 об основах либертарианства, и сегодня представляю вашему вниманию коротенькое введение к третьй части и довольно длинную главу о том, как Нозик пояснял за самопринадлежность и следующие из неё моральные ограничения. Подход Нозика сравнивается с более известной концепцией Ролза — про вуаль неведения и вот это всё — после чего Эрик Мак показывает, в каких местах Нозик представляется ему более убедительным.

Я старалась переводить так, чтобы было максимально понятно, о чём речь, но не могу гарантировать, что не упустила какие-нибудь устойчивые выражения из малознакомого мне жаргона моральных философов, так что буду рада, если какой-нибудь условный Артём Северский кратенько пробежится по переводу и предложит свои правки, где сочтёт нужным.

Перевод этой главы был простимулирован донатом в размере тысячи рублей — что достаточно много для единичного доната, но весьма скромно, учитывая объём работы. Так что буду рада, если подкинете ещё.

Следующая глава предстоит тоже немаленькая, и там будет о том, что автор почерпнул в плане основ либертарианства у Фридриха Хайека.

Также я немного поправила вёрстку ранее выложенных глав, перевела примечания к ним и улучшила навигацию между главами. Я молодец)))

Стефан Молинью. Практическая Анархия. Глава 6

Не прошло и года, как я вернулась к переводу и этой книги. Очередная глава скромно называется Просто личное признание и представляет собой феерию поэтических метафор, из которой мы много узнаём о соборах и плечах, о рыбах и пустыне, о королях и о капусте…

Что-то подобное — описание личного авторского ощущения неимоверной ценности полученного знания — встречается у многих либертарианских авторов; я и сама этого не чужда. Ну а в конце главы и вовсе довольно точно описывается, зачем я двигаю в Черногорию и чего хочу там строить.

Глава переведена при финансовой поддержке Битарха в размере 0.00110501btc.

Эрик Мак. Либертарианство. Перевод главы про Спенсера.

После долгого перерыва, в течение которого я занималась допиливанием издания Механики свободы, я возвращаюсь к двум другим проектам по переводам либертарианской литературы, которые у меня висят. Поскольку на перевод Стефана Молинью сейчас донаты не капают, а на Эрика Мака пришло два доната по 500р, то выкладываю главу из Мака. Не забывайте подбадривать процесс перевода.

Рассказом про взгляды Герберта Спенсера Эрик Мак завершает первую часть своей книги, посвящённую предтечам либертарианства; дальше ожидается, что он подойдёт ближе к главной теме своего труда.

Рассматривается ранняя и не самая известная работа Спенсера, которая к тому же была им при переиздании частично пересмотрена в сторону большей умеренности и принятия статус кво. В ней он вводит в качестве первичного принципа справедливости Закон равной свободы, который до сих пор у либертарианцев активно в ходу — насчёт того, что каждый волен делать всё, что пожелает, пока не нарушает аналогичную свободу других людей.

Что показалось достойным внимания лично мне, так это прямое указание Спенсера на то, что право собственности определяется согласием общества удовлетворить соответствующее притязание. Это почти один в один формулировка, которой я пользуюсь, определяя любое право как претензию, которую терпят.

Также, что важно, Спенсер приближается к принятию принципа методологического субъективизма, когда отмечает, что для движения в рамках принципа наивысшего счастья нет нужды сравнивать, чья концепция счастья выше, достаточно, чтобы каждый имел возможность деятельно стремиться к своему собственному.

Ещё одно чудовищное пиратство

Не так давно аудитория телеграм-чатика имени меня наблюдала в прямом эфире, как я пытаюсь поломать аудиофайл в проприетарном амазоновском формате aaxc и сконвертировать его в человеческий mp3. Благодаря помощи читателей и толике везения за вечер удалось управиться.

Теперь каждая глава оригинального текста книги Дэвида Фридмана The Machinery of Freedom сопровождается аудио, где сам автор читает соответствующую главу. Вообще-то аудиокнигу я ломала немного для другого, но об это как-нибудь позже, а пока пристроила к делу промежуточный результат.

Ещё опубликован перевод первого из трёх приложений к книге, но это мелочь, нужная только для того, чтобы на прогресс-баре циферка поменялась. Так-то я в основном сейчас занята окончательной редактурой и вёрсткой перевода в формат epub.

Кстати, об аудио. Если есть желающие озвучить перевод книги, давайте сотрудничать. Начитайте голосом стихи из эпиграфов ко всем частям книги, пришлите мне запись в личку, а дальше, если выбор окажется достаточно представительным, проведём голосование о том, чей именно вариант выложить ко мне на сайт и, соответственно, сосватать самому Фридману уже для его сайта. А то он даже раздел уже подготовил для своих стихов на русском, но пока что в нём пусто, и надо бы исправить эту несправедливость. Ну а если у победителя конкурса будут силы на то, чтобы озвучить всю книгу (это больше двенадцати часов), то будет просто мегакруто, и это почти наверняка окажется вознаграждено благодарной публикой.

Неужто началось?

Сегодняшние митинги развеяли мою меланхолию. Народу вышло много, народ был зол и весел. Ментов было гораздо больше, чем в прошлые годы. Работали они без ожесточения, но достаточно решительно. Люди на ходу учились сцепке, старались отбивать своих. Плакатов и флагов было мало, выходили не для того, чтобы выпендриться, а чтобы давить массой.

Отдельно мотивируют видео, где ментов заливают перцем, закидывают снежками или просто бьют в морду. Я малодушно выложила баллончик из кармана перед выездом, но в следующий раз непременно возьму. И, возможно, буду даже искать повода применить. Чувствуется, что на этот раз, если и будут заводить уголовки, то уже не высосанные из пальца, не за пластиковые стаканчики, а по-честному. И у меня есть странное ощущение, что такие уголовки скорее подогреют народ, а не смутят. Да, конечно, это я сейчас по горячим следам записываю, пока адреналиновые воспоминания свежи. Но люди уже сейчас морально готовятся выйти через неделю, если не раньше, и у них тоже адреналиновые воспоминания свежи. Так что обострение со стороны протестующих вполне вероятно, а это и есть то, что нужно для появления шансов на его успех.

Отдельное спасибо тому, оставшемуся мне неизвестным, молодому человеку, который предотвратил моё задержание, когда ухватился за меня с криком «а ну руки убрал, это моя девушка!». И мент, что характерно, руки убрал. Так работает гомстед)))

Это Москва, кажется. У нас таких воодушевляющих кадров не было, к сожалению.

Эрик Мак. Либертарианство. Глава про Милля.

С месяц назад мне капнул небольшой донат на перевод Эрика Мака. Не то чтобы я сильно торопилась с этим переводом, но и совсем уж оставлять без внимания, что хоть кто-то счёл важным для себя немного подбодрить процесс, тоже не хотелось. Так что вот вам свежая глава, предпоследняя в части, посвящённой философским предпосылкам для возникновения либертарианства. С переводом пришлось повозиться: Джон Стюарт Милль писал довольно замудрённо.

Глава посвящена утилитарным аргументам в пользу свободы, иначе говоря, попыткам обосновать её необходимость не только так называемыми естественными правами (это вообще не обоснование, а простой постулат, мол, есть такое право, и точка), но и общественной пользой. Конечно, с переходом к методологическому субъективизму прямолинейные рассуждения об общем благе стали выглядеть некоторым анахронизмом, но не полностью, что меня несколько удивило. В сущности, в своих утилитарных рассуждениях, из которых при желании легко выводится любая тоталитарная доктрина, Милль приходит к нашей старой знакомой самопринадлежности, примате индивидуальной безопасности и прочим либеральным атрибутам.

С нашей нынешней колокольни это, конечно, выглядит натягиванием совы на глобус. Милль был априори уверен в ценности индивидуальной свободы, а дальше его задача сводилась к подбору аргументации, почему она нужна для обеспечения наивысшего общего блага. Будь он априори уверен в ценности норм шариата или поисков инопланетного разума, он бы мог точно так же построить аргументацию, доказывающую, что для достижения наивысшего общего блага нужны именно эти архиважные вещи.

Не забывайте подбадривать процесс перевода своими донатами.