Механика свободы, глава 53. Провалы рынка: аргументы за и против государства.

Перевод Фридмана недавно подбодрили донатом, так что вот вам очередная глава Механики свободы.

Наиболее распространённый аргумент в пользу государства со стороны экономистов — это утверждение о том, что внешнее принуждение полезно для решения проблемы провалов рынка. Некоторые анкапы, вроде Владимира Золоторева, в ответ просто отрицают существование самого явления, указывая, что если что-то не делается, значит, не больно-то хотелось. Фридман предлагает не спорить с экономистами, а просто перенаправить их аргумент против государства, показывая, что именно из-за провалов рынка государство и приносит столько совершенно неизбежного вреда.

Кстати, мне тут посоветовали рассказ фантаста Вернора Винджа Неуправляемые, написанный в 1985 году под серьёзным влиянием Механики свободы. В нём излагается хрестоматийный сюжет «государство нападает на Анкапистан». В целом мне зашёл стиль автора. Рассказ оказался частью более крупного цикла, прочту его целиком на досуге.

Практическая анархия, глава 5

Недавно меня подбодрили небольшим донатом на перевод Стефана Молинью, так что я продолжила редактуру, и сейчас выкладываю чистовой вариант пятой главы, Аргумент Апокалипсиса.

Сперва автор для разгону разбирает собственно аргумент Апокалипсиса, на что не требуется много интеллектуального труда, а вот затем начинается интересненькое. Если в предыдущей главе анархо-капиталист грамотно объяснил, почему дороги не так важны, то сейчас он берёт новую планку и столь же грамотно объясняет, почему анархия не так важна. Поистине, ни у кого из критиков анкапа я ранее не встречала столь же убедительной критики анкапа, как у того, кто этот самый анкап последовательно проповедует, и это, если подумать, вполне логично.

Как Молинью ответит сам себе на эту критику, я пока не знаю: Шахразаду застиг конец главы, и она прекратила дозволенные речи. Так что шлите ваши донаты на перевод следующего куска текста. Там нет чернового перевода, так что буду работать с исходника, но я неплохо приноровилась, и это меня теперь особенно не замедлит, так что ваши донаты теперь буду класть сразу себе в карман. Ничего не поделаешь, коронакризис, денег стало меньше.

Механика свободы, глава 52

В Главе 52, Позитивное представление о правах, Дэвид Фридман при помощи понятийного аппарата, введённого им в предыдущей главе, развивает идею точек Шеллинга и стратегий притязаний с модельного микросоциума из двух человек на общество произвольной сложности.

Фактически, Фридман более развёрнуто и обоснованно вводит то самое определение прав, которое я регулярно использую в своих текстах: права — это претензии, которые терпят. Неудивительно, что у нас обнаружился такой параллелизм в мышлении: если бы его не было, я бы вряд ли взялась переводить его книгу, прочитав буквально пару глав.

Стефан Молинью, Практическая анархия. Глава 4.

Отредактировала четвёртую главу Практической анархии Стефана Молинью. Текст — впечатляющее упражнение в риторике. Автор продолжает мотивировать нас отказаться от государства в пользу анархии, при помощи следующей логической конструкции: государство это ужас-ужас, значит, отсутствие государства может быть круто; если окажется, что координация в обществе без государства в принципе возможна — надо брать. Если это и создаст мелкие неудобства — можно потерпеть, но весь прикол в том, что нет, не создаст, а, наоборот, будет только лучше, и тогда получится, что вы терпели злое некрасивое государство ради того, чтобы ещё и жить было неудобно, ну не идиоты ли.

Механика свободы, глава 51

Продолжаю публиковать перевод Механики свободы Дэвида Фридмана.

В главе Торг в условиях анархии автор разбирает, каким образом в гоббсовском естественном состоянии, где нет никаких возможностей принудить друг друга к соблюдению соглашений, эти самые соглашения вообще могут возникать и соблюдаться. Иначе говоря, как люди вообще выходят из состояния войны всех против всех без всякого государства. Для объяснения привлекается такое довольно любопытное понятие из теории игр, как точки Шеллинга. Не знаю, как для вас, а для меня материал был полностью новым, так что искренне наслаждалась в процессе редактирования текста.

Эрик Мак. Либертарианство. Глава про Юма.

Сегодня у нас в программе обещанная глава из книги Эрика Мака «Либертарианство», посвящённая взглядам Дэвида Юма, как ещё одного из предтеч этой идеологии. Несмотря на то, что Юм, оппонируя разобранному в предыдущей главе Локку, отрицал и общественный договор, и естественные права, он довольно толково дополнил его взгляды на общественное устройство своим описанием морали, которая возникает у человека как общественного животного. Также Юм формулирует следующие из этого принципы справедливости, которые приводят к взаимовыгодному общественному сотрудничеству.

Механика свободы, главы 49-50

Начинаю выкладывать перевод пятой части Механики свободы.

Как обычно, всё начинается со стихотворного эпиграфа. В нём Фридман иронизирует над идеей Гоббса о мифическом естественном порядке, в котором происходит война всех против всех, и лишь государство способно защитить людишек от этого первобытного ужаса. Ну а мне пришлось вспомнить, как складываются сонеты.

Глава 49, Первая правовая система. Фридман анонсирует свою новую книжку про правовые системы, сильно отличающиеся от нашей. Тогда она ещё писалась, сейчас уже написана, но за её перевод я пока не бралась. Он утверждает, что буквально все (или почти все) нынешние правовые системы берут своё начало в довольно несложной для понимания традиции кровной мести, а дальше демонстрирует это на нескольких примерах.

Глава 50, Анархо-капитализм: детсадовская версия. Тут Фридман указывает, как эта изначальная правовая система путём несложного допиливания превращается в базовую модель правопорядка при анкапе — имеющую примерно такое же отношение к реальным современным моделям безгосударственного обеспечения права, как экономика Робинзона Крузо к реальной экономике.


Дальше я ненадолго переключусь на перевод Эрика Мака. На него всё ещё собрано очень немного, но надеюсь, что вы меня подбодрите своими донатами. Реквизиты — на странице перевода.

Ну и небольшой курьёз, иллюстрирующий популярное мнение о том, что анкапы обычно не сильны в математике. Когда работа стала близиться к завершению, я отчётливо увидела, что у меня как-то не бьётся статистика переведённых глав, пересчитала заново, оказалось, что всего глав чуть больше, а переведено чуть меньше, чем я раньше показывала на картинках. Всё течёт…

Практическая анархия, Стефан Молинью. Главы 1-3.

Отредактировала первые три ранее выложенных главы Практической анархии Стефана Молинью. Впрочем, это только формально три главы, а по смыслу это сперва предисловие, потом введение, а напоследок ещё граничные условия. Подозреваю, что Молинью должен быть весьма толковым любовником, с таким подходом к предварительным ласкам.

Стиль книги очень живой и эмоциональный, но несколько перегруженный. Старалась делать его достаточно читабельным, и надеюсь, что преуспела.

В предисловии автор оправдывается перед читателем за то, что посмел опубликовать книгу в открытом доступе, да ещё и имеет наглость предполагать, что читатель, заплатив ноль денег, уделит на чтение больше ноля времени.

Из введения к первой части, посвящённой методологии, читатель выясняет, что вообще-то имеет дело со второй книгой трилогии, а также получает новую порцию авторских извинений — на сей раз за то, что книга скорее всего вызовет баттхёрт.

В главе про ограничения автор поясняет, что не намерен расписывать в деталях, какого цвета мантии будут при анкапе носить судьи, и вообще предпочёл бы, чтобы книгу воспринимали, как учебник, а не как справочник. Давайте немедленно применим это знание к ранее опубликованным главам про организации по разрешению споров и про безгосударственные тюрьмы.

Задел по ранее переведённым главам ещё есть, но до окончания работы над черновым переводом пока далеко, и своей денежкой вы могли бы подбодрить процесс. Все реквизиты — перед оглавлением.

Механика свободы, глава 48

Я прикончила последнюю главу второго издания Механики свободы, 1989 года. Остались только относительно свежие главы третьего издания, вышедшего в 2015 году. Глава странная и выглядит в этой книге немного офтопиком, потому что в ней вместо механики свободы рассказывается о малоизвестном авторе детективов начала 20 века — Г.К. Честертоне. Концовка первого издания выглядела несколько более логичной, на мой взгляд, а так эта глава выглядит неким расширенным приложением к книге.

В обзоре рассказывается, какой Честертон был молодец, настоящий либерал старой закалки, успешно совмещающий это с католицизмом и определённым неравнодушием к евреям. Наверное, это интересно ценителям Честертона, и мне, в общем-то, нравятся рассказы про отца Брауна — но, на мой взгляд, в Механике свободы эта глава лишняя.

Дальше я на некоторое время дам вам отдохнуть от Фридмана и переключусь на Молинью.

Механика свободы. Глава 46

В сорок шестой главе Механики свободы Дэвид Фридман разбирает идею частных денег, фрибанкинга и вот этого вот всего, что в восьмидесятых годах прошлого века представлялось куда более далёким и малореализуемым, чем сейчас.

Основная часть главы, Рынок денег — это изложение самой концепции частных денег. Я не читала пока что одноимённый труд Хайека, но похоже, что Фридман во многом базировался именно на нём. Автор разбирает, почему обслуживание государством денежной системы всегда будет происходить плохо, и почему нет никаких проблем с тем, чтобы этим занимались частники.

Первая дополнительная подглава, Какой именно товар? — касается вопроса о том, на каком именно товаре базировать денежную систему в Прекрасной Америке Будущего. Фридман предлагает использовать для этого корзину биржевых товаров, цена которой будет как можно лучше коррелировать с уровнем потребительских цен. Короче говоря, бумер изобрёл стэйблкойн. Современные механизмы позволяют легко выпустить токены, привязанные к какой угодно товарной корзине, но практика показывает, что наибольшей популярностью пользуются токены, привязанные в отношении один к одному к банальному фиатному доллару.

Вторая дополнительная подглава, Предпочтение это не предсказание, как раз и содержит сетования автора на то, что изобретённая им система прекрасна, но нереализуема, и что скорее уж частные деньги будут привязаны к золоту, неэластичное предложение которого почему-то представляется Фридману трагедией — но никак не к индексу потребительских цен.