Практическая анархия, глава 5

Недавно меня подбодрили небольшим донатом на перевод Стефана Молинью, так что я продолжила редактуру, и сейчас выкладываю чистовой вариант пятой главы, Аргумент Апокалипсиса.

Сперва автор для разгону разбирает собственно аргумент Апокалипсиса, на что не требуется много интеллектуального труда, а вот затем начинается интересненькое. Если в предыдущей главе анархо-капиталист грамотно объяснил, почему дороги не так важны, то сейчас он берёт новую планку и столь же грамотно объясняет, почему анархия не так важна. Поистине, ни у кого из критиков анкапа я ранее не встречала столь же убедительной критики анкапа, как у того, кто этот самый анкап последовательно проповедует, и это, если подумать, вполне логично.

Как Молинью ответит сам себе на эту критику, я пока не знаю: Шахразаду застиг конец главы, и она прекратила дозволенные речи. Так что шлите ваши донаты на перевод следующего куска текста. Там нет чернового перевода, так что буду работать с исходника, но я неплохо приноровилась, и это меня теперь особенно не замедлит, так что ваши донаты теперь буду класть сразу себе в карман. Ничего не поделаешь, коронакризис, денег стало меньше.

Стефан Молинью, Практическая анархия. Глава 4.

Отредактировала четвёртую главу Практической анархии Стефана Молинью. Текст — впечатляющее упражнение в риторике. Автор продолжает мотивировать нас отказаться от государства в пользу анархии, при помощи следующей логической конструкции: государство это ужас-ужас, значит, отсутствие государства может быть круто; если окажется, что координация в обществе без государства в принципе возможна — надо брать. Если это и создаст мелкие неудобства — можно потерпеть, но весь прикол в том, что нет, не создаст, а, наоборот, будет только лучше, и тогда получится, что вы терпели злое некрасивое государство ради того, чтобы ещё и жить было неудобно, ну не идиоты ли.

Практическая анархия, Стефан Молинью. Главы 1-3.

Отредактировала первые три ранее выложенных главы Практической анархии Стефана Молинью. Впрочем, это только формально три главы, а по смыслу это сперва предисловие, потом введение, а напоследок ещё граничные условия. Подозреваю, что Молинью должен быть весьма толковым любовником, с таким подходом к предварительным ласкам.

Стиль книги очень живой и эмоциональный, но несколько перегруженный. Старалась делать его достаточно читабельным, и надеюсь, что преуспела.

В предисловии автор оправдывается перед читателем за то, что посмел опубликовать книгу в открытом доступе, да ещё и имеет наглость предполагать, что читатель, заплатив ноль денег, уделит на чтение больше ноля времени.

Из введения к первой части, посвящённой методологии, читатель выясняет, что вообще-то имеет дело со второй книгой трилогии, а также получает новую порцию авторских извинений — на сей раз за то, что книга скорее всего вызовет баттхёрт.

В главе про ограничения автор поясняет, что не намерен расписывать в деталях, какого цвета мантии будут при анкапе носить судьи, и вообще предпочёл бы, чтобы книгу воспринимали, как учебник, а не как справочник. Давайте немедленно применим это знание к ранее опубликованным главам про организации по разрешению споров и про безгосударственные тюрьмы.

Задел по ранее переведённым главам ещё есть, но до окончания работы над черновым переводом пока далеко, и своей денежкой вы могли бы подбодрить процесс. Все реквизиты — перед оглавлением.

Конфликт защитных организаций — это ложный аргумент против анкапа

Колонка Битарха

Оригинальная публикация вконтакте

Критики анкапа постоянно приводят этот известный ещё из книги 1974 г. Роберта Нозика Анархия, государство и утопия аргумент о невозможности анкапа. Суть его в том, что разные защитные организации могут принять противоречащие решения относительно какого-либо дела, войти в вооружённый конфликт при попытке его исполнить, и в итоге останется одно, самое сильное агентство, которое станет обычным мини-государством с территориальной монополией. Джек Хиршлейфер в своей работе об условиях устойчивости анархии продемонстрировал, при каких условиях подобное происходит, приводя к войне за гегемонию вместо состояния анархии.

Но этот аргумент относится исключительно к моделям безгосударственного общества, где применение насилия всё же допустимо для некоторых целей (исполнение контрактов, взыскание компенсации). Например, такой позиции отчасти придерживается Мюррей Ротбард и полностью Дэвид Фридман (книга Механика свободы). Для полностью волюнтаристского общества проблема конфликта защитных организаций, как и определения высшей инстанции суда (который принимает окончательное решение) отсутствует напрочь.

При любой модели волюнтаристского общества создаются условия, когда инициация насилия невозможна либо мгновенно гасится (существует равномерный баланс потенциала насилия (БПН) «оружие у всех» и доктрина сдерживания (ДС), т.е. готовность большей части общества применять контр-насилие для остановки агрессии). Контр-насилие можно применять лишь при непосредственной атаке, но нельзя начинать войну, чтобы «наказать нарушителя» или «взыскать компенсацию». Обидчика, если он в данный момент не инициирует насилие, можно лишь бойкотировать, то есть не вести с ним никаких дел. Между прочим, это стандартное поведение между всеми субъектными игроками с БПН, например, стационарными бандитами (СБ, «государствами») в отношениях между собой.

При анкапе суд (как и сейчас в отношениях между СБ) может происходить лишь по обоюдному согласию обеих сторон. Стороны также заранее договариваются об условиях обжалования решения суда, если оно их не удовлетворит. А что если одна сторона не захочет идти в суд? В волюнтаристском обществе с БПН никто не может его принудить идти туда, но отказ может расцениваться как признание вины, что приведёт к требованию выплаты компенсации истцу, а при отказе — понижение репутации и возможный остракизм. Если нарушитель будет делать так постоянно, тяжесть остракизма будет нарастать, в конечном итоге ему просто прекратят оказывать коммунальные услуги и продавать товары в большинстве магазинов, и он будет вынужден либо согласиться на сотрудничество, либо уехать подальше, туда, где его репутация принимается не так близко к сердцу. Хотя с испорченной репутацией вход во все более-менее приличные юрисдикции для него будет закрыт.

Как видим, места для описанного Нозиком конфликта нет вообще.

Комментарий Анкап-тян

Нозик показывает, как система конкурирующих защитных агентств может превратиться в систему минимальных государств, не нарушая джентльменского принципа компенсировать ущерб пострадавшим от их деятельности клиентам, а также третьим лицам. Битарх показывает, что если отобрать у защитных агентств этот удобный повод принуждать кого попало ради его же собственного блага, то проблема ренессанса государства снимается. Дальше возникает вопрос «ну и как же всё-таки принуждать, если очень хочется», и на него отвечает уже Стефан Молинью. Какой сценарий является менее реалистичным — появление ультраминимальных государств на базе защитных агентств или появление волюнтаристского общества на базе поголовной вооружённости и готовности активно противодействовать насилию в свой адрес — предоставим судить читателю.

Три коротких анонса

Недавно я публиковала подборку интересных окололибертарианских каналов, и там был канал Артёма Северского Жизнь с другими. Я особо рекомендовала глянуть в нём серию постов про денежную политику, но шариться в истории телеграм-канала бывает неудобно. К счастью, автор был настолько любезен, что собрал эти посты в единую статью и выложил на сайт. Заодно можете погулять по сайту, там тоже есть кое-что интересное, например, статья о классическом либерализме и либертарианстве того самого Эрика Мака, книгу которого мы сейчас переводим.

Канал Libertarian Band, где я пишу сценарии для серии образовательных роликов, завёл себе отдельную новостную рубрику и сегодня выложил пилотный выпуск с новой харизматичной ведущей. Не поленитесь отписать в комментах, что думаете о подаче материала, чтобы помочь в её улучшении.

Также я выложила черновики перевода пяти новых глав Практической анархии Стефана Молинью. На этом у меня полностью иссяк бюджет для поощрения волонтёров, так что, думаю, теперь процесс поступления черновиков застопорится, и я смогу спокойно заняться редактированием того, что уже прислано. Впрочем, вы можете закинуть ещё денег, и волонтёры взбодрятся. Напоминаю кошелёк для финансирования проекта по переводам: 1AFkD2bazCs5YZBBrSD7HsRMWLmRbg6QBo

Молинью, Практическая анархия, черновики перевода

Я приболела, голова соображает плохо, поэтому взялась за работу, требующую минимум интеллектуальных усилий: сверстала и выложила черновики всех уже переведённых волонтёрами глав Практической анархии Стефана Молинью — на редактуру меня пока не хватает. Особо нетерпеливые таким образом могут ознакомиться с текстом, не дожидаясь, пока я там всё вылижу.

Волонтёры так разогнались, что сожрали все собранные ранее на перевод донаты, и за несколько глав я даже остаюсь им должна. Так что очень прошу вас пополнить фонды, чтобы они не останавливались на полпути. Деньги шлите на кошелёк 1AFkD2bazCs5YZBBrSD7HsRMWLmRbg6QBo . Кризис это отличная возможность закупиться биткоинами по дешёвке, не упускайте эту возможность. Что-то переведёте на благое дело, остальное в заначку.

Перевод Практической анархии. Главы 16 и 25.

Мы начали перевод Практической анархии Стефана Молинью, и для начала представляем вам самую мякотку — главы, касающиеся судов при анкапе (все обожают спрашивать про суды при анкапе, но сколько анкапов, столько и воззрений на эту тему) и частных тюрем.

Глава 16, Организации по разрешению споров. Автор делится байками из сферы айти, показывая, что государство применяется не для того, чтобы помогать разбирать конфликты с недобросовестными контрагентами — а чтобы угрожать им самой возможностью разбирательства. Это, конечно, тоже можно использовать, но выглядит подобное применение института суда максимально по-идиотски. Дальше идут рассуждения о том, зачем нужны контракты, и как разрешать неизбежные споры по ним без применения централизованного насилия.

Глава 25, Безгосударственные тюрьмы, рисует нам картины безрадостного прозябания для каждого, кто, совершив насильственное преступление, откажется возмещать ущерб в ситуации, когда куда ни плюнь, всё вокруг частное. Далее предлагается более или менее щадящая альтернатива, которой каждый мало-мальски рассудительный преступник не преминет воспользоваться.

Напоминаю, что на перевод нужны деньги. У нас пока на руках примерно половина суммы, так что ваши донаты на кошелёк 1AFkD2bazCs5YZBBrSD7HsRMWLmRbg6QBo будут чрезвычайно уместны.

Анонсирую новые переводы

Я ещё весьма далека от окончания редактуры перевода Фридмана, а между тем в разделе Переводы на сайте появились ещё два долгоиграющих проекта. Обе книги я ещё не читала, и прочитаю только в процессе редактирования переводов, тогда же и сложу о них собственное мнение.

  1. Стефан Молинью, Практическая анархия. Перевод затеян каналом Антигосударство, я же просто перехватила инициативу и предложила использовать для перевода уже обкатанный на Фридмане рабочий процесс.
  1. Эрик Мак. Либертарианство. Сама книга рекомендована к прочтению Михаилом Пожарским. В свободном доступе английского текста не нашлось, пришлось купить его на амазоне, а дальше спиратить почти как в эпоху бумажных книг: наделать скриншотов с экрана и распознать картинки. Так что английский текст не может похвастаться хорошей вёрсткой, причёсывать будем уже перевод.

Для ускорения работы над переводами здорово помогут ваши донаты на кошелёк 1AFkD2bazCs5YZBBrSD7HsRMWLmRbg6QBo 

Доброум

Я немного дополнила позавчерашнюю статью с ответом Александру Елесеву. В дополнении — реклама нового проекта Александра Литреева и загадочное пожелание не есть жёлтый снег.

Также дублирую сюда из статьи упоминание о сборе идей по применению доктрины сдерживания к государству.

Если у вас есть свежие интересные идеи, какие ненасильственные угрозы и механизмы их реализации можно было бы применять гражданину против государственных служащих различных рангов, делитесь ими в комментариях или в личку. Авторы наиболее удачных идей могут рассчитывать на вознаграждение в биткоинах.


Также, раз случилась такая оказия, познакомилась поближе с проектом Доброум, который оказался довольно интересным явлением, и о нём бы хотелось рассказать поподробнее.

Как и мой проект, Доброум строится вокруг собственного сайта, но имеет существенно большее проникновение в различные соцсети, из которых наиболее развит и интересен ютуб-канал (почти 20 тысяч подписчиков). На сайте указывается, что на создание проекта Александра вдохновил Freedomain Radio — канал канадского блогера Стефана Молинью, имеющего достаточно скандальную известность в англоязычной среде, а в русскоязычной лишь изредка поминаемый Михаилом Световым. С содержанием идей Молинью я практически не знакома, если не считать весьма лапидарной страницы в википедии, так что не берусь судить о преемственности между Елесевым и Молинью в идеологическом плане.

Сам Александр в своих видеороликах и статьях форсит две основные идеи:

  • Корень государственного насилия по отношению к людям — во внутрисемейном насилии. По мере того, как изживается насилие в семьях, снижается насилие и в обществе в целом. Поэтому крайне важно воспитывать в ненасильственном ключе собственное потомство и распространять соответствующую идею как можно шире.
  • Разумность обустройства общества, его способность развиваться и преодолевать предрассудки — прямо завязана на средний IQ в этом самом обществе. IQ, между тем, гораздо больше обусловлен наследственностью, нежели обучением. Поэтому для общества полезны такие практики, как ограничение иммиграции из неблагополучных стран, отсутствие поддержки неблагополучных семей, поощрение рождаемости среди интеллектуальной элиты.

В качестве основного метода Александр использует «рассуждение от первых принципов», иначе говоря, дедукцию в духе Ротбарда. Вместе с тем, как вы видим по кейсу с IQ, он склонен доверять исследованиям в области естественных наук и делать на их основе выводы о желаемом устройстве общества, что опасно близко к разным сциентистским практикам социальной инженерии, столь популярных в 20 веке. Идеи спонтанных порядков и эволюционный подход ему, насколько я могу судить, не близки.

Александр живёт в США, так что когда он рассуждает о российских событиях, этот момент стоит учитывать. Зато ролики, касающиеся собственно американской проблематики, у него очень интересны.

В общем, я подписалась на его ютуб-канал, а на телеграм не стала — там многовато всякого сиюминутного, на мой вкус, а я уже близка к пределу возможностей восприятия, приходится очень аккуратно подходить к подпискам, чтобы не тратить много сил на проматывание. Ну а вы, конечно, решайте сами. Во всяком случае, среди русскоязычных каналов это достаточно уникальный и вполне симпатичный пример такого немного наивного либерал-консерватизма.

титульный ролик на канале Доброум — видимо, предполагается, что с ним стоит ознакомиться в первую очередь