8 марта

Уже начинают поступать поздравления с 8 марта, отличный повод сказать пару слов о гендерном равноправии.

Право — это спонтанный порядок. Мы тут в уютном чатике затеяли каждый день разбирать по одной статье Владимира Золоторева из цикла «Что такое государство и откуда оно берётся». Сегодня как раз дошли до статьи «Мораль и право», удачно получилось.

Я неоднократно определяла право как комплекс подходов к разрешению конфликтов. Золоторев идёт дальше и описывает его, как язык человеческого взаимодействия, то есть вообще все спонтанно складывающиеся правила, которым люди следуют при взаимодействии друг с другом.

Как в рамках моего определения, так и в рамках золоторевского, никакого гендерного равноправия нет. Ну вот не складывается оно спонтанно, в силу явных различий в подходах к человеческому взаимодействию, или даже хотя бы к разрешению конфликтов, если сузить тему до моего определения права.

Достаточно очевидной причиной того, что представители разных биологических полов норовят использовать разные подходы к взаимодействию, является то, что человеческое поведение во многом является гормонально обусловленным, а содержание гормонов у полов всё-таки разное. Но чем выше уровень абстракции правил, тем меньшую роль играют все эти различия, и это нормально. Так что требовать гендерного равноправия на уровне семьи — чертовски странно, а на уровне крупных сообществ — чертовски естественно. Тут нет противоречия, просто не надо пихать всюду абсолюты и заниматься прокрустикой (чёрт, я начинаю заниматься самоцитированием и изобретением собственного языка, скоро совсем окуклюсь до полной непонятности читателю).

Всех с праздником! Хочу к морю!

Две модели либертарианского общества

Что скажете об этой известной лекции Чандрана Кукатаса?

Сергей Сушинский

В тексте есть одно, но довольно существенное, некорректное допущение. В обеих рассматривающихся моделях общества имеется некий абсолютный безличный внешний энфорсер, который навязывает эту модель. В Федерации запрещено помогать без спросу, и некая внешняя сила пресекает все подобные попытки, в Союзе запрещено ограничивать чужую свободу даже в малом, и некая внешняя сила, опять же, пресекает все подобные попытки.

Но на деле нет никакой внешней безличной силы, все правила и устанавливаются, и энфорсятся самими людьми. В Федерации свободы человек может вторгнуться на чужую территорию и освободить там рабов, а тем, кто хочет предъявить ему за нарушение чужих границ, предъявить то, что он обнаружил в этих границах. В Союзе свободы человек может связать эпилептика, а тому, кто потребует развязать, продемонстрировать видеозапись предыдущего припадка.

Конечно, здравый смысл не обязан восторжествовать абсолютно во всех случаях, достаточно лишь того, чтобы не было той самой внешней дуры лекс, которой пофиг на здравый смысл, ей лишь бы закон восторжествовал.

Понятно, что Кукатас, говоря о гипотетических либертарианских порядках, фактически свёл всё к аналогии с гражданской войной в США, где одна сторона отстаивала права штатов устанавливать свои законы, а другая отстаивала необходимость соблюдения всеми единого стандарта свободы. Сам Кукатас в этом конфликте занял позицию условного Юга, в чём, собственно, и заключается главный провокационный посыл лекции.

Федерация свободы

Чем NAP отличается от существующих ныне законов?

Ведь и то, и то может одинаково хорошо работать при неотвратимости наказания.
Не нарушают ли тюрьмы (они ведь будут в анкапе, да?) NAP? Или даже не тюрьмы, а любое ограничение свободы или принуждение. Я понимаю, что наказанный человек сам нарушил NAP, но тогда получается какой-то принцип «око за око». Лично в моем понимании, так быть не должно.

Кирилл

Мне уже приходилось отвечать на вопрос, чем NAP отличается от контрактных юрисдикций, и сейчас мне точно так же предлагается найти отличия между разнородными вещами, между общим принципом и частными предписаниями, которые могут быть основаны на этом принципе, а могут и не быть на нём основаны.

NAP — принцип, гласящий, что никто не имеет права безнаказанно инициировать насилие — ничего не уточняет о том, какова должна быть мера воздаяния. Государственные законы, напротив, регламентируют меру воздаяния как за нарушение NAP, так и за множество действий иного сорта, но при этом обязывают совершать это самое воздаяние при посредничестве оплачиваемых из налогов специалистов, отказывая в этом праве тем, кто, собственно, непосредственно заинтересован в воздаянии.

Готов ли тот, кого ограбило частное лицо, добровольно платить государству за того, чтобы оно содержало грабителя в тюрьме в течение нескольких лет? Обычно не готов, поэтому государство само лезет к гражданину в карман и небрежно вынимает оттуда нужную сумму, после чего беспорядочно тратит на что приспичит, но кое-что перепадает и на тюрьмы.

Готов ли тот, кого ограбило частное лицо, добровольно платить некой частной компании по своему выбору, чтобы она, в отсутствие государства, содержала грабителя в тюрьме несколько лет? Ясен пень, готов не больше, чем при государстве. Значит, единственный, кто мог бы оплатить при анкапе услуги по содержанию человека в тюрьме — это сам человек, скрывающийся в тюрьме, и об этом я тоже достаточно подробно писала. Другое дело, что, скажем, грабителю, если у меня к нему сугубо имущественные претензии, вряд ли есть резон запираться в тюрьме, всегда можно договориться о выплате компенсации, как белые люди.

Будет ли обеспечиваться при анкапе та самая неотвратимость наказания? Не факт. Ущерб может оказаться слишком мелким, чтобы заниматься поисками самостоятельно. Но если уж кто-то промышляет отъёмом чужой собственности на системной основе, то в конце концов попадётся почти гарантированно. Ему может повезти, и у него вежливо потребуют солидную компенсацию. А может не повезти, и его пристрелят на месте. Опасный промысел, чего уж там.

Но чем богаче и благополучнее общество, тем больше вероятность, что поимка всяких бандитов и воришек будет поставлена на поток, и этим будут заниматься специалисты. В конце концов, пока государство не зарегулировало рынок сыска по самое не балуйся, в тех же США агентство Пинкертона очень даже процветало.

Анкап-сама, мне кажется, что интеллектуальное право — это не такой уж бред, как можно представить, и проблема кроется максимум в терминологии («право» → «привилегия»).

Ведь, например, при использовании служб потокового воспроизведения с пользователем заключается вполне себе свободный договор, в котором указывается, как можно использовать содержимое. Не нравится — не вступай в эти договорные отношения! Проблема разве что при покупке физических носителей, так как там я что-то не видел договоров (но там обычно указываются соответствующие законы, которые, грубо говоря, суть тот же договор, ибо добровольно). Вместо заключения — неужели при анкапе я не смогу, издав книгу, запретить читателям, скажем, читать её на улице днём? Где ты не согласишься?

Атомный трамвай

Отвечает Алекс Мурин

Начнем с того, как сейчас охраняется авторское право. Это вся 4 часть Гражданского кодекса. Чтобы грамотно распорядиться плодами своего творчества, нужно знать законы. В настоящее время закон запрещает копировать без разрешения, полагая, что автор изначально такого разрешения не давал. И предполагает, что ваши интересы без вашего ведома может защищать какая-нибудь организация, типа Российского авторского общества. Также закон защищает и ваших потомков, которые не написали ни строчки нот и ни килобайта кода.

Ограничивать свободу договора при анкапе никто не собирается. Если вам такой договор нравится, то вы предлагаете пользователю или новому владельцу его заключить. Написать вам бумагу, что он действительно прочел, все понял, ему нравятся условия, заплатил. Если вы считаете, что вашу книгу нельзя читать днем в общественных местах, то напишите об этом и получите от покупателя согласие. Не в виде «открыв ссылку, я признаю, что теперь я вечный холоп издателя, который купил автору два пива и тем получил на произведение эксклюзивные права», а просите совершить его осознанное действие: написать бумагу или электронный документ, подписать ее. И крайне желательно без подводных камней, чтобы покупатель понимал, что он делает. И без государственного лобби, при котором реальный автор оказывается в дырявых башмаках в холодном сарае.

И да, вам придется самостоятельно найти суд, который принудит выплатить вам компенсацию, а не отдать триста рублей в Усть-Лабинский районный суд, по поручению которого наглеца отловят, приведут в наручниках, посадят в клетку с разбойниками. Если нравится авторское право, потрудитесь не создавать ловушек при исполнении такого договора, а то кто-то может посчитать это прямым нападением. Добровольность должна быть реально добровольной, а не ямой, в которую попадет пользователь, нажавший не на ту кнопку. Или у которого государство найдет оставшуюся в кэше браузера песню, даже если он ее не слушал.

Дополнение от Анкап-тян

Тут мне нечего особо возразить на эту суровую отповедь. Да, ты можешь требовать от потребителя своего контента каких-то ограничений в его использовании, но тебе придётся самому оплачивать энфорсмент этих требований. Так что лучше десять раз подумать, прежде чем выставлять хоть какие-то требования, ведь куда более надёжным будет завоевать лояльность потребителей, а не пытаться противопоставить их воле свою. Вот пишет какой-нибудь Кирилл Еськов или Павел Усанов новую книжку, издаёт её и предупреждает читателей: ребята, давайте дадим заработать издателю, пусть месяца три книга продаётся только на бумаге, а потом я сам выложу текст в свободный доступ, и вам не придётся возиться с технологиями пиратства. И это работает! А потом, когда текст попадает в свободный доступ, то благодарные читатели ещё и донаты шлют. Потому что не надо быть мудаком, это не окупается.

Учёные умные, будьте, как учёные!

Е. Шульман

Доведение до самоубийства/содействие самоубийству это преступление?

Рачок

В простейшем случае мы имеем такую картинку. Человек совершает самоубийство и оставляет записку: в моей смерти прошу винить того-то, потому что он вёл себя в отношении меня так-то. Это, в сущности, то же самое, как если человек выйдет на площадь перед дворцом тирана и совершит самосожжение в знак протеста против его политики. Он мог бы устроить теракт или попытку покушения, но предпочёл такую вот форму выражения своего мнения.

Для всех остальных это веский довод, чтобы разобраться, что же именно совершил тот, кого самоубийца попросил винить в его смерти. Особенно в этом, конечно, будут заинтересованы родственники и друзья покойного. Интересный казус может сложиться со страховой компанией. Вообще-то, самоубийство не является страховым случаем. Но если наследник самоубийцы подаст в суд на того, кто указан в предсмертной записке, и представит суду достаточно доказательств насилия со стороны ответчика в адрес самоубийцы, то суд может счесть обвинённого действительно виновным в непредумышленном убийстве, а в этом случае появляется основание требовать страховку. В самом деле, велика ли разница между ситуациями «крепко избил, избитый скончался от побоев» и «систематически избивал, избиваемый покончил с собой»? Но не думаю, что при анкапе подобные сложные ситуации будут заранее кодифицированы, скорее всего, суд будет принимать решение по существу в каждом конкретном случае.

В ситуации, когда явного обвинения со стороны самоубийцы нет, доказать, что имело место доведение до самоубийства, куда сложнее, но если те, кому покойный был небезразличен, с этим справятся, задача сводится к предыдущей.

Что касается содействия самоубийству, то у меня уже был пост о девушке, заказавшей собственное убийство. Любой имеет право попросить о помощи в таком щепетильном вопросе, но чтобы обезопаситься от претензий со стороны близких покойного, нужно принять меры обеспечения полной юридической чистоты контракта. Наиболее логичным будет, если подобный сервис станут обеспечивать профессионалы — например, врачи, проводящие эвтаназию.

Ну а будки самоубийств на каждом углу — это уже гипербола, конечно. Вряд ли услуга окажется настолько востребованной.

Несостоятельность анкапа

Григорий Баженов, экономист, более известный широкому сообществу как инициатор проекта Акцизу — нет (кстати, интересный пример довольно грамотной общественной кампании, присоединяйтесь), выложил статью про несостоятельность концепции анкапа.

Язык статьи не самый простой, но, как я поняла, пролистав канал Григория (тоже рекомендую, кстати), он мэйнстримный экономист, который считает, что немэйнстримные вещи нужно вещать на языке мэйнстрима и с опорой на него, иначе останешься на обочине. Для экономиста — логично. Для популяризатора это хождение по тонкому льду.

Но вернёмся к статье про анкап. Григорий резюмирует, что несостоятельность концепции анкапа в том, что «анархо-капитализм исходит из экономической трактовки понятий конкуренция и монополия, но при этом переносит эти понятия в те сферы, где это попросту неуместно». Мне очень жаль, но это борьба не по адресу.

Доктрина анархо-капитализма не подразумевает свободной конкуренции организаций, осуществляющих агрессивное насилие, за право грабить тех, кто менее эффективен в этой области. Это ближе к доктрине экстерриториальных страховых крыш, которую отстаивает Олег Тараканов, и которую он считает промежуточным вариантом между минархизмом и анкапом.

Анархо-капитализм — это прежде всего правовая, а не экономическая, доктрина, и она утверждает, что права грабить нет ни у кого, и что любые навязанные контракты ничтожны, вне зависимости от статуса того, кто навязывает контракт.

Экономической теорией эта правовая доктрина лишь подтверждается, поскольку доказывает, что чисто экономически свободный рынок лучше несвободного с точки зрения экономических субъектов. Ну а дальше Мизес говорит, что этого вывода умному человеку достаточно, чтобы сделать выбор в пользу свободного рынка, а Ротбард добавляет, что даже если бы было доказано, что определённая форма несвободы экономически выгоднее, правильные пацаны всё равно были бы за свободу. Можно относиться к Ротбарду, как к фрику, за такую предвзятость, но, к счастью, благодаря Мизесу это действительно непринципиально.

Так что анкап это просто критическое хмыканье что в адрес минархистского государственного устройства, что в адрес мира конкурирующих страховых крыш: неплохо, мол, но можно лучше.

Права животных

А что насчет прав животных? Если меня сожрет собака, она будет оправдана?

анонимный вопрос

Что будет с живодерами в Свободном обществе (собачки кошечки ничейные, бродячие)

Roman

Привет. В тему недавно вышедшего ролика Варламова вопрос: как анкап смотрит на цирки и живодерство? Можно ли через суд ограничить пытки и издевательства, если животные не являются субъектом?

Вадимъ

Три вопроса о правах животных пришли прямо-таки подряд, это стало для меня поводом поговорить на эту тему вне очереди. Правда, я уже отвечала на довольно близкий по смыслу вопрос, жаль, что вы не очень-то охотно смотрите старые ответы, а сразу спрашиваете, как ни в чём ни бывало. Так что в основном читайте ответ в старом посте.

С большим уважением прочитала пост Варламова о живодёрах Запашных. Варламов не призывает запрещать Запашных, он осуждает запрет цирка дю Солей, против живодёров же призывает голосовать ногами, ведь институт репутации работает куда надёжнее государственных запретов. Сегодня их запретят, а завтра они начнут устраивать подпольные представления, куда будут ходить толпы. Нет уж, пусть за гуманизм решает рыночек, а не царь.

Впервые о том, что цирк со зверями это отвратительно, я прочитала в довольно нежном возрасте у одного из своих любимых писателей (хоть он и коммунист) — у Джека Лондона. Не знаю, ему ли принадлежит изначальное авторство этой мысли, но, по крайней мере, для морального осуждения таких вещей он поработал очень хорошо, спасибо ему за это. Надеюсь, России не потребуется сотни лет для укоренения соответствующих идей. Мне-то, честно говоря, и на клоунов в цирке смотреть неприятно (слишком много шуток про насилие и унижения), то ли дело, например, воздушные гимнасты!

Ну и в заключение вкратце отвечу на первый вопрос, который немного выделяется из общего ряда. Собаку, которая загрызла человека, не станут ни судить, ни оправдывать. Если собака не находилась в чьей-то собственности, и никто не подряжался охранять жителей этой территории от диких животных, то претензии за то, что собака кого-то загрызла, предъявлять некому. Как с ней поступит следующий, кто с ней встретится — его личное дело. Если гуманизм по отношению к животным, о которым я распиналась в предыдущем абзаце, заставит кого-то начать защищать её от людей, это будет равносильно обращению собаки в собственность и взятию на себя ответственности за её дальнейшее поведение.

Не хочу картинок с живодёрами, хочу милого Джона Гриффита Чейни!

Вопрос эмансипации

Согласно принципу самопринадлежности, человек владеет своим телом и его производными. Не следует ли из этого, что мать (или оба родителя) владеет своим ребенком?

анонимный вопрос

При анкапе при каких условиях разумное существо/программа, которое не является человеком, перестаёт быть собственностью и получает права равные человеческим?

Dmitry

Действительно, согласно принципу самопринадлежности, и ребёнок, и искусственный разум являются собственностью своих создателей. Но само понятие собственности — это конвенция. И какие именно права подразумевает право собственности — это тоже конвенция. Одни разумные существа соглашаются терпеть некое поведение других разумных существ, если почему-то полагают, что у тех есть на это право. Обобщая бесчисленно разнообразное поведение самых разных разумных существ, премудрые юристы формулируют правовые принципы, в которых, в частности, говорится:

  • о том, какой набор прав называется правом собственности
  • о том, что является человеком
  • о том, что разумный человек обладает правом собственности на самого себя
  • о том, что раз ребёнок почти неизбежно вырастает в разумного человека, то имеет смысл авансом признать за ним часть прав разумного человека
  • о том, каким образом подрастающий ребёнок будет получать те права, которых ему при рождении было ещё не положено
  • о том, как разумное существо, не являющееся человеком, может получить права, равные человеческим

Выводы разных юристов могут не совпадать. Разные люди могут разделять мнение разных юристов в разной степени. Некоторые люди ради утверждения своих представлений о правовой доктрине готовы применять насилие, а некоторые не готовы.

А анкап применительно к рассматриваемому вопросу — это всего лишь такая правовая доктрина, которая утверждает, что нет никого, чьё мнение на сей счёт было бы единственно и априорно верным, и подлежит навязыванию всем прочим путём неограниченного применения силы.

В тот момент, когда вы заявляете, что анкап есть принцип самопринадлежности, возведённый в абсолют, или принцип неинициации насилия, возведённый в абсолют, или принцип свободы договора, возведённый в абсолют — вы отступаете от принципов анкапа. Держите свой абсолют подальше от детей (и иных пограничных правовых феноменов).

Уберите абсолют от детей!

Ограничения прав

1. Представим ситуацию: в больнице внезапно начинается локальная эпидемия какой-то инфекции и врачи запрещают вам покидать зону карантина. Но ведь тем самым они ограничивают ваше право на свободу перемещения. Как разрешать подобные ситуация при анкапе?

2. Такая ситуация: летом в машине лежит/сидит ребенок, плачет, возможно задыхается от недостатка воздуха и жара, родители ушли куда-то по делам и забыли о нем, прохожий видит это и думает, как ему поступить. Может ли он или полиция без разрешения взломать машину, пробить стекло, если машина является частной собственностью (которая при анкапе неприкосновенна)?

3. Можно ли причинить вред имуществу человека, которое явным образом угрожает другим людям? Примеры: машина, стоящая на ручнике, покатилась на другую машину, башня накренилась от старости и скоро рухнет не соседние здания и т.п. Нюанс: связи с собственником угрожающего имущества нет или нет на это времени (машина катится).

Я решила объединить три однотипных анонимных вопроса в один, чтобы не сочинять три однотипных ответа.

В первом случае оказывается, что реализация вашего права на свободу перемещения может привести к значительному ущербу для третьих лиц, поэтому вам предлагается не настаивать на его реализации, пока не получится убедиться, что угроза миновала. Во втором и третьем случае причинение ущерба частной собственности предотвращает ущерб третьему лицу. Во всех случаях вас просто ставят перед фактом нарушения ваших прав.

Откуда берутся права? Права берутся из взаимодействия одних членов общества с другими. Одни люди соглашаются терпеть некое поведение других людей, потому что полагают, что у них есть право на такое поведение.

Врачи полагают, что у них есть право ограничить ваше перемещение, им остаётся только убедить в этом остальных, и для этого они могут пользоваться разными приёмами. Самое напрашивающееся и корректное: когда вы ложитесь в больничку, то подписываете договор, где оговорены различные рамки, в том числе и форсмажорные ситуации вроде карантина. Опять же, для обеспечения карантина в помощь врачам обычно привлекают специалистов именно по энфорсменту. Кто за это заплатит? Как уже упоминалось в посте про эпидемии, наиболее очевидный интересант — страховые компании. Именно они заинтересованы в том, чтобы эпидемия оказалась предотвращена, и объём выплат по страховым искам минимизирован, ради этого можно заплатить и тем, кто обеспечит карантин, и тем, кто угодил в карантин — в компенсацию неудобства. Или же страховая сочтёт, что опасность невелика, и не станет вводить ограничения — это её риски.

Прохожий полагает, что у него есть право посягнуть на вашу частную собственность и спасти человека, ему остаётся только убедить в этом остальных. Это сделать весьма просто: другим прохожим нужно лишь продемонстрировать спасённого ребёнка, и они присоединятся к искреннему возмущению спасителя в адрес мудака, который оставил ребёнка в машине, и, возможно, даже помогут в поисках хозяина машины.

Общие принципы появляются из обобщения частной практики. Они хорошо работают для типовых ситуаций и позволяют экономить мыслительные усилия. Когда два конфликтующих общих принципа сталкиваются в одной голове, мыслительное усилие всё-таки придётся совершить. Ничего страшного, умение думать всегда пригодится.

Что будет с мировым океаном при анкапе? Будет ли у кого-нибудь право собственности на него?

Ашот

Прямо сейчас международные нейтральные воды представляют собой занятное пространство частичного анкапа. Сами не являясь ничьей собственностью, они позволяют судну оставаться почти полностью экстерриториальным (судно считается территорией государства флага, и поэтому рыночек порешал в пользу удобных флагов — такие государства имеют крупный торговый флот, порой даже не заморачиваясь выходом к морю).

Именно поэтому, когда на суше наступит анкап, на море изменения будут минимальны. Судно останется частной собственностью владельца, рыбные угодья будут совместно эксплуатироваться рыболовецкими компаниями (и если они будут невнимательно читать Элинор Остром, то рыночек их покарает), в проливах будет повышенная вероятность встретить пиратов (но против них можно будет применять богатый инструментарий), вода останется солёной, в Тихом океане останется локализованной великая мусорная свалка, существующая по воле господствующих течений.

По мере удорожания дикой рыбы человечество будет всё больше переходить на домашнюю, по мере удорожания пластика будет всё больше соблазна вылавливать его из океана для переработки, по мере роста населения и удешевления систединга изрядная часть океана может станет территориальными водами новых плавучих островов, а до тех пор маловероятно, что кто-то станет нарезать его на деляночки.

Современным анкапам будущее океана при сохранении на суше государств видится как-то так