Теория морального нативизма и моральная интуиция

Волюнтарист, Битарх

Моральный нативизм – это теория, которая на вопрос о том, откуда берутся моральная интуиция, моральное суждение и другие важные элементы моральной психологии, даёт ответ, что они в определённой мере являются врождёнными и возникшими в результате биологической эволюции человека. Моральный нативизм полагается на двухэтапный аргумент. Первый аргумент состоит в том, что разум содержит моральную грамматику: сложную систему принципов, правил и концептуальных строительных блоков, генерирующую и связывающую различные ментальные представления, от которых зависит моральная интуиция. Второй аргумент состоит в том, что по крайней мере некоторые основные атрибуты этой моральной грамматики являются врождёнными и не основаны исключительно на опыте, а, скорее, выходят «из руки природы». Культурные факторы, безусловно, оказывают влияние на развитие морали; тем не менее, значительное количество фактов свидетельствует, что по крайней мере некоторые аспекты морального познания являются врождёнными.

Как мы можем подтвердить позицию морального нативизма? Дарвин, Де Вааль, Кропоткин и другие биологи подчёркивали, что эмпатическое и альтруистическое поведение, по-видимому, имеет глубокие эволюционные корни. Крысы испытывают стресс, когда слышат крики других крыс, и совершают альтруистические акты, чтобы защитить их от причинения вреда. Человекообразные обезьяны испытывают явное горе по поводу смерти или исчезновения тех, к кому они были привязаны, а также часто утешают жертв нападений. Человеческие младенцы сильнее плачут в ответ на плач других младенцев, чем на сопоставимые, сгенерированные компьютером звуки или даже на запись собственного плача; это означает, что «они реагируют на осознание чужой боли, а не просто на определённую высоту звука». Человеческие дети также биологически предрасположены к тому, чтобы распознавать и утешать тех, кто испытывает эмоциональные страдания. В более широком смысле маленькие дети предрасположены к тому, чтобы помогать другим в достижении их целей, делиться с ними ценными ресурсами и предоставлять им полезную информацию. Также клинические и экспериментальные исследования подтвердили, что отдельные области мозга лежат в основе морального познания, и что повреждение этих областей может привести к нарушению моральных суждений, оставляя при этом другие когнитивные функции неповреждёнными.

Мы можем также сослаться на нормы, которые являются универсальными для всех обществ. Исследование сотен юрисдикций показывает, что запрет на убийство представляется универсальным и в высшей степени инвариантным. Все известные оправдания и уважительные причины для совершения убийства состоят из относительно короткого списка всем знакомых защитных аргументов. При этом конкретно к умышленным убийствам отношение ещё более строгое. А исследование, проведённое среди десяти культур с разных частей мира, включая жителей сёл, городов, и даже представителей кочевых народов, показывает, что побои, изнасилование, кражу, клевету и лжесвидетельство оценивают как противоправные (то есть «плохие» или «чрезвычайно плохие») поступки около 95% людей.

Наконец, нельзя не упомянуть и теорию механизма ингибирования насилия, по которой многие виды животных и человек обладают сильными сдерживателями к причинению вреда представителям собственного вида. У животных эти сдерживатели чаще всего выражаются ритуализацией сражений. У человека они состоят из безусловных (врождённых) и условных (приобретённых в ходе социализации) рефлексов, прежде всего вызывающих реакцию отторжения и внутреннее сопротивление к наблюдению страданий других людей и совершению по отношению к ним агрессивных действий. Многие исследования, включая антропологические и военные, подтверждают, что среднестатистический и здоровый индивид обладает сильным внутренним сопротивлением к совершению насилия. И лишь немногие, совсем дисфункциональные индивиды, не испытывают ни малейшего сопротивления даже к совершению убийства – их ещё называют психопатами.

От теории к практике: кейсы социальной поддержки в анкап-сообществе Монтелиберо

Это моя вторая статья из первого выпуска журнала Ёж, распространяющегося по модели платной подписки. Выпуск был посвящён либертарианскому взгляду на социальную поддержку.

Я пишу этот пост в либертарианском клубе, попивая подвешенное пиво. Недавно мне потребовались деньги, и я продала на бирже свои долговые расписки. Несколько раз мне бесплатно помогали перевозить вещи в новые апартаменты. На раннем этапе существования Монтелиберо я получала безусловный базовый доход. А совсем на заре проекта, когда я только приехала в Черногорию, то получила щедрые подъёмные от одного из идеологов сообщества – он оценил то, что я личным примером убеждаю людей к участию в движении. Наконец, через одного из участников проекта мне удалось найти стабильную удалённую работу со сносным доходом, позволяющим жить и даже немного откладывать, не будучи айтишницей.

Это были только те кейсы социальной поддержки, где я выступала адресатом. Могу вспомнить ещё несколько. Моя знакомая получила от частного благотворительного фонда займ на развитие своего частного детского садика, а другой я помогаю получить инвестиции на открытие собственной ювелирной мастерской. А когда один балбес назанимал уйму денег и не торопился с отдачей, ему помогли токенизировать его долг, и теперь все его обязательства доступны ко всеобщему обозрению в блокчейне. Менее терпеливые кредиторы продают его долговые расписки с большим дисконтом. А когда кто-то накупит достаточно много этих долговых обязательств, для него станет рыночно оправданным явиться к должнику и очень ласково попросить его пересмотреть свои приоритеты в области трат на личные нужды, чтобы в кратчайшие сроки выкупить свои векселя по номиналу.

Анкап-сообщество Монтелиберо – молодое. Поэтому крупная социальная поддержка здесь обычно сводится к займам или вхождению в долю в бизнесе. А мелкая принимает форму натуральных услуг или разовых подарков. Мы ещё не дожили до того, чтобы думать, чем заменить (и надо ли заменять) своим участникам государственные пенсионные выплаты. Пока что нам куда актуальнее помогать друг другу искать способы заработка.

Наша задача как либертарианского сообщества – добыть достаточно ресурсов, чтобы преобразовать мир вокруг себя на свой вкус, и при этом не позволить государству эти ресурсы отобрать. Плюс нам очень важно, чтобы другие сообщества заимствовали и тиражировали наш опыт, а те, кто о нас знает, но не входит в сообщество, относились к нам благосклонно.

Поэтому требуется, с одной стороны, быть гордыми и самодостаточными, не клянча деньги у государства или непонятных внешних НКО, а с другой стороны – не приобретать имидж карикатурных анкапов, которые могут помочь только за деньги.

В результате мы создали довольно самобытную внутреннюю токеномику на блокчейне, где токены выпускаются для обозначения любых публичных обязательств, которые далее могут свободно торговаться. С одной стороны, это позволяет легко привлекать свободные ресурсы сообщества для частных нужд. А с другой стороны, для государства, тем более, такого архаичного, как черногорское, все эти блокчейны – тёмный лес. В токеномике хранится довольно серьёзная ценность, но она слабо поддаётся анализу для стороннего наблюдателя, несмотря на полную прозрачность блокчейна.

В токеномике человеку легко подтвердить свою деловую репутацию: он показывает ссылку на свои контракты, а затем на транзакции в блокчейне, сделанные согласно контрактам. В токеномике легко предоставить в залог какую-нибудь низколиквидную собственность, чтобы получить займ, номинированный в высоколиквидных евростейблкоинах. В токеномике, наконец, можно просто собирать микропожертвования. Например, когда дорожка к клубу стала зарастать ежевикой, одна из активисток организовала субботник. Десяток человек явились и поработали секаторами пару часов, а многие другие кинули донаты на это благое дело на кошелёк активистки. Далее она разделила собранные деньги поровну между участниками. Так, буквально мимоходом, создаются общественные блага при анкапе.

Всех кейсов не упомнишь, но общий принцип таков: идейное родство создаёт доверие, инструменты токеномики его закрепляют, предпринимательский дух позволяет использовать его для решения социальных задач.

Как работает безгосударственная социальная поддержка

Это моя статья из первого выпуска журнала Ёж, распространяющегося по модели платной подписки. Выпуск был посвящён либертарианскому взгляду на социальную поддержку.

1. Зачем она нужна?

Хотя свободный рынок и способствует всеобщему обогащению, одна только коммерция не приведёт к тому, что зажиточным станет каждый. Кто-то не сумеет или не успеет скопить достаточно для покрытия внезапно возникших насущных потребностей. Чьи-то нужды могут оказаться выше их кредитного лимита, поэтому возможность займа проблему не решит.

У таких людей есть запрос на милосердие окружающих.

2. Могут ли они на него рассчитывать?

В обществе незнакомцев люди проявляют милосердие тем охотнее, чем они зажиточнее, чем прочнее им кажется их положение, и чем незаслуженнее им кажется бедственное положение просящего.

В сплочённых сообществах важную роль играют дополнительные факторы: благодарность сообщества, дальнейшее увеличение его сплочённости и то, что пример милосердия будет побуждать к милосердию других участников сообщества.

3. Кто может рассчитывать на милосердие?

3.1. Прежде всего – свои. То есть члены семьи, дружеского круга, участники сплочённого сообщества.

3.2. Те, кто сами милосердны. Участие к ним – это ещё и повод выразить свою благодарность. Сюда же можно отнести и всех тех, кого считают достойными благодарности по каким-то иным причинам. Обычно это положительные внешние эффекты, связанные с их деятельностью. Так, на благотворительность могут уверенно рассчитывать артисты, ценимые окружающими работники сферы услуг и т.д.

3.3. Те, кто умеет выразить благодарность. Это та валюта, которую в состоянии изыскать вообще кто угодно.

3.4. И, наконец, те, кто пытался сам о себе заботиться, а не жил одним днём. Особенно это актуально, если трудные времена настают для многих.

4. Какой эффект даёт эта система стимулов?

Как нетрудно догадаться, эти стимулы будут способствовать, чтобы люди собирались в сообщества, старались быть полезными и благодарными другим, но не забывали и сами себе подстелить соломки. Серьёзные отклонения от описанного социально ответственного поведения смогут позволить себе в основном очень гордые и самодостаточные люди, которые, в сущности, сами отказываются от социальной поддержки, и кто мы такие, чтобы навязывать её им?

5. Какие формы примет социальная поддержка при анкапе?

Оговоримся: поведение рынка нельзя запланировать, поэтому, описывая будущее саморегулирующихся систем, мы можем строить лишь правдоподобные предположения.

5.1. Спонтанная поддержка

Человеку внезапно потребовалась помощь, он транслирует запрос среди своего круга общения, и желающие либо удовлетворяют запрос без дополнительной коммуникации, либо связываются и уточняют оптимальный для себя и объекта помощи вариант.

Рынок здесь в состоянии обеспечить нужные инструменты: верификацию потребности, удобство перевода денег, выбор поставщиков натуральных услуг – на безвозмездной основе или за счёт переведённых благотворителями средств.

5.2. Регулярная поддержка

Человеку требуется постоянная помощь, или же средства нужны для поддержания некой затратной в обслуживании инфраструктуры, не окупающейся прямыми взносами от тех, кто её использует.

Рынок здесь обеспечивает конкурентную среду, в которой действуют (а) фонды, аккумулирующие разовые и регулярные добровольные взносы и тратящие их на благотворительные проекты; (б) подрядчики, готовые реализовывать на коммерческой основе эти проекты.

6. Ограничения социальной поддержки при анкапе

Благотворительность это обмен ресурсов на моральное удовлетворение. В условиях отсутствия принуждения поддержку будут получать не те, кому она больше нужна, а те, чья поддержка даст больше морального удовлетворения. Это запускает конкуренцию среди нуждающихся в помощи, в которой выигрывают те, кто лучше удовлетворяет критериям из п.3.

Всем ли достанется помощь? Точно сказать нельзя, но вероятность тем выше, чем богаче общество и чем более развит рынок, в том числе рынок благотворительности.

Будет ли объём помощи выше, чем при государственном распределении? Вполне возможно что нет, но она точно будет тратиться эффективнее, и такое распределение точно будет ощущаться как более справедливое.

Как возникает доминирующее поведение и какая разница между социальной и агрессивной доминацией

Волюнтарист, Битарх

Доминирующее поведение – это стремление продвигать свою собственную инициативу, направлять и контролировать действия других. Такое поведение характеризуется высокой уверенностью в себе и своих решениях. Но почему вообще одни животные или люди ведут себя более доминирующим образом, нежели другие? А также какова связь доминации с агрессией? Ответы на эти вопросы могут оказаться для кого-то вполне неожиданными.

Начнём с одного интересного эксперимента. В нём велись наблюдения за группой людей, которые в течение 28 дней взаимодействовали между собой. С разной периодичностью разные участники эксперимента принимали плацебо или триптофан – вещество, участвующее в синтезе серотонина. Более ранние опыты показали, что приём триптофана и в целом повышение уровня серотонина снижают агрессивное поведение у животных и людей. Но при этом также было известно, что повышение уровня серотонина в случае животных стимулирует доминирующее поведение. И на людях этот результат тоже был воспроизведён.

В рамках эксперимента поведение участников разделили на 4 категории. Доминирующее поведение, такое как выражение своего мнения, установление целей для других людей и т. п. значительно усиливалось в случае приёма человеком триптофана. При этом значительно ослаблялось сварливое или склочное поведение, характеризующееся обманом, несдержанностью, повышением голоса на других и т. п. Подчиняющееся поведение (склонность избегать ответственности и следовать за другими даже в случае несогласия с ними) тоже ослаблялось, но лишь немного, а договаривающееся поведение никак не изменялось.

Кто-то может считать, что доминирующая особь по своей природе должна быть агрессивной. Но как мы видим, приём средства, известного своим антиагрессивным эффектом, приводил к усилению доминирующего поведения. Впрочем, никакого противоречия здесь нет. Даже изучение поведения животных, например, волков, показывает, что альфа-самцы не должны быть агрессивными к своим подчинённым и как-либо их принуждать. Нападения альфа-самцов на подчинённых особей крайне редки. И лидером стаи, как правило, является самый старший самец, отец семейства, а миф, по которому иерархия в стае волков строго вертикальная и в её главе находится самый агрессивный самец, получивший своё положение насилием, вообще основан на изучении волков, содержащихся в вольерах, а не находящихся в дикой природе. Также подумайте, у какой стаи больше шансов на выживание – сплочённой и кооперирующей, или в которой одни насильно подчиняют других, и все враждуют между собой?

Исследования также демонстрируют, что доминацию у людей можно разделить на две формы – социальную и агрессивную. Для обоих форм доминации свойственно самоуверенное и лидирующее поведение. Однако одни доминирующие индивиды выбирают стратегии, в которых они полагаются на других людей (например, подчинённых) и склонны к социальному обучению (использованию решений, которые оказались успешными в случае других людей). В то же время другие индивиды прибегают к агрессивным и макиавеллистическим стратегиям. И они не склонны полагаться на социальную информацию, даже если это может быть выгодно. Также социально доминирующие индивиды имеют более хорошие отношения с окружающими людьми и получают большее признание своих лидерских качеств, нежели агрессивно доминирующие индивиды.

Как мы видим, настоящим «альфачом» является не тот, кто наиболее агрессивен и готов насильно принуждать других к подчинению, а тот, кто хорошо относится к другим, показывает им пример и получает признание своих лидерских качеств, не прибегая к насильственному принуждению. И судя по исследованиям, за подобное, здоровое доминирующее поведение отвечает серотониновая система (связь является двухсторонней – повышение уровня серотонина стимулирует такое поведение, а получение высокого социального положения приводит к большей выработке серотонина), которая также отвечает за функционирование механизма ингибирования насилия, предотвращающего насильственное поведение и причинение другим вреда.

Сетевое государство. Перевод глав 5.1 и 5.2.

Перевод Сетевого государства неуклонно близится к концу. Готовы глава 5.1 (небольшая преамбула к пятой части книги) и глава 5.2, где Баладжи Шринивасан подробно разбирает феномен национального государства: что такое нация, что такое государство, чем они отличаются, как друг на друга влияют, что представляет собой их сочетание, и ещё много разного в том же духе.

Из довольно свежих мыслей: различные стратегии государственного управления уподобляются различным парадигмам программирования.

Следующий кусок уже точно-точно будет последним, и надеюсь, что наиболее интересным, надо ведь наконец разобраться, что автор предлагает в практическом смысле – после того, как столь долго и детально распинался о мировой обстановке и грядущих вызовах!

Эссенциализм и конструктивизм

Волюнтарист, Битарх

Возможно, когда вы проходили тесты на политические взгляды наподобие PolitiScales, вы сталкивались с такой шкалой, как конструктивизм–эссенциализм. Если кто-то не знаком с данными понятиями, то в данном посте мы кратко их опишем, в том числе не забыв рассмотреть их с точки зрения проблем, которые мы здесь изучаем.

Позиция конструктивизма состоит в том, что человека создаёт среда (особенно социальная), в которой он находится, его черты личности являются приобретёнными. В свою очередь, эссенциализм утверждает, что существуют некоторые врождённые и естественные характеристики, делающие человека тем, кем он является.

Конструктивизм можно легко проследить, когда кто-то пытается объяснить те или иные социальные явления, включая социальные отношения между людьми, ссылаясь сугубо на саму же социальную среду как причину их формирования в том виде, в котором мы их наблюдаем. Крайне конструктивистским можно назвать подход СССР, состоящий в создании нового «советского человека» – изменении самой психологии людей путём их перевоспитания в новой среде с индоктринацией коммунистической идеологии. Таковым же является и подход гендерных исследований, проводимых сейчас на Западе, исходя из которых сами понятия мужчины и женщины не являются биологически детерминированными – мужчинами и женщинами не рождаются, а становятся. Аналогичный подход практикуется и в отношении сексуальной ориентации человека. В этих и ряде других трудов эссенциализм подвергается огромной критике, состоящей в обвинении данной идеи как фиксирующей биологически детерминированную разницу между мужчинами и женщинами, разными расами и этносами.

Конструктивизм вряд ли можно назвать продуктивным подходом, как минимум по той причине, что он игнорирует действительно научное понимание того, как устроен человек, его психология и поведение. Многое в человеке всё же является биологически детерминированным, а среда участвует в его развитии, включая развитие личности, строго в связке с врождёнными биологическими предрасположенностями, которые чаще всего опосредуют её влияние. Мы сейчас не будем рассматривать подтверждение такого взгляда во всех возможных формах социальных явлений, но всё же обратимся к имеющимся у нас данным о таком явлении в социальных взаимоотношениях между людьми, как насилие.

Например, известно, что в то время, как склонность к реактивной (аффективной и импульсивной) агрессии может быть поровну объяснима генетикой и средой, проактивная (инструментальная и умышленная) агрессия преимущественно объяснима генетикой, а среда, если и приводит к её возникновению, то, как правило, при наличии генетической предрасположенности к этому. Также за антисоциальным поведением у детей в связке с некоторыми характеристиками первичной психопатии, такими как черты бесчувствия и бессердечия, наблюдается чрезвычайно высокий уровень наследственности. Кроме того, такое поведение, являющееся зачастую умышленным, крайне тяжело поддаётся исправлению. В то же время само по себе антисоциальное поведение, без черт бесчувствия-бессердечия, имеет лишь умеренную наследственность, зачастую не является умышленным и легко исправляется в ходе воспитания детей.

Эти и другие подобные свидетельства хорошо соответствуют теории механизма ингибирования насилия, по которой здоровый человек обладает врождённой склонностью испытывать отторжение к причинению другим людям вреда. И отсутствие такой склонности стоит расценивать как патологию, а не что-то, возникающее сугубо по социальным причинам. Конечно, улучшение социальной среды может значительно уменьшить проявление такой патологии. Однако даже в вопросе агрессивного поведения среда не равным образом влияет на проявление его разных форм. Поэтому для гарантированного решения проблемы патологию также необходимо лечить, поскольку в любой среде могут появляться индивиды, которые не испытывают ни малейшего внутреннего сопротивления к тому, чтобы достигать своих целей через умышленное причинение другим людям вреда.

Мы с партнёрами создали инвестфонд MEREXP и делимся частью нашей аналитики в телеграм-канале. Можешь оценить канал?

Lisoz Tech (вопрос сопровождается донатом в размере 15 USDC)

Вот ссылка на канал: https://t.me/merexp_analytics

Наполняться он начал совсем недавно, со 2 мая, и пока что делает это в ежедневном режиме (когда-то и в моём была столь же благостная картина). Материалы можно примерно поделить на две категории: обзоры конкретных рынков и статьи, объясняющие преимущества Merexp Analytics.

Насколько можно понять, преимущества состоят в том, что компания использует свои авторские метрики. Мне, в частности, очень понравился разбор работы этих метрик на исторических материалах по биткоину. Правда, по материалам канала остаётся неясным, как собираются сырые данные для всех этих метрик, но, возможно, этой информацией компания делится со своими клиентами.

Биткоин рассматривается фондом как просто ещё один актив на фондовом рынке, что придаёт обзорам свой шарм, поскольку обычно о рынке биткоина пишут либо в контексте новостей криптовалютного мира, либо в контексте теханализа, здесь же обсуждается в основном влияние колебаний фиатной ликвидности и тому подобных материй.

Строго говоря, это уже минимум вторая попытка запуска канала фонда, первая случилась в декабре 2023, а в феврале 2024 публикации уже прекратились. Там публикации были куда менее регулярными и касались исключительно биткоина.

Несколько удивило, что нигде в материалах канала нет ссылки на сайт инвестфонда или его аналитического подразделения. Это не очень удобно в плане представления материалов (например, сайт мог бы содержать удобный архив публикаций обзоров с разбивкой на рубрики по отдельным рынкам), так и недостаток сведений о фонде, которые неудобно подавать в формате телеграм-канала (например, информацию об объёме привлечённых инвестиций и о портфеле фонда). Вместо сайта по всем вопросам предлагается обращаться в бот поддержки. Мне не очень понятна такая модель подачи материала и взаимодействия с потенциальными клиентами, хотя, возможно, это просто такой тренд. Вон, люди даже в инстаграме умудряются бизнес делать.

Бот обратной связи был протестирован мной в самое неблагоприятное время – в пятницу вечером. Время отклика составило 40 минут, что очень неплохо.

А может быть, сайт и прочие интерактивные инструменты прямо сейчас активно доделываются и скоро уже появятся на свет. Если так, то подобный подход мне даже импонирует: сперва полностью разработать свои ключевые ноу хау, обеспечивающие преимущество над конкурентами, и лишь затем обратить внимание на то, как их преподнести публике. Это куда честнее, чем сперва сделать красивую презентацию и сайт, затем привлечь венчурные инвестиции, и лишь затем, возможно, потратить инвестиции на разработку метрик и алгоритмов.

В любом случае, на канал я подписалась, поскольку контент там даётся вполне оригинальный. По биткоину даже можно будет последить за тем, как сбываются прогнозы, и если они покажут себя надёжно, то, глядишь, начну искать точки входа, а не просто покупать монеты, не глядя, сразу по получении превышающих прожиточный минимум доходов.

Являясь правым либертарианцем и правовым индивидуалистом, могу ли я поддерживать Русский Добровольческий Корпус?

Макс Штирнер

С предложенных позиций вообще странно задавать вопросы о том, можно ли что-то делать. Конечно, можно, вопрос лишь в мере ответственности.

Если речь о санкциях со стороны российского государства, то решение задачи сводится к поиску достаточно безопасных способов перевода денег, публикации пропаганды, доставки амуниции и так далее.

Однако полагаю, что вопрос скорее о том, не будут ли другие правые либертарианцы и правовые индивидуалисты считать себя обязанными, узнав о такой вашей активности, подвергнуть вас обструкции.

РДК это полуавтономное вооружённое формирование в составе ВСУ: в чём-то подчиняется центральному командованию, в значительной мере зависит от него в снабжении, вроде бы довольно автономно в вопросах рекрутинга и в вопросах информационного освещения своей деятельности. Но в составе ВСУ есть и другие подразделения, самостоятельно проводящие рекрутинг и краудфандинг. Чем же так отличается РДК, что немец Штирнер спрашивает про допустимость помощи именно РДК, а не какому-нибудь Азову?

Про Азов упомянуто неспроста. И эта бригада, и Русский Добровольческий корпус получают многочисленные обвинения в том, что там служат нацисты. Экономическая теория говорит нам, что ценности субъективны. Любой человек имеет полное право предпочитать одну нацию всем остальным, само по себе это не даёт оснований его порицать. Истребляют ли ребята из Азова и РДК представителей всех остальных наций ради величия той нации, которую они предпочитают всем прочим? Нет, они истребляют людей по иному признаку, и этот признак не отличается от того, которым руководствуются другие воинские формирования в составе ВСУ.

Остаётся единственное отличие РДК (и ещё пары более мелких подразделений) от прочих частей: они физически, ножками, переходили международно признанную российско-украинскую границу, чтобы воевать с российской армией на российской территории. И что, это делает их агрессорами? Нет, они всё ещё участники оборонительной войны. Такие же, как операторы дронов, поражающих НПЗ в глубоком российском тылу.

Ах, да, ещё у них есть российские паспорта, или, по крайней мере, были на начало войны. И что, это как-то меняет их правовой статус? Нет, даже по российским законам. Они всё ещё остаются военнослужащими ВСУ, в отношении которых действуют всевозможные права и ограничения, связанные с законами и обычаями войны, которые РФ обязалась соблюдать (но не соблюдает). Но даже если бы в РФ действовал закон, согласно которому любой гражданин РФ, вступивший в ряды иностранных вооружённых сил, подлежит расстрелу без суда, какое значение это имело бы для правового индивидуалиста?

Впрочем, я полагаю, что читатель с ником Макс Штирнер – российский гражданин. Поэтому его вопрос можно переформулировать жёстче: оправдывает ли либертарианская мораль войну против своего государства? Вообще-то, либертарианская мораль оправдывает войну против любого государства. Даже против государств, возглавляемых либертарианцами, такими как Хавьер Милей, Наиб Букеле или Ханс-Адам II. Воевать против своего даже как-то осмысленнее, потому что именно к нему у тебя основные счёты, именно оно причиняет тебе непосредственный ущерб, тогда как все прочие – это просто некие бродящие поодаль хищники, которым, конечно, тоже не должно быть места на земле. Однако успешная война требует союзников. У большинства из нас таких нет. У РДК – есть. Порадуемся же за них.

Как психопатические предрасположенности связаны с авторитарными взглядами и что потенциально с этим можно сделать

Волюнтарист, Битарх

Довольно очевидно будет выдвинуть предположение, что среди сторонников авторитарных взглядов и насильственных методов достижения целей число психопатически предрасположенных индивидов выше, чем среди сторонников либертарианских и ненасильственных взглядов. Такое предположение исходит из простого факта, что именно человек, который не испытывает внутреннего сопротивления к причинению другим людям вреда и в определённых обстоятельствах даже сам готов совершить насильственное нападение, с куда большей вероятностью окажется в первом лагере, нежели во втором. Но что об этом могут сказать разнообразные исследования, рассматривающие людей как правых, так и левых авторитарных взглядов?

Чаще всего такие исследования ориентированы на изучение сторонников авторитарно-правых взглядов. Например, одно из них показало, что правый авторитаризм, склонность к предрассудкам и ориентация на социальное доминирование (предпочтение к обществу, в котором присутствует групповая иерархия и неравенство) связаны с такими факторами психопатии, как межличностный (склонность манипулировать другими и считать себя лучше всех) и аффективный (нехватка эмпатии и чувства вины). Отметим, что проявление индивидом именно этих факторов психопатии наиболее тесно связано с дисфункцией механизма ингибирования насилия, которая делает человека способным причинять людям вред, не испытывая к этому никакого отторжения.

Намного реже изучается вопрос авторитарно-левых взглядов, даже существующие для этого инструменты являются довольно новыми. Впрочем, уже имеющиеся исследования показывают, что склонность к левому авторитаризму, а особенно к такому его компоненту, как допустимость совершения насильственной революции против сложившейся общественной системы, сильно связана с психопатией и антагонистическим нарциссизмом (склонностью считать, что мир является высококонкурентным местом, в котором необходимо добиться своей собственной доминации над другими). При этом ни склонность к альтруизму, ни склонность к социальной справедливости не были связаны с левым авторитаризмом. Это может говорить о том, что некоторых левых политиков не волнуют социальная справедливость и равенство, они ими лишь оправдывают насилие против других людей ради удовлетворения их собственных эгоцентрических потребностей.

Интересные результаты продемонстрировало пилотное исследование по влиянию псилоцибина на склонность человека к более авторитарным или либертарианским взглядам. После двух сеансов приёма средства у испытуемых значительно снижались авторитарные предрасположенности, и в достаточной мере этот эффект сохранялся даже спустя 7-12 месяцев. Здесь очень важно будет отметить, что психоделические средства уже давно изучаются на наличие антиагрессивного и эмпатического эффекта. Они влияют на работу серотониновой системы, играющей ключевую роль в регуляции агрессии и отвечающей за функцию ингибитора насилия, а точнее – являются агонистами её 2A рецепторов (приводят к их активации). Впрочем, есть исследования, которые намекают на то, что эмпатический эффект психоделиков может быть связан с активацией 1A рецепторов, для которых они зачастую являются частичными агонистами.

Агонисты серотониновых 1A рецепторов в ряде исследований продемонстрировали себя как одни из потенциально наиболее эффективных антиагрессивных агентов, притом не приводящих к подавлению защитного поведения и другим побочным эффектам, свойственным многим средствам, включая психоделики. Поскольку изучение вопроса терапии нарушений в регуляции агрессии и дисфункции механизма ингибирования насилия ориентировано именно на эти средства, их влияние на склонность человека к авторитаризму тоже стоило бы проверить. Возможно, насильственный и психопатичный индивид в результате такой терапии не только перестанет махать кулаками и манипулировать другими людьми им во вред, но и будет склонен прекратить поддерживать собратьев по психическому расстройству в социуме и политике, склоняясь к более либертарианским позициям.

Принцип «незнание закона не освобождает от ответственности» нелегален даже в текущей правовой системе

Волюнтарист, Битарх

Все наверняка слышали о принципе, по которому каждый человек как бы обязан знать законы страны, в которой он находится, и нарушение закона из-за его незнания не освобождает от ответственности. Данный принцип известен ещё с времён Древнего Рима и сегодня взят на вооружение всеми государствами мира.

Легко можно понять происхождение этого принципа в Древнем Риме, когда все преступления были очевидными, например, воровство или убийство. При совершении таких проступков действительно невозможно оправдаться неосведомлённостью о существовании закона, запрещающего это, так как все люди живя в обществе ещё с раннего детства знают, что подобные деяния являются преступлением. Однако современные государства наплодили столько законов, что изучить и точно понять все из них возможно только специалисту, для которого это является профессиональной деятельностью, но не среднестатистическому человеку. Мало того, законы ещё и постоянно меняются, за чем попросту невозможно уследить. Это вступает в противоречие с другим общепринятым принципом правовой системы большинства стран мира – реалистичности исполнения требований законодательства. Например, нельзя потребовать от морского перевозчика осушить океан чтобы поднять затонувший корабль с ценным грузом. Нельзя и обязать явиться в суд, к следователю или в военкомат по повестке в течении минуты (телепортация пока существует только в научной фантастике). Даже в военное время заведомо невыполнимый приказ считается преступным и вина уже будет на командире, кто его отдал. Об этом правовом принципе обычно редко вспоминают, но недавно американские юристы успешно его использовали в суде.

В США широко известной стала история женщины из Техаса, которая хотела проголосовать на президентских выборах в 2016 году, однако не имела на это права, поскольку находилась под надзором (чем-то схожем на испытательный срок) ввиду «налогового преступления». Она об этом не знала, ей никто не сообщал, что она не может голосовать, и на выборы она решила пойти лишь потому, что её на это убедила мать. Но суду было всё равно, её неосведомлённость назвали «не имеющей отношения» к судебному процессу, и в 2018 году она была осуждена на 5 лет тюремного заключения. Лишь в 2022 году в апелляционном суде это решение пересмотрели на основании отсутствия доказательство того, что она была осведомлена, что не имеет права голосовать. Фактически, суд решил пойти против принципа «незнание закона не освобождает от ответственности».

Учитывая, что в США юридическая система опирается на прецедентное право, можно рассчитывать на то, что таких решений в будущем станет намного больше. Это, в свою очередь, продемонстрирует всем, что у людей нет никакой обязанности следовать и пытаться исполнить заведомо невыполнимое требование быть ознакомленным с бесчисленным количеством законов, которыми стационарные бандиты пытаются их кошмарить на каждом шагу.