Любовь анкапов к детям – переход в практическую плоскость

Мне тут случилось презентовать свою книгу в клубе Монтелиберо. Было примерно двадцать пять человек, помидорами не швырялись, напротив, швырялись донатами. Несмотря на то, что решение о выступлении было принято спонтанно, и толком не готовилось, вышло вроде неплохо.

Но вот по его итогам меня попросили сделать какую-нибудь адаптацию для детей, чтобы была возможность как-то понятно объяснить им, что это за странные игры, в которые играют их родители, и вовлечь их в эти самые игры.

Ну, игры так игры. Одну игру я хочу сделать в чисто разговорном жанре, пристрелочную. Будем играть в доброго царя. Ребёнок получает царство в наследство и хочет сделать своих подданных довольными. Он может спрашивать, как обстоят дела в его царстве, отдавать приказы и узнавать от меня, что ему докладывают в ответ. Тут мне в основном интересно, какие, собственно, вопросы будут задавать дети. Учитывая, что своих у меня нет, должен получиться обоюдополезный опыт. Думаю, что в течение пары недель я решусь провести там же, в клубе, первую игру.

Другая игра потребует более серьёзной проработки, хочу сделать настолку про жизнь при этатизме. В базовом модуле хочу предложить роли работника, предпринимателя, чиновника и политика. Цель – по возможности просто, но без потери реалистичности, показать их взаимоотношения. Также хочется, чтобы в игре было место этическим решениям.

Такие вот мощные планы. С книжкой про анкап я провозилась больше года, надеюсь, что тут управлюсь заметно быстрее.

Также очень рассчитываю, что в ближайшем будущем у меня станет куда больше свободного времени, и я смогу уделять каналу столько внимания, сколько он заслуживает.

Связь между возрастом и склонностью к насилию у человека

Волюнтарист, Битарх

Как известно, основная часть преступлений, включая насильственные, совершается в возрасте 15-25 лет, после которого преступная активность индивидов снижается, если и вовсе не прекращается. Существуют даже утверждения, что подобная связь между возрастом и преступностью универсальна для разных групп людей и обществ, а значит это явление имеет сильную биологическую детерминированность. Нередко снижение преступной активности с возрастом связывают с формированием нервной системы и развитием эмоционального контроля.

Для полноценного понимания рассматриваемой нами темы стоит упомянуть один важный биологический фактор. Среднестатистическому и здоровому индивиду свойственно наличие ингибитора насилия, вызывающего реакцию отторжения к причинению вреда другим людям. Конечно, с возрастом его функция развивается, но этот процесс уже можно наблюдать в возрасте 4-7 лет, а в качестве безусловного рефлекса, автоматически активирующегося при наблюдении сигналов бедствия (выражений грусти, страха, боли), ингибитор насилия присутствует у человека с самого рождения.

Очевидно, совершение насилия требует, чтобы функция ингибитора насилия у человека была нарушена или подавлена. Но очень важно отметить, что такое нарушение само по себе насилие не провоцирует. Оно лишь значит, что к совершению насилия остаётся на один сдерживатель меньше. И здесь в дело уже вступают социальные факторы, которые и опосредуют связь между возрастом и преступностью. Их список выглядит следующим образом:

– преступники со временем начинают понимать, что их деятельности даёт не так уж много выгоды в сравнении с рисками, которые они несут, и потраченными усилиями;
– с возрастом люди стремятся к тому, чтобы «осесть», а негативное влияние сверстников в молодом возрасте заменяется позднее на социальное неодобрение;
– преступники могут потерять с возрастом партнёров для совершения преступлений ввиду их гибели, заключения или потери к ним доверия;
– снижение физических способностей ввиду старения делает преступления более опасным и менее успешным занятием;
– склонность к преступности снижает и жизненный опыт, потеря стремлений, требующих её, или же получение легальных методов их удовлетворения.

Как мы видим, многие социальные обстоятельства со временем делают преступность менее выгодной в глазах самих преступников. Но есть и такие обстоятельства, которые могут вернуть насильственные стремления. Существует распространённое мнение, что в геноциде в Руанде основная доля насилия была совершена молодыми людьми возраста 19-20 лет. Однако как показывают данные, основными участниками насилия были мужчины старше 30 лет. Медианный возраст всех преступников во время геноцида составил 34 года. И лишь треть их была вовлечена именно в насильственные преступления.

Стоит также упомянуть, что старение зачастую связано с нейродегенеративными процессами, и это может поспособствовать повышенной агрессивности. В качестве примера можно привести страдающих болезнью Альцгеймера. Особенно стоит обратить внимание на функционирование у них серотонинергической системы, отвечающей за механизм ингибирования насилия. Исследования связывают нарушение её функции с повышенной агрессивностью, наблюдаемой у страдающих Альцгеймером, которые имеют сниженную плотность серотониновых 1A рецепторов. При этом агрессивность остаётся на низком уровне у тех пациентов, чья плотность 1A рецепторов не снижена.

Можно сделать вывод, что связь возраста и преступной активности, включая насильственную, опосредуется не биологическими, а социальными факторами. Большинство индивидов не склонно к ней ввиду достаточно выраженного ингибитора насилия. Но те, у кого можно наблюдать его недостаток, зависимы в проявлении своей насильственности от влияния среды. И некоторые социальные факторы могут побудить их к насилию в любом возрасте. Также, по-видимому, эти индивиды рискуют проявлением повышенной агрессивности ввиду старения и нейродегенеративных болезней, однако стоит отметить, что это редко может перерасти в реальную преступную активность ввиду их состояния и возраста.

#freeLegkodymov

Вчера силовики США, Франции, Испании, Португалии и Кипра совершили громкий теракт, уничтожив успешно действующий с 2016 года сервис по обмену биткоина на рубли (оборот другой крипты и фиата составлял весьма скромную часть оборота), компанию Bitzlato, а также арестовав её основателя, Анатолия Легкодымова. Об этом террористы выпустили хвастливый пресс-релиз, пообещав и дальше преследовать криптовалютный бизнес по всему миру, невзирая на формальные рамки юрисдикций.

Анатолия обвиняют в том, что он пренебрегал навязываемой государством верификацией личностей пользователей, сотрудничал с рынками даркнета и совершал иные совершенно легитимные для любого либертарианца действия, исправно удовлетворяя своих клиентов. Иначе говоря, его арестовали за то, что он делал нашу жизнь лучше. Сейчас ему грозит пять лет тюремного заключения, ну и, разумеется, его бизнес будет уничтожен, а наши с вами деньги, лежавшие для оперативных нужд на кошельках компании, будут отобраны государством.

Мне пришлось попрощаться с некоторой суммой биткоинов, а также убрать все рекомендации по использованию уничтоженного сервиса со своего сайта. Надеюсь, следующее поколение криптообменников уже будет использовать лайтнинг, и ни о каком хранении средств на сторонних счетах речи идти не будет. Ну а пока самым надёжным способом обмена криптовалют на фиат был и остаётся обмен через доверенных знакомых.

Известный этатист Леонид Волков в своём канале одобряет действия американских властей, после чего окончательно заканчивается как личность и начинается как пидорас. Его возлюбленный Навальный, которого он так трогательно требует освободить, сам лично полез сдаваться российским властям, игнорируя окрики “не влезай – убьёт”. Тут же человек старательно отмежёвывался от США, по мере возможностей потакая хотелкам тамошнего законодательства – но имел неосторожность физически объявиться на территории этого террористического государства, за что и поплатился.

Что я предлагаю?

Во-первых, разумеется, никаких донатов ФБК – они наши враги, пусть даже и выступают против Путина. Отписка и игнор.

Во-вторых, по возможности, избегайте США (понимаю, что это звучит примерно как “не злоупотребляйте чёрной икрой”).

В-третьих, мы видим, что хранение денег в централизованных сервисах чревато не только скамом со стороны этих самых сервисов, но и, напротив, конфискацией ваших денег государством, если эти сервисы будут делать свою работу по-настоящему хорошо. Так что, как бы ни были привлекательны онлайн-кошельки на всяких там биржах, давайте соблюдать гигиену и держать деньги только под собственным прямым контролем.

В тонкостях юридической возни я разбираюсь плохо, поэтому не берусь призывать к каким-либо действиям на этом поле в попытках вернуть свою копеечку. Но надеюсь, что все, кто одобряет этот теракт, испортят тем самым свою репутацию в глазах максимально широкого круга лиц, и желательно именно тех, от кого они зависят.

Как насильственные личности оценивают сами себя и что с этим делать

Волюнтарист, Битарх

Понимание патологичности насильственного поведения может сталкиваться с проблемой того, что человек, который ввиду дисфункционального ингибитора насилия способен легко его совершать, вряд ли станет оценивать себя как нездоровую личность. Многие расстройства приводят к явно ощущаемым человеком негативным симптомам, таким как тревожность, ухудшение настроения, депрессия, суицидальные мысли и другие. Но дело обстоит сложнее, когда расстройства само по себе не причиняет страданий. Способность совершать насилие как результат отсутствия у человека реакции отторжения и сопротивления к причинению вреда другим людям относится именно к таким расстройствам. Давайте разберёмся с этой проблемой более детально и выясним, что нам ввиду этого важно понимать о насильственных личностях.

Хорошим вариантом будет посмотреть на людей с психопатическими предрасположенностями, поскольку психопатия является непосредственным результатом нарушения работы ингибитора насилия. Как пишет Роберт Хаэр, разработавший известный тест-опросник на оценку признаков психопатии PCL, психопаты имеют нарциссическое и чрезвычайно завышенное представление о своей самооценке и важности, поистине поразительный эгоцентризм и чувство собственного достоинства, они считают себя центром вселенной, высшими существами, которые имеют право жить по своим собственным правилам. Также он рассматривал вопрос лечения психопатов. По его словам, термин «лечение» подразумевает, что есть что лечить: болезнь, субъективный дистресс, неадекватное поведение и т. д. Но, насколько мы можем определить, психопаты вполне довольны собой и не видят необходимости в лечении, по крайней мере, в традиционном смысле этого слова.

Определённо, психопаты имеют завышенное представление о себе. Они считают себя важными и достойными. Они часто чувствуют, что вправе жить по своим собственным правилам и думают, что законы к ним неприменимы. Они склонны иметь грандиозные представления о своём потенциале. Они считают, что заслуживают быть генеральным директором компании, или убеждены, что лучшие во всех делах.

Такие характеристики личности насильственных индивидов неудивительны. Ещё с самого детства они не испытывают никаких негативных чувств, когда причиняют другим вред, и соответственно считают это нормой. Проявления эмпатии, сочувствия и неспособность совершать насильственные нападения, что присуще среднестатистическому и здоровому индивиду, ими воспринимается за слабость. Возможно, именно это предрасполагает их ставить себя выше других.

Всё это, конечно же, препятствует искоренению насилия из общества, поскольку сами насильники зачастую не считают себя ненормальными и больными. Об этом им стоит всегда напоминать, ссылаясь на теорию механизма ингибирования насилия и патологичность их состояния по медицинским определениям. В частности, можно вспомнить критерии расстройства Уэйкфилда, которым состояние соответствует в том случае, если оно возникает в результате неспособности какого-то внутреннего механизма выполнять свою биологическую функцию (в нашем вопросе это касается ингибитора насилия) и приводит к причинению вреда.

Но самым эффективным методом будет оказывать на них сильное социальное давление. Человек с дисфункцией ингибитора насилия должен понимать, что никто с ним не рискнёт иметь какие-либо дела до тех пор, пока он не согласится на терапию, восстанавливающую ингибирующий контроль. Такие люди опаснее даже страдающих инфекционными заболеваниями, которых без прохождения лечения сейчас вряд ли кто-то возьмёт на учёбу, работу или рискнёт с ними создать семью. Если значительная часть общества будет это понимать, а также если будет разработана эффективная терапия против насилия, то насильственные люди станут лечиться уже исходя из рациональных соображений. Конечно, будут и те, кто не станет этого делать даже при социальном давлении. За ними нужно внимательно следить и быть готовыми к самозащите, которая также может включать применение терапевтических препаратов к совершающему нападение.

Что делать либертарианцам, соблюдающим NAP, в таких случаях?

Черногорские рыбаки жалуются на албанских, которые перегородили реку Бояну железной сеткой и вылавливают почти всю рыбу.

В данной ситуации мы видим типичный случай вмешательства государства в рынок, что неизбежно приводит к самым неприятным последствиям. Как можно понять из статьи, это не просто какие-то там албанские рыбаки перегородили реку, а вполне конкретный предприниматель, которому албанское государство отдало ловлю рыбы в концессию.

Как решаются такие проблемы без государственного вмешательства, подробно рассказывает в своей книге Управляя общим Элинор Остром. Если вкратце, то сообщество пользователей ресурса постепенно вырабатывает правила пользования, минимизирующие конфликты вокруг этого промысла, и обычно это выглядит как некий скользящий график, кто, где и когда может промышлять, чтобы не пихаться локтями, и чтобы всем хватало.

Государство же оставило в данном случае лишь такие варианты, как терпеть, и ловить в низовьях реки ошмётки с барского стола, либо воевать – например, устраивая диверсии против той самой сетки, или против того самого концессионера, или против чиновников, которые ему покровительствуют.

Ещё один вариант, для миролюбивых, но настойчивых – вывод проблемы на более высокий уровень, то есть, по сути, апелляция к некоему внешнему арбитру. Этим, похоже, сейчас и занята черногорская рыболовецкая ассоциация. Пожелаю им успеха; я люблю угрей.

Как при анкапе защищаться бедным, которые не могут оплатить частную полицию и купить оружие?

Возможно, есть выгода для богатых от защиты бедных? А если где-то нет богатых, а только банды, крышующие районы под угрозой насилия? Или такое “гетто” со временем излечит само себя?

Анонимный вопрос

Сегодня рынок оружия крайне зарегулирован и во многом стигматизирован, в силу чего спрос на оружие заведомо ниже, чем был бы при полностью свободном рынке. Так что есть все основания полагать, что в силу расширения рынка при анкапе оружие будет доступнее как по ассортименту, так и по цене, не говоря уже об отсутствии всяких взятых с потолка ограничений. И если даже сейчас отдельные образцы оружия самообороны, вроде газовых баллончиков, стоят сущие копейки и доступны при самых скромных доходах, то при свободном рынке в этом плане будет совсем неплохо.

Что делать людям, которые не хотят платить каким-то охранным организациям за поддержание порядка на территории, где они проживают? Разумеется, делать это самостоятельно. В конце концов, мы же поддерживаем порядок в доме, если не хочется платить службам клининга. Аналогично, нет проблемы в том, чтобы по тревожному сигналу от соседа высунуть в окно ствол и проконтролировать, что в зоне обстрела все успокоились и занялись мирными делами.

По сути, единственное, для чего при анкапе в плане поддержания порядка с более высокой долей вероятности может потребоваться помощь профессионалов – так это в поисках украденного, ведь кража это тайное хищение, и пистолет в кармане по умолчанию от неё не защитит. Что ж, тут либо работает страховка, либо простое желание мести, скорректированное экономической целесообразностью. Так или иначе, потерпевший либо ищет пропажу сам, либо нанимает детективов, либо детективов нанимает страховая компания, желающая отбить затраты на выплату страховой премии.

Могут ли при анкапе достаточно стабильно существовать банды, насильно держащие под своей крышей ту или иную территорию? Вообще-то такие банды называются государствами, и единственное, что удерживает их от уничтожения – это согласие подкрышных мириться с таким положением вещей. Этим же будет определяться стабильность существования криминальных гетто при анкапе. Дополнительным фактором нестабильности для них оказывается ещё и полная свобода миграции. Слишком активные беспредельщики просто обаруживают в один прекрасный момент, что с их территории все разбежались. Это легко можно пронаблюдать в таких криминальных анклавах, как отдельные управляемые слишком рьяными демократами города США: оттуда просто разъезжаются в более спокойные места. Так что стимулы для того, чтобы такие гетто со временем излечили сами себя или исчезли, действительно есть, а единственное, что может продлить их существование – это тупая иррациональная покорность. Вот ради её изживания анкапы вроде меня и ведут свою пропаганду)))

А ну-ка вернул сумочку девушке и живо свалил нахрен!

Агрессия и тестостерон

Волюнтарист, Битарх

Проявления агрессии у самцов животных и у мужчин очень часто связывают с половым гормоном тестостероном. Так, за снижением уровня тестостерона должно следовать и снижение агрессивности, а за повышением его уровня – крайне высокая агрессивность. Конечно, агрессия связана с тестостероном, но её нельзя сводить исключительно к работе одного гормона в отрыве от всей остальной нейрофизиологии. Иначе можно прийти к некоторым заблуждениям, например тому, что если высокий уровень тестостерона у некоторых мужчин – это естественно, то и насильственное поведение тоже абсолютно естественно. Также подобный взгляд противоречит концепции ингибитора насилия, по которой у многих видов и даже человека присутствуют врождённые сдерживатели внутривидовой агрессии.

Для начала вспомним, что ингибитор насилия связывают с серотонинергической системой, и активация некоторых серотониновых рецепторов (1A и 1B) способна подавлять атакующую агрессию, при этом не влияя на защитную агрессию и другие формы поведения. Но как на этот эффект может повлиять тестостерон? Как показывает одно исследование, такого влияния просто нет. Тестостероновая активация агрессии и серотониновое ингибирование агрессии работают независимо друг от друга, то есть проагрессивный эффект тестостерона не состоит в подавлении серотониновой функции. А влияние серотонина на вызванную тестостероном агрессию, по-видимому, осуществляется параллельным ингибирующим путём. Как предполагается, это влияние происходит в таких областях мозга, как медиальное миндалевидное тело, гипоталамус, префронтальная кора и прозрачная перегородка (септальная область), где одновременно находятся и рецепторы половых гормонов, и серотонинергические нервные окончания.

Такое влияние серотонина необходимо для сдерживания агрессии, чтобы та не переставала быть адаптивным и функциональным поведением. Это сходится с теорией ингибитора насилия, по которой определённые внутренние сдерживатели агрессии не допускают её перерастания в насилие с причинением вреда представителям собственного вида. И раз тестостерон не нарушает работу этих сдерживателей, то он и не может быть причиной неингибируемой агрессии. Конечно, тестостерон повышает агрессивность, но в норме лишь в рамках естественных ингибирующих пределов.

Предновогоднее обращение и итоги года

Волюнтарист, Битарх

Хоть и 2022 год отличился вспышкой насилия в одной из его самых ужасных форм – военном конфликте, в рамках нашей работы по изучению насилия в человеческих взаимоотношениях и обществе он не обошёлся без достижений в противоположном, лучшем направлении, нацеленном против насилия. Раньше, говоря о том, что насилие скорее стоит называть не естественным социальным явлением, а отклонением и патологией, мы опирались лишь на отдельные факты и наблюдения, которые не демонстрировали полную картину происходящего. Это могло вызывать недоверие к подобным утверждениям ввиду всё же наблюдаемых в человеческом обществе жестоких событий.

Но теперь всё изменилось. Существование механизма ингибирования насилия мы можем уверенно называть не просто предположением и теорией, а неоспоримым фактом. Эволюционные, археологические, антропологические, военные, психологические, нейрофизиологические, генетические и многие другие свидетельства, демонстрирующие одни и те же выводы и формирующие полноценную систему, объясняющую всё, что касается насилия, лишь подтверждают это. Насилие несомненно является патологической формой поведения, результатом нарушения у человека внутренних сдерживателей агрессии, ввиду чего он перестаёт испытывать реакцию отторжения и сопротивление к причинению вреда другим людям. А так много насилия в обществе мы можем наблюдать лишь потому, что оно оказывает огромнейшее влияние – даже один насильственный человек в определённых обстоятельствах способен причинить вред тысячам других, мирных людей.

Все свидетельства против позиции, оправдывающей и нормализирующей насилие, были успешно собраны в одном месте – на сайте Antiviolence.io. Основной материал сайта начинается с определения самых понятий агрессии, насилия и самозащиты. После мы переходим к археологическим и антропологическим свидетельствам, рассматриваем случаи геноцидов, развенчиваем разнообразные мифы о насилии, убеждаемся в том, что на любой, даже самой жестокой войне, никогда более 2% солдат с психопатическими предрасположенностями не испытывают сопротивления к совершению убийств, да и в целом подавляющее большинство людей никогда никого не убивают и не пытаются убить. Дальше мы рассматриваем эволюционные причины возникновения ингибитора насилия у животных и человека, а также знакомимся с моделью, которая подробно объясняет, как этот механизм функционирует.

Опираясь на нейрофизиологические и генетические свидетельства, мы приходим к выводу, что к людям, способным легко совершить насилие, стоит относиться как к психически больным и патологическим личностям, нуждающимся в прохождении терапии, восстанавливающей работу ингибитора насилия. Подобная терапия могла бы поспособствовать и вовсе полному искоренению такой патологии как насилие из человеческих взаимоотношений и общества.

Мы также не обошли стороной и многие другие вопросы о насилии, с которыми вы можете ознакомиться на том же сайте или в материалах данного канала. Конечно, нам придётся рассматривать ещё очень много тем и проблем, ведь нельзя ответить на все вопросы сразу. Но мы по крайней мере уже создали твёрдый фундамент для продолжения нашей деятельности, не сталкиваясь с серьёзными спорными моментами.

Хотел бы поздравить всех вас с наступающим Новым Годом! В следующем году мы определённо должны продвинуться ещё дальше в понимании проблемы насилия и того, как это явление можно искоренить. И конечно же, как популяризировать это понимание среди ещё намного большего количества людей, что несомненно лишь приблизит достижение свободного ненасильственного общества. Оставайтесь в следующем году с нами, чтобы этого не пропустить!

2022, итоги

Немного смешно сейчас перечитывать, с каким энтузиазмом я смотрела в новый 2022 год. Тем не менее, энтузиазм этот во многом оправдался.

Проект Монтелиберо успешно развивается, и если год назад мы все собрались праздновать в одном доме, то сейчас такой возможности нет даже близко, нас в Черногории больше сотни человек. На площадке МТЛсити заканчивается постройка первых двух домов, заложен третий, плюс возведён геодезический купол, в котором можно будет опробовать сезонное проживание. В Баре вовсю развивается либертарианский клуб, где люди регулярно собираются потусить, выпить вкуснейшего кофе, посетить лекцию, поиграть в настолки, поучаствовать в записи подкаста и так далее. Капитал инвестиционного фонда MTL составляет уже более 170 тысяч токенов, а цена токена выросла с 1 евро до 3 с хвостиком. Акционеров у фонда больше 600 человек. Токенов всех сортов и расцветок вокруг проекта Монтелиберо ходит уже столько, что я сбилась со счёта, и за каждым та или иная активность, в тот или иной момент потребовавшая токенизации. Короче, на этом фронте всё прямо-таки очень живо, и пока незаметно, чтобы мы упирались в какой-то потолок.

Зато активность вокруг моего канала свой потолок таки нашла. Число подписчиков за год уменьшилось на сотню, число публикаций также заметно упало. Была закончена озвучка текста Механики свободы и дописана моя собственная книжка про анкап, зато переводы нескольких других книжек движутся весьма полако. Какого-либо значимого комьюнити вокруг канала так и не сложилось, да теперь и не требуется, ведь есть Монтелиберо. Там, кстати, недавно тоже подводили итоги года и, в частности, составили список наиболее значимых для проекта персоналий. И если в первый год я явно была бы в первой тройке, то теперь только во второй пятёрке, что, впрочем, кажется мне вполне объективной оценкой.

Наиболее странным направлением моей деятельности по ведению канала была серия антироссийских постов, где я позволяла себе давать рекомендации о том, что делать с Россией. Призывы жечь военкоматы имели успех, все остальные – не особенно. Россия пока не развалилась, но идёт к этому. Впрочем, не так важно, что случится с этим государством, как то, что случится с русскими, а для них у меня сохраняется прежнее пожелание. Я бы хотела, чтобы русские рассеялись по всему миру как можно шире, обустроились там как можно комфортнее, сохраняли и развивали свою великую русскую культуру, а российское государство забыли, как страшный сон, ну или, демонстрируя свою историческую ответственность, деловито вкладывались в его демонтаж.

В целом прошедшим годом я довольна. В следующем году хочу всё-таки завершить все текущие затянувшиеся переводы, записать аудиоверсию книжки про анкап, ну и, конечно, продолжить освещать построение нашей либертарианской утопии в солнечной Черногории. Всем счастливого Нового года!

Сериал Андор и немножко о тактике

Посмотрела Андор. Очень интересно, неожиданно взросло для этой франшизы, и весьма на злобу дня.

Разумеется, я не могла, рассматривая режим императора Палпатина, не думать о режиме другого диктатора на букву П, уже из нашей галактики. Конечно, между ними множество отличий. У Империи нет внешних врагов, есть просто временно неподконтрольные окраины, периодически бунтующие провинции и так далее. Короче, это не РФ, а скорее какой-нибудь средневековый Китай. Зато у РФ нет парламентской оппозиции. У Империи повстанческое движение финансируется местечковой аристократией, а состоит оно преимущественно из индивидуальных предпринимателей. В РФ тоже костяк протеста составляют фрилансеры и прочие удалёнщики, и финансируется он краудфандингом. Крупный бизнес и там, и там полностью сросся с государством. В общем, масса интересных параллелей.

Теперь хотелось бы посмотреть, что сериал говорит нам о методах повстанческого движения.

Очень большое внимание уделяется конспирации. Вплоть до того, что исполнителями легко можно жертвовать, и даже самостоятельно их устранять, если есть угроза раскрытия ключевых координирующих фигур. В РФ не так, потому что координировать протест можно из-за рубежа, и даже не скрываясь, но находясь при этом в достаточной безопасности, в то время как от Империи какие-либо государственные границы защитить не могут.

Идея финансирования повстанцев через экспроприации имперского имущества не нова, и глубоко укоренена в том числе в Российской империи. На фоне этого упор российской оппозиции на раскрытие коррупционных схем имперской верхушки выглядит совершенно контрпродуктивным.

Недостаточно раскрыта тема сисек “боевое крыло – умеренное крыло”. Хотя, казалось бы, у повстанцев есть симпатизанты в Сенате, нигде с высокой трибуны не звучит “вот видите, до чего доводят ваши перегибы на местах, зачем вам обострять, давайте не доводить отчаявшихся людей до экстремистских акций, ведь война давно закончилась, так не пора ли начать ослаблять гайки?” Вместо этого парламентская оппозиция руководствуется повесткой, никак не коррелирующей с боевыми акциями, что ослабляет её риторическую силу. Ну а вскоре, как известно, Сенат будет полностью распущен.

Очень порадовал персонаж, который в паузах между подготовкой к боевой акции писал книжку про анкап манифест Сопротивления. Прямо почувствовала родную душу. К сожалению, в Империи нет соцсетей и даже телеграм-каналов, чтобы продвигать подобные манифесты, что сильно централизует любую организационную деятельность.

В сериале фиксируется отмечаемая Джеймсом Скоттом закономерность, что именно угнетённые империей народы проявляют свою этничность и всякую там уникальную культуру, в то время как переваренные империей люди становятся унифицированными, и черты каких-либо этносов теряют. При этом, в сущности, этничность легко создаётся с нуля на базе каких угодно извлечённых из пыльных чуланов – или стилизованных под оные – традиций. О том же нам пишет в Меганезийском цикле Алекс Розов, и то же при желании может воспроизвести для укрепления своей идентичности любое противостоящее империи сообщество, хоть бы и либертарианцы, например. Вот мы, например, не просто какие-то понаехавшие русы, а уже вполне себе монтелиберцы.

Читателю может показаться странным мой подбор особенностей сериала для обзора. Но не о художественных же его достоинствах распинаться. Они есть, и если бы не они, не было бы смысла лезть дальше.

Хорошо показана в сериале российская глубинка…