Почему минархизм плох?

Если представить, что любые функции госучреждений могут быть отданы на аутсорсинг частникам, то как в анкап обществе будут решаться такие проблемы, как толпа людей, недовольная отсутствием гарантируемых государством пенсий, выплат инвалидам?

Алексей

Вопрос видится мне не очень последовательным. Если функции бога отданы на аутсорс частникам, то как решить проблему толпы людей, недовольной отсутствием гарантированной богом награды за духовные заслуги? Если толпа высказывает претензии к богу, то они не по адресу, ведь его функции отданы частникам, с них и спрос. Если претензии высказываются частникам, то нужно смотреть содержание заключенных с ними договоров, и в зависимости от этого судебное разбирательство даст тот или иной результат. Собираться офлайновой толпой для подачи иска не обязательно, коллективные иски прекрасно координируются в интернете.

Что касается первой части вопроса, чем плох минархизм, то куда полезнее дать понять, чем он хорош. Хорош он тем, что быстро и надёжно даёт серьёзное улучшение качества жизни множества людей. Как заявлял великий минархист Каха Бендукидзе, реформы — это когда всем быстро становится лучше. А плох минархизм становится тогда, когда предлагает остановиться на достигнутом. С этого момента начинается откат обратно к большому государству. В этот момент минархистов нужно отодвигать в сторонку и продолжать демонтировать государство, не давая им опомниться и игнорируя требования оставить маленький кусочек на поиграться.

В заключение хочу предложить для ознакомления интересное интервью минархиста Ярослава Романчука анкапу Борису Юровскому о практических мерах, предлагаемых австрийской экономической школой для постсоветских государств. Особенно сочный был момент, когда Романчук заявил, что анкап и коммунизм это утопии, несовместимые с человеческой природой: надо было видеть эту гамму чувств на маловыразительной физиономии Бориса Савича)))

В остальном интервью вполне конструктивно, Романчук предлагает микс из успешно осуществлённых грузинских реформ уже упомянутого Кахи Бендукидзе, программы реформ украинского минархиста Геннадия Балашова — и добавляет к ним мою любимую идею о децентрализации права через снятие лицензирования судей и монополии на юрисдикцию, чтобы снять ограничения на всемерное распространение единственно справедливого суда — третейского. В общем, мне очень понравилось. Вообще, люблю минархистов.

Как показать аполитичному человеку несостоятельность идей государственного перераспределения, поддержки бедных и социалки?

Вопрос от телеграм-канала Правый аргумент, сопровождается донатом в размере 124 рубля. И да, если вас интересовало, как у меня на канале могла бы покупаться реклама — то вот примерно так.

Причины аполитичности могут быть различны, но обычно они сводятся к тому, что человек подчёркнуто ставит свои непосредственные шкурные интересы выше неких абстрактных ценностей, потому, собственно, и не считает политику как-либо его касающейся. Таким образом, нам нужно показать человеку, как государственное перераспределение и государственная социалка ставят под угрозу его шкурные интересы. А для этого нам, в свою очередь, нужно понять, в чём эти интересы состоят.

Подобный подход я уже как-то рекомендовала, когда объясняла, как рассказать маме про анкап, если она травмирована девяностыми.

Самый распространённый вариант аполитичного человека, одобряющего государственное вмешательство — это тот, кому просто неохота задумываться обо всей этой ерунде. Государство не греет ему голову налогами, потому что налоговым агентом является работодатель, но при этом люди получают какие-то пенсии, как-то учатся, лечатся и изредка получают какие-то пособия. Разные громкие слова о том, что государство кого-то там грабит, имеют для такого человека такую же ценность, как любая надоедливая реклама. Если пытаются донести информацию, значит, рассчитывают на этом заработать. Может, им госдеп платит, а может, сейчас донаты начнут вымогать.

Тут лучше всего накидывать время от времени анекдоты двух типов. Первый — как тот или иной общий знакомый успешно уклоняется от налогов, заработал на инвестициях в биткоин, порешал через частника сложный вопрос, лежащий в государственной компетенции — и так далее. Второй — как с кого-то слупили лишние деньги по налогу на недвижимость, зажали какие-нибудь положенные социальные выплаты, отжали бизнес в пользу погонов и тому подобное. Словом, провоцировать в человеке цинизм в отношении государства, дескать, все сказки про то, что государство нужно людям, для лохов писаны, а уважающие себя джентльмены, конечно, урвут при случае от государства кусок, но всерьёз рассчитывают только на себя и на других уважаемых джентльменов.

Второй вид аполитичного государственника встречается гораздо реже. Это продуманный чувак, который имеет все нужные льготы и соцвыплаты, считает их получение совершенно справедливым, и даже скорее всего охотно проконсультирует по разным тонкостям вэлфера. Привыкнув к непредсказуемости политики, он не парит себе голову тем, кто там и что обещает перед выборами, и чем один политик лучше другого. Просто нужно быть у государства на хорошем счету и делать то, что одобряется действующей властью.

Здесь имеет смысл поощрять подобное предпринимательство, но напоминать, что когда всё накроется, то важно уметь сориентироваться. При Советском Союзе в фаворе были работники торговли, а в ранних девяностых большая их часть оказалась профнепригодной в новых условиях. Нынешние же работники торговли адски впахивают, и даже близко не похожи на прежнюю привилегированную прослойку. Так что, когда закончится социалка, важно не оказаться на улице никому не нужным специалистом по добыванию пособий, неплохо бы иметь и другие компетенции.

По счастью, таких людей обычно не нужно долго убеждать в том, что социалка рано или поздно накроется. Поскольку он-то находится стабильно в плюсе, то в глубине души прекрасно понимает, что никакая халява не бывает вечной.

Разумеется, есть ещё много разновидностей государственников, но я перечислила именно тех, которые при этом аполитичны. Если же вам встретятся политактивисты-государственники, то с ними разговор совершенно отдельный, но это уже совсем другая история.

Есть своя прелесть в кухонных разговорах, раз они успешно пережили СССР

Ну и в качестве постскриптума изложу вкратце впечатления от канала Правый аргумент. Я бы сказала, что у этого молодого ресурса ещё только складывается собственный стиль, поэтому канал выглядит несколько эклектично. Изначально авторы, видимо, предполагали, что будут сами себе задавать вопросы, сами отвечать, и получать в результате достаточно лаконичный катехизис для общения с леваками. Но сейчас канал стал шире первоначального замысла, и принялся перемежать аргументы с реакцией на текущую повестку. Так что теперь его можно использовать ещё и как источник тех самых анекдотов из жизни, которые столь полезны для кухонных бесед.

Либертарианство ex machina

Битарх, Анкап-тян

Во многих пьесах, ставившихся в античном театре, часто применялся необычный приём разрешения конфликтов персонажей — «Deus ex machina» («Бог из машины»). Он заключался во внезапном появлении нового богоподобного персонажа на сцене в конце произведения, который не упоминался ранее в представлении и имел возможность быстро разрешить проблемы героев. Проще говоря, внешние силы решали проблемы героев, не вдаваясь в суть конфликта. Этот приём годится не только для художественных произведений, но может быть также полезен для политических преобразований, направленных на деэтатизацию общества.

Посмотрим на любой либертарианский паблик в соцсети, чат, сайт, стрим, подкаст, канал. Что мы увидим? Скорее всего, бесконечное обсуждение одних и тех же тем — как работают либертарианские суды, кто будет строить дороги при анкапе, контрактное рабство, аборты, субъектность детей, ядерное оружие, наркотики, австрийская школа экономики против кейнсианства и госплана, минархизм против анкапа, анкап против панархии, территориальные общины против ЭКЮ. Часто это выливается в бесконечный холивар, когда люди много дней подряд отстаивают свою точку зрения.

Только вот если бесконечно спорить между собой и убивать на это все свои ресурсы, многого не добьёшься! Да и надо ли? Возможно, существует какой-то один универсальный рецепт, как можно разом разрешить все эти проблемы, и тратить имеющиеся у нас скудные ресурсы с пользой для движения?!

Да, он существует и находится в самой природе государства — стационарный бандит может завоевать общество лишь при нарушении баланса потенциала насилия (БПН), в то время как при соблюдении этого баланса безгосударственное общество вполне стабильно существует, что доказано в рамках методологии неоинституционализма. Об этом коротко и внятно можно послушать в первой части лекции Александра Аузана «Эволюция осёдлого бандита». После образования централизованных структур принуждения (государства) движение в обратную сторону к децентрализованному обществу становится невозможным без приложения к системе внешнего усилия (эта закономерность аналогична второму закону термодинамики: тепло не будет самопроизвольно передаваться от более холодного тела к более тёплому).

Если мы возвращаем БПН, издержки инициации насилия становятся выше издержек защиты, и территориальная монополия государства просто исчезает. Далее всё остальное просто не имеет значения! Конечно, лучше заранее знать ответ, кто будет строить дороги или как определять субъектность детей, но и без этого людям волей-неволей придётся это решать без государства. Оно просто не сможет существовать при соблюдении БПН. Если вы программист или просто знаете булеву логику, то хорошо понимаете: рассчитав значение первого операнда в конъюнкции (&&), можно не рассчитывать все остальные операнды, если он FALSE, так как результат конъюнкции всё равно будет FALSE. Или для дизъюнкции (||) можно не рассчитывать все остальные операнды, если первый TRUE, ибо результат всё равно будет TRUE.

Из этого выходит, что достаточным условием перехода к либертарианству является всего лишь приведение потенциала насилия в обществе к более равномерному распределению. Как вы наверное уже догадываетесь, этого можно добиться созданием и распространением инструментов для доктрины сдерживания (ДС).

Достоинство данного подхода в том, что разработкой инструментов ДС, их производством и внедрением в широкий обиход может заниматься гораздо более широкий круг людей, чем сегодня вовлечён в политическую агитацию и протестные акции. Кооптация для борьбы с режимом технарей, могущих собрать из свободно продающихся деталей дрон, ослепляющий лазер или иные интересные инструменты — это куда перспективнее в плане расширения базы протеста, чем ограничиваться вербовкой гуманитариев и экономистов, хорошо разбирающихся в тонкостях идеологии. Ещё полезнее — привлечение инженеров и менеджеров, способных организовать массовое производство подобных предметов, а это тоже весьма многочисленная категория. Отметим также, что полукустарное производство или написание программного продукта легко скрывается от государства, а потому безопаснее выхода на митинги, и это также является дополнительным стимулирующим фактором.

Когда надёжные, массовые и недорогие инструменты сдерживания агрессоров будут доступны даже бабульке, то ждать, когда рыночек порешает государство, останется совсем недолго. После того, как deus ex machina сделает своё дело, все сегодняшние теоретические споры о том, как обустраиваться при анкапе, резко перейдут в практическую плоскость. Нечто подобное мы наблюдали сравнительно недавно, когда экономисты спорили о том, можно ли в эпоху фиатных денег вернуться к золотому стандарту, а потом пришёл Сатоши, и теперь вместо золотого стандарта у нас биткоиновый. Всё, предмет для спора пропал, на повестке дня повсеместное практическое внедрение частных твёрдых денег.

Какая разница между естественным правом и позитивным правом?

Либертарианство основано на естественных правах, почему Светов против них?

анонимный вопрос

В недавнем ролике Михаила Светова, которому и посвящён ваш вопрос, мне многое показалось странным. Раз такое дело, я сперва пройдусь по всему ролику, а затем уже перейду к теме вопроса, чтобы не делать два поста об одном видео.

Для начала, Светов использует определение анархии как гоббсовской войны всех против всех. Я не помню, использовал ли Гоббс именно слово анархия, мне скорее вспоминается термин естественное состояние. Впрочем, в нашем ролике про доктрину сдерживания я постаралась показать, что война всех против всех не является естественным состоянием общества, то есть гоббсовская (и световская) риторика базируется на сомнительном основании.

Также Светов использует слово права в качестве синонима слова привилегии, то есть ограничивается так называемыми позитивными правами. Об этом говорит его фраза «бойтесь людей, которые хотят наделить вас правами». Либертарианский же дискурс обычно ведётся о негативных правах, они же свободы. Такими правами не наделяют, потому что для их осуществления человеку не требуются действия посторонних, вполне достаточно невмешательства.

Нападая на либералов, Светов подразумевает скорее прогрессистов американского толка, коль скоро в качестве иллюстраций использует заголовки про квоты для меньшинств и позитивную дискриминацию. В Европе они чаще зовут себя социал-демократами, и мне непонятно, зачем Светов вообще отделяет их от социалистов, говоря, что вот с этого боку нас давит социалистический сапог, а с этого либеральный, тогда как фактически ведёт речь об одном и том же социалистическом сапоге.

Ещё из интересного: Светов противопоставляет мораль и совесть, дескать, злые либералы вынули из человека совесть и заменили её моралью. Правда, Светов не определяет, что же такое совесть, и откуда она берётся, если не из опыта взаимодействия с другими людьми и памяти об их моральных оценках. Или он хочет сказать, что совесть это голос бога? Ну, в этом случае непонятно, что он имеет против естественных прав, понимаемых как божественные установления.

Ещё одна фраза, которую Светов употребляет в своём ролике: «где нет закона, нет и преступления». Да, всё верно, преступление — это термин из позитивного права, которое есть система приказов. Есть приказ, некто преступил приказ, он совершил преступление. В частном праве никаких преступлений нет, есть ущерб собственности, нарушения контрактных обязательств и тому подобное, и тот, кому нанесён ущерб, волен противостоять этому и требовать компенсаций — или не противостоять и не требовать.

Таким образом, я бы сказала, что световский ролик — это просто жонглирование терминами. Определяем анархию так, как её ни один анархист не определяет, после чего как дважды два доказываем, что анархия это плохо, и даже что государство есть анархия. Всё логично, но ничего, кроме путаницы, мы на выходе не получаем.

Ну а теперь вернёмся к вопросу о том, растёт ли либертарианство из естественного права. Исторически — да, но на сегодняшний день это неважно, потому что человеческая мысль не стояла на месте. Мы можем выводить либертарианские принципы дедуктивно на базе законов логики: вот вам аподиктически верное высказывание о том, что человек принадлежит самому себе, теперь показываем, что любая попытка это высказывание опровергнуть неявно основывается на той самой посылке, которую мы пытаемся опровергнуть. У кого мозги не закипели, тот постиг дао и открыл естественное право. А можем рассматривать взаимодействия людей и показывать, какие стратегии поведения оказываются более выгодными и потому выживают в ходе естественного отбора. Этот утилитарный подход даёт нам те же самые либертарианские принципы, но в данном случае законы логики не торчат наружу с таким видом, будто они богоданные, а люди под ними суть объекты. Поэтому такой подход меньше раздражает ребят вроде условного Михаила Светова с их зацикленностью на этике, но больше — ценителей математической строгости.

Лично я сперва ознакомилась с Ротбардом и хоппеанским выводом принципа самопринадлежности, затем с Хайеком и фридмановским утилитарным обоснованием собственности, и предлагаю не спорить о том, кого любить больше — папу или маму. И праксиология, и спонтанные порядки — это два равно полезных методических принципа, давайте пользоваться обоими, по обстановке, а не уподобляться Светову, который настолько правый, что норовит отгрызть либертарианству левую ногу.

Гайд по панархизму

Подъём российского либертарианского движения последних нескольких лет привёл не только к тому, что слово «либертарианство» стало часто упоминаться за пределами собственно либертарианской тусовки, но и к тому, что изложение либертарианской идеологии на русском языке, адаптированное под русскоязычного читателя, начинает консолидироваться. Михаил Светов от роликов-пятиминуток перешёл к часовым лекциям, а теперь пишет книгу. Я начала с ответов на разрозненные вопросы, но вот уже полгода занимаюсь совместно с командой Libertarian Band подготовкой систематического видеокурса с изложением своего понимания либертарианства. И вот вчера Вэд Нойман также заявил о начале работы над полноценным панархическим манифестом, но для начала соорудил гайд по панархизму, куда собрал, сгруппировав по темам, большую часть материалов, выходивших на эту тему у разработчиков собственно доктрины панархизма.

Надеюсь, вы уже читали или смотрели большую часть приводимых в гайде материалов — его ценность именно в систематизации.

NAP

Встречайте новый ролик на канале Libertarian Band! В рамках второй части цикла рассказов о либертарианстве мы добрались до такого важного термина, как NAP, или принцип ненападения. Разбираем, как он появился из доктрины сдерживания, как эволюционировал, куда предположительно будет эволюционировать, и какие у него есть ограничения (а то в либертарианской среде есть много желающих построить на базе NAP вообще всё).

Конечно, в шесть минут не вместишь полный и доскональный разбор, но мы постарались не занимать ваше драгоценное внимание слишком долго. О других аспектах жизни в обществе поговорим в следующих роликах. Работа над новым видео — про институт репутации — уже начата.

Цикл видосов про панархию

Летом на просторах ютуба появился очередной небольшой канал LibertyUKR, хоть и иностранный, но русскоязычный. Интересен тем, что там последовательно выкладывается видео с разбором либертарианства в рамках панархизма. Над подачей материала ещё работать и работать, зато темп появления контента несколько повыше, чем на том, с которым я сама сотрудничаю.

Недавно на канале появился ролик про авторское и патентное право, это уже седьмое видео в общем цикле. Мне перед съёмками присылали его текст, чуточку подправить. Я попробовала. В результате появилось совершенно самостоятельное произведение, которое я либо как-нибудь выложу отдельной статьёй, либо мы сделаем из него свой ролик. Так что сотрудничество с каналом как-то не задалось, но он и самостоятельно справится.

Нормотворчество без государства

С экономикой все понятно — на основе блокчейн. А с идеологией как? Не в смысле партийных различий, а как самоорганизовываться? Кто производит политику?

Gastello

Если государства не будет, по каким законам будут судить преступников? И кто будет издавать законы?

Bvl72

С точки зрения устроителей государства, оно должно быть монополией на легитимное насилие и монополией на принятие окончательных решений. Это требуется для того, чтобы осуществлять две ключевых функции государства: грабёж и самоуправство, сиречь налогообложение и нормотворчество. И если в сфере экономики в общем-то понятно, что без грабежа лучше, чем с грабежом, и все экономические блага, которые тщится предоставить государства, частник на свободном рынке предоставит лучше и дешевле, то с нормотворчеством многие встают в тупик: кто же обеспечит соблюдение всеми единых правил?

К счастью, эту задачу и не нужно решать. Правила не обязаны быть едиными, они обязаны быть удобными. Представление о правилах вшито в человека буквально на биологическом уровне. Правила вырабатывают даже маленькие дети для игры в песочнице. Чем более устоявшейся оказывается компания, тем более чёткие и проработанные в ней правила. Правила появляются в любом чатике или ином клубе, и к ним реально апеллируют даже с большей серьёзностью, чем к государственным законам, потому что государственные законы пусть, вон, юристы изучают, а правила самим нужны.

Правила могут существовать в виде текста или просто множества умолчаний. За соблюдением правил может следить специально назначенный модератор, а могут просто все подряд. Правила могут быть неизменны, а могут регулярно пересматриваться. За нарушение правил могут выгнать из коллектива, двинуть по лбу канделябром или пробить одиннадцатиметровый по воротам. Но вот что точно никому не придёт в голову без государства, так это собрать в единый свод вообще все правила, от футбола и преферанса до порядка выноса мусора и мытья посуды в семье.

Тем не менее, для пущей технологичности создания правил, в основу их составления обычно закладываются некоторые общие принципы. Так, если в коллективе есть разные роли, для них могут быть предусмотрены разные типовые полномочия, а вот в рамках одной функции удобнее, чтобы её носители подчинялись одинаковым нормам, будь то футбол или организация производства. При организации состязания уместно озаботиться равенством условий для состязающихся, будь то преферанс или аукцион. Новичку уместно растолковывать действующие нормы, а пока не освоил, уместно не спрашивать с него по всей строгости, будь то стажировка на производстве или смягчённые уголовные наказания для подростков. Если для отслеживания соблюдения правил заведён судья, он не должен иметь интереса в судимом им процессе, либо он не должен иметь права судить самого себя.

Вопрос о том, как быть, если у разных групп будут разные правила, также надуман. Правила футбола и шахмат не конфликтуют, каждые созданы для своей игры, а если футболист и шахматист идут в бар, то они соблюдают уже правила поведения в баре. Если же вдруг оказалось, что люди находятся в ситуации, когда правил нет, или каждый привык руководствоваться своими, то они либо стараются друг друга не задевать, либо вырабатывают общие нормы. Так, молодожёны быстро отставляют в сторону то, чему их учили собственные родители, и формируют собственные нормы. Так, встретившись на горной тропинке, люди переглядываются и молча решают, кому прижаться к скале, а кому протискиваться мимо него ближе к обрыву. Так, фермеры договорятся между собой, сколько ждать, пока объявится хозяин заброшенного участка, прежде чем его уместно будет присвоить соседу, и как поступить, если прежний хозяин после этого всё же объявится.

Но, разумеется, в сложном и глобальном мире вполне могут существовать единые нормы для миллионов человек, или даже для всего населения Земли. Так, у популярных языков есть сотни миллионов пользователей, во всём мире прижилось совсем немного стандартов разъёмов для подключаемых к компьютерам внешних устройств, и всего один язык разметки для веб-страниц. Глобальные правила могут быть довольно детальными, и их выработкой могут заниматься целые консорциумы, в которые входит множество компаний. Соблюдаться же такие стандарты будут просто потому что так удобнее.

Некоторые толковые нормы содержатся и в существующих законодательствах отдельных государств, Некоторые из них продолжат существования и после государства, если использовать готовое окажется удобнее, чем разрабатывать с нуля.

Спорим, вы за пять минут сочините отличные правила для игры с этой картинки?

Отличие минархиста от либерала

Меня немного перемкнуло, и хочется как-то относительно быстро разрешить это противоречие в голове 😀 В чём отличие минархиста от либерала (кроме запрета на агрессивное насилие в случае первого)? Ведь не каждый либерал, например, «за» государственную социальнуюю поддержку, абсолютно положительно относится к самому государству. В общем, был бы рад услышать вразумительный ответ.

анонимный вопрос

Вообще, конечно, если хочется получить ответ относительно быстро, то самое надёжное — это сопроводить вопрос донатом)

Минархизм это результат непрерывного развития идей классического либерализма, так что между ними трудно провести чёткую границу, с которой согласились бы все носители либерального дискурса. Я бы подходила к разграничению с позиции того, какими базовыми ценностями руководствуется человек, на которого мы пытаемся приклеить ярлык.

Если речь идёт прежде всего о защите частной собственности и общественном договоре, благодаря которому для защиты института частной собственности создаётся правительство — то перед нами скорее классический либерал. Он склонен оценивать государство именно по критерию того, эффективно оно защищает частную собственность — или нет, и готов выплачивать некоторые минимальные разумные и справедливые налоги (не спрашивайте!) при условии, что работа по защите собственности будет добросовестно выполняться. В противном случае, если долгая череда злоупотреблений со стороны правительства заставит его предположить, что это уже какая-то тирания, он оставляет за собой право это правительство свергнуть и переучредить.

Если же человек в основном делает акцент на неагрессии и на добровольном характере формирования комплекса правительственных услуг, когда действия частных лиц могут как-то принудительно регулироваться, но лишь при условии компенсации неудобств, при этом правительство чётко позиционирует себя как сервис, то человек скорее руководствуется не Локком и отцами-основателями, а Робертом Нозиком, и тогда он скорее минархист.

Наконец, человек может в принципе отрицать государство, каким бы минимальным оно ни была, но считать, что для сохранения гражданского мира необходим ряд социальных гарантий, и разумные люди вполне в состоянии профинансировать их на добровольной основе, потому что в конечном счёте им это выгодно. Тогда это левый рыночный анархист, бывают и такие.

Слева направо: Ролз, Нозик, Локк

Опрос про дороги

Чайный клуб прислал мне три изданных им книжки: «Дорога к рабству» Хайека, «Демократия: низвергнутый бог» Хоппе и «От диктатуры к демократии» Шарпа. Я планирую написать обзоры всех трёх, а вы можете выбрать, с какой мне начать.

Есть три дороги: к демократии, от демократии, и к рабству. По какой сами пойдёте, по какой мамку поведёте?
Обзор какой книжки вы бы хотели увидеть первым?

Есть три книжки: к демократии, от демократии и к рабству. Какую обозреть первой?

© Kama

Книги можно заказать через телеграм-магазин Чайного клуба.