Эссенциализм и конструктивизм

Волюнтарист, Битарх

Возможно, когда вы проходили тесты на политические взгляды наподобие PolitiScales, вы сталкивались с такой шкалой, как конструктивизм–эссенциализм. Если кто-то не знаком с данными понятиями, то в данном посте мы кратко их опишем, в том числе не забыв рассмотреть их с точки зрения проблем, которые мы здесь изучаем.

Позиция конструктивизма состоит в том, что человека создаёт среда (особенно социальная), в которой он находится, его черты личности являются приобретёнными. В свою очередь, эссенциализм утверждает, что существуют некоторые врождённые и естественные характеристики, делающие человека тем, кем он является.

Конструктивизм можно легко проследить, когда кто-то пытается объяснить те или иные социальные явления, включая социальные отношения между людьми, ссылаясь сугубо на саму же социальную среду как причину их формирования в том виде, в котором мы их наблюдаем. Крайне конструктивистским можно назвать подход СССР, состоящий в создании нового «советского человека» – изменении самой психологии людей путём их перевоспитания в новой среде с индоктринацией коммунистической идеологии. Таковым же является и подход гендерных исследований, проводимых сейчас на Западе, исходя из которых сами понятия мужчины и женщины не являются биологически детерминированными – мужчинами и женщинами не рождаются, а становятся. Аналогичный подход практикуется и в отношении сексуальной ориентации человека. В этих и ряде других трудов эссенциализм подвергается огромной критике, состоящей в обвинении данной идеи как фиксирующей биологически детерминированную разницу между мужчинами и женщинами, разными расами и этносами.

Конструктивизм вряд ли можно назвать продуктивным подходом, как минимум по той причине, что он игнорирует действительно научное понимание того, как устроен человек, его психология и поведение. Многое в человеке всё же является биологически детерминированным, а среда участвует в его развитии, включая развитие личности, строго в связке с врождёнными биологическими предрасположенностями, которые чаще всего опосредуют её влияние. Мы сейчас не будем рассматривать подтверждение такого взгляда во всех возможных формах социальных явлений, но всё же обратимся к имеющимся у нас данным о таком явлении в социальных взаимоотношениях между людьми, как насилие.

Например, известно, что в то время, как склонность к реактивной (аффективной и импульсивной) агрессии может быть поровну объяснима генетикой и средой, проактивная (инструментальная и умышленная) агрессия преимущественно объяснима генетикой, а среда, если и приводит к её возникновению, то, как правило, при наличии генетической предрасположенности к этому. Также за антисоциальным поведением у детей в связке с некоторыми характеристиками первичной психопатии, такими как черты бесчувствия и бессердечия, наблюдается чрезвычайно высокий уровень наследственности. Кроме того, такое поведение, являющееся зачастую умышленным, крайне тяжело поддаётся исправлению. В то же время само по себе антисоциальное поведение, без черт бесчувствия-бессердечия, имеет лишь умеренную наследственность, зачастую не является умышленным и легко исправляется в ходе воспитания детей.

Эти и другие подобные свидетельства хорошо соответствуют теории механизма ингибирования насилия, по которой здоровый человек обладает врождённой склонностью испытывать отторжение к причинению другим людям вреда. И отсутствие такой склонности стоит расценивать как патологию, а не что-то, возникающее сугубо по социальным причинам. Конечно, улучшение социальной среды может значительно уменьшить проявление такой патологии. Однако даже в вопросе агрессивного поведения среда не равным образом влияет на проявление его разных форм. Поэтому для гарантированного решения проблемы патологию также необходимо лечить, поскольку в любой среде могут появляться индивиды, которые не испытывают ни малейшего внутреннего сопротивления к тому, чтобы достигать своих целей через умышленное причинение другим людям вреда.

Мы с партнёрами создали инвестфонд MEREXP и делимся частью нашей аналитики в телеграм-канале. Можешь оценить канал?

Lisoz Tech (вопрос сопровождается донатом в размере 15 USDC)

Вот ссылка на канал: https://t.me/merexp_analytics

Наполняться он начал совсем недавно, со 2 мая, и пока что делает это в ежедневном режиме (когда-то и в моём была столь же благостная картина). Материалы можно примерно поделить на две категории: обзоры конкретных рынков и статьи, объясняющие преимущества Merexp Analytics.

Насколько можно понять, преимущества состоят в том, что компания использует свои авторские метрики. Мне, в частности, очень понравился разбор работы этих метрик на исторических материалах по биткоину. Правда, по материалам канала остаётся неясным, как собираются сырые данные для всех этих метрик, но, возможно, этой информацией компания делится со своими клиентами.

Биткоин рассматривается фондом как просто ещё один актив на фондовом рынке, что придаёт обзорам свой шарм, поскольку обычно о рынке биткоина пишут либо в контексте новостей криптовалютного мира, либо в контексте теханализа, здесь же обсуждается в основном влияние колебаний фиатной ликвидности и тому подобных материй.

Строго говоря, это уже минимум вторая попытка запуска канала фонда, первая случилась в декабре 2023, а в феврале 2024 публикации уже прекратились. Там публикации были куда менее регулярными и касались исключительно биткоина.

Несколько удивило, что нигде в материалах канала нет ссылки на сайт инвестфонда или его аналитического подразделения. Это не очень удобно в плане представления материалов (например, сайт мог бы содержать удобный архив публикаций обзоров с разбивкой на рубрики по отдельным рынкам), так и недостаток сведений о фонде, которые неудобно подавать в формате телеграм-канала (например, информацию об объёме привлечённых инвестиций и о портфеле фонда). Вместо сайта по всем вопросам предлагается обращаться в бот поддержки. Мне не очень понятна такая модель подачи материала и взаимодействия с потенциальными клиентами, хотя, возможно, это просто такой тренд. Вон, люди даже в инстаграме умудряются бизнес делать.

Бот обратной связи был протестирован мной в самое неблагоприятное время – в пятницу вечером. Время отклика составило 40 минут, что очень неплохо.

А может быть, сайт и прочие интерактивные инструменты прямо сейчас активно доделываются и скоро уже появятся на свет. Если так, то подобный подход мне даже импонирует: сперва полностью разработать свои ключевые ноу хау, обеспечивающие преимущество над конкурентами, и лишь затем обратить внимание на то, как их преподнести публике. Это куда честнее, чем сперва сделать красивую презентацию и сайт, затем привлечь венчурные инвестиции, и лишь затем, возможно, потратить инвестиции на разработку метрик и алгоритмов.

В любом случае, на канал я подписалась, поскольку контент там даётся вполне оригинальный. По биткоину даже можно будет последить за тем, как сбываются прогнозы, и если они покажут себя надёжно, то, глядишь, начну искать точки входа, а не просто покупать монеты, не глядя, сразу по получении превышающих прожиточный минимум доходов.

Являясь правым либертарианцем и правовым индивидуалистом, могу ли я поддерживать Русский Добровольческий Корпус?

Макс Штирнер

С предложенных позиций вообще странно задавать вопросы о том, можно ли что-то делать. Конечно, можно, вопрос лишь в мере ответственности.

Если речь о санкциях со стороны российского государства, то решение задачи сводится к поиску достаточно безопасных способов перевода денег, публикации пропаганды, доставки амуниции и так далее.

Однако полагаю, что вопрос скорее о том, не будут ли другие правые либертарианцы и правовые индивидуалисты считать себя обязанными, узнав о такой вашей активности, подвергнуть вас обструкции.

РДК это полуавтономное вооружённое формирование в составе ВСУ: в чём-то подчиняется центральному командованию, в значительной мере зависит от него в снабжении, вроде бы довольно автономно в вопросах рекрутинга и в вопросах информационного освещения своей деятельности. Но в составе ВСУ есть и другие подразделения, самостоятельно проводящие рекрутинг и краудфандинг. Чем же так отличается РДК, что немец Штирнер спрашивает про допустимость помощи именно РДК, а не какому-нибудь Азову?

Про Азов упомянуто неспроста. И эта бригада, и Русский Добровольческий корпус получают многочисленные обвинения в том, что там служат нацисты. Экономическая теория говорит нам, что ценности субъективны. Любой человек имеет полное право предпочитать одну нацию всем остальным, само по себе это не даёт оснований его порицать. Истребляют ли ребята из Азова и РДК представителей всех остальных наций ради величия той нации, которую они предпочитают всем прочим? Нет, они истребляют людей по иному признаку, и этот признак не отличается от того, которым руководствуются другие воинские формирования в составе ВСУ.

Остаётся единственное отличие РДК (и ещё пары более мелких подразделений) от прочих частей: они физически, ножками, переходили международно признанную российско-украинскую границу, чтобы воевать с российской армией на российской территории. И что, это делает их агрессорами? Нет, они всё ещё участники оборонительной войны. Такие же, как операторы дронов, поражающих НПЗ в глубоком российском тылу.

Ах, да, ещё у них есть российские паспорта, или, по крайней мере, были на начало войны. И что, это как-то меняет их правовой статус? Нет, даже по российским законам. Они всё ещё остаются военнослужащими ВСУ, в отношении которых действуют всевозможные права и ограничения, связанные с законами и обычаями войны, которые РФ обязалась соблюдать (но не соблюдает). Но даже если бы в РФ действовал закон, согласно которому любой гражданин РФ, вступивший в ряды иностранных вооружённых сил, подлежит расстрелу без суда, какое значение это имело бы для правового индивидуалиста?

Впрочем, я полагаю, что читатель с ником Макс Штирнер – российский гражданин. Поэтому его вопрос можно переформулировать жёстче: оправдывает ли либертарианская мораль войну против своего государства? Вообще-то, либертарианская мораль оправдывает войну против любого государства. Даже против государств, возглавляемых либертарианцами, такими как Хавьер Милей, Наиб Букеле или Ханс-Адам II. Воевать против своего даже как-то осмысленнее, потому что именно к нему у тебя основные счёты, именно оно причиняет тебе непосредственный ущерб, тогда как все прочие – это просто некие бродящие поодаль хищники, которым, конечно, тоже не должно быть места на земле. Однако успешная война требует союзников. У большинства из нас таких нет. У РДК – есть. Порадуемся же за них.

Как психопатические предрасположенности связаны с авторитарными взглядами и что потенциально с этим можно сделать

Волюнтарист, Битарх

Довольно очевидно будет выдвинуть предположение, что среди сторонников авторитарных взглядов и насильственных методов достижения целей число психопатически предрасположенных индивидов выше, чем среди сторонников либертарианских и ненасильственных взглядов. Такое предположение исходит из простого факта, что именно человек, который не испытывает внутреннего сопротивления к причинению другим людям вреда и в определённых обстоятельствах даже сам готов совершить насильственное нападение, с куда большей вероятностью окажется в первом лагере, нежели во втором. Но что об этом могут сказать разнообразные исследования, рассматривающие людей как правых, так и левых авторитарных взглядов?

Чаще всего такие исследования ориентированы на изучение сторонников авторитарно-правых взглядов. Например, одно из них показало, что правый авторитаризм, склонность к предрассудкам и ориентация на социальное доминирование (предпочтение к обществу, в котором присутствует групповая иерархия и неравенство) связаны с такими факторами психопатии, как межличностный (склонность манипулировать другими и считать себя лучше всех) и аффективный (нехватка эмпатии и чувства вины). Отметим, что проявление индивидом именно этих факторов психопатии наиболее тесно связано с дисфункцией механизма ингибирования насилия, которая делает человека способным причинять людям вред, не испытывая к этому никакого отторжения.

Намного реже изучается вопрос авторитарно-левых взглядов, даже существующие для этого инструменты являются довольно новыми. Впрочем, уже имеющиеся исследования показывают, что склонность к левому авторитаризму, а особенно к такому его компоненту, как допустимость совершения насильственной революции против сложившейся общественной системы, сильно связана с психопатией и антагонистическим нарциссизмом (склонностью считать, что мир является высококонкурентным местом, в котором необходимо добиться своей собственной доминации над другими). При этом ни склонность к альтруизму, ни склонность к социальной справедливости не были связаны с левым авторитаризмом. Это может говорить о том, что некоторых левых политиков не волнуют социальная справедливость и равенство, они ими лишь оправдывают насилие против других людей ради удовлетворения их собственных эгоцентрических потребностей.

Интересные результаты продемонстрировало пилотное исследование по влиянию псилоцибина на склонность человека к более авторитарным или либертарианским взглядам. После двух сеансов приёма средства у испытуемых значительно снижались авторитарные предрасположенности, и в достаточной мере этот эффект сохранялся даже спустя 7-12 месяцев. Здесь очень важно будет отметить, что психоделические средства уже давно изучаются на наличие антиагрессивного и эмпатического эффекта. Они влияют на работу серотониновой системы, играющей ключевую роль в регуляции агрессии и отвечающей за функцию ингибитора насилия, а точнее – являются агонистами её 2A рецепторов (приводят к их активации). Впрочем, есть исследования, которые намекают на то, что эмпатический эффект психоделиков может быть связан с активацией 1A рецепторов, для которых они зачастую являются частичными агонистами.

Агонисты серотониновых 1A рецепторов в ряде исследований продемонстрировали себя как одни из потенциально наиболее эффективных антиагрессивных агентов, притом не приводящих к подавлению защитного поведения и другим побочным эффектам, свойственным многим средствам, включая психоделики. Поскольку изучение вопроса терапии нарушений в регуляции агрессии и дисфункции механизма ингибирования насилия ориентировано именно на эти средства, их влияние на склонность человека к авторитаризму тоже стоило бы проверить. Возможно, насильственный и психопатичный индивид в результате такой терапии не только перестанет махать кулаками и манипулировать другими людьми им во вред, но и будет склонен прекратить поддерживать собратьев по психическому расстройству в социуме и политике, склоняясь к более либертарианским позициям.

Принцип «незнание закона не освобождает от ответственности» нелегален даже в текущей правовой системе

Волюнтарист, Битарх

Все наверняка слышали о принципе, по которому каждый человек как бы обязан знать законы страны, в которой он находится, и нарушение закона из-за его незнания не освобождает от ответственности. Данный принцип известен ещё с времён Древнего Рима и сегодня взят на вооружение всеми государствами мира.

Легко можно понять происхождение этого принципа в Древнем Риме, когда все преступления были очевидными, например, воровство или убийство. При совершении таких проступков действительно невозможно оправдаться неосведомлённостью о существовании закона, запрещающего это, так как все люди живя в обществе ещё с раннего детства знают, что подобные деяния являются преступлением. Однако современные государства наплодили столько законов, что изучить и точно понять все из них возможно только специалисту, для которого это является профессиональной деятельностью, но не среднестатистическому человеку. Мало того, законы ещё и постоянно меняются, за чем попросту невозможно уследить. Это вступает в противоречие с другим общепринятым принципом правовой системы большинства стран мира – реалистичности исполнения требований законодательства. Например, нельзя потребовать от морского перевозчика осушить океан чтобы поднять затонувший корабль с ценным грузом. Нельзя и обязать явиться в суд, к следователю или в военкомат по повестке в течении минуты (телепортация пока существует только в научной фантастике). Даже в военное время заведомо невыполнимый приказ считается преступным и вина уже будет на командире, кто его отдал. Об этом правовом принципе обычно редко вспоминают, но недавно американские юристы успешно его использовали в суде.

В США широко известной стала история женщины из Техаса, которая хотела проголосовать на президентских выборах в 2016 году, однако не имела на это права, поскольку находилась под надзором (чем-то схожем на испытательный срок) ввиду «налогового преступления». Она об этом не знала, ей никто не сообщал, что она не может голосовать, и на выборы она решила пойти лишь потому, что её на это убедила мать. Но суду было всё равно, её неосведомлённость назвали «не имеющей отношения» к судебному процессу, и в 2018 году она была осуждена на 5 лет тюремного заключения. Лишь в 2022 году в апелляционном суде это решение пересмотрели на основании отсутствия доказательство того, что она была осведомлена, что не имеет права голосовать. Фактически, суд решил пойти против принципа «незнание закона не освобождает от ответственности».

Учитывая, что в США юридическая система опирается на прецедентное право, можно рассчитывать на то, что таких решений в будущем станет намного больше. Это, в свою очередь, продемонстрирует всем, что у людей нет никакой обязанности следовать и пытаться исполнить заведомо невыполнимое требование быть ознакомленным с бесчисленным количеством законов, которыми стационарные бандиты пытаются их кошмарить на каждом шагу.

Сетевое государство. Закончен перевод четвёртой части

Чтобы не надоедать читателям новостями о каждом чихе, представляю сразу крупный кусок перевода Сетевого государства.

Глава 4.4. Обозримое будущее: тут автор просто развлёкся парой интересных технических прогнозов. Они имеют довольно косвенное отношение к теме книги.

Глава 4.5. Американская Анархия, Китайский Контроль и Международный Центризм. Монструозный по размеру текст, где автор в основном, конечно, пишет про США, разбирая по шагам, как именно в Штатах будет нарастать градус противостояния между сторонниками истеблишмента и сторонниками децентрализации, и сообщает, что это, вообще говоря, ни фига не смешно и не романтично (честно говоря, мне казалось в процессе чтения, что из Биткоин-максималистов автор слепил соломенное чучело, и они отнюдь не пропагандируют общества тотального недоверия, но как знать, какие фрики там на самом деле водятся, в этих их америках). Альтернатива в виде китайского рецепта цифрового гулага его, понятно, также не прельщает. Как водится, он надеется, что заграница ему поможет, и в основном делает ставку на Израиль с Индией. Однако это, в его представлении, лишь база для построения множества стартап-сообществ, часть из которых дорастёт до высокого статуса сетевых государcтв.

Глава 4.6. Условия победы и неожиданные концовки. Тут автор рассмотрел альтернативные сценарии, где побеждает один из крайних полюсов, а не вожделенный центризм.

Глава 4.7. На пути к рецентрализованному центру. Ну а здесь Баладжи Шринивасану осталось лишь ещё раз подчеркнуть, что институты это не страшно, централизация это норм, просто не надо зацикливаться на том, что старое и не работает, и правильнее будет запустить-таки рыночный процесс построения новых институтов.


Постараюсь не слишком затягивать с переводом заключительной, пятой части книги, где предположительно и содержатся рецепты того, что автор предлагает делать.

Правительства уже могут раздумывать над тем, чтобы манипулировать чувствами и поведением людей с помощью распыляемых препаратов, поэтому мы тоже обязаны сопротивляться биологическими методами

Волюнтарист, Битарх

Существует крайне интересное исследование от Военно-морской аспирантуры города Монтерей штата Калифорния об использовании окситоцина в полицейских и военных целях. Окситоцин является гормоном, который усиливает доверие и предрасполагает к построению доверительных отношений, чем предлагается пользоваться для принудительного уменьшения нежелания людей взаимодействовать с силовыми агентами. В нём также рассматриваются разные методы доставки окситоцина, самый эффективный из них – ингаляционный, высвобождение окситоцина увлажнителем воздуха, аэрозольным распылителем или другим устройством, поскольку при ингаляции он почти мгновенно попадает в мозг и начинает действовать.

Некоторые из предлагаемых сценариев применения довольно безобидные и могут быть полезными. Это стимуляция доверия у ребёнка, являющегося жертвой или свидетелем преступления, у человека, выражающего суицидальные намерения, в сценарии захвата заложников для проведения успешных переговоров, у преступников для их реабилитации, или у террористов, чтобы они быстро доверились подосланному новичку.

Но также предлагаются крайне мрачные сценарии, которые могут позволить стационарным бандитам (государствам) укрепить власть, вплоть до построения тоталитарной диктатуры, не сталкиваясь с сопротивлением. Первый сценарий – это контроль протестов за счёт стимуляции доверия протестующих к полицейским и силовикам. Второй сценарий – борьба с восстаниями, в том числе путём массового распыления окситоцина, чтобы заполучить доверие населения и предрасположить его к выдаче неугодных властям индивидов.

Стоит отметить, данное исследование было опубликовано ещё в 2007 году, и на нём отмечено, что оно «неклассифицированное» (рассекречено) и «разрешено для публичного доступа». Что американские военные могли ещё придумать за это время, что является засекреченным и не находится в публичном доступе, нам остаётся только догадываться. Особенно учитывая существование у них в прошлом таких идей, как «гей-бомбы», которые при сбрасывании на вражеские войска должны были делать солдат небоеспособными, вызывая сильное возбуждение.

Точно ясно одно – мы можем уверенно предполагать, что стационарные бандиты хотят манипулировать нашими чувствами и поведением, прибегая к биологическим методам воздействия. И возможно, когда-то у них вовсе могут появиться средства, способные промывать людям мозги и делать их абсолютно покорными.

Такой угрозе можно предложить одно эффективное решение – действовать на опережение, тоже прибегая к биологическим средствам, которые можно легко и дёшево производить. Речь идёт о средствах для усиления функции механизма ингибирования насилия, нехватка которой приводит к психопатическим предрасположенностям и способности совершать умышленные и спланированные акты насилия. Стремление иметь над людьми насильственную власть тоже признак наличия психопатических черт, и усиление ингибитора насилия должно предрасположить человека бросить его. Также оно должно сделать силовых агентов стационарных бандитов неспособными эффективно совершать акты насилия.

Но что касательно доставки таких средств к их пациентам? Нужно отметить, что силовые агенты не существуют в отрыве от общества. Они живут рядом с нами, ходят по тем же улицам, у них не получится бегать за несогласными в противогазах, особенно если кто-то закидает их краской, в конце концов, их набирают прямиком из общества. Они не более защищены от биологического воздействия со стороны обычных людей, чем обычные люди от такого же воздействия с их стороны. Особенно они будут уязвимы, если доступными и дешёвыми станут средства для перманентного усиления ингибитора насилия, например, препараты генной терапии. И вопрос лишь состоит в том, кто перехватит инициативу в биологических методах воздействия, успеют ли люди побороть такую патологию, как дисфункция ингибитора насилия, искоренить её из общества до появления эффективных средств промывки мозгов.

Ассоциация Монтелиберо, мой взгляд

Канал всё ещё в отпуске, но к нам тут заезжал на побывку крупнейший инвестор Монтелиберо, у меня выдался вечерок с ним поболтать, и как-то странно было бы не опубликовать свои размышления в связи с этим.

Прошлый мой обзор Монтелиберо касался токеномики. Сейчас хочется рассмотреть такую загадочную сущность, как Ассоциация Монтелиберо. Впервые она была мной упомянута в шестнадцатом (и, видимо, последнем) новостном выпуске – с тех пор про Монтелиберо в целом я больше не пишу, только про отдельные аспекты.

Причиной появления Ассоциации стало то, что у сообщества Монтелиберо накопились проблемы:

  1. Целеполагание. Целью проекта Монтелиберо изначально были заявлены либертарианские преобразования в Черногории. Однако приезжающие в страну как-то больше озабочены вопросами своей легализации в этом государстве, заработка на жизнь, увеличения качества этой самой жизни за счёт развития внутренней культуры в сообществе, и так далее. Анкапы не хотят строить анкап для других, их вполне устраивает строить анкап для себя, плюс некие минимальные затраты на то, чтобы государство не путалось под ногами.
  2. Недостаток активистов для создания общественных благ. Кто будет строить дороги – не слишком острая проблема, потому что легко очертить круг основных будущих выгодоприобретателей от постройки дороги. А вот кто (точнее, ради каких стимулов) будет писать код кошелька под нашу токеномику, кто будет организовывать большой ежегодный фестиваль и множество более мелких промежуточных активностей, кто будет оплачивать хостинг, кто будет заниматься наполнением и раскруткой инфоресурсов – и так далее? Администрирование сбора мелких целевых взносов на любую такую ерунду обойдётся слишком дорого, выгоднее как-то агрегировать административные расходы.
  3. Недостаточная чёткость механизмов принятия коллективных решений. Например, кто и как будет решать, кого отправить прочесть доклад на конференции, если с одним из участников Монтелиберо связались организаторы конференции и зовут какого-нибудь представителя Монтелиберо?

Можно просто отмахнуться от подобных проблем, заявив, что их призван порешать рыночек. Но рыночек – это как раз обобщённое наименование для всей совокупности добровольных частных инициатив. И вот, одна из таких инициатив звучала примерно так:

Раз рыхлое сообщество без фиксированного членства плохо отвечает на подобные вызовы, давайте создадим из его участников организацию с фиксированным членством, соберём в неё активистов, внедрим там ликвидную демократию, и уже в рамках ассоциации они смогут заниматься созданием разных прикольных инфраструктурных штук для всего сообщества, а также принимать коллективные решения, которые далее транслировать всему сообществу.

Половину прошлого лета Ассоциация находилась на этапе предварительного обсуждения. На фестивале была официально создана. Сейчас имеет в своём составе чуть больше ста человек. Попробую кратко перечислить её основные достижения:

  1. Создание механизма верификации личности своих участников и стандартизированной записи в блокчейн информации об этом факте
  2. Создание суда, который уже успел рассмотреть несколько дел
  3. Создание открытого стандарта блокчейнизации отношений – личных, имущественных, коллаборации и тому подобного
  4. Создание конкурсной комиссии по выбору оргкомитета фестиваля Монтелиберо в 2024 году
  5. Создание внутри себя фракций, объединённых общим направлением интересов (порождает ассоциации со световским Гражданским обществом)

Ещё на этапе предварительного обсуждения Ассоциация столкнулась и с серьёзными трудностями, а некоторые из них только ярче проявились уже после начала её деятельности.

Во-первых, многим анкапам оказалась чуждой сама идея куда-то официально вступать, подчиняться решениям коллегиального органа и так далее. Рабочая группа вокруг конкретного проекта – сколько угодно! Членство в клубе – да пожалуйста! Но Ассоциация по дизайну выглядела как нечто слишком похожее на политическую партию, а потому отторгалась даже безотносительно к аргументации в её поддержку.

Во-вторых, Ассоциация имеет внутренне противоречивые цели. С одной стороны, чтобы заниматься конструктивной деятельностью, ей нужна высокая концентрация активистов. С другой – чтобы транслировать всему большому сообществу легитимные решения, она должна быть как можно более многочисленной. С третьей стороны, принципиальные противники ассоциации воспринимают любые попытки Ассоциации транслировать свои решения вовне, как посягательства на свою свободу, и пытаются их всячески делегитимизировать.

Отдельно стоит сказать про ликвидную демократию. В совет Ассоциации, если немного огрублять модель, попадает двадцать её участников с самым большим количеством делегированных им голосов других членов Ассоциации. Это создаёт для желающих попасть в Совет стимул агитировать ко вступлению в Ассоциацию собственных симпатизантов, по возможности пассивных, чтобы вся их деятельность в организации свелась ко вступлению, верификации и делегированию голоса.

В результате сложилась противоречивая ситуация.

С одной стороны, Ассоциация ведёт некоторую полезную деятельность. Например, созданный ею суд разобрал несколько конфликтов, которые до того находились в подвешенном состоянии. Однако в одном из этих конфликтов ответчик (член Ассоциации) не признал над собой юрисдикции суда, таким образом поставив под сомнение утверждение о том, что Ассоциация является контрактной юрисдикцией. Потенциально ещё более полезный проект – разработка стандарта блокчейнизации отношений. Наконец, именно Ассоциация планирует тащить на себе фестиваль.

С другой стороны, всё это выглядит как попытка создать монополию на ровном месте, объединяя под единым брендом совершенно разнородную деятельность, даже в ущерб эффективности. Так, для разработки стандарта блокчейнизации и прилагающегося к нему инструментария необходима компактная рабочая группа, а не бюрократическая структура. Для создания традиции разбирать свои конфликты в суде нужны примеры успешного разрешения конфликтов, а не попытки принудительного привода в суд под угрозой лишения членства в Ассоциации. Громоздкие процедуры демократических согласований отпугивают энтузиастов, а не привлекают их. Попытки же раздуть престиж членства путём экономического стимулирования членов Ассоциации и ограничений для не-членов приводят скорее к обратному эффекту: любой антиэтатист знает, что если тебе пытаются навязать некий бесплатный сервис, грозя санкциями за его неиспользование, то от таких подарков надо бежать подальше.

Теперь мои выводы.

  1. Создание Ассоциации стало ответом небольшой активной части сообщества на вполне реальные стоящие перед сообществом вызовы.
  2. Это решение неудачно по дизайну и вполне закономерно отторгается частью сообщества.
  3. Попытки внедриться в Ассоциацию со стороны с целью исправления недостатков её дизайна вредны: грешно пытаться заменять рынок политикой.
  4. Попытки уничтожить Ассоциацию с целью возвращения в прошлое контрпродуктивны, поскольку даже если цена покажется приемлемой, в результате сообществу всё равно придётся решать те же проблемы, которые пыталась решить Ассоциация.
  5. Единственная стратегия, которая кажется мне разумной: игнорировать само её существование как некой цельной сущности, никак не отторгая входящих в неё людей. Членство в Ассоциации не хорошо и не плохо, оно имеет не больше смысла, чем серьга в ухе.
  6. Ну а проблемки придётся решать своими силами, добрый дядя не придёт и не поможет, а злой дядя не придёт и не помешает. Его нет, этого коллективного дяди.

Почему достижение добровольных свободных взаимоотношений невозможно в обществе, где слишком много людей способны совершать насилие

Волюнтарист, Битарх

Существует взгляд, что единственным обязательным условием для достижения свободы деятельности, договорённости и ассоциации является создание существенных издержек для преступников. Якобы достаточно просто того, чтобы любое причинение вреда неизбежно требовало компенсации, и чтобы все люди владели оружием, что сделает нападения невыгодными (не подумайте, что мы выступаем против владения оружия – оно полезно для эволюционного отбора, но сейчас мы говорим о другом). В таком случае даже если все будут психопатами, существенного насилия на практике не возникнет. Мало того, кто-то может сказать, что насильственность и вовсе необходима для свободного человека, например, чтобы легко убивать за любые посягательства в свою сторону и совершать насильственную месть (по принципу «око за око»). Но мы можем легко оспорить эту позицию и доказать, почему свобода возможна только в обществе мирных людей.

Во-первых, глупо будет считать, что люди всегда действуют рационально и хорошо оценивают выгоды и риски. Даже в обществах, где за воровство отрубали пальцы и руки, воры не исчезали полностью. А психопатичных индивидов это тем более касается. Как показывают исследования, они слишком сильно концентрируются на своих целях, упуская важные моменты. Например, в задаче, где им нужно было проходить лабиринт, манипулируя рычагами и избегая тех из них, которые болезненно ударяли током, они хорошо справлялись с первым условием, но хуже обычных людей со вторым. В азартных играх они плохо обучались долгосрочным стратегиям, им было важно быстро сорвать огромный выигрыш, даже рискуя загнать себя в минус. Также психопатичные пилоты во Второй мировой войне легко бросались за врагом, забывая следить за топливом, положением других самолётов и прочими важными для победы факторами.

Понимая это, кто-то ещё будет думать, что психопатичных индивидов можно уговорить или достаточно запугать, чтобы они точно не совершали насилие, не организовывали преступные группировки, а то и не пытались всех насильно подчинить и создать свою власть в обществе, где таковой не будет? Не забываем, что нынешние государства возникли именно насильственным подчинением людей. И стремясь к положению «стационарного» бандита, «кочевые» бандиты игнорировали риск гибели от рук защищающихся и своих конкурентов.

Во-вторых, существует много способов причинения людям вреда без прямого насилия. Разного рода манипуляции, включая сплетни, шантаж, угрозы, настраивание людей друг против друга, провоцирование на враждебную реакцию (чтобы выставить вас перед другими неадекватом), изматывание, психологическое и экономическое насилие и т. п., которыми часто пользуются психопаты в преследовании своей выгоды. Невозможно будет прописать сдерживающие факторы и наказания для всех таких сценариев. А значит, чем больше вокруг психопатичных индивидов, тем больше лично к вам будут применяться такие манипуляции, и вместо продуктивной деятельности вы будете всё время тратить на то, чтобы защититься от попыток пройтись по вашей голове. Также психопатичные индивиды склонны саботировать коллективную работу ради личной выгоды.

Представим теперь противоположную ситуацию – психопатичных индивидов нет или их пренебрежительно мало. В таком обществе свобода взаимоотношений наступит мгновенно и без дополнительных требований. В то же время в обществе психопатов скорее всего можно ожидать что-то наподобие происходящего сейчас на Гаити или сценария фильма «Новая Земля», где отправленные жить на остров насильники устроили массовую бойню и в какой-то момент небольшая их часть даже насильно подчинила всех остальных и монополизировала владение ресурсами. И если вы бы не хотели в «свободном» обществе ежедневно участвовать в войне всех против всех, вам бы прежде стоило подумать об искоренении такой патологии, как дисфункция механизма ингибирования насилия, которая делает некоторых людей психопатически-предрасположенными и способными легко причинять вред другим людям.

Могут ли психопаты испытывать эмпатию и чем она отличается от эмпатии нормальных людей

Волюнтарист, Битарх

Общепринятым является мнение, что психопатичные индивиды слабо испытывают эмпатию или в принципе её не проявляют. Это, конечно же, делает их хладнокровными и бесчувственными, способными даже легко совершить убийство, если на это найдётся причина и не будет значительных рисков. Но, кроме этого, отсутствие у них эмпатии долгое время ставило под сомнение возможность проведения лёгкой и эффективной терапии их состояния.

Впрочем, исследование психопатичных преступников обнаружило, что они могут испытывать эмпатию. Мало того, в рамках опыта у них наблюдался такой же уровень активации зеркальных нейронов, которые отвечают за способность обучаться через подражание другим людям и, как считается, в том числе задействованы в проявлении эмпатии, как и у здоровых индивидов.

Однако у психопатов есть одно очень важное отличие. В то время, как у нормальных людей эмпатия проявляется спонтанно, независимо от того, желает ли человек испытывать её, психопаты могут умышленно контролировать этот процесс. Их обычным состоянием является отключенная эмпатия, они проявляют её только тогда, когда сами захотят. И в рамках опыта нормальная активация зеркальных нейронов у психопатов наблюдалась только тогда, когда исследователи прямо просили их проявить эмпатию.

Результаты этого исследования сходятся с тем, что зачастую психопаты заявляют сами о себе, например, на веб-сайтах вопросов и ответов, таких как Quora. Если поискать там вопросы психопатам о том, способны ли они испытывать эмпатию, вы увидите много положительных ответов, однако с замечанием, что они могут буквально включать и выключать эмпатию когда захотят, как будто у них есть на это переключатель. Впрочем, есть и психопаты, заявляющие о полной неспособности испытывать эмпатию. Однако, учитывая уже известные нам данные, можно предположить, что они попросту не умеют её у себя включать.

Исследователи пока не знают, как превратить эмпатию, которую психопаты могут проявлять намеренно, в спонтанно проявляемую эмпатию, свойственную большинству людей. Впрочем, тот факт, что психопаты могут проявлять эмпатию, по крайней мере при каких-то определённых условиях, даёт терапевтам что-то, с чем можно работать.

Также стоит выдвинуть предположение, что эмпатию довольно легко можно сделать спонтанной применением определённых средств, активирующих некоторые серотониновые рецепторы и благоприятно влияющих на функцию серотониновой системы в целом. Фармакологическая активация серотониновых 1A и 1B рецепторов в опытах на животных зачастую приводит к тому, что они прекращают совершать агрессивные нападения на сородичей, а то и становятся более предрасположены помогать им, например, делиться с ними едой, даже если это не приносит испытуемой особи никакой личной выгоды. Такой эффект связан с активацией механизма ингибирования насилия, который в случае человека играет важную роль в развитии эмпатии.

Результаты данного исследования дают ответ на ещё один важный вопрос. Кто-то вполне может найти и указать на индивидов, которые в своей обычной социальной жизни являются нормальными семьянинами, хорошими друзьями и коллегами, законопослушными гражданами, т. е. полноценными членами общества несмотря на то, что в каких-то определённых условиях, например, при несении службы в силовых органах или будучи солдатом на поле боя, они легко совершали насилие и даже убийства, не испытывая к этому ни малейшего отторжения. Как известно из ряда исследований, включая военные, способность легко совершать насилие и убийства в подобных условиях всё ещё будет проявлением высокой психопатичности индивида. Но никакого противоречия здесь нет. Ведь возможно, такие случаи как раз и объяснимы тем, что психопатичные индивиды могут быть эмпатичными, когда они того намеренно хотят, например, желая иметь полноценную социальную жизнь. Однако не стоит забывать, что такие индивиды в любой момент могут захотеть не испытывать эмпатию, и это несёт определённые угрозы для общества.