Биткоин. Новый ролик от Libertarian band

Вышел второй эпизод третьего сезона нашего любимого сериала от Libertarian band. Третий сезон, посвящённый работе механизмов безгосударственного общества, начался с критериев устойчивости анархии. Мы рассмотрели несколько штук, выбрали один и прочно уселись на него. Биткоин же — это отличная иллюстрация того, как работает этот критерий.

Мы вкратце прошлись по истории денег и описали, почему возник биткоин, почему он был создан именно таким, и почему для безгосударственного общества это отличный инструмент, без которого, конечно, в прекрасном Анкапистане будущего нам пришлось бы значительно сложнее.

Перевод Механики свободы, глава 44

Продолжаю поставлять вам контент для неспешного карантинного чтения, на сей раз вернувшись к дедушке Фридману. Глава 44, Частное правоприменение, средневековая Исландия и либертарианство, не сравнится, конечно, с предыдущей по размеру, но тоже немаленькая. Тем не менее, она читается не в пример легче, потому что на сей раз это не теория, а история, да ещё и основанная на беллетристике.

Вообще, век саг в Исландии — это едва ли не самый мой любимый исторический период, после разве что античной Эллады, так что я редактировала текст с большим удовольствием, всегда бы так. Надеюсь, вас тоже порадует чтение, а там с разгона можете скачивать сагу об Эгиле — и вперёд, погружаться в мир протоанкапа!

Перевод «Либертарианства» Эрика Мака. Введение.

Мир отправляется на карантин, и это хорошее время для того, чтобы уделять поменьше внимания новостям, и вместо этого заняться чем-нибудь более фундаментальным. Если вы свободно читаете по-английски, рекомендую познакомиться с книгой Эрика Мака Либертарианство, которую наша команда спиратила и выложила, не спросив автора, у меня на сайте. Но если вы предпочитаете читать по-русски, то у вас есть отличная возможность проспонсировать перевод книги. Пока что выкладываю введение, чтобы вы могли примерно составить впечатление о тексте.

Книга описывает, как мировая философская мысль добралась до идей либертарианства, как эти идеи формулировались, какую встречали критику, и как этой критике противостоят. Если Механика свободы Фридмана или Практическая анархия Молинью — это более прикладные труды, которые могут быть спорны в каких-то деталях, то здесь мы с вами находимся в пространстве более или менее чистой теории.

Язык книги довольно тяжёлый, но мы делаем не академическое издание, так что по мере возможности будем адаптировать речь автора, чтобы она оставалась мало-мальски читаемой.

Всего на перевод потребуется примерно 75 тысяч рублей. Пока что я готова принимать только биткоины, на уже известный вам адрес 1AFkD2bazCs5YZBBrSD7HsRMWLmRbg6QBo , но по мере сил также разбираюсь с анонимными фиатными платёжными системами и, возможно, вскоре у вас появится относительно простая возможность закинуть денег в фиате.

В каком направлении и какими методами в мире свободных городов / ЭКЮ будет развиваться защита от хакерских группировок?

Ведь найти таких злодеев мало, нужно ещё и принудить их прекратить это делать, а в большинстве случаев, которые я могу представить себе, они будут надёжно защищены своими контрактами.

анонимный вопрос

И в мире, где существует государственная монополия на насилие, и в мире, где энфорсментом прав занимаются частники, и даже там, где, как обсуждалось в недавнем посте, насильственные взыскания крайне ограничены, стратегия борьбы с хакерскими группировками, в общем-то, одинакова: повышать цену атаки.

Чтобы похайповать на модной теме, давайте уподобим деятельность хакерской группировки распространению эпидемии. Можно вкладываться в индивидуальную защиту, можно усложнять передачу заразы, можно отыскать её источник.

Хакерская атака может сразу нанести непоправимый вред. Например, хакер утащил ваши приватные ключи, и ваши биткоины уплыли на чужой адрес. Также вирус может зашифровать ваш диск и потребовать деньги за расшифровку. Если вы пришлёте деньги, то либо данные будут расшифрованы, либо нет, зависит от штамма, которым вы заразились. Также атака может просто причинять заметное неудобноство, если речь, скажем, о DDOS. Ловить хакеров государству долго и дорого, а порог входа на рынок подобных атак не сказать, чтобы очень велик. Частнику отыскание хакера и подготовка доказательной базы также обойдётся недёшево. Таким образом, вряд ли киберэпидемическая обстановка в безгосударственном обществе будет кардинально лучше.

Поскольку цена поимки хакера велика, а вероятность успеха не очень, то тем неудачникам, которые всё-таки попадутся, есть все основания выставлять довольно крупные штрафные санкции, помимо возмещения ущерба. О принципах расчёта штрафов можно почитать в Механике свободы, в недавно выложенной мной Главе 43.

Как быть, если хакер пойман, но изъять у него ничего не выходит? Например, он заявляет, что забыл ключ от кошелька. Легальных оснований применять терморектальный криптоанализ нет, да и он не даёт гарантии результата, ведь ключ и в самом деле может оказаться потерян. В этом случае остаётся лишь повесить на него выплаты в рассрочку, и пусть возмещает по мере появления новых легальных заработков. Ну или, глядишь, решит ускорить процесс, вспомнив ключ.

Конечному пользователю хочется посоветовать скорее методы пассивной защиты и страховку. А непосредственную ловлю хакеров пусть на системной основе оплачивают уже страховые компании, если сочтут это рыночно эффективной мерой.

Оружие судного дня и NAP, дискуссия

Недавно я публиковала в колонке Битарха пост о том, что текущие тренды развития технологий легко экстраполируются на ближайшее будущее, и по ним мы видим, что возможности частных лиц по неизбирательным массовым убийствам продолжают возрастать, и вполне могут дорасти до уровня глобальной угрозы. Из этого автор делает вывод, что для устранения этой угрозы должен быть отвергнут не только институт государства, но и любые другие факторы, которые потенциально ставят людей в отчаянное положение, когда для них нет особой разницы: умереть в одиночестве, или прихватить с собой всё человечество.

Дальше Битарх развил тему у себя вконтакте, ответив на ряд возражений. Ответ сводился к тому, что угроза ближе, чем можно предположить, и вообще, надо быть ответственнее. К сожалению, эта риторика добавила мало добавила аргументов по сути — чем такой призыв к ответственности отличается от призывов Греты Тунберг — та тоже угрожает глобальными последствиями, если мы все прямо сейчас не опомнимся.

После этого Битарх выпустил уже третью статью, и на сей раз предложил к рассмотрению более конкретный кейс. Представляем себе опасного мудака (в примере используется Харви Вайнштейн) или организацию (пусть это будет, например, ELF), которым присуждают серьёзное наказание, а они, вместо того, чтобы смиренно его принять, требуют немедленного помилования под угрозой распространения по принципу мёртвой руки какого-нибудь неприятного вируса. Вирус не убьёт человечество, но, как мы видим на примере текущих событий, способен очень серьёзно потрепать экономику.

Приведёт ли появление подобных угроз к тому, что государственная власть начнёт прогибаться? Да, разумеется. У нас есть отличное подопытное государство Израиль, которое от доктрины «не ведём переговоров с террористами» со временем перешло к доктрине «меняем одного нашего пленного на тысячу ваших пленных». Так что в государствах, где есть возможность привлечения лидеров к политической ответственности, они будут прогибаться под требования террористов, а когда угрозы террористов приобретут глобальный характер, то вести или не вести переговоры с террористами перестанет быть выбором конкретного диктатора, и даже Путину при подобном раскладе придётся торговаться. Я, мол, согласен пойти на такие-то уступки террористам, но вы, уважаемые западные партнёры, за такую уступчивость снимите с меня санкции, а то сами понимаете, терроризм — он такой непредсказуемый.

При анкапе эта проблема упрощается. У террориста пропадает субъект переговоров. Да, он может быть готов неизбирательно истребить несколько миллионов человек, если не будут выполнены его условия. Но какие условия? К кому он будет их обращать? Государства нет. Можно обратиться, например, к руководству какой-нибудь корпорации. Скажем, те же эльфы требуют от руководства какой-нибудь нефтяной компании прекратить добычу нефти, иначе короновирус. После этого совет директоров уходит в отставку, и субъект переговоров снова пропадает. Конечно, это не помешает эльфам запустить эпидемию, но цель террористической акции была немного в другом.

Разумеется, будут совершенствоваться и средства защиты от подобных угроз. Скажем, тотальная прозрачность транзакций может позволить быстро отыскать террористическую сеть и обезвредить угрозу мёртвой руки. Или получится поменять мотивацию террориста. Да хоть локальная остановка времени. Спор о том, чьё фантастическое предположение будет реализовано раньше, довольно-таки бесплоден. Битарх утверждает, что технологии защиты развиваются существенно медленнее, чем технологии атаки. Тем не менее, почему-то общий уровень насилия неуклонно снижается, а если исключить из статистики насилие, инициируемое государством, становится и вовсе пренебрежимо малым.

Поэтому не то чтобы я пренебрегала той угрозой, которая дискутируется. Просто я считаю её малорелевантной для анкапа, а для того, чтобы постулировать необходимость изживания государств, мне хватает и иных аргументов.

Оружие судного дня

Перевод Механики свободы, глава 43

После весьма долгой паузы выкладываю отредактированную версию Главы 43 Механики свободы Дэвида Фридмана. Сам перевод давным-давно был сделан Еленой Макеевой по заказу ЛПР. Мне пришлось привести терминологию раннего перевода в соответствие с той, которой я пользуюсь в новом. Старый перевод, похоже, стремился рассказать материал по возможности просто. При этом ряд терминов не переводился, а пересказывался — примерно как если бы в статье по языкознанию я бы вместо слова «синонимы» везде писала «близкие по значению слова». Мне пришлось пожертвовать лёгкостью ради более строгой терминологии, которая используется в экономической теории.

Глава называется Ответы: экономический анализ права и имеет совершенно монструозный размер. Неудивительно, ведь фактически Фридман попытался втиснуть в одну главу материал своего отдельного труда под названием Law’s Order, ссылка на который приводится в приложении к книге, и который, увы, доступен пока лишь по-английски.

Особенность подхода Фридмана в том, что он выводит право из экономики, а не из либертарианских принципов, поскольку последние не в состоянии давать чёткие ответы на множество конкретных прикладных правовых задач (привет всем сторонникам мнения о том, что любые правовые нормы можно вывести из одного простого NAP).

Я получила просьбу организовать возможность подписаться на регулярные донаты для поддержки проекта. К сожалению, я не очень знакома с инструментарием, который для этого обычно используется. Поэтому для начала предлагаю всем, кому интересно обеспечить проекту достаточно широкое и регулярное финансирование, отписаться мне в личку в телеграме или фейсбуке. Дальше мы обсудим, как это лучше организовать, чтобы и вам было удобно платить, и мне не требовалось засвечивать свою персону.

Абсолютный NAP или смерть всего человечества. Третьего не дано.

Колонка Битарха

Есть один, в настоящий момент не слишком известный аргумент, почему человечеству рано или поздно придётся принять недопустимость инициации агрессии: простое выживание нашей цивилизации. Ведь с развитием технологий, условный суммарный вред, который может нанести один человек, постоянно растёт.

Например, сейчас даже плохо образованный фанатик на грузовике может сбить сотню человек, а если очень постарается и загрузит в него смесь удобрений с соляркой — убьёт максимум тысячу.

Теперь представим мир через 30 лет. Оборудование для генной инженерии подешевело, биохакинг стал популярным увлечением школьников. В даркнете доступны геномы такой заразы как натуральная оспа, чума, грипп A/H1N1. Психопат может устроить эпидемию, убив, допустим, 1 млн. человек.

Прошло ещё 50 лет. Появились летающие автомобили с компактными ядерными реакторами. А заодно и способы как перегрузить такой реактор, устроив новый Чернобыль в Нью-Йорке или Москве. Под угрозой психа уже 10 млн. человек.

Далёкое будущее. Начали строить космические корабли для полёта на Альфа Центавру. В качестве топлива используется антиматерия. Если кому-то не дорога жизнь, то можно вместе с собой прихватить также всё население планеты Земля, превратив его в поток нейтрино.

Как видно, количество населения, которое способен уничтожить один человек, растёт экспоненциально с развитием технологий. Прямо как новомодный коронавирус COVID-19. В таких условиях даже мысли не может быть применять насилие к человеку, потому что по сути любой из нас будет обладать не просто оружием сдерживания, а оружием судного дня (ОСД). Человечество просто не выживет если не признает универсальный НАП, даже к самым неприятным личностям вроде убийц детей.

Заранее ожидаю возгласы этатистов про полезность государства. Например, скажут: «вот ты же сам сейчас описал какой ад будет без контроля со стороны госорганов». Только вот в реальности государство лишь повышает риски неконтролируемого использования ОСД — как создавая стимулы для людей использовать его как оружие сдерживания от агрессивного насилия со стороны стационарного бандита (государства), так и подстёгивая разработку подобных опасных вещей в неподходящих условиях даже без цели использовать их как ОСД.

Правительство США, конечно же, может ограничить эксперименты биохакеров, но их с радостью примут в каком-то Мумбо-Юмбо, где они будут работать намного более скрыто от общественного контроля и возможно намеренно помогать в создании ОСД для правительства Мумбо-Юмбо. Чего стоит запрет на эксперименты со стволовыми клетками в США, который просто выдавил разработки в Китай и другие страны, где они осуществлялись уже без никакого информирования общественности.

Также очень удивляет позиция некоторых либертарианцев, которые на полном серьёзе рассматривают возможность исполнения решения судов через физическое насилие. В реальности же, не только насилие, но даже жёсткий остракизм, ставящий нарушителя за грань физического выживания (например, отказ продавать продукты в магазине) может спровоцировать его на использование ОСД (умереть от голода ничем не лучше чем умереть от пули, поэтому полный остракизм может расцениваться нарушителем как физическое насилие). Не зря же Ким Чен Ыну не блокируют продажу жизненно-важных вещей, а запрещают поставлять лишь предметы роскоши вроде Феррари и швейцарских часов. А ведь у него в наличии даже не ОСД, а довольно слабенькое оружие сдерживания.

Так что задумайтесь, что для вас лучше?:
1) Мир с исполнением решений судов через репутацию и мягкие формы остракизма, которых оказывается достаточно в большинстве случаев.
2) Мир с чуть более высокой вероятностью исполнения решений судов через физическое принуждение, но в «нагрузку» вполне осязаемый шанс стать одним из героев научно-фантастического романа Джорджа Стюарта «Земля без людей».

Комментарий Анкап-тян

Нравы складываются больше из практики, чем из теоретических построений. Пытаться ограничивать себя сейчас в своих легитимных средствах ради возможных последствий через полвека — это примерно такое же паникёрство, как стремление отказаться от эмиссии углекислого газа, чтобы не допустить глобального потепления.

Люди действительно регулярно встают перед вопросом конфликта тактических и стратегических целей. Чем дольше горизонт планирования, тем больше вероятность, что вопрос решится в пользу стратегии. Но влиять на чужое временное предпочтение увещеваниями нереально. Так что либо у нас постепенно появится стабильный анкап, с привычкой отстаивать свои права и не допускать системного насилия, и тогда горизонт планирования у людей будет достаточно далёким — либо мы продолжим прозябать при государстве, в плену сугубо краткосрочных задач, и с ужасом наблюдать увеличение потенциала для террора — как частного, так и государственного, вплоть до коллапса человечества.

Молинью, Практическая анархия, черновики перевода

Я приболела, голова соображает плохо, поэтому взялась за работу, требующую минимум интеллектуальных усилий: сверстала и выложила черновики всех уже переведённых волонтёрами глав Практической анархии Стефана Молинью — на редактуру меня пока не хватает. Особо нетерпеливые таким образом могут ознакомиться с текстом, не дожидаясь, пока я там всё вылижу.

Волонтёры так разогнались, что сожрали все собранные ранее на перевод донаты, и за несколько глав я даже остаюсь им должна. Так что очень прошу вас пополнить фонды, чтобы они не останавливались на полпути. Деньги шлите на кошелёк 1AFkD2bazCs5YZBBrSD7HsRMWLmRbg6QBo . Кризис это отличная возможность закупиться биткоинами по дешёвке, не упускайте эту возможность. Что-то переведёте на благое дело, остальное в заначку.

Что думаете о недавних падениях биткоина и золота? Самое интересное, что прямо сейчас все инвесторы массово бегут покупать государственные облигации США, как самые надёжные в мире в случае кризиса. Как прокомментируете?

Морской Король

Биткоин это цифровой актив, который спроектирован для выполнения функции денег, и действительно имеет ряд свойств, присущих хорошим твёрдым деньгам. Неудивительно, что среди тех, кто активно использует биткоин, бытовало предположение, что это отличный защитный актив, и в случае финансового кризиса деньги именно в него и устремятся. Что касается золота, то это защитный актив с многовековой историей, и то, что оно в период кризиса будет расти, вообще не подлежало никакому сомнению.

Тем не менее, вспомним, как золото вело себя в ходе предыдущего кризиса. С марта по ноябрь 2008, пока ипотечный кризис постепенно превращался в финансовый, курс золота падал: для затыкания дыр всем требовались именно доллары. И лишь когда центробанки принялись соревноваться в том, кто быстрее снизит процентную ставку и выкупит больше мусорных бумаг, образовавшийся избыток долларов привёл к двухлетнему ралли на рынке золота, в ходе которого его курс достиг исторического максимума.

Золото в прошлый кризис: сперва вниз, потом вверх

Сейчас мы находимся в самом начале кризиса. Так же, как и в прошлый раз, все сперва бегут в доллар. Но, в отличие от 2008 года, когда количественное смягчение было объявлено далеко не сразу, сейчас затягивать с накачкой экономики фиатом не стали. Но с другой стороны, нужно учесть, что непосредственно перед началом кризиса курс золота был близок к историческим максимумам, поскольку несколько предшествующих лет центробанки его активно скупали. Не исключено, что сейчас у ряда стран появится потребность продать часть своих резервов, и это будет оказывать давление на курс. Таким образом, с одной стороны, на рынке появится много новых долларов, пригодных для скупки золота, а с другой, появится и много золота, распродаваемого из резервов. Какой из этих противоположных факторов окажется более значимым на горизонте до года, уверенно предсказать нельзя. Дальше, конечно, фактор роста долларовой массы перевесит, и у золота начнётся новое ралли.

Биткоин сегодня — это золото для гиков. Институциональные инвесторы в него толком не успели начать входить, и по их меркам ликвидность этого актива совершенно ничтожна: ежедневный объём торгов у биткоина составляет какие-то жалкие тридцать миллиардов долларов, что по меркам фондовых и валютных бирж вообще ни о чём. Поэтому даже весьма скромная распродажа биткоина способна серьёзно уронить его курс. Но и наоборот, даже весьма скромные инвестиции со стороны серьёзных дядь способны серьёзно его разогреть.

Помимо того, что вскоре мировую экономику зальёт долларами и прочим фиатом, на курс биткоина неизбежно окажет влияние сокращение предложения: до халвинга осталось меньше двух месяцев. Поэтому, если у вас есть свободный фиат, сейчас отличное время для входа в биток. Если есть возможность взять кредит в фиате года на три, вложить эти деньги в биткоин тоже может оказаться отличным решением. Брать микрокредиты ради такого, конечно, не стоит.

В заключение прокомментирую, чем покупка госдолга США может быть привлекательнее покупки долларов. Купленные доллары лежат в банке, а банк во время кризиса штука ненадёжная. Облигации же записаны непосредственно на инвестора, а потому риск их потери несравненно ниже. Ликвидность же государственных облигаций США вполне сопоставима с ликвидностью доллара. Так что на них будут находиться желающие даже под отрицательный процент, хотя это и кажется контринтуитивным.

Коронавирус как вызов для идеи национального государства

Апология национального государства базируется главным образом на том, что оно позволяет наилучшим образом решать задачи национального же масштаба. Проблема в том, что задач, для которых именно этот уровень решения оказывается наиболее подходящим, становится всё меньше.

Эпидемия коронавируса наглядно продемонстрировала, что задача борьбы с эпидемиями на этом уровне не решается. Ни одна страна не сумела карантинными мерами противостоять распространению вируса на её территорию. Ни одна страна оказалась не в состоянии подготовить достаточно оборудованных больничных мест, чтобы оказать необходимую помощь заболевшим. Зато несть числа примерам, когда именно предпринимаемые государствами меры только подстёгивали распространение эпидемии. Приведу лишь несколько.

Самый первый кейс — это, конечно, санкции в адрес китайского врача который первым попытался донести информацию о начале эпидемии. Именно так работает система мотивации, которую неизбежно выстраивает государственная бюрократия. Второй пример — проведение государствами в разгар эпидемии электоральных мероприятий. Иран получил мощный всплеск заболеваемости после того, как 21 февраля там прошло голосование по выборам в парламент. 22 апреля нечто подобное, только куда менее осмысленное, предстоит и России. На фоне этого запреты митингов в той же России выглядят довольно непоследовательно. Третий пример — массовая депортация заразившихся и подозреваемых в этом из стран, где они находились, в страны постоянного проживания, часто транзитом через третьи страны, и далеко не всегда с соблюдением должных мер безопасности.

Национальное государство не только не в состоянии бороться с эпидемиями, но и мешает решать эту задачу как на более низком, так и на более высоком уровне. На более низком уровне оно подавляет частную медицину. Рыночный спрос позволяет более гибко решать задачи по обеспечению людей жизненно необходимым. Но государство, например, начинает бороться с наценками на маски и термометры, и тем лишает производителей стимулов вкладывать достаточно средств в расширение производства. На более высоком уровне государство препятствует работе международных организаций, когда настаивает на приоритете национальных регуляций над их рекомендациями.

Также можно вспомнить примеры, когда в контексте эпидемий национальный уровень управления входит в противоречие с региональным. Так, недавно всплыл рассказ 2011 года о том, как федеральное правительство в Германии настояло на закупках землями огромного количества вакцины от свиного гриппа, а через два года большая часть закупленного оказалась просрочена, и её пришлось сжечь. В России изрядная доля расходов на здравоохранение также приходится на региональный уровень, но всё оно подчиняется федеральным регуляциям. Так что любое ЧП неизбежно будет вызывать конфликты из-за того, что рулят одни, а платят и несут ответственность другие.

Таким образом, можно предположить, что национальное государство в ближайшие годы будет подвергаться нападкам буквально со всех сторон, ведь эпидемии — это только один из примеров его неэффективности. Его суверенитет будут стремиться, с одной стороны, размыть в пользу глобальной бюрократии, вроде ЕС и других политических блоков, с другой в пользу местного самоуправления, с третьей в пользу международных общественных организаций, с четвёртой в пользу ТНК. Ну и нам, агористам, в этой мутной воде тоже наверняка удастся как-то поживиться.

Карфаген должен быть разрушен.

Италия борется с эпидемией