Аргументы для благонамеренных этатистов

Частенько приходится употреблять подобную фразу в споре с непробиваемыми этатистами:

«Поддерживая государство, ты инициируешь насилие, в том числе против меня, поэтому к тебе будет применяться ДС, пока не прекратишь!»

Можешь написать пост на эту тему, в котором аргументируешь, почему это именно так и есть?

Битарх

Позволю себе две цитаты. Первая из фильма «Брат-2»: «Сила в правде». Вторая, из Михаила Светова: «Ты можешь быть тысячу раз прав, но что с этого толку, если ты бессилен?»

При этом персонаж, произносивший первую тираду, предпочитал утверждать свою правду применением силы, а автор второго высказывания ограничивается исключительно донесением своей правды до людей в вербальной форме. Оба, несмотря на видимое противоречие между словом и делом, преуспели в своих начинаниях.

О чём это должно нам сказать? О том, что — и тут я приведу третью цитату, автором которой по преданию, является Аль Капоне: «Добрым словом и пистолетом вы можете добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом».

Так вот. Когда вы угрожаете этатисту доктриной сдерживания, вы как бы говорите ему: «чувак, у меня есть пистолет, поэтому я прав». При этом он уверен, что сила в правде, правда же в том, что он лично против вас агрессию непосредственно не инициировал, а всего лишь вербально поддержал государство. То есть вы угрожаете человеку расправой за слова, к тому же с довольно невнятными претензиями, ведь поддержкой государства можно объявить всё, что угодно. Вон, многие украинцы обвиняют русских в поддержке российской агрессии на Украине просто по факту российского подданства (ну и неправильного употребления предлогов, разумеется).

В результате этатист напрягается и ищет на вас управу, например, в лице государства. И, подозреваю, вам будет особенно обидно, если ему управу на вас найти удастся, а вам на него — нет. Иначе говоря, вы мало того, что угрожали человеку пистолетом, так ещё и пистолетом, которого у вас не было. И тут я позволю себе четвёртую цитату, совсем обидную, от персонажа комедии «Спиздили»: «Как и положено безмозглому хую — ты не разбираешься в ситуации, а теперь ты начинаешь сморщиваться, и твои яйчишки начинают сморщиваться вместе с тобой — и это потому, что на боку твоего пистолета написано — МУЛЯЖ, а на боку моего пистолета написано DESERT EAGLE .50».

Для того, чтобы этатист если не встал на вашу сторону, то хотя бы признал ваше право на критику государства, вам нужно в первую очередь продемонстрировать, чем конкретно оно вас ущемило. Причём предъявы в духе «я, конечно, уклоняюсь от уплаты налогов, но вот НДС всё равно включен в цену некоторых покупаемых мной товаров» — это для него, разумеется, неубедительно. Точно так же и указания на то, что вашего дедушку расстреляли при Сталине, подойдут лишь в качестве вспомогательного довода: во-первых, это случилось не с вами, а с человеком, которого вы даже лично не знали, а во-вторых, всегда можно сослаться на то, что это было другое государство. Идеальным будет подобрать историю, когда государство ущемило именно ваши права, причём по беспределу, в нарушение собственных законов, причём правды у других государственных органов найти не удалось. «Меня повязали на несанкционированном митинге и сломали ногу» — опять же, подходит хреново, если вы не Константин Коновалов — вот для него это прямо-таки идеальный кейс: не имел никакого отношения к акции, был задержан за три часа до её начала, с нарушением закона о полиции, получил телесные повреждения — и в довершение всего суд его же и оштрафовал. Если у вас найдётся нечто столь же убедительное, симпатии этатиста, конечно, будут на вашей стороне. Для начала вам важно продемонстрировать, что государство это не просто бандит, а бандит-беспредельщик, действующий не по понятиям.

Далее неплохо было бы сказать что-нибудь вроде «да ты и сам прекрасно всё понимаешь, наверняка у тебя тоже случалась подобная хуйня», и пусть он тоже расскажет что-нибудь из своей практики. В России принято прибедняться и жаловаться на жизнь, так что собеседник скорее почувствует себя неловко, если окажется, что именно его государев сапог обошёл своим вниманием, и либо что-нибудь присочинит, либо вспомнит произошедшее со знакомыми, или просочившееся в прессу.

А вот затем уже имеет смысл подводить собеседника к мысли, что если бандит не живёт по понятиям, то какое он имеет право требовать, чтобы по понятиям обращались с ним самим. А потому и утаить от него бабло — доблесть, и помочь другим, нагнутым по беспределу — хорошее начинание, и поддерживающие этих отморозков — суки позорные.

Ну и на закуску можно посмаковать истории о том, как людей штрафуют за благоустройство собственных кварталов, как панки ремонтируют детские площадки, как основатель Вымпелкома финансировал науку, а его объявили иностранным агентом — короче, подвести бывшего этатиста к мысли, что государевы люди умеют только ленточки перерезать, а по факту-то все блага люди обеспечивают себе сами, да ещё вынуждены обходить капканы, расставленные теми самыми государевыми людьми.

Не бывает непробиваемых этатистов. По крайней мере, в России.

В амперах, брат

«Десять казней египетских» как пример доктрины сдерживания

Колонка Битарха

Можно по-разному относиться к правдивости описанных в Библии сюжетов, но их философский смысл это не отменяет. Довольно интересная идея была описана в книге «Исход», известная как «Десять казней египетских». Она по сути рассказывает идею применения стратегии, известной сегодня как «deterrence by punishment» или доктрина сдерживания (ДС), за два тысячелетия до исследований корпорации RAND в середине 20-го века.

Этот библейский сюжет, в современных терминах, описывает борьбу за право на сецессию определённой группы меньшинств от государства. Тем кто не читал Библию или уже не помнит о чём речь, напомним его суть. В Древнем Египте евреи были на положении рабов, фараон категорически отказывался их отпускать. Моисей, глава еврейской общины, пригрозил фараону несчастьями для него самого и его подданных пока, тот не согласится отпустить евреев. Эти несчастья («казни египетские») с каждым разом становились всё более тяжёлыми — от вполне безобидного покраснения воды в Ниле и нашествия жаб до смерти младенцев-первенцев у фараона и его подданных. Девять раз фараон отказывался отпускать евреев, на десятый отпустил.

Таким образом, фараон непрерывно инициировал агрессию по отношению к евреям, удерживая их в рабстве. Издержки по их удержанию были минимальными, прибыль огромная. После начала Моисеем «кампании сдерживания» издержки фараона стали постепенно нарастать (соответственно, прибыль и моральное удовлетворение от удержания евреев стали снижаться). В определённый момент издержки удержания превысили совокупную прибыль от их удержания, и фараон сдался.

Как это можно применить к современности? Очень просто — считать всех сторонников этатизма своими врагами, постоянно инициирующими агрессию против нас через институт государства. Постоянно повышать издержки инициации насилия, пока выгода от зарплаты, социального положения или морального удовлетворения не станет меньше ущерба, который будет им наносится.

Кто-то призывает бить цепями оппозиционеров? Фото, имя и адрес появляются в свободном доступе, и у такого человека заканчивается спокойная жизнь. Бабки из отрядов Путина вламываются в ваш офис? Имеете полное право применить против них хотя бы перцовый баллончик (хотя, конечно, безопаснее будет обладать при этом лицензией охранника и договором со штабом Навального, куда эти бабки вламываются). Учителя в школе называют вас пятой колонной и врагами народа? Их фото появляются в подъездах, каким-то странным образом заедает замок во входной двери, приходится покупать растворители для очистки двери и стен, просыпаться от ударов снежка в окно, и так далее.

Конечно, этого недостаточно, ведь Моисей не только просил Господа о насылании казней, но и увещевал фараона. Так что нужно не только выражать своё фи сторонникам государства, но и разъяснять желаемую альтернативу, и поощрять за раскаяние, иначе насылаемые казни будут видеться им бессмысленной травлей, и это лишь ожесточит их, или вгонит в пучины апатии.

Анархия, панархия и этатизм

Джон Зьюб (John Zube), 1986

Конспект от Aegis Mirijam

Полный английский текст взят с сайта panarchy.org — крупнейшей библиотеки текстов о панархии.

Анархия и Панархия не являются двумя противоположными формами социальной организации. На самом деле Панархия главным образом – метод решения проблем социальной организации и при помощи этих методов анархия, а также этатизм или коммунизм, или любая возможная социальная модель, может быть реализована и осуществлена теми, кто разделяет эту идею.

Панархисты призывают к свободе действия для этатистов, также, как и для всех других.Каждый мог бы иметь те режим и условия, которые они выбрали, в таком случае им больше не нужно было бы бояться и бороться друг с другом.Больше никаких принудительных «браков» с любым правительством, армией, профсоюзом или школой. Каждый индивид должен быть свободен отделиться от любого из них, сделав односторонние заявления, и присоединиться или установить любые альтернативы, которые могут ему понравиться, всегда за свой счет и на свой риск.

Панархизм — это не что иное, как свобода разъединения и объединения, последовательно применяемая в сферах, где она до сих пор не реализована, а именно в политических, экономических и социальных отношениях.

Либертарианцы говорят: Пусть те, кто верит в религию, имеют религию; пусть те, кто верит в правительство, имеют правительство; но пусть те, кто верит в свободу, имеют свободу и не заставляют их принимать религию или правительство, которых они не хотят.

Чарльз т. Спрэдинг

Анархисты не должны угрожать их вере разрушением, однако могут пытаться донести им их словами или их собственными совместными и конкурирующими примерами жизни.

Нет разницы между последовательным либертарианством и анархизмом. Их общая основа — добровольность, самостоятельность, естественные права и свободы, индивидуальный суверенитет, свободный выбор. Речь идет только о потребительском суверенитете по отношению к так называемым «государственным услугам».

Полное избирательное право включает в себя право голосовать за себя вне любой принудительной политической, экономической и социальной системы и в любой системе, которая соответствует собственному индивидуальному выбору или изобретению, и иметь, кроме того, все другие избирательные полномочия, которые вы хотите иметь — но только среди единомышленников добровольцев.

Противопоставление партийной политики и партийной власти не требует противопоставления политической, экономической, социальной и военной политики индивидуального сепаратизма, а, напротив, требует такого последовательного противопоставления территориальному этатизму и экстерриториальной автономии. Только полная экстерриториальная автономия для всех несогласных может установить мир, справедливость и свободу для всех.

Панархизм предлагает предоставить возможность отказа от военной службы по соображениям совести, обязательного налогообложения, профсоюзов и посещения школ и других конкретных принудительных практик, но также от всеобъемлющим против всех принудительных, исключительных, территориальных, политических, экономических и социальных систем, институтов и практики. Практика панархизма подразумевает индивидуальный сецессионизм и личную или нетерриториальную правовую организацию на добровольной основе,независимо от того, являются ли сецессионисты и добровольные партнеры анархистами или этатистами.

Панархисты тоже будут ошибаться и повторять ошибки. Но они сделают это с решающей разницей:

Их ошибки будут совершаться только за свой счет, а не за счет политиков, бюрократов и правящих партий, во многом за счет других людей, даже инакомыслящих.

Панархия также опирается на полное признание всех индивидуальных прав — в той мере, в какой они известны, обнародованы и поняты. Поскольку индивидуальные права предлагают только варианты или сферы свободных действий, какими бы естественными они ни были для полностью взрослых и просвещенных людей, они не обязывают людей использовать их в полной мере.

Можно было бы суммировать цели и средства панархистов с такими заявлениями, как: этатизм для этатистов, анархия для анархистов, свободная торговля для торговцев, протекционизм для протекционистов, ненасилие для пацифистов, защитная сила для тех, кто видит свое оправдание против инициированной агрессии, капитализм среди согласных взрослых и любой вид социализма для тех, кто желает его для себя.

Панархия, как только она будет осознана, даст анархистам возможность наслаждаться анархическими отношениями между собой, прямо здесь и сейчас, без помех со стороны этатистов.Более того, как только анархисты примут панархистскую терпимость, они будут иметь общую платформу с этатистами и всеми другими группами меньшинств, которые хотят поддерживать или реализовывать различные идеалы между собой, следуя панархии.