Кикстартер для общественных благ

Колонка Битарха

В дискуссиях либертарианцев с этатистами практически каждый раз всплывает вопрос «Кто будет строить дороги при анкапе?». На него можно дать немало ответов, но красивого универсального решения для проблемы обеспечения общественных благ в безгосударственном обществе мне не встречалось. По крайней мере до вчерашнего для, когда в стриме паблика «Антигосударство» Савва Шанаев привёл малоизвестную в России идею Алекса Табаррока (Alex Tabarrok) «Dominant Assurance Contracts».

Общественные блага включают в себя множество различных благ, которыми могут пользоваться все кто угодно вне зависимости от того, заплатили они за них или нет — дороги, мосты, уличное освещение, ливневая канализация, маяки, защитные дамбы, коллективный иммунитет вследствие всеобщей вакцинации, охрана порядка, стратегическое сдерживание, переработка мусора, очистка сточных вод, публичные парки и многое другое. Главная проблема их обеспечения — эффект безбилетника. Когда невозможно взимать плату за использование общественных благ, никто не станет просто так за них платить, рассматривая их как «данность» или надеясь, что заплатит кто-то другой.

Этим постоянно пользуется стационарный бандит (государство), доказывая свою необходимость. Государственная пропаганда утверждает, что только государство может построить дороги и мосты, поэтому нужна территориальная монополия и налогообложение для их финансирования.

Однако существует простой и понятный способ обеспечения общественных благ на полностью свободном рынке. Он уже реализован на широко известной платформе Kickstarter, и без государства станет использоваться гораздо чаще, чем сейчас. Принцип его работы примерно таков.

Например, жителям района надоело ломать ноги и портить машины в ямах на дороге. Активист обращается в фирму по укладке дорожного покрытия и узнаёт смету. Потом заходит на платформу краудфандинга и создаёт кампанию по сбору средств, где указывает необходимую сумму и дату окончания сбора средств. Рассылает жителям района письма с просьбой внести посильную помощь в финансировании ремонта дороги, и даёт ссылку на кампанию по краудфандингу. Каждый человек может туда зайти и посмотреть, сколько на данный момент было вложено средств, сколько ещё необходимо вложить, и когда заканчивается сбор. Если необходимая сумма была собрана до даты окончания, кампания считается успешной, и фирма по ремонту дорог получает заказ. Если же не удалось собрать всю сумму до указанной даты — деньги в полном объёме возвращаются жителям района. Это их выбор, значит ремонт дороги им действительно не нужен, и абсолютно неэтично грабить налогами население всей страны, чтобы отремонтировать им дорогу. Те, кому без дороги невмоготу, переезжают в районы с более придирчивым населением, и со временем происходит естественное размежевание по уровню требовательности к качеству инфраструктуры.

Всё в порядке, людей всё устраивает

Либертарианство ex machina

Битарх, Анкап-тян

Во многих пьесах, ставившихся в античном театре, часто применялся необычный приём разрешения конфликтов персонажей — «Deus ex machina» («Бог из машины»). Он заключался во внезапном появлении нового богоподобного персонажа на сцене в конце произведения, который не упоминался ранее в представлении и имел возможность быстро разрешить проблемы героев. Проще говоря, внешние силы решали проблемы героев, не вдаваясь в суть конфликта. Этот приём годится не только для художественных произведений, но может быть также полезен для политических преобразований, направленных на деэтатизацию общества.

Посмотрим на любой либертарианский паблик в соцсети, чат, сайт, стрим, подкаст, канал. Что мы увидим? Скорее всего, бесконечное обсуждение одних и тех же тем — как работают либертарианские суды, кто будет строить дороги при анкапе, контрактное рабство, аборты, субъектность детей, ядерное оружие, наркотики, австрийская школа экономики против кейнсианства и госплана, минархизм против анкапа, анкап против панархии, территориальные общины против ЭКЮ. Часто это выливается в бесконечный холивар, когда люди много дней подряд отстаивают свою точку зрения.

Только вот если бесконечно спорить между собой и убивать на это все свои ресурсы, многого не добьёшься! Да и надо ли? Возможно, существует какой-то один универсальный рецепт, как можно разом разрешить все эти проблемы, и тратить имеющиеся у нас скудные ресурсы с пользой для движения?!

Да, он существует и находится в самой природе государства — стационарный бандит может завоевать общество лишь при нарушении баланса потенциала насилия (БПН), в то время как при соблюдении этого баланса безгосударственное общество вполне стабильно существует, что доказано в рамках методологии неоинституционализма. Об этом коротко и внятно можно послушать в первой части лекции Александра Аузана «Эволюция осёдлого бандита». После образования централизованных структур принуждения (государства) движение в обратную сторону к децентрализованному обществу становится невозможным без приложения к системе внешнего усилия (эта закономерность аналогична второму закону термодинамики: тепло не будет самопроизвольно передаваться от более холодного тела к более тёплому).

Если мы возвращаем БПН, издержки инициации насилия становятся выше издержек защиты, и территориальная монополия государства просто исчезает. Далее всё остальное просто не имеет значения! Конечно, лучше заранее знать ответ, кто будет строить дороги или как определять субъектность детей, но и без этого людям волей-неволей придётся это решать без государства. Оно просто не сможет существовать при соблюдении БПН. Если вы программист или просто знаете булеву логику, то хорошо понимаете: рассчитав значение первого операнда в конъюнкции (&&), можно не рассчитывать все остальные операнды, если он FALSE, так как результат конъюнкции всё равно будет FALSE. Или для дизъюнкции (||) можно не рассчитывать все остальные операнды, если первый TRUE, ибо результат всё равно будет TRUE.

Из этого выходит, что достаточным условием перехода к либертарианству является всего лишь приведение потенциала насилия в обществе к более равномерному распределению. Как вы наверное уже догадываетесь, этого можно добиться созданием и распространением инструментов для доктрины сдерживания (ДС).

Достоинство данного подхода в том, что разработкой инструментов ДС, их производством и внедрением в широкий обиход может заниматься гораздо более широкий круг людей, чем сегодня вовлечён в политическую агитацию и протестные акции. Кооптация для борьбы с режимом технарей, могущих собрать из свободно продающихся деталей дрон, ослепляющий лазер или иные интересные инструменты — это куда перспективнее в плане расширения базы протеста, чем ограничиваться вербовкой гуманитариев и экономистов, хорошо разбирающихся в тонкостях идеологии. Ещё полезнее — привлечение инженеров и менеджеров, способных организовать массовое производство подобных предметов, а это тоже весьма многочисленная категория. Отметим также, что полукустарное производство или написание программного продукта легко скрывается от государства, а потому безопаснее выхода на митинги, и это также является дополнительным стимулирующим фактором.

Когда надёжные, массовые и недорогие инструменты сдерживания агрессоров будут доступны даже бабульке, то ждать, когда рыночек порешает государство, останется совсем недолго. После того, как deus ex machina сделает своё дело, все сегодняшние теоретические споры о том, как обустраиваться при анкапе, резко перейдут в практическую плоскость. Нечто подобное мы наблюдали сравнительно недавно, когда экономисты спорили о том, можно ли в эпоху фиатных денег вернуться к золотому стандарту, а потом пришёл Сатоши, и теперь вместо золотого стандарта у нас биткоиновый. Всё, предмет для спора пропал, на повестке дня повсеместное практическое внедрение частных твёрдых денег.

Прививка от насилия. Пример этноса Сенои.

Колонка Битарха

В ЖЖ-блоге писателя-фантаста Александра Розова (известного главным образом своим Меганезийским циклом) был опубликован интересный пост про идею «прививки от насилия», применяемой этносом Сенои в Малайзии. По остальным постам его блога можно легко сделать вывод, что Розов симпатизирует идее доктрины сдерживания (ДС) — её проявления упоминаются у него с завидной регулярностью.

В чём же для нас представляет интерес культура Сенои? Это крайне примитивный в технологическом плане этнос, где в качестве оружия до сих пор используются духовые трубки с отравленными стрелами. Тем не менее, малайцы в конце 19 века, по свидетельству Миклухо-Маклая, явно опасались их трогать. Дело в том, что с самого раннего детства каждый сеноиец учится нетерпимости к насилию. На любую инициацию агрессии в свой адрес он обязан применить контрнасилие, вместо того чтобы апеллировать к постороннему авторитету. Внушение этой идеи происходит на протяжении всей жизни — семьи сенои каждое утро за завтраком рассказывают друг другу свои сны, и как противостояли опасности, если она в них была.

Розов выделяет основные моменты общества Сенои:

1. С одной стороны — сенои явно не те люди, которые склонны терпеть насилие над собой (малайцы не стали бы иначе бояться оружия этих почти первобытных персонажей, и не стали бы рассказывать о том, через сколько времени умирает человек, пораженный боевым элементом оружия сенои).

2. С другой стороны, внутриплеменные обычаи сенои явно не агрессивны и не строятся на насилии.

3. Миклухо-Маклай полагал, что сенои — вымирающий этнос (поскольку они стояли явно на менее высоком уровне социально-технического развития, чем окружающие малайцы). Но сейчас, через 150 лет после исследования Миклухо-Маклая, численность сенои примерно та же, что тогда. Иначе говоря, это вполне стабильная популяция.

И делает основной вывод:

«Активное противостояние угрозе. Как оказывается, это свойство вовсе не противоречит мирным неагрессивным обычаям. Напротив, это дополняющий элемент. Тому, кто умеет и готов защищаться — проще быть не агрессивным.»

Дружелюбные туземцы и их смертельное оружие

Описанный пример показывает, что для успешной реализации доктрины сдерживания совсем не обязательны суперсовременные дроны размером с пчелу или ядерные ракеты. Нужна лишь готовность как можно большего числа людей в обществе применять контрнасилие, повышая издержки инициации агрессии. Чем конкретно они будут повышаться, не имеет большого значения. Даже лёгкое осмеяние, плевки, косой взгляд, игнорирование, бойкот, шейминг и прочие действия вообще без какого-либо насилия, но применяемые большим количеством людей, сделают жизнь любого политика невыносимой и заставят его перестать работать на стационарного бандита (в терминах доктрины сдерживания: издержки от контрнасилия превысят выгоду от инициации насилия, условную зарплату, получаемую от стационарного бандита, который, в свою очередь, получил эти средства через принуждение граждан к уплате налогов).

Можно даже вывести зависимость: чем больше людей в конкретном обществе нетерпимо к насилию, тем менее мощное (и, соответственно, технологически сложное) оружие необходимо для успешного сдерживания агрессора. Если в какой-то стране только один (!) человек готов применить контрнасилие против агрессора уровня США, то единственный вариант сдерживания — ЯО с cистемой автозапуска «мёртвой рукой» (что крайне сложно и безумно дорого), но если 90% населения готовы применять контрнасилие, хватит и духовых трубок. Война в Сомали (вторжение и последующее бегство армии США) это прекрасно показала.

Картинка кликабельна. Единицы мощности условные, математический аппарат для доктрины сдерживания в этом направлении не разрабатывался

Персональная доктрина сдерживания

Колонка Битарха

Сразу отмечу, что это мысленный эксперимент и проверка философской концепции, но никак не обсуждение технологической реализации.

Смысл идеи очень простой. Имеется потенциальный агрессор в виде группы людей (ОПГ). Наверное, вы уже догадываетесь о ком идёт речь. Хотя кроме вестфальского государства ей также может быть агрессивная ЭКЮ или территориальная община. ОПГ противостоит человек-одиночка, обладающий технологией, которую мы условно назовём MinMAD.

Эта технология обеспечивает взаимное гарантированное уничтожение (MAD) всего лишь двух лиц — если жертва агрессии умирает, тут же умирает один человек из ОПГ (например, случайный госчиновник, вне зависимости от его отношения к конкретному делу). Жертва агрессии может использовать обычное оружие для противостояния с ОПГ (например, расстрелять из пулемёта отряд полиции, направленный для его задержания) и оставаться живым до тех пор пока его не уничтожит агрессор. Но если после этого в его дом запустят крылатую ракету и он погибнет, моментально умрёт случайный член ОПГ. Также он может самостоятельно активировать MinMAD, например, если его захватили в плен. В таком случае немедленно умрёт он сам и один случайный участник ОПГ.

Из условия задачи понятно, что ОПГ и жертва не анонимны. Допустим что на определённой территории хотя бы 10-20% жителей имеет MinMAD. Вопрос: возможно ли сохранение институционализированного принуждения (государства) на этой территории?

Моё предположение — абсолютно точно «нет»: никто не захочет участвовать в ОПГ (государстве), зная, что он с очень большой вероятностью может умереть. Соответственно, достигается необходимый сдерживающий эффект, благодаря которому госчиновники вынуждены отказаться от принуждения и искать иные способы заработка, не основанные на грабеже (чем фактически являются «налоги»).

Комментарий Анкап-тян

По поводу перспектив такой доктрины мы с Битархом поспорили, и теперь выносим обсуждение на ваш суд.

Я полагаю, что мы уже живём в обществе, где этот эксперимент был поставлен и привёл к результатам, сильно отличающимся от задуманных. Раньше государство было относительно компактным, а тех, кто против него выступал, казнило. Это привело к появлению тактики индивидуального террора со стороны сопротивления, что сильно демотивировало государственных служащих исполнять свои обязанности. Но с тех пор государство приспособилось к этой угрозе, и, во-первых, чрезвычайно расширило число госслужащих, бюджетников и прочих бенефициаров существующей системы, а во-вторых, прекратило убивать своих противников, предпочитая более вегетарианские методы, с небольшими тюремными сроками и штрафами. Таким образом, с одной стороны, сопротивляющийся демотивирован к самопожертвованию, ведь ему грозит только временное неудобство — а с другой стороны, риск смерти для госслужащих стал существенно меньше, ведь госслужащих теперь миллионы.

Так что — нет. Современная доктрина сдерживания должна подразумевать устранение именно того, кто отдаёт приказ об инициации насилия, и чем выше его пост в государственной иерархии, тем лучше. Также современная доктрина сдерживания должна по возможности выводить из под удара того, кто её практикует, вместо гордого самопожертвования. Доктрина сдерживания на минималках — это для государства как прививка от болезни, вместо собственно болезни.

P.S. Кстати, раз уж так вышло, что в творчестве Битарха доктрина сдерживания настолько выражена, он запилил отдельный паблик вконтакте, куда складывает все материалы по этой тематике, чтобы доступ к ним был более удобен.

Доктрина сдерживания анархизма)

Энфорсмент контрактов

Колонка Битарха

Вопрос о допустимых методах исполнения (энфорсмента) контрактов был затронут на лекции Михаила Светова в Новосибирске. Светов в очередной раз недвусмысленно высказал свою позицию — нельзя применять физическое насилие (принуждение). Максимум, что можно сделать против нарушителя — остракизм.

К сожалению, не все люди признают такую моральную позицию, поэтому постараюсь объяснить её, опираясь на утилитаризм и теорию игр. Описанный ниже пример является авторской иллюстрацией к описанию тезисов исследования корпорации RAND «Understanding Deterrence», глава «The Local Balance of Forces: Important but Not Always Decisive». (анонс от Анкап-тян: скоро выложу перевод статьи)

«Допустим, я заключил с вами контракт и решил самостоятельно его разорвать. Вы упёрлись и начали мне угрожать «спецназом», который силой заберёт мою собственность. Предположим, вы можете отправить десять бойцов, но я могу гарантированно уничтожить одного из них. Я чётко даю понять, что готов идти до конца. Чтобы бойцы согласились на такой риск, вам придётся предложить каждому из них по $10M. Предположим что сумма контракта составляет $100K, а у меня в наличии имеется имущество, которое можно реализовать всего за $1000. Вы оцениваете соотношение выгод и издержек — и говорите мне что-то наподобие такого: «Пошёл вон, не хочу больше с тобой иметь никаких дел, правильно люди говорят, что говно лучше не трогать!». После этого мы расстаёмся, и вы со мной больше не заключаете никаких сделок. При определённых обстоятельствах вы можете отомстить, разместив информацию о моём поведении в публичном доступе и тем самым побудив остальных людей присоединиться к остракизму.»

Как видно из примера выше, исполнение контрактов с помощью физического принуждения становится невозможным в обществе, где имеется хоть какой-то баланс потенциала насилия (отличный от условного «нуля» у граждан и «бесконечности» у государства, как это обычно бывает в этатистских обществах).

В своей книге «К новой свободе» Мюррей Ротбард приводит исторические примеры, подтверждающие описанную теорию и показывает свою симпатию к ней.

«Дело в том, что в Средние века и вплоть до 1920 года торговцы полагались исключительно на силу остракизма и бойкота со стороны других местных торговцев. Иными словами,если кто-то отказывался подчиниться решению арбитра или игнорировал его решение, другие торговцы доводили этот факт до всеобщего сведения и все отказывались иметь дело с бунтарем, что быстро ставило того на колени. Характерный пример этого приводит Вулридж:

«Торговые суды были эффективны, потому что торговцы договаривались о том, что их решения будут исполняться. Того, кто отказывался подчиниться, не отправляли в тюрьму, но и торговцем после этого он оставался недолго. Влияние его коллег и партнеров оказывалось более действенным, чем физическое принуждение. Возьмите Джона из Хоминга, который зарабатывал на жизнь оптовой торговлей рыбой. Джон продал партию селедки, которая вся должна была быть такой же, как в предъявленных покупателю трех бочках, но, как вскоре выяснилось, в действительности была гнилой, да еще и смешана с колюшкой. Ему пришлось быстро все возместить покупателю под страхом остракизма со стороны других торговцев.»

Со временем остракизм стал еще более эффективным средством, поскольку сложилась ситуация, когда тот, кто однажды не подчинился решению арбитра, уже не мог рассчитывать, что с ним будет иметь дело еще какой-либо посредник. Промышленник Оуэн Д. Янг, глава корпорации General Electric, пришел к выводу, что моральная цензура, осуществляемая другими бизнесменами, действует куда эффективнее, чем официальная судебная система. Современные технологии, компьютеры и кредитные рейтинги делают угрозу общенационального остракизма еще более действенной, чем когда-либо в прошлом.»

Аутоиммунное поражение государства, или как можно использовать силу самого государства для его разрушения

Колонка Битарха

В медицине существует такой класс заболеваний как аутоимунные. Это мышечная слабость (миастения гравис), сахарный диабет 1-го типа, рассеянный склероз и прочие. Суть данных заболеваний в том, что антитела (киллерные клетки) начинают распознавать ткани организма хозяина (человека, животного) как вредоносные и атакуют их. Чаще всего это происходит после заражения определённым вирусом, который в плане узнаваемости иммунитетом хозяина похож на здоровые ткани (говоря простым языком). Антитела просто не видят различия кого атаковать — вирус или здоровые ткани — и убивают всех.

Аутоиммунное поражение можно наблюдать в любой сложной системе, не только биологической. Например, многим пользователям компьютерных антивирусов известна проблема удаления нормальных файлов, которые антивирус принял за вредоносные. Кто использует браузерные расширения для блокировки рекламы (AdBlock), хорошо знают, что из-за них часто нарушается нормальная работа сайта. Это происходит как раз из-за принятия блокировщиком нормального кода сайта за рекламу — и его удаления.

Государство также представляет из себя сложную систему и может быть легко подвергнуто аутоиммунной атаке. При этом получается интересная ситуация — чем больше у государства силовиков и различных служб, тем эффективнее будет аутоиммунный удар. Данная стратегия действует в обход известного утверждения «государство сильнее, оно вас легко раздавит, поэтому силовая борьба бесполезна», поскольку для силовой борьбы с государством использует силу самого государства.

Как же может быть реализован аутоимунный удар по государству? Способов много, главное понять общий смысл. Вот некоторые примеры:

1) Реалистичные силиконовые маски лиц чиновников, силовиков и прочих врагов свободы (далее — этатистов). В них делаем что угодно, чтобы подставить этатистов под других силовиков.

2) Имитация отпечатков пальцев известных этатистов. Кидаем бутылку в окно ФСБ, «набутыливают» кого нам надо.

3) Внедрение троянских коней на компы этатистов, которые будут проксировать трафик. С них можно, например, заниматься кардингом, воруя деньги у госбанков и прочих организаций, связанных с бандитами, и тратя это на продвижение либертарианства. «Придут» как раз за этатистами (или не придут, решив, что эти этатисты имеют право тырить деньги у государства, тут главное, чтобы от этого не пострадал очередной Магнитский или даже Навальный — примечание Анкап-тян).

4) Заказывать наркотики в даркнете на адреса этатистов и стучать куда надо.

5) Не брезговать анонимными доносами по любому поводу на этатистов: курение в неположенном месте, парковка под знаком, жестокое обращение с собственными детьми, выгул собаки без намордника, встречи с девушками моложе 16 лет, несоблюдение правил пожарной безопасности/охраны труда/САНПиН/налоги/нелегальные иммигранты и прочие нарушения на предприятиях, принадлежащих этатистам.

6) Оформить СИМ-карту на имя этатиста и совершить несколько «преступлений» без жертв с нигде ранее не использовавшегося смартфона.

Комментарий Анкап-тян

Рассмотренная выше тактика — это ещё один инструмент из агористского тулбокса против государства, наряду со столь неоднозначно воспринятым вами убер-возмездием, ведь агоризм не сводится к одной только контрэкономике. Контрэкономика важнейшая его часть, поскольку претендующие на жизнь без государства должны уметь продемонстрировать, что они способны обеспечивать себя без государства всеми важнейшими благами цивилизации. Однако государство нужно не только низводить, но и курощать, иначе домомучительница не сгинет.

Алло, правительство, у нас на крыше нелегальные мигранты!

Либертарианство — это утопия? Да, как и идея персонального компьютера.

Колонка Битарха

Не проходит и дня, как в очередной раз натыкаюсь на фразу «анкап это утопия», «манямирок», «розовые пони». Те, кто так пишет (обычно это авторитарно-правые консерваторы и традиционалисты), видимо, предполагают, что тем самым они защищают стабильность. На самом же деле они лишь способствуют тому, чтобы неизбежные изменения прошли по самому жёсткому для них же самих сценарию.

Заглянем в историю. Что говорили про идею федеративной республики и разделения властей в начале 18-го века? Это утопия, федеративная республика невозможна, и как вы смеете оскорблять короля! Что про неприемлемость рабства и крепостного права в начале 19-го века? Это естество природы, вы утописты! А про избирательное право для женщин в середине 19 века? Это утопия, откуда у женщины политическая позиция, она проголосует, как скажет муж. Может с правами чернокожих и ЛГБТ в 1950-е было иначе? Вы там что, грибочков объелись, и видите манямирок с радугой?! Не видите — люди разного цвета, так с какого перепугу чёрного обслужат в баре для белых?

Каждый раз, когда появлялась какая-то новая общественная идеология, консерваторы до последнего не хотели её признавать. Общество доходило до крайней точки, когда терпеть статус-кво было уже невозможно, после чего необходимые реформы проводились без отладки, нахрапом, сразу во всей стране. Это неминуемо вызывало перегибы, огромные жертвы и страдания, экономический ущерб, приводило к появлению привилегий в пользу ранее угнетаемой группы (сейчас консерваторы в странах первого мира жалуются, что их преследуют за критику ЛГБТ, но это лишь естественная ответочка за их же прежний беспредел; пепел Алана Тьюринга стучит в сердца квир-активистов). В итоге консерваторы каждый раз получали то, чего больше всего не любят — радикальные изменения, хаос, репрессии. А могли бы иметь мирное развитие…

Как это относится к либертарианству? Сейчас многие либертарианцы вполне удовлетворились бы невмешательством охранителей в самоуправление на местах. Люди охотно занимали бы бесхозные земли, экспериментировали бы там с удобными именно им социальными порядками, и не покушались бы сразу на столицы. Это очень умеренная повестка, от которой ни у кого не должно возникать прямого неудобства. Различные практики общественного устройства на этих территориях могли бы эволюционно отлаживаться и постепенно приходить в крупные города уже в зрелом виде, не вызывая потрясений.

Так нет же, эти вигиланты бдят, пресекая любую самодеятельность, от нетрадиционных сексуальных практик и аморальной музыки до неформального бизнеса и самоорганизующихся общин — и ведь дождутся же, когда их начнут бить на улицах, когда произойдёт обрушение государства с дефолтом по социальным обязательствам, снижение ВВП в несколько раз, обнищание, появление бандитских крыш, которые, как предсказывает Лакси Катал, станут прообразом ЭКЮ. Не зря существует известная шутка, что Николай II должен быть награждён орденом Ленина посмертно за героические усилия по доведению общества до революционной ситуации. Сейчас консерваторы, как и век назад, совершают ту же самую ошибку, которая стоила стране десятков миллионов жизней, начиная с них самих.

«Десять казней египетских» как пример доктрины сдерживания

Колонка Битарха

Можно по-разному относиться к правдивости описанных в Библии сюжетов, но их философский смысл это не отменяет. Довольно интересная идея была описана в книге «Исход», известная как «Десять казней египетских». Она по сути рассказывает идею применения стратегии, известной сегодня как «deterrence by punishment» или доктрина сдерживания (ДС), за два тысячелетия до исследований корпорации RAND в середине 20-го века.

Этот библейский сюжет, в современных терминах, описывает борьбу за право на сецессию определённой группы меньшинств от государства. Тем кто не читал Библию или уже не помнит о чём речь, напомним его суть. В Древнем Египте евреи были на положении рабов, фараон категорически отказывался их отпускать. Моисей, глава еврейской общины, пригрозил фараону несчастьями для него самого и его подданных пока, тот не согласится отпустить евреев. Эти несчастья («казни египетские») с каждым разом становились всё более тяжёлыми — от вполне безобидного покраснения воды в Ниле и нашествия жаб до смерти младенцев-первенцев у фараона и его подданных. Девять раз фараон отказывался отпускать евреев, на десятый отпустил.

Таким образом, фараон непрерывно инициировал агрессию по отношению к евреям, удерживая их в рабстве. Издержки по их удержанию были минимальными, прибыль огромная. После начала Моисеем «кампании сдерживания» издержки фараона стали постепенно нарастать (соответственно, прибыль и моральное удовлетворение от удержания евреев стали снижаться). В определённый момент издержки удержания превысили совокупную прибыль от их удержания, и фараон сдался.

Как это можно применить к современности? Очень просто — считать всех сторонников этатизма своими врагами, постоянно инициирующими агрессию против нас через институт государства. Постоянно повышать издержки инициации насилия, пока выгода от зарплаты, социального положения или морального удовлетворения не станет меньше ущерба, который будет им наносится.

Кто-то призывает бить цепями оппозиционеров? Фото, имя и адрес появляются в свободном доступе, и у такого человека заканчивается спокойная жизнь. Бабки из отрядов Путина вламываются в ваш офис? Имеете полное право применить против них хотя бы перцовый баллончик (хотя, конечно, безопаснее будет обладать при этом лицензией охранника и договором со штабом Навального, куда эти бабки вламываются). Учителя в школе называют вас пятой колонной и врагами народа? Их фото появляются в подъездах, каким-то странным образом заедает замок во входной двери, приходится покупать растворители для очистки двери и стен, просыпаться от ударов снежка в окно, и так далее.

Конечно, этого недостаточно, ведь Моисей не только просил Господа о насылании казней, но и увещевал фараона. Так что нужно не только выражать своё фи сторонникам государства, но и разъяснять желаемую альтернативу, и поощрять за раскаяние, иначе насылаемые казни будут видеться им бессмысленной травлей, и это лишь ожесточит их, или вгонит в пучины апатии.

Свобода слова и первая поправка — благо ли?

Колонка Битарха

Среди либертарианцев существует твёрдое убеждение, что наличие в стране свободы слова по принципу американской первой поправки к конституции — это однозначное благо, помогающее нам бороться с этатизмом. Но так ли это на самом деле, либо же это хитро спланированная ловушка, помогающая властным элитам США избегать революций уже почти два с половиной века?

Посмотрим на судьбу известных антиэтатистов в США, которые начали представлять сколько-нибудь значимую угрозу государству. Джим Белл (Jim Bell), создатель и евангелист идеи «рынка убийств» (assasination market) был заключён в тюрьму за «уклонение от налогов». Ларкен Роуз (Larken Rose), известный анкап, тоже оказался «на бутылке» за налоги. Историю с Джулианом Ассанжом и сексуальными обвинениями думаю не стоит напоминать, и так все знают.

Какой из этого можно сделать вывод? Если твои слова представляют реальную опасность для стационарного бандита, предлог для репрессий найдётся всегда, репрессировать именно за слова ему не обязательно. Думаете, что будет, если напечатать в New York Times рекламную полосу с текстом «Государство — стационарный бандит! Панархия — основной путь к свободе!»? Готов поспорить, что на следующий день ФБР найдёт у заказавшего такую рекламу активиста детское порно или наркотики. Или окажется, что он любит поиздеваться над своей собакой и вообще не прочь употребить её в пищу. К сожалению, большинство активных борцов с государством в США этого не понимают.

В России совершенно другая ситуация. Власти репрессируют напрямую за политику, и даже не особенно маскируются. У нас есть удобные экстремистские статьи с крайне размытой содержательной частью, позволяющие посадить кого угодно за что угодно, так что подкладыванием детского порно активисту можно и не заморачиваться. Из-за этого все активные борцы с государством с самого начала своей деятельности используют VPN, левые симки, шифрование, посредников, никогда не показывают своё лицо. В результате по сложности поимки такой активист равен профессиональному хакеру, так что проще заработать звёздочки на поиске экстремизма вконтакте. То, что настоящий борец с государством действительно может быть для государства опасен, следователя не волнует: не его уровень ответственности. Чем большее давление оказывают власти, тем больше методов анонимизации будут использовать борцы с государством и тем быстрее его территориальная монополия будет разрушена. Чего не скажешь про страны, где люди ещё верят в свободу слова.

Комментарий Анкап-тян

Вчера Вэд Нойман выпустил статью, где отвечал на комментарий Лакси Катала по вопросу о тупике по имени жопа: чем легче власть, тем охотнее люди ей отдаются.

Как мы можем видеть, мнения по поводу того, что выгоднее для сторонников полного упразднения государства — открыто репрессивное дискредитирующее себя государство, или же его либерализация, с потенциальным повышением уровня доверия к нему — разделились. Битарх и Лакси Катал считают, что принцип «чем хуже, тем лучше» работает: чем хуже государство, тем проще убеждать людей, что оно не нужно вообще. Я вслед за Вэдом полагаю, что аппетит приходит во время еды, и стоит начать теснить государство, как не захочется останавливаться, особенно если на каждом этапе реформ жизнь реально будет улучшаться. Это особенно актуально в странах, где нет развитой культуры уважения к оппозиции, и противника принято добивать. Начнёт прогибаться государство — и его добьют.

Так что мне кажется странным соображение о том, что если государству для репрессий нужно искать обходные пути, а прямой путь заказан — то это плохо. Наоборот, это лишь повод перекрывать те самые обходные пути. Свобода слова есть — надо использовать её, чтобы прекратить преследование за преступления без потерпевших, вроде хранения детского порно, или употребления наркотиков, а любые трепыхания государства на этот счёт применять для разжигания ненависти к самому этому институту, который вместо того, чтобы пытаться оправдывать своё существование уж не знаю какими полезными вещами, продолжает настаивать на своём праве репрессировать широкий круг лиц по собственной инициативе, без просьбы пострадавших.

Краткая суть нашей дискуссии

Идея национального суверенитета как путь к анкапу

Битарх, Анкап-тян

Заголовок выглядит очень странно, не правда ли? Казалось бы, идея национального суверенитета берёт начало в Вестфальском мирном договоре, когда после Тридцатилетней войны было решено: каждый правитель суверенен на своей территории и сам разбирается со своими внутренними вопросами, а соседям до этого не должно быть дела. Именно Вестфальский мир породил государство современного типа с его территориальной монополией.

Однако к девятнадцатому веку идея суверенитета правителя переродилась в идею суверенитета нации, поскольку власть правителей более не ассоциировалась с божественным правом и была вынуждена оправдывать себя народным волеизъявлением. Ради величия нации оказалось удобно развязывать куда более кровопролитные войны, чем какая-то несчастная Тридцатилетняя война. Бог воевал на стороне больших батальонов, национальные государства старательно укрупнялись, обзаводились колониями — и мир, в общем-то, двигался к тому, чтобы оказаться поделенным между считанными единицами стран, которым далее предстояло столкнуться в последнем и решительном бою, где и определился бы мировой гегемон и образовалась единая мировая держава. По крайней мере, если бы свободный рынок способствовал образованию монополий, именно так бы и произошло. Но вместо этого Первая мировая война привела к развалу четырёх континентальных империй, а после Второй мировой войны колонии принялись отваливаться и у всех прочих великих держав.

В ООН уже официально закреплён равный статус всех стран, а принцип территориального суверенитета оказался официально дополнен прямо противоречащим ему принципом права нации на самоопределение. В сущности, это обесценило вестфальские принципы, и с тех пор число стран в мире продолжает возрастать. Также на мировую арену вернулись старые добрые традиции вторжений ради установления прогрессивных порядков, заменивших не особенно актуальные ныне религиозные войны.

В мире всё ещё намного больше этносов, чем государств, поэтому разваливаться по этническому принципу страны могут ещё довольно долго. Вместе с тем, для людей стимулом к размежеванию становятся не этнические различия как таковые, а прежде всего разница в культурах. Но культурных общностей ещё больше, чем этносов, они возникают и мутируют постоянно.

Простота перемещения людей, товаров, денег и информации приводит к тому, что любые территориальные границы становятся всё более проницаемыми, а само их существование — всё менее осмысленным.

Пока неясно, как скоро и в результате какой цепочки событий мэйнстримом станет представление о праве культур на самоопределение, как это ранее случилось с нациями. Чисто логически же нет никаких оснований, по которым некая группа лиц, выбранная по более или менее произвольному критерию, имеет право на суверенитет, а иная группа лиц или даже вовсе один человек — не имеет.

Этот вопрос довольно подробно разобран в «Этике свободы» Ротбарда, позволю себе небольшую цитату оттуда:

Можно задать более серьезный вопрос: признает ли сторонник доктрины laissez-faire право региона страны отделиться от страны? Законно ли для Западной Руритании отделяться от Руритании? Если нет, то почему? А если да, то тогда каким может быть логическое завершение разделения стран? Не может ли отсоединиться маленький район, затем город и часть этого города, затем жилищный массив, наконец, определенный индивид? Признание какого-либо права на отделение при отсутствии его логического завершения, ограничивающего право на индивидуальное отделение, которое логически ограничивает анархизм, приведет к тому, что индивиды смогут отделяться от государства и нанимать свои собственные защитные агентства, а государство разрушится.

Таким образом, выстраивается чёткая траектория развития общественных отношений: от суверенитета личностей над подданными через суверенитет всё более мелких групп к суверенитету каждой индивидуальной личности, с полным изживанием самой категории подданства. И если некогда лишь несколько сотен человек во всём мире могли заявить, что государство это я, то в обозримом будущем такое сможет с полным правом сказать про себя каждый.

Человек человеку — нация.

В перспективе — более семи миллиардов точек