Как при минархизме и уж тем более полном анкапе будет решаться проблема “федерального флота”?

Эта проблема хорошо просматривается в гражданской войне США, где южане имели более крупную армию, более мощную экономику и больше денег, но они не имели одного: господства на море.

То есть суть проблемы проста: содержание кораблей это адски дорого, дороже всех остальных РВ, и есть большие сомнения, что атомный авианосец сможет содержать всего одна фирма. Если же его будет содержать несколько фирм, велик шанс, что он превратится в “федеральный” авианосец.

Без флота – невозможно обеспечить самозащиту. С флотом – невозможно контролировать контрреволюцию.

Как предлагают бороться с такой проблемой?

P.S. Речь, конечно же, идет о минархизме или анкапе в отдельно взятой стране.

Анонимный вопрос

Во многом этот вопрос напоминает проблему погребания городов под толщей конского навоза с ростом численности населения в конце 19 века. Иначе говоря, проблема относится к одной технологической эпохе, а обстоятельства, для которых предлагается искать решение проблемы – уже к другой.

Протоанкап в Исландии существовал триста лет, а потом сдался государству. Протоминархизм в США существовал, условно говоря, до той самой Гражданской войны, то есть меньше ста лет, а потом с большой кровью был растоптан федеральным центром. Так что, конечно, сама по себе проблема властной централизации не надумана, но в её основе лежит ярко выраженный положительный эффект масштаба при наращивании вооружённости. Если этот эффект пропадает, пропадает и проблема централизации власти.

Сегодня господство на море – сомнительная по эффективности штука. Ну вот есть некий мегабандит, который ограбил своих подданных на настолько астрономическую сумму, что может позволить себе мегафлот, превосходящий по силе все прочие флоты. Какой с этого профит? Возможность обеспечить эффективную морскую блокаду любой выбранной приморской территории? Возможность контролировать небо над любой территорией в пределах досягаемости палубной авиации? А как эти возможности конвертируются в деньги? Для мегабандита как некоей цельной сущности – почти никак. Эти расходы никогда не отобьются, и военно-морские мускулы служат бандиту почти исключительно для украшения.

Другое дело, что мегабандит – это умозрительная сущность, по факту же решения принимают конкретные люди, и им-то важно не то, какой доход получит мегабандит, а какой доход получат лично они – за счёт снижения общей эффективности мегабандита. Опять же, если вместо увеличения собственной эффективности уменьшать эффективность других, то это тоже вполне себе действенная стратегия того, чтобы оставаться самым крутым, пусть даже и ценой сокращения своих возможностей в абсолютном выражении, и мегабандит действительно может вполне рационально действовать, исходя из этой крайне умной стратегии “умри ты сегодня, а я завтра”.

Как условное анкап-сообщество могло бы предотвращать подобные дебильные атаки со стороны этих атавистических хищников? Во-первых, как нам показал эпизод с крейсером Москва, противокорабельные ракеты довольно эффективны против флота при существенно более низкой цене. Во-вторых, уничтожение отдельных функционеров режима обычно ещё дешевле, чем уничтожение тысячетонных лоханок. В-третьих, идея национального государства всё менее популярна, а с ней падает популярность и у патриотизма, что выражается, в частности, в нежелании служить в армии. В итоге сегодня у стран даже с огромными военными бюджетами серьёзный некомплект живой силы. Уже сегодня флот трудно комплектовать, а когда ситуация разовьётся до такого уровня, что на Земле уже появятся первые значимые территориальные анкап-сообщества, ситуация станет для этатистов ещё более удручающей.

Да, лошади не уступят автомобилям в одночасье, но города уже не будут погребены под навозом, тренд переменился. Конфликты будут становиться всё более рыночно обоснованными, а это означает минимальные затраты при максимальной эффективности. Не до авианосцев.

Моразаноград и Монтелиберо

Недавно прочитала на дружественном сайте panarchy.ru интересную статью Спенсера МакКаллума с занудным названием Предприятие общины: рыночная конкуренция, земля и окружающая среда. Разместивший эту статью Алексей Коршунов утверждает, что на принципах, описанных ней, работает одна из трёх частных контрактных юрисдикций в Гондурасе, Сьюдад Моразан, которую он на русский манер называет Моразаноградом, и в которой он, так уж получилось, оказался первым жителем. (Кстати, не так давно он надонатил себе на билет до самой известной гондурасской ZEDE по имени Проспера, доехал туда, а после выложил отчёт о положении дел в этом флагманском проекте)

Вкратце, статья МакКаллума содержит следующие идеи. Стоимость участка земли можно определить как сумму внешних эффектов, направленных на этот участок от всех остальных объектов собственности. Если владелец земли отделён от её непосредственного использования и сдаёт её в аренду нескольким арендаторам, он обычно крайне заинтересован в максимизации арендной платы, а потому имеет рыночные стимулы к созданию для арендаторов максимально благоприятной среды. По этой причине, утверждает автор, там, где земля занята индивидуальными жилыми домами или, того хуже, многоквартирниками, в которых квартиры находятся в собственности жильцов, каждый владелец максимизирует собственное удобство проживания, а вот там, где значительные площади сдаются в аренду многочисленным съёмщикам, начинает цвести буйное разнообразие способов использования этих площадей, от кафешек и лавочек до коворкингов и лабораторий. Задача же администратора того или иного бизнес-центра в основном сводится к тому, чтобы обеспечивать арендаторам коммунальные услуги и минимизировать трения между арендаторами и государством. Этакое крышевание здорового человека.

Моразаноград призван обеспечивать своим резидентам максимально возможную для Гондураса безопасность, приемлемые условия жизни и место для заработка. При создании посёлка Монтелиберо мы не вполне следуем изложенным в статье рекомендациям: вместо того, чтобы оставить всю землю в собственности фонда, застроить её централизованно и сдавать резидентам только в аренду, мы накромсали примерно две трети на маленькие частные ломтики под самостоятельную застройку, а вот остальное действительно оставлено под сдачу. Таким образом, у нас должен получиться натурный эксперимент, какая из концепций работает лучше. В любом случае пока мы находимся ещё на стадии закладки централизованной инфраструктуры, примерно как Моразаноград, разве что забор вокруг посёлка не строим, потому как Черногория это не то место, где следует опасаться соседей.

Милые сердцу строительные моразаноградские хлопоты, нам это всё ещё предстоит

Рутинизация кошмара

Война в Украине вступила в затяжную стадию, и начинает понемногу уплывать из текущей повестки. Самое неприятное, во что это может вылиться:

  • Фронт стабилизируется, стороны окапываются, потери становятся ниже;
  • Российская экономика медленно деградирует под санкциями, но политическое устройство оказывается достаточно прочным, и развала государства не происходит;
  • Украинская экономика медленно деградирует под обстрелами, в стране остаются фактически только те, кто воюет, и те, кто обслуживает войну, большая часть оставшихся либо рассеивается достаточно далеко от линии фронта, либо покидает страну, а покинув, понемногу привыкает к новому месту жительства;
  • Русские, не успевшие свалить из РФ на раннем этапе войны, постепенно теряют возможность это сделать: им нигде не рады, у них не остаётся денег на билеты, да и рейсов за границу не станет. Волей-неволей они затягивают пояса и начинают выживать;
  • Кстати, насчёт пополнения армии РФ пушечным мясом в этом сценарии можно не беспокоиться: достаточно давать семье призывника армейский паёк, и немедленно лишать его, как только призывник дезертирует или сдаётся в плен. Сын в армии – родители сыты. На такую сделку многие будут готовы пойти.
  • И так продолжается годами.

До некоторой степени этому сценарию может помешать открытие новых очагов напряжённости вокруг РФ: остатки российских войск начнут выдавливать из Приднестровья и с Кавказа, РФ попытается действовать на всех фронтах и всё-таки надорвётся относительно быстро. Однако не стоит надеяться только на помощь Азербайджана, Молдовы и Грузии. Лучше всё-таки продолжать подталкивать РФ к быстрому военному поражению и политическому развалу прежде всего силами русских.

Поначалу я предлагала исключительно травоядные меры вроде сожжения военкоматов. Это наводит хаос в системе мобилизации войск, не влечёт сопутствующих жертв, эффектно выглядит и оказывает вдохновляющий эффект на любого сторонника свободы. Сейчас, однако, вижу, что много где пошли дальше: поступают сведения о саботаже на железных дорогах. Опять же без человеческих жертв. Уничтожаются релейные шкафы, которые, как я поняла, служат для диспетчеризации грузов. То есть пропускная способность дороги резко уменьшается, но поезда с рельс не сходят. В сети циркулирует масса иных разной степени остроумности предложений по саботажу, но по большей части он сводится к провоцированию сбоев в системе снабжения войск.

Нас же куда больше интересует развал страны. И вот тут мне очень сложно придумать какую бы то ни было политическую деятельность в РФ, которая позволила бы либертарианцу остаться в белом пальто. Предлагать упрощение ведения бизнеса и снижение налогов? Топить за упрощение оборота гражданского оружия? Призывать к полному переходу на высокопрофессиональную контрактную армию? Вы серьёзно? Сейчас? В России? Честно говоря, сейчас, наоборот, имело бы смысл во всём поддерживать коммунистов. Даёшь полную национализацию промышленности! Ограничение цен! Ограничение экспорта товаров за пределы региона их производства! Заменим Набиуллину на Глазьева! Айтишников – к станкам! Чего бишь там они ещё хотят? Пусть получат. А то потом опять будут обвинять капитализм в том, что довёл страну до ручки. Нет уж, пусть развалится при Глазьеве.

Так что, ей богу, я не могу придумать сегодня для российских либертарианцев более достойной цели, чем уехать как можно быстрее из РФ и оставить страну на растерзание левакам. Как завещала Айн Рэнд. Как предлагал либертарианцам Навальный. Расправьте плечи.

Извините за выбор иллюстрации из популярного аниме Атака титанов…

Отличия между чикагской и австрийской школами

Сегодня наткнулась у Золоторева на перевод статьи об отличиях подходов чикагской и австрийской экономических школ. Автор ссылается на некую дискуссию по поводу этих различий, которую он вёл по переписке. Я подозреваю, что во многом эта дискуссия была вызвана статьёй Дэвида Фридмана, где он обстоятельно рассуждает об этой самой разнице в подходах. Он сослался на неё у себя в фейсбуке, и потом ещё несколько раз там же обращался к этой теме. А началось это (не исключаю) с моего вопроса о том, чем его не устраивает АЭШ – в онлайн-интервью, которое он давал русскоязычным читателям в честь выхода русских переводов Механики свободы.

Короче говоря, если у публики есть интерес, могу заняться переводом фридмановской статьи, а также отдельных более или менее содержательных реакций австрийцев. Интерес буду, разумеется, измерять в количестве донатов, которые в ближайшее время поступят. Для меня тут также есть интерес, потому что меня очень интересует фридмановский экономический анализ права, на котором я во многом планирую основывать вторую часть своей книжки про анкап, и мне хочется иметь более чёткое представление о том, насколько все эти соображения совместимы с АЭШ.

Не является ли треспессингом пролёт на летательном аппарате над принадлежащей другому человеку территорией при анкапе?

Нужно ли у них просить разрешение перед полётом? Необходимо ли как-то амортизировать для находящейся под летательным аппаратом собственности людей риск падения самолёта на них и как-то компенсировать шумность двигателей/пропеллеров? Какова твоя личная/монтелиберо/черногорская позиция по этому вопросу?

L29Ah (вопрос сопровождается донатом в размере 0.012345678901 монеро)

Мне нравится, как разбирает этот и многие другие вопросы Дэвид Фридман (простите, что все уши уже вам им прожужжала). Совсем подробно он разбирает тему в книге Порядок в праве. Я пока одолела её примерно на треть. Существенно более конспективно – в одной из глав Механики свободы. Там также в качестве основы для рассуждений используется экономический анализ права. Это часто позволяет довольно чётко обобщать те частные ответы, которые мне время от времени приходится давать.

Если совсем вкратце, то чем меньше транзакционные издержки при предполагаемых сделках покупки прав на действия, нарушающие чужие интересы, тем удобнее признавать за собственниками право на запрет таких действий. Надо будет – потенциальный треспассер купит право на проход. А чем больше транзакционные издержки, тем более удобной оказывается процедура судебного урегулирования таких кейсов через иски о возмещении ущерба. Никто не определяет конкретную пороговую высоту, на которой можно летать над чужой собственностью, но если полёт причинил ущерб, то его придётся возмещать по суду. Достаточно высокие (чтобы, по крайней мере, не врезаться в неровности рельефа в штатном режиме, и не пугать диким воем движков) полёты над чужой территорией – это однозначно второй случай, добыть разрешение на полёт от всех собственников, над чьей территорией он может произойти – нереальная задача.

Конкретно в Черногории существует государственное лицензирование ввоза в страну дронов, какие-то ограничения по массе, запрет на полёт выше какой-то там высоты и прочие высокоумные ограничения, которые где-то удаётся обойти, а где-то это оказывается слишком дорогим, и проще оказывается смириться с тем, что такая-то область применения дронов слишком хлопотна, чтобы системно этим заниматься. Разумеется, нам в Монтелиберо представляется желательной полная отмена всех этих регуляций, потому что с дронов как минимум можно делать красивые фоточки, а это нам полезно для рекламы проекта. Но, разумеется, хозяин дрона должен быть готов к тому, что если уж его дорогая игрушка упала на чужом участке, то он вполне может её лишиться. Хозяин участка не несёт ответственности за то, что на упавший дрон наступит корова, или его малолетний сын решит с этого неожиданного подарка что-то отломать. Он даже не обязан пускать хозяина дрона на свою территорию – вот тут уже действует право запрета, потому что транзакционные издержки на то, чтобы купить право прохода, невелики.

Вот мы сняли с дрона наш участок, но при этом потребовалось летать и над соседями

Цикл с положительной обратной связью, плодящий неравенство. Страшно.

Посмотрела беседу Григория Баженова с представителями Европейского университета по теме неравенства.

Сделала я это далеко не сразу после выхода ролика, потому что тема представлялась мне скучной и левацкой, ежу ведь понятно, что если неравенство вызвано перераспределением через грабёж (например, налоги) и принуждение (например, регуляции) – то можно выступать и против следствия, но полезнее было бы устранить причины. А если неравенство вызвано тем, что люди добровольно несут больше денег Алисе, чем Бобу, то можно лишь порадоваться за Алису и поразмышлять, нельзя ли что-то перенять из её практик, чтобы и нам доставалось побольше. Но потом случилось немножко свободного времени, глянула, и не пожалела.

Там, где перечислялось, что вот есть неравенство по доходу, а есть неравенство по богатству, а есть неравенство по числу конечностей – это не слишком интересно. Меня зацепил один конкретный сильный тейк, который и хотелось бы обсудить – касательно неравенства, вызванного разницей во временном предпочтении.

Содержание его примерно следующее. Если у одного экономического агента более низкое временное предпочтение, и экономические агенты могут ссужать друг дружке под процент, то при прочих равных стартовых условиях на длинной дистанции он посадит всех экономических агентов с более высоким временным предпочтением в долговую кабалу, с дальнейшей перспективой голодной смерти. Это, понятно, математическая модель, однако мне немедленно вспомнились исторические прецеденты.

Античные Афины были образованы союзом осевших в Аттике ионийских племён, с исходным довольно высоким уровнем равенства. Со временем, однако, расслоение между гражданами увеличивалось, и одни постепенно попадали в долговую кабалу к другим. Это приводило к гражданским волнениям, и вот в результате реформ Солона все старые долги были принудительно прощены, произведён передел земли, долговое рабство запрещено. То есть рыночек – за счёт разницы во временном предпочтении – привёл к крайне неприятным последствиям, которые затем исправлялись сугубо этатистскими методами.

Освобождение крестьян при Александре Втором в Российской империи дало примерно равные стартовые условия для всех членов той или иной крестьянской общины. Однако, опять же, разница в предпринимательских способностях и во временном предпочтении за полвека привела к расслоению от кулаков до батраков, где последние лишились средств производства и часто оказывались в кредитной кабале. Потом была гражданская война, а вслед за ней полный передел имущества и списание старых долгов.

Спрашивается: что может противопоставить этому механизму анархизм свободного рынка в современных технологических условиях? Потому что если мы дадим ответ “ничего”, это будет означать нежизнеспособность анархической модели – ей на смену непременно придёт что-нибудь гораздо более левое, после чего как минимум будет проведён передел собственности и списание долгов, а как максимум успешных предпринимателей и их наследников развешают на фонарях.

Посмотрим, какие механизмы предоставлял свободный рынок для противодействия упомянутому эффекту в двух предыдущих примерах.

Становиться безземельным, продавать своих домочадцев и себя самого в долговое рабство было в античном полисе не единственным вариантом развития событий для землевладельца с более высоким временным предпочтением или ещё по какой-то причине менее конкурентоспособного. Ещё по мере накопления таких людей полис выводил колонии. Там малоземельные колонисты на родине получали куда более значительные участки, а с ними и новый шанс на процветание. Такой экстенсивный путь решения проблемы неравенства привёл к колонизации эллинами всего Средиземноморья. Далее между колониями возникло разделение труда и завязалась оживлённая торговля. Теперь вместо обработки клочка земли наш афинянин мог заниматься, допустим, лепкой амфор или шитьём парусов – это также давало ему новый шанс на процветание.

Аналогично, становиться батраком не было единственной опцией для незадачливого крестьянина и в Российской империи. Он мог стать колонистом и переехать в Сибирь, или же переехать в город и стать рабочим. В условиях более свободного рынка в США урбанизация поглотила огромное количество бывших фермеров без всяких революций, а оставшиеся стали обрабатывать куда более серьёзные площади при помощи куда более серьёзной техники, поставляемой им благодаря куда более высокооплачиваемому, нежели батрацкий, труду их бывших бедных соседей.

Так что я полагаю, анархическое общество при свободном рынке сумеет избежать сценария, заложенного в математической модели с разными временными предпочтениями, но неизменными рыночными условиями. Если появление новых рынков не сдерживается законодательно, то обладатели более высокого временного предпочтения как раз будут стремиться воспользоваться новыми возможностями и получить шальную прибыль – а обладатели более низкого будут сидеть в надёжном, но относительно низкомаржинальном бизнесе, и всем будет относительно неплохо. Второй фактор, ослабляющий межвременное неравенство – это личная свобода. Ты не член общины. Ты не собственность главы семьи, который может продать тебя в рабство, чтобы выплатить долг. Ты самопринадлежен, у тебя собственное временное предпочтение, собственные склонности и таланты. Не пропадёшь. Во всяком случае, ты не обречён пропасть, и пусть страшная математическая модель тебя не пугает.

Как вы относитесь к Ватоадмину и его критике АЭШ?

В один из стримов он говорил с собеседником, что экономические школы нерелевантны, и всё лучшее от школ внедрено в мэйнстрим. Согласны ли? Не слишком ли он растолстел?

P.S. Жаль, что сайт слетел. Надеюсь, что у вас все хорошо. С криптой не разобрался, но как-нибудь задоначу.

Какой то казах

Спасибо за экспликацию из Ватоадмина, потому что отсматривать его стримы в поисках конкретных цитат я бы поленилась. Что касается толщины, то до Кахи Бендукидзе ему далеко ещё, пусть дальше старается.

Ну а теперь по основной части вопроса.

Экономический мэйнстрим сегодня, действительно, давно не является какой-то цельной теорией. Это просто набор воззрений на экономику, каждое из которых не воспринимается экономистами, как полная дичь. При этом все вместе они вполне могут быть внутренне противоречивы – на это экономист скажет, что каждый из экономических инструментов имеет свою область применения, и это совершенно нормально – а задача экономики как раз и сводится к тому, чтобы изучать, когда что лучше применить мудрому регулятору.

Австрийская школа – действительно часть мэйнстрима. Она в основном описывает то, как именно ведут себя экономические агенты на свободном рынке, а также с брезгливым любопытством показывает, какие искажения вносятся тем или иным принуждением. Мэйнстрим также описывает, как ведут себя экономические агенты на свободном рынке (и часто делает это при помощи аппарата, выросшего из австрийской школы), а дальше утверждает, что рыночек можно и нужно регулировать, делается это так-то, с такими-то целями, и даёт такие-то результаты. Или не даёт, в этом случае надо изучить, что пошло не так, и в следующий раз внести в экономическую политику коррективы.

Что касается нелюбви австрийцев к использованию математического аппарата для описания сложных явлений, то я бы объяснила это примерно так. Мэйнстримщик невозмутимо подсчитает, сколько тел людей и сколько тел лошадей нужно белому ходоку для выкладывания узора на снегу, сколько он потратит на это времени и на сколько понизится температура в лесу в результате исполнения этого ритуала. А австриец просто постулирует, что белые ходоки зло, которому не место в лесу, и ему не потребуются для этого математические модели.

Ну вот как, скажите, порядочному экономисту не презирать подобное чистоплюйство?

Хищные вещи века и их цифровое бессмертие

Я как-то под настроение написала короткую рецензию на три книжки Стругацких, в числе которых были Хищные вещи века. Там в книге в числе прочего описывался некий тайный орден меценатов, находивших удовольствие в том, чтобы добывать из музеев какие-нибудь шедевры, а после в торжественной обстановке тайно их уничтожать. Стругацкие умудрились в шестидесятые годы прошлого века довольно неплохо предсказать современное общество. И вот вчера на канале MyGap я наткнулась на почти буквальное воплощение в нашем мире того самого ордена меценатов.

Блокчейн-компания в прямом эфире сжигает картину стоимостью 95 тысяч долларов. В чём отличие от предсказанного советскими фантастами? Да в том, естественно, что картину компания честно купила, и ей не было нужды сжигать её втайне, напротив, это стало публичной акцией. Что поделать, имея удивительное чутьё на общественные тенденции, Стругацкие умудрялись здорово плавать в экономике.

Сжигание картины с последующим выпуском уникального токена, содержащего её цифровую копию и обозначающего право собственности на неё, демонстрирует, как из редкости появляется ценность. Если бы токен был привязан к неуничтоженной картине, то его можно было бы выкинуть, и обходиться фактическим владением картиной, без всякого сертификата. Именно тот факт, что токен остался один-одинёшенек, и придаёт ему ценность, а без этого он был бы ненужной биркой.

Я легко могу понять, как же от всего этого рвёт шаблон у адептов материального производства, которые уверены, что человечество пало жертвой цифровых обманок. Но ничего не попишешь: в самих по себе вещах субстанция ценности не содержится. Ценность – в сознании. А сознание переменчиво, быстро теряет интерес к рутине, цепляется за всё свежее, редкое и необычное. Чем сознание изощрённее, тем ему сложнее это редкое найти. Чем общество изобильнее, тем сложнее поманить сознание призраком дефицита, чтобы намекнуть на то, что вот эта вот сущность редка и ценна. Так мы дожили и до меценатов. Что там у Стругацких дальше по плану? Слег?

Немного экономического ликбеза в миленькой анимации

Как считаешь, насколько полезно это дело перевести на русский?

L29Ah

Там кое-где довольно большой объём текста, так что одними субтитрами вряд ли получится справиться, придётся перерисовывать картинки. Но ролики действительно приятные, будет здорово, если кто-нибудь возьмётся. Два первых выкладываю, как есть, а вот третий, про кейнсианство, один из моих постоянных читателей и донатеров, Виктор Пархомец, некогда успел снабдить русскими субтитрами.

С какого боку грызть Темасек?

После публикации вчерашнего поста я встретила интересное возражение Антона Епихина, ведущего канала RLN.Today. Он утверждал, что моя идея о приватизации прибыльной госкомпании – не самое лучшее, что можно сделать для упразднения государства. Вкратце, рассуждения таковы. Люди привыкли к тому, что есть некоторый набор поставляемых государством общественных благ, и отказ государства их поставлять вызовет широкое возмущение, а потому ситуацию быстро откатят назад. Поэтому чисто политически довольно сложно отнять у государства какие-нибудь привычные функции вроде полиции или судов, даже если оно поставляет эти услуги дорого и очень низкого качества. Зато можно попытаться продать гражданам идею того, чтобы эти услуги оказывались акционерными обществами, где акционерами являются все граждане. Но АО “Суд” тоже не самая очевидная идея. Однако если начать с государственной инвестиционной компании, то почему бы и нет, такой вид госсобственности уж точно не является обязательным, и идея передачи его гражданам будет иметь успех. Вместо того, чтобы продать её с аукциона частным лицам, с последующим распределением между гражданами выручки, можно распределить поровну между гражданами акции компании. Компания после смены номинальных владельцев продолжит работать в прежнем режиме, просто вместо выплаты дивидендов единственному акционеру – государству – будет выплачивать их новым акционерам – гражданам.

Я на это резонно возразила, что не всё ли равно. Люди, получив акции, всё равно будут дальше сами решать, что с ними делать – держать, продавать или скупать у других для получения крупного пакета. С таким же успехом можно было сперва продать желающим, а потом пусть пускают выручку, куда хотят. Но нет, – отвечает Антон, – разница есть. Убедившись на примере высоколиквидных активов государства, что их можно передать в собственность граждан, граждане войдут во вкус и с большей вероятностью через какое-то время потребуют повторить эту операцию и с другими активами, в том числе с армией и полицией. А если бы инвестиционную компанию просто продали и раздали деньги, то про другие госструктуры будет гораздо легче сказать, что вы не понимаете, это другое, и это другое мы будем финансировать из налогов.

Мне всё ещё кажется, что особой разницы нет. Точнее, её нет с точки зрения экономики, а какое именно решение с точки зрения психологии и политической риторики будет легче продать людям, и за каким с большей вероятностью последуют дальнейшие шаги по разгосударствлению общества – это мне сложно сказать. Так что просто описываю эту точку зрения, возможно, она действительно справедлива, и тогда присутствующие среди моих читателей сингапурцы, конечно же, должны настаивать именно на таком варианте реорганизации Темасек Холдингз.