Хищные вещи века и их цифровое бессмертие

Я как-то под настроение написала короткую рецензию на три книжки Стругацких, в числе которых были Хищные вещи века. Там в книге в числе прочего описывался некий тайный орден меценатов, находивших удовольствие в том, чтобы добывать из музеев какие-нибудь шедевры, а после в торжественной обстановке тайно их уничтожать. Стругацкие умудрились в шестидесятые годы прошлого века довольно неплохо предсказать современное общество. И вот вчера на канале MyGap я наткнулась на почти буквальное воплощение в нашем мире того самого ордена меценатов.

Блокчейн-компания в прямом эфире сжигает картину стоимостью 95 тысяч долларов. В чём отличие от предсказанного советскими фантастами? Да в том, естественно, что картину компания честно купила, и ей не было нужды сжигать её втайне, напротив, это стало публичной акцией. Что поделать, имея удивительное чутьё на общественные тенденции, Стругацкие умудрялись здорово плавать в экономике.

Сжигание картины с последующим выпуском уникального токена, содержащего её цифровую копию и обозначающего право собственности на неё, демонстрирует, как из редкости появляется ценность. Если бы токен был привязан к неуничтоженной картине, то его можно было бы выкинуть, и обходиться фактическим владением картиной, без всякого сертификата. Именно тот факт, что токен остался один-одинёшенек, и придаёт ему ценность, а без этого он был бы ненужной биркой.

Я легко могу понять, как же от всего этого рвёт шаблон у адептов материального производства, которые уверены, что человечество пало жертвой цифровых обманок. Но ничего не попишешь: в самих по себе вещах субстанция ценности не содержится. Ценность — в сознании. А сознание переменчиво, быстро теряет интерес к рутине, цепляется за всё свежее, редкое и необычное. Чем сознание изощрённее, тем ему сложнее это редкое найти. Чем общество изобильнее, тем сложнее поманить сознание призраком дефицита, чтобы намекнуть на то, что вот эта вот сущность редка и ценна. Так мы дожили и до меценатов. Что там у Стругацких дальше по плану? Слег?

Всего комментов: 8

  1. Я легко могу понять, как же от всего этого рвёт шаблон у адептов материального производства, которые уверены, что человечество пало жертвой цифровых обманок.

    А если убить человека и оцифровать его в блокчейн — он будет жить вечно?

  2. Но ничего не попишешь: в самих по себе вещах субстанция ценности не содержится. Ценность — в сознании.

    Уничтожил тонну сыра в Италии. Записал цифровую копию в блокчейн. Передал токен жителю России. Импортозамещение побеждено! Производители российского сырозаменителя разорились!

    • Забавный аргумент, будто судорожный поиск сторонника «физической ценности» за что бы еще зацепиться. Смотрите, физиологические удовольствия и жизнь (пока еще) не заменить цифровыми копиями. Но только то, что «рай умещается в пакетике» — это уже в прошлом веке до распространения интернета и блокчейна было сказано.

      • Смотрите, физиологические удовольствия и жизнь (пока еще) не заменить цифровыми копиями.

        Школьник долго играет в онлайн-игру, нейросети обучаются играть как он, на 100% точно имитируя игру этого школьника. Бабушка запретила школьнику играть, но вместо него играет компьютер, используя цифровую нейронную копию и никто не может заметить подмену. Можно ли сказать, что этот школьник продолжает играть и бабушка не смогла ему помешать?

        Но только то, что «рай умещается в пакетике»

        Ты наркоман?

  3. Тут уничтожение не ради редкости токена, а ради демонстрации превосходства NFT на физическими объектами.

    • А чем NFT лучше физического объекта? И чем обычная цифровая копия картины — фотография, которую может скопировать любой желающий хуже токена NFT?

    • А если «сжечь» 1 биткойн и выпустить NFT-токен он будет взаимозаменяем с 1 биткойном? Все желающие купить биткойн согласятся купить этот токен вместо биткойна по цене биткойна?

  4. Хотелось бы объясниться. Именно по той причине, что никакой субстанции ценности не существует, её нельзя просто взять и перенести с материального носителя на цифровой, если уничтожить материальный, предварительно выпустив уникальный цифровой токен, соответствующий уничтоженному материальному носителю. Ценность в головах, и нужно не только сохранить редкость, но ещё и убедить людей в том, что новый, столь же редкий объект, выпущенный взамен старого, как минимум столь же ценен для них.
    В случае с предметом искусства таким актом убеждения оказывается ритуал сожжения, который показывает, что происходит нечто значительное, историческое событие, свидетельство которого навсегда запечатлено в токене, и это столь же или даже более значимо, чем лист картона, ценность которого также заключена в тех впечатлениях, которое производит изображение на этом листе.
    Но если поставить сожжение на поток, то это обеспечит масштабный выпуск однородных впечатлений. Скорее всего, это вызовет уменьшение ценности соответствующих токенов. Может быть, хотя не обязательно, это снижение ценности коснётся и самого первого полученного подобным образом токена, хотя он всё-таки будет нести некоторый дополнительный отпечаток уникальности.

    Что касается уничтожения сыра с последующим выпуском токена на этот сыр — то создателю токена придётся здорово попотеть, выдумывая ритуал, который вызовет у потенциальных покупателей токена переживания, ценимые ими больше, чем цена тонны сыра.

    Что касается уничтоженного биткоина, то подобные попытки были. Проходили раздачи токенов ripple в обмен на proof of burn биткоинов. И обмен между эфиром первой и второй версии, по слухам, происходит по такой же модели. Но я не вникала, могу пересказывать некорректно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.