Деньги, продолжение дискуссии

Я благодарна Григорию Баженову за продолжение дискуссии про будущее денег. Кросс-посты в телеграме это несколько аутичный формат ведения беседы, но что поделать, особенности площадки.

Потребительская инфляция в США.

Вот моя цитата из нашей дискуссии в комментах на ютубе:

Если люди сидят по домам на карантине, то производство потребительских товаров и услуг так или иначе сократится. Между тем, правительствам предлагается субсидировать людям выпадающие зарплаты, то есть деньги на поход в магазин у них будут, а товары там будут появляться в меньшем количестве. То есть либо правительство регулирует цены, как уже анонсировало в России, и получает дефицит, либо не регулирует, и получает рост цен.

Через некоторое время я читаю в посте авторитетного американиста Дудакова:

Сбываются прогнозы экономистов, которые предрекали, что после эпидемии США и другие западные страны впервые за 40 лет ожидает скачок потребительской инфляции.

Скачок цен на мясо шёл там в качестве иллюстрации, но проблема куда шире. Я не читала упоминаемых Малеком прогнозов экономистов, и свой прогноз делала на основе простейшей логики. Правда, я думала, что правительства стоят перед дилеммой — регулировать цены или смириться с их ростом. Оказалось, что Трамп прибег к третьей опции — прямое директивное управление производством.

Впрочем, предполагаемое быстрое восстановление экономики развитых стран скорее всего приведёт к тому, что и цены на временно недопроизводимые потребительские товары вернутся к значениям, близким к докризисным. Так что по этому малопринципиальному вопросу я не вижу большого смысла долго дискутировать.

Роль биткоина

Мой изначальный вопрос к Григорию формулировался так:

Как будет вести себя экономика, в которой параллельно в сопоставимых масштабах ходят деньги, создаваемые в банковской системе с частичным резервированием, и деньги, частичного резервирования не предусматривающие?

Я не экономист, и мне было интересно узнать мнение профессионалов о том, как бы выглядело поведение системы с предложенными параметрами. Увы, вместо ответа я получила уверения в том, что капитализация биткоина сегодня слишком мала, волатильность слишком велика, в качестве денег его использовать нельзя, в качестве защитного актива он плох и так далее. Короче, мне рассказывали про сегодняшний биткоин, а не про гипотетическую ситуацию, в которой его капитализация уже достигла значений, сопоставимых с денежной массой мировых резервных валют, или хотя бы золота.

Ну а пока что — да, я полностью согласна с тем, что биткоин волатильнее золота, что это плохой защитный актив, и что его ликвидность ниже, чем у доллара (хотя на мировом рынке ликвидность биткоина куда выше, чем у российского рубля). На сегодня роль биткоина — это в меньшей степени инструмент для краткосрочных спекуляций, и в большей степени — инструмент для долгосрочных инвестиций. Тому, кто купил биткоин пять лет назад, не так уж важно, насколько сильно скачет сегодняшний курс, потому что он давно и прочно в плюсе. Аналогично, сегодняшнему покупателю не так уж важно, по какой цене покупать, если он собирается удерживать биткоин в течение хотя бы пяти лет. Он в любом случае будет в плюсе. Если Григорий не согласен с этим утверждением, интересно было бы почитать его доводы.

Впрочем, даже в той маловероятной ситуации, при которой долгосрочный тренд валютной пары BTC/USD из растущего превратится в горизонтальный или даже падающий, биткоин сохраняет свою значимость как цифровой пиринговый кэш, то есть ценность, которую можно передавать из рук в руки по каналам связи без использования таких ненадёжных посредников, как регулируемые государством банки или системы переводов. Однако мой вопрос к Григорию касается только той гипотетической ситуации, когда капитализация битка и объёмы торговли за него уже значительно выросли — а не сегодняшней картины, которую мы и так уже знаем.

Необеспеченные обязательства и частичное резервирование

Отдельной строкой идёт пост Артёма Северского о том, что деньги это анти-товар, и что выдача кредитов из собственных сбережений неэффективна, куда разумнее выдавать кредиты деньгами, которые создаются из воздуха. Я не вижу смысла запрещать кому-либо давать другим необеспеченные обязательства, мне вполне достаточно того, чтобы обеспеченные и необеспеченные обязательства было невозможно перепутать, а дальше пусть себе работают рыночные механизмы.

Так, я могу использовать в расчётах биткоины, и если я получаю биткоиновый кредит, то лишь благодаря тому, что кредитор действительно имел эти битки на руках перед тем, как любезно прокредитовать меня. А могу выпустить собственные анкап-токены, привязать их цену к одной статье на заказ — и продавать всем желающим в обмен на потребительские блага токенизированные обязательства по созданию текстов. Это будет необеспеченным обязательством, но при чём тут частичное резервирование? Частичное резервирование — это если некто купит сотню моих токенов и выпустит тысячу своих, с обязательством по первому требованию поменять их на мои.

Франклин смотрит на цыганский физический биткоин как на необеспеченное обязательство

Взлёт битка

Я редко сама инициирую публичные дискуссии, куда чаще публикую реакцию на собственные тексты и ответы на эти реакции. Но вот сравнительно недавно не удержалась. В видео Money printer go brrr на канале FuryDrops Григорий Баженов попытался достаточно популярно изложить азы макроэкономики касательно денежной массы, работы денежного принтера и денежного шредера. Из ролика выходило, что выбрасывание федрезервом триллионов в экономику не приведёт к инфляции, а лишь компенсирует уменьшение мультипликатора.

Я поинтересовалась в комментах, как на всю эту модель повлияет наличие такого фактора, как биткоин, где пользователь сам выбирает, работать ему в рамках полного резервирования, или обращаться к централизованным посредникам, у которых размер мультипликатора может быть больше единицы. Также предрекла в США потребительскую инфляцию. Дискуссия была довольно длинной, лучше посмотрите сами тред под роликом. Там Григорий Баженов и Артём Северский возражали как насчёт применимости биткоина в качестве денег, так и насчёт того, что в сжимающейся экономике США возможна инфляция. Артём даже написал отдельный пост про то, что деньги в принципе по своей природе означают необеспеченные обязательства, и потому могут быть основаны только на частичном резервировании, иначе экономика буксует.

Что мы видим спустя буквально две недели. В США действительно подскочила потребительская инфляция. На вертолётные деньги Трампа люди активно покупали биткоины, об этом свидетельствует красивый график, показывающий долю депозитов размером ровно 1200 долларов (столько заплатили всем гражданам США), пришедших на самую популярную американскую криптобиржу Coinbase сразу после получения гражданами подарков от федерального казначейства.

Наконец, вчера курс биткоина, как и было мной обещано 16 марта, в день падения курса до 4400 долларов, попёр вверх, и если кто не успел за полтора месяца закупиться, им, должно быть, сейчас грустно. Впрочем, время было не самое подходящее для инвестиций.

Наконец, за это время стало понятно, что возлагать надежды на корпоративные криптовалюты, вроде либры или тона, не стоит: они слишком уязвимы перед злой волей регуляторов. Поэтому биткоин всё ещё выглядит безальтернативными деньгами светлого безгосударственного будущего, и мне жаль толковых экономистов вроде того же Григория Баженова, которые сознательно пытаются от этого будущего откреститься: так ведь можно и обнаружить, что тебе там просто не осталось подходящего места.

Нефть, экономика, лимбо

Не успели диванные политологи как следует вникнуть в вирусологию, как уже приходится осваивать премудрости нефтяной индустрии. Я решила не отставать и посмотрела вчера на МБХ медиа рассказ о том, что это было вообще, и что теперь ждать.

Сперва Михаил Крутихин рассказал про то, как майские фьючерсы на WTI достигли дна и принялись рыть вглубь. Этот анекдот уже пересказали множество раз, и конкретно у Крутихина вышло так себе, потому что из его слов выходило, что это не не стоящий внимания пустяк. Однако не вижу оснований для того, чтобы та же самая история не повторилась ближе к концу мая, потому что для её предотвращения нужно, чтобы либо спрос на нефть вырос, либо предложение упало, в противном случае будет даже хуже, чем сейчас, потому что свободной ёмкости в хранилищах через месяц будет ещё меньше.

Следом выступил Григорий Баженов и повторил то, что он уже излагал у себя на канале отдельным роликом — как устроены налоги в российской нефтяной и нефтепеперабатывающей отрасли. Вкратце: нефть может хоть обнулиться, но цена на бензин не дрогнет — весь выигрыш заберёт бюджет. Таким образом, российской нефтепереработке светят простои, а самым слабым игрокам отрасли, то есть частникам без интеграции с нефтедобывающими компаниями — банкротство. Заправки худо-бедно выживут, но в условиях уменьшения пролива будут влачить довольно жалкое существование.

Наконец слово взял Михаил Ходорковский и рассказал о ситуации в нефтедобыче. Согласно подписанным Россией соглашениям ей предстоит снизить добычу на четверть. Если уменьшать добычу аккуратно, стараясь не угробить при этом скважины, получится добиться максимум десятипроцентного снижения. К тому же свободная ёмкость в хранилищах на исходе, экспорт обвалился, так что добычу придётся сворачивать резко, а это значит — необратимо. Заглушенная скважина через пару месяцев придёт в негодность, и для восстановления добычи её нужно будет бурить заново. Но на старых сильно обводнённых месторождениях такое бурение при разумных ценах уже банально не окупится. Так что Россия встаёт перед выбором: или качать нефть, невзирая на соглашения, а потом приплачивать тем, кто любезно согласится её забрать — либо необратимо терять до трети добычи. При этом вполне вероятно, что решение будет приниматься не рыночком, а чисто аппаратно, и кому-то позволят работать, а кого-то пустят под нож.

В связи с этим хочу сделать прогноз. Довольно быстро перед российским руководством встанет очевидное соображение. Если оно хочет, чтобы его нефтянка не сдохла, российская нефть должна покупаться. На экспорт надежды нет, значит, нефть должна жрать российская экономика. Но она не может делать это, сидя на карантине. Значит, в жопу карантин. Разумеется, в качестве официальной причины будет названо что-нибудь другое. Например, «по просьбам трудящихся Северной Осетии». Или «после изучения успешного шведского и белорусского опыта».

Для чего в других государствах людей сажают на карантин? Ради спасения человеческих жизней. Простите, я могу поверить во многое, но только не в то, что для Путина важны человеческие жизни. Так что помечется, помечется, и свернёт всю эту самоизоляцию. Ну, может, кроме Москвы, а то больно зажралась, пусть усохнет малость. Так что готовьтесь к тому, что героическое сидение дома было полностью напрасным: переболеем все, пока не получим стадный иммунитет. Кто-то не выживет. С нашей экономикой и медициной шведский путь изначально был безальтернативным. Что такое это ваше сглаживание кривой? Это известная игра лимбо, когда нужно суметь пройти под планкой. Чем ниже планка, тем сложнее задача. Высота планки определяется уровнем медицины. С российской медициной можно даже не пытаться, нефиг позориться.

Германия сглаживает кривую

Что делать? Я уже посвящала отдельный пост стратегиям в кризис, и придерживаюсь прежних рекомендаций: уход в тень, выстраивание горизонтальных связей, осваивание криптовалютных расчётов, и сведение всего взаимодействия с государством к требованию прямых выплат, снижению налогов, отмене регуляций, сокращению силовиков и так далее.

В каком направлении и какими методами в мире свободных городов / ЭКЮ будет развиваться защита от хакерских группировок?

Ведь найти таких злодеев мало, нужно ещё и принудить их прекратить это делать, а в большинстве случаев, которые я могу представить себе, они будут надёжно защищены своими контрактами.

анонимный вопрос

И в мире, где существует государственная монополия на насилие, и в мире, где энфорсментом прав занимаются частники, и даже там, где, как обсуждалось в недавнем посте, насильственные взыскания крайне ограничены, стратегия борьбы с хакерскими группировками, в общем-то, одинакова: повышать цену атаки.

Чтобы похайповать на модной теме, давайте уподобим деятельность хакерской группировки распространению эпидемии. Можно вкладываться в индивидуальную защиту, можно усложнять передачу заразы, можно отыскать её источник.

Хакерская атака может сразу нанести непоправимый вред. Например, хакер утащил ваши приватные ключи, и ваши биткоины уплыли на чужой адрес. Также вирус может зашифровать ваш диск и потребовать деньги за расшифровку. Если вы пришлёте деньги, то либо данные будут расшифрованы, либо нет, зависит от штамма, которым вы заразились. Также атака может просто причинять заметное неудобноство, если речь, скажем, о DDOS. Ловить хакеров государству долго и дорого, а порог входа на рынок подобных атак не сказать, чтобы очень велик. Частнику отыскание хакера и подготовка доказательной базы также обойдётся недёшево. Таким образом, вряд ли киберэпидемическая обстановка в безгосударственном обществе будет кардинально лучше.

Поскольку цена поимки хакера велика, а вероятность успеха не очень, то тем неудачникам, которые всё-таки попадутся, есть все основания выставлять довольно крупные штрафные санкции, помимо возмещения ущерба. О принципах расчёта штрафов можно почитать в Механике свободы, в недавно выложенной мной Главе 43.

Как быть, если хакер пойман, но изъять у него ничего не выходит? Например, он заявляет, что забыл ключ от кошелька. Легальных оснований применять терморектальный криптоанализ нет, да и он не даёт гарантии результата, ведь ключ и в самом деле может оказаться потерян. В этом случае остаётся лишь повесить на него выплаты в рассрочку, и пусть возмещает по мере появления новых легальных заработков. Ну или, глядишь, решит ускорить процесс, вспомнив ключ.

Конечному пользователю хочется посоветовать скорее методы пассивной защиты и страховку. А непосредственную ловлю хакеров пусть на системной основе оплачивают уже страховые компании, если сочтут это рыночно эффективной мерой.

Биткоин vs фиат при фрибанкинге

Мне всё не даёт покоя, какая валюта одержит верх в условиях свободного хождения валют: гарантированно твёрдая или имеющая центр эмиссии?

Представим условный кейс золота/биткоина против бумажных денег. Бумажные деньги при этом могут выпускаться ЦБ или частным эмитентом (типа МММ) и иметь заранее объявляемую в начале года инфляцию (например 0.5%). Также они смогут храниться на карточках, то есть всё как с долларом, но без обязаловки пользоваться именно им на определённой территории. Сторонники мейнстрима утвержают, что это лучше твёрдых денег (так как меньше кризисов, насколько я смог понять), а я типа отсталый австриец. А мне хочется возразить, что это у них от этатизма всё пошло наперекосяк в современной экономике, а свободные люди пользуются свободными деньгами. В общем мой вопрос: какие деньги победят в условиях свободы, контролируемые группой экономистов или свободные?

К вопросу приложен донат в размере 0.00118933btc

Поскольку вы сторонник АЭШ, то, скорее всего, под инфляцией имеете в виду не «повышение цен», то есть понижение стоимости валюты относительно некоей условной корзины продуктов — а чисто монетарную инфляцию, то есть темп увеличения денежной массы. Для золота в 2017 году инфляция составляла 1,5%. Для биткоина сегодня это 3,65%. Предположительно, он сравняется с золотом по темпам инфляции в 2022 году. Таким образом, гипотетические фиатные деньги с инфляцией 0,5%, которые вы предлагаете сравнить с золотом и биткоином, на первый взгляд выглядят в качестве средства сохранения ценности даже лучше, чем золото или биткоин.

Однако вы не зря упомянули такой параметр, как твёрдость денег. Под твёрдостью мы понимаем эластичность предложения денег в ответ на увеличение цены. Скажем, если цена золота резко возрастёт, то станет выгоднее вкладываться в его разработку на месторождениях, ранее закрытых как убыточные, а то и вовсе в добычу рассеянного золота из морской воды. Таким образом, золото это не очень твёрдая валюта, но за счёт огромного накопленного человечеством запаса золота даже двухкратное увеличение мирового производства этого металла всё равно увеличит его инфляцию лишь до 3%.

Для того, чтобы увеличить предложение биткоинов, необходим хардфорк. Но хардфорк означает разделение цепи и образование двух криптовалют с разным темпом эмиссии. Разумеется, основные майнинговые мощности будут работать на производство менее инфляционного старого биткоина, а форк останется игрушкой спекулянтов, теряя в цене даже сильнее, чем это можно было бы списать на разницу в темпах инфляции. Иначе говоря, можно достаточно уверенно утверждать, что биткоин — абсолютно твёрдая валюта, и нет таких сценариев, при которых в ответ на увеличение цены производство новых биткоинов могло бы вырасти.

Ну а теперь рассмотрим частный фиатный МММкоин. Да, мы знаем, что сегодня темп инфляции составляет 0,5%. Но у нас нет никаких гарантий, что завтра центр эмиссии не решит сделать инфляцию равной 1%, или 10%. Фиат, эмиссия которого централизована — это абсолютно мягкие деньги, поэтому их использование в качестве средства сбережения имеет смысл лишь в случае, когда у инвестора в эту валюту есть основания доверять эмиттеру, что предложение новых денег будет оставаться низким и впредь. Например, он держит условный ствол у его условного виска, но и в этом случае серьёзной проблемой могут оказаться, например, хакеры.

Однако функция сохранения ценности — не единственная задача, которая ставится перед деньгами. Вторая функция — использование денег для расчётов. И здесь у фиата, конечно, все козыри на руках. Технология распределённого реестра, лежащая в основе биткоина, будет уступать технологии централизованного реестра, используемой при фиатных расчётах, по скорости и дешевизне — во всяком случае, на том участке работы, где обслуживаются конечные пользователи расчётной системы.

Разумеется, биткоин-сообщество также решает эту проблему, предлагая использовать такую технологию, как лайтнинг или сайдчейны. Их суть сводится к тому, что некоторая сумма биткоинов в блокчейне замораживается, а взамен ровно та же сумма запускается бегать вне основного блокчейна. Иначе говоря, речь о выпуске фидуциарных средств обращения, и если биткоин это цифровое золото, то лайтнинг или ликвид — это технология выпуска цифровых банкнот.

Что этому может противопоставить централизованный производитель денег? Прежде всего — агрессивный маркетинг. Представим себе, что завтра наступил полный анкап и фрибанкинг, а послезавтра Джефф Безос выпускает фиатный амазонкоин. Он может предложить клиентам своих магазинов скидку в 10% при расчёте амазонами. Он может бесплатно поставлять любым другим магазинам терминалы для приёма амазонов и брать с них за эквайринг меньше, чем виза, а первый год не брать вообще нисколько. Наконец, он может вложить тонны денег в рекламу.

Так что я бы не сбрасывала пока что фиат со счетов, он будет уходить со сцены медленно и величаво, и, скорее всего, в итоге попросту срастётся с криптоэкономикой, превратившись в фидуциарные деньги, обеспеченные биткоином, как когда-то вырос из фидуциарных денег, обеспеченных золотом.


Для более глубокого овладения материалом рекомендую ознакомиться со статьёй «Моделирование ценности Биткоина с учетом ограниченной эмиссии», а также с монографией Саифеддина Аммуса «Биткоиновый стандарт».

Полицейская Россия Настоящего, новый сезон

Государство вчера устроило очередной акт насилия против своих граждан, разграбив штабы Навального, а также дома и квартиры его сотрудников, бывших сотрудников, родственников сотрудников и просто случайно попавших под раздачу лиц.

Вообще, политическая жизнь в стране очень оживилась. Если бы я наблюдала подобное в сериале, было бы ясно, что дело идёт к кульминации, а затем и к развязке. И, конечно, я бы сочла сериал очень странным, если бы, показав события вроде вчерашних, мне бы затем объявили, что это окончательно сломило дух сопротивления, лидеры разъехались, волонтёры вернулись к повседневной мирной деятельности, а тиран мирно правил до самой смерти, передав трон подрастающему сыну, и оставив верного нукера Рамзана при нём регентом. Скорее я бы всё-таки ожидала, что в 2021 году случатся высококонкурентные выборы в Госдуму, на дальних подступах к которым будет крутой замес за допуск несистемных одномандатников, а по итогам парламент приобретёт довольно пёстрый вид, а с ним и определённую субъектность; дальше будут бодания на предмет отмены статьи в законе о выборах, запрещающий Навальному баллотироваться в президенты, отменить её не удастся, и довольно неожиданно для себя в 2024 году при поддержке Навального и бомблении пуканов либертарианцев изберётся Ройзман. Вот это был бы сюжет! Все бы с интересом ждали нового сезона, который бы точно не уступил предыдущему по накалу драматургии.

И хотя для России никто не пишет сценариев, тем не менее без сытости и разрешённости основных внутренних проблем здесь, конечно, не будет никакой унылой полицейской стабильности, как ты штабы Навального не громи, и как Открытую Россию нежелательной организацией не объявляй. Не тот век, не те люди, не те тренды.

Умное голосование показало людям, что их не просто много, а очень много. Это означает, что можно выходить из тени. Так что сейчас время для визуального захвата пространства. Не нужно экстремистских лозунгов, ведь достаточно лишь обозначить позицию, а не растолковывать её, для растолковывания есть защищённые от давления интернет-ресурсы. Вот, например, профессор Соловей предложил продавать массово и недорого копеечные силиконовые браслеты с простой надписью «помощь политзаключённым», а выручку направлять на эту самую помощь. От этого, во-первых, польза заключённым, а во-вторых, такое не стыдно носить, зато стыдно требовать снять, ведь это удостоверение того, что человек лично пожертвовал на помощь тем, кого государство преследует за политические взгляды, пару сотен рублей. При этом в надписи нет ничего экстремистского. Не надо пытаться изобрести единую символику протеста, зачем нам алфавит из одного символа? В конце концов, мы живём в обществе потребления, а значит, будет конкуренция и широкий выбор.

Конечно, будут и выходы на улицу, куда без них, но это разовые рекламные акции протеста, однако для того, чтобы фронда вошла в моду, надо в том числе и носить эти условные шейные платки a la fronde.

Итак, контуры следующего политического сезона я предполагаю примерно такими:

  • Продолжение тренда на нормализацию протеста, повседневная демонстрация своих настроений всем окружающим в виде носимой символики. Протест становится если не престижным, то по крайней мере массово одобряемым.
  • Пристальное внимание свежеизбранным в рамках умного голосования многочисленным упырям и немногочисленным приличным людям. Публичная поддержка любых правильных жестов со стороны избранников, даже если предварительно они находились в категории упырей: дрессировка подразумевает положительное подкрепление.
  • Выезд за рубеж некоторого числа известных оппозиционеров и формирование из них постоянных команд по информационному сопровождению раскачивания лодки. Этого требуют банальные тактические соображения. Ведущий популярного ютуб-канала должен быть всегда онлайн, а не отсиживаться бесполезно в спецприёмнике. Студия должна работать, а не восстанавливаться бесконечно после набегов силовиков. Координация сети должна происходить непрерывно. И так далее. Бояться того, что это негативно скажется на имидже протестующих, уже не приходится: миф про госдеп протух. Никого не парит, что какая-нибудь Медуза базируется в Риге, так почему бы там не обосноваться студиям Навальный.Лайв, МБХ.Медиа и СВТВ? Нельзя быть универсалом в век разделения труда, уличная политика и медийная пропаганда должны быть разделены. Уличный политик должен оставаться гостем стрима, а не регулярным ведущим передачи.
  • Медийный шейминг деанонимизированных силовиков приносит первые плоды — рядовые сотрудники начинают увольняться, начальство начинает извиняться, приказы о насильственном подавлении уличных акций время от времени начинают исполняться без энтузиазма.
  • Украина демонстрирует значимый экономический рост на фоне российской стагнации. Российские граждане начинают хотеть, как на Украине.
  • Шарахает давно ожидаемый мировой экономический кризис. Режим делает верный с точки зрения самосохранения шаг, распечатывая кубышку и снижая налоги — но это выглядит как уступки требованиям оппозиции и только продолжает ослаблять режим.

Как говорится, запомните этот твит.

Правительство всегда норовит делать маникюр болгаркой

Голунов как белый лебедь

Журналист Иван Голунов занимался тем, что демонстрировал своим читателям, как некрасиво работает российское государство. Получалось у него не очень: даже среди либеральной публики многие знать не знали ни его фамилии, ни тем более того, о чём он писал.

Потом, однако, он сам стал живой иллюстрацией того, как некрасиво работает российское государство, и это было настолько наглядно, что не требовало никаких специальных расследований. Да кто в России не знает, что менты могут подкинуть и регулярно подкидывают запрещённые к обороту вещества кому угодно, либо для того, чтобы срубить бабла, либо чтобы срубить палку. Тем не менее, звёзды сошлись нужным образом, и Голунов стал мировой знаменитостью.

Голунова печатали в газетах, Голунова печатали на футболках, Голунова печатали на плакатах, с Голуновым выходили на пикеты по всей стране — и режим дрогнул. Голунова выпустили.

Всё, проехали, Голунов сделал своё дело, и теперь, как порекомендовал один древний эллин другому, он может хоть умереть, ведь более великим ему уже не стать. Вместо этого Голунов открыл рот, и немедленно вызвал фрустрацию у тех, кто так боролся за его освобождение, поскольку порекомендовал всем выдохнуть и успокоиться.

Какое там успокоиться? Режим дрогнул, уж как минимум 228 статья УК РФ под ударом. Дави его, блядь!

Дави его, блядь!

И москвичи пошли давить. Мирно, цивилизованно, в праздничный день. Режим заглотил наживку, и вместо одного Голунова у нас теперь больше четырёхсот Голуновых.

Отлично, вот теперь нужно, чтобы завтра на улицы вышло вдвое больше людей, хотя уже не праздник — и продолжили веселье. Екатеринбургский протест проторил тропинку, осталось повторить в Москве. Только повышение численности, и с каждым днём — всё новые требования. Иначе это не работает. Сегодня требовали отменить 228 статью, завтра можно добавлять требование роспуска Росгвардии, потом в Москву потянутся активисты из регионов, а через месяц эскалации Путин через Крым сбежит в Донецк.

Но этого всего, к сожалению, скорее всего, не будет. Голунов не станет для режима чёрным лебедем. Просто из четырёхсот задержанных триста получат штрафы и оплатят их, предполагая через три года через ЕСПЧ отсудить у российского бюджета компенсацию. В статью 228 УК РФ внесут косметические изменения, немного снизив сроки и поменяв, например, норму о полном весе продукта на норму о весе чистого вещества. Посадят оперативников, подбросивших пакетики. Заказчиков не тронут — вы же сами говорите, что полиция подбрасывает наркотики постоянно, ну вот, просто в этот день не повезло Голунову, бывает.

Увы, всплески энтузиазма пока в России слишком коротки, даже удачные поводы не приводят к запуску цепной реакции. Режим пока что надёжно контролирует ситуацию и всегда готов присунуть нам столько стержней-поглотителей в реактор, сколько потребуется. Но, как мы знаем, в России иногда даже это может иметь непредвиденные последствия.

Всё под контролем

Слышала о проекте TON? Как ты думаешь, будущее за блокчейнами новых поколений или биткоин сохранит свою роль основной криптовалюты?

анонимный вопрос

Основные факторы, обеспечивающие биткойну его нынешнее доминирование:

  1. Сетевой эффект. Биткойнами владеет огромное число людей, причём они получили их не в результате airdrop, а понесли издержки на приобретение, стало быть, ценят. Раз ценят другие, можно и самим смело принимать оплату в биткойнах, они ликвидны.
  2. Низкие темпы эмиссии. Биткойновая масса увеличивается медленно, значит, в далёкой перспективе эти деньги как минимум сохранят свою стоимость. Значит, биткойн годится в качестве средства сохранения стоимости, можно не спешить от него избавляться, если с тобой случайно расплатились битками.
  3. Децентрализация. Для того, чтобы завести кошелёк, можно выбрать одну из множества программ или даже написать её самостоятельно. Для того, чтобы переслать деньги, не нужно спрашивать дозволения у единого центра верификации транзакций — в сети несколько десятков тысяч узлов.

Этих основных факторов достаточно, чтобы, случись у вас такое желание, вы легко могли продать свой товар за биткойны, или, наоборот, купить за свои биткойны товар. Или просто держать битки и радоваться росту цены.

Gram, выпускаемый в рамках проекта TON, будет иметь успех, если сумеет удовлетворить примерно тем же критериям.

  1. Сетевой эффект. Потенциально может быть весьма велик, если для использования монет не требуется ничего, кроме телеграма, а телеграм есть у кучи народа. Но потребуется возможность быстро и удобно покупать gram за фиат. Если для покупки gram потребуется сперва покупать биткойны, то совершенно непонятно, зачем он нужен в качестве денег, ведь есть собственно биткойны.
  2. Низкие темпы эмиссии. Я не вникала в планы создателей монеты на этот счёт, но если темпы роста грамовой массы окажутся выше биткойновых, то и цена в перспективе будет снижаться относительно битка.
  3. Децентрализация. Тут, как я понимаю, всё плохо. Во-первых, ради высокой скорости транзакций предполагается держать весьма скромное число узлов. Во-вторых, если для того, чтобы распоряжаться этими монетами, нужен аккаунт в телеграме, то это означает, что деньги полностью централизованы: любой аккаунт может быть забанен администрацией телеграма в любой момент. Если же этими деньгами можно распоряжаться и без телеграма, то непонятно, при чём тут телеграм.

Так что я весьма скептична в отношении TON, но в качестве спекулятивного актива gram вполне можно использовать, гиперинфляция ему точно не грозит.

Ну и, конечно, трудно пока что считать децентрализованной валюту, полностью зависящую от единственного создателя

Что там с биткойном?

анонимный вопрос (оплачен в размере 0,0002btc)

Если вкратце, то с биткойном всё хорошо. Весь год цена понемногу падала, также падали объёмы торговли, размер комиссии и частота упоминания биткойна в прессе. Иначе говоря, пузырь, лопнувший в конце прошлого года, благополучно сдувался, и вот сейчас цена составляет примерно одну пятую от пиковой. Это падение, сопоставимое на амплитуде с падением, длившимся весь 2014 год, и куда меньшее, чем катастрофическое падение лета-осени 2011 года, когда долларовая цена биткойна упала в 13 раз.

Разумеется, чем ниже объёмы торгов, тем больше возможность вызывать существенные ценовые скачки при помощи сравнительно скромных средств. Но большая волатильность привлекает спекулянтов, и объёмы вновь начинают расти, а значит, возможности ценовых манипуляций начинают уменьшаться, так что эти рыночные обратные связи не позволяют криптовалюте пойти  вразнос.

Вновь, как и в 2014-2015 годах, доходность майнинга упала, это приводит к тому, что наименее эффективные майнеры отправляются в металлолом. В 2015, при низком курсе, также имели место банкротства отдельных пулов. Так что этот рынок активно очищается от неэффективных игроков, стало быть, не за горами окончание кризиса.

На фоне всего этого вроде как негативного фона продолжается активная работа как над протоколом самого биткойна, так и над протоколом второго уровня lightning, который позволяет создавать прямые платёжные каналы вне блокчейна и гонять по ним деньги с ничтожными затратами времени и ничтожными же комиссиями. Так что при новом взлёте цены вероятность того, что мемпул забьётся, как осенью прошлого года, а комиссия за транзакцию взлетит к небесам, становится гораздо ниже, теперь сообщество куда лучше готово к подобным ситуациям.

Так что, время покупать? Знаете, у братьев-белорусов есть пословица, что доллар покупать никогда не поздно, то же самое можно сказать и про биткойн. Его следует брать всегда, когда есть свободный фиат, который нет необходимости тратить в ближайшие лет пять. Этим вы не только сохраните свою покупательную способность, но и принесёте пользу сообществу.

В логарифмическом масштабе отчётливо видно, что у биткойна всё ОК

Что будет с институтом брака при анкапе?

анонимный вопрос

Могу ответить одним словом: дерегуляция. Но это и ежу понятно, потому что дерегуляция ждёт при анкапе вообще все институты, так что давайте пофантазируем, к чему она приведёт, и какие формы институт брака может принять.

Какие у нас на сегодня есть функции брака?

  1. Брак это абонемент на секс. Поскольку человек вообще склонен экономить усилия, эта функция брака при анкапе сохранится, как бы ни мечтали об обратном идейные полиамори. Но абонемент, разумеется, не будет по умолчанию подразумевать эксклюзивности, как, впрочем, не подразумевает уже сейчас. Слово «измена» окончательно отойдёт в прошлое, туда же, где находятся такие архаичные термины, как «святотатство» или «вендетта».
  2. Брак это форма организации домохозяйства. Здесь, по мере того, как люди становятся всё богаче, эта функция будет всё больше отмирать. Грубо говоря, нормой будет автономное хозяйство, с возможностью время от времени заглядывать к партнёру в гости или организовывать совместный тур. Само же ведение хозяйства станет ещё более автоматизированным, а то, за что не возьмётся автоматика, прекрасно выполнят специализированные компании, вроде современных клининговых.
  3. Брак это форма дружбы. Продолжающееся улучшение каналов связи сделает всё менее актуальным оформление дружбы в виде брака. Люди и без подобного статуса легко знакомятся и сближаются, вне зависимости от пола, возраста, и всё больше даже социального положения. Анкап только усугубит тенденцию.
  4. Брак это кооператив по выращиванию детей. В той же мере, в которой при анкапе размывается модель брака как формы дружбы, будет размываться и модель брака как института воспитания. Ребёнок будет иметь куда большую степень свободы, в том числе и в выборе друзей, опекунов и учителей.
  5. Брак это форма юрлица. В условиях отсутствия государства, предусматривающего право юридического представительства без доверенности только за членами семьи, эта модель также будет размываться. Люди будут фиксировать ситуативные отношения взаимного доверия с использованием простых и дешёвых механизмов, например, основанных на блокчейне. В случае же отсутствии фиксации таких отношений контрагент будет вынужден действовать в отношении чьих-то знакомых на свой страх и риск. Впрочем, уже упоминавшееся развитие связи позволит в случае необходимости легко получать все необходимые подтверждения.

Итак. Вполне вероятно, что та форма брака, которую мы знаем сегодня в качестве традиционной, сохранится и при анкапе в виде некоторой архаики, однако роль института будет заметно снижена и заменена более чёткими и конкретными договорными отношениями между людьми.

институты ветшают, люди остаются