Не могли бы Вы разобрать этот ролик?

Ваш дружелюбный сосед из ЛПР

Спасибо, очень хороший канал, подписалась. Теперь о ролике.

Фактически, нам убедительно и с иллюстрациями продемонстрировали, что современные корпорации мало отличаются от государств, и наоборот. Мегакорпорациями, способными эффективно укрупняться, становится не всякий бизнес, а тот, который выполняет функцию платформы для других бизнесов. Издержки масштабирования платформенного бизнеса сравнительно невелики, а прибыль в первую очередь зависит от сетевого эффекта. Поэтому корпорации старого образца, вроде какого-нибудь Газпрома, погоды на новом глобальном рынке не сделают, а вот тот же Яндекс — это серьёзный игрок с перспективами дальнейшего роста, особенно если ему удастся съесть путающуюся под ногами Российскую Федерацию.

Но что получается. Собственно сотрудников в таких корпорациях сравнительно немного. Но развитие платформ — это фактор, способствующий успеху малого бизнеса, а то и вовсе фрилансеров, которые зарабатывают на этих самых платформах. С каждой новой платформой становится всё больше людей, которые на них зарабатывают. Сами платформы имеют, конечно, не в пример больше, но что нам, жалко, что ли?

Нет, не жалко, до тех пор, пока игра выглядит честной. В ролике как раз и рассказывается о нескольких случаях, когда игра велась жёстко, при том, что игроки были в существенно разных весовых категориях. Корпорации, становясь сопоставимыми с государствами по силе, вполне могут позволять себе и методы, которые скорее уместны для этих криминальных группировок. Стоит ли нам рассчитывать, что старый добрый территориальный бандит даст укорот молодому, наглому и экстерриториальному? Стоит ли нам бояться нового бандита пуще старого?

Всякое может быть. Вполне можно себе представить злые корпорации на свободном рынке, какие нам во множестве нарисовал Голливуд. Но вокруг таких компаний всё-таки виден некоторый налёт театральщины. Куда проще представить себе корпорацию, сросшуюся с классическим государством в симбиозе, использующую политические методы для устранения соперников, когда удобнее грубая сила, и экономическую мощь, когда удобнее более мягкий подход. Мы видим такие корпорации уже сейчас, президентов США на завтрак жрут. Но мы видим и силу гражданского противодействия грязным трюкам, чему пример недавняя история с GameStop.

Вслед за автором ролика я в этом посте много развожу руками, потому что мы видим, что правила меняются буквально на глазах, и толком неясно, как именно порешает рыночек. Но пока что я могу сделать осторожное предположение, что рыночек будет всё дальше отстранять в сторону государства, чтобы не мешались, а владельцы разнообразных платформ по мере насыщения рынка будут всё меньше дёргаться и всё больше ценить предсказуемость правил. А для этого им и самим придётся их соблюдать. Причём под правилами я имею в виду не то, что хозяин платформы требует от своих пользователей — а то, о чём договорились между собой сами хозяева платформ. Ну а с появлением права конфликты разрешаются куда легче и наносят куда меньший ущерб.

Навальный. Перспективы.

С большим интересом прочитала публикацию Навального о расследовании его отравления, проведённого Bellingcat. Оно же доступно в видеоформате, там примерно то же, что и в тексте, только чуть подробнее и разбавлено мемчиками. Лучше откройте его не во встроенном плеере, а непосредственно на ютубе, чтобы воткнуть свой лайк.

Мне кажется, что Навальный зря полагает, будто сейчас по всем каналам будет истерика. Скорее, наоборот, будут игнорировать, как какого-нибудь Хантера Байдена. Но, конечно, добавится чисто российская фишка — прославленный Екатериной Шульман обратный карго-культ. Служители культа будут сардонически хмыкать и удивляться, почему это мы думаем, что все прочие самолёты в мире не из веток и умеют летать. Разумеется, все спецслужбы всех стран мира, которые имеют хоть какие-то амбиции, травят или иными способами расправляются с неугодными, всё везде схвачено. А то, что на слуху делишки именно российских спецслужб — это не потому что они такие отмороженные, а лишь потому что против них ведётся инфовойна.

И, по большому счёту, эти ребята правы. Действительно, любое государство это системный агрессор. Действительно, любое государство, если не бить его по рукам, быстро чует безнаказанность и начинает творить полный трэш. А тех, кто пытается бить его по рукам и выводить на чистую воду, во всём мире подстерегают разные нелепые неприятности, как какого-нибудь Ассанджа.

Что случится дальше? Дальше Навальный вернётся в Россию, и тогда его наконец убьют, только на сей раз тупо и безыскусно. Ну не понимает человек намёков, глумится всячески, выставляет в смешном свете, и что же, дед сдастся и решит оставить его в покое? Чего стесняться-то? Нешто люди на улицу выйдут? Ну, пусть выходят, раз в год, в годовщину смерти, как по Немцову. Пусть цветы оставляют и свечки жгут, это уже проблема коммунальщиков. Или кто-то рассчитывает на майдан? А на баррикады кто позовёт? Кира Ярмыш или Юлия Навальная? Может, Леонид Волков или Владимир Милов? Увы, мы можем рассчитывать максимум на белорусский сценарий с мирными несанкционированными гуляниями, которые будут то игнорировать, то жёстко разгонять, и лепить участникам бесконечные штрафы.

На текущем этапе самое лучшее, что Навальный в состоянии делать, он уже делает. Пиарится на покушении и пытается выжать из других государств максимально жёсткие персональные санкции в адрес Путина и его окружения. Так что ему бы сейчас сидеть в Европе, благо есть целых два отличных, очень веских предлога. Во-первых, период реабилитации после отравления можно продлять сколь угодно долго — клинической практики нет, никто не проверит. Во-вторых, можно сосредоточиться на поисках зарубежных активов путинского окружения и добиваться их арестов. Пусть акционерам Юкоса достанутся, это всё-таки лучше, чем выплачивать 57 миллиардов из наших налогов.

Кого вообще волнует, где физически находится популярный блогер, если он регулярно гонит годный контент? Но Навальный поедет в Россию, потому что считает, что тут его место. Это закончится трагически, мне очень жаль.

Беларусь 4

Это четвёртый мой текст про Беларусь (остальные ищутся по хэштегу #Беларусь), и на сей раз он вызван просмотром беседы между Михаилом Световым, Романом Попковым и Еленой Боровской, а также постом Романа по итогам стрима у себя в канале.

Рассказ Романа Попкова о том, в каком состоянии сейчас находится белорусское гражданское общество, был очень познавательным и объяснял то, почему дела идут именно так, как идут, но мне сейчас хочется поговорить о другом.

Роман во время беседы упрекал москалей в излишне технологичном мышлении. Особенно досталось Понасенкову с его Die erste Kolonne marschiert, die zweite Kolonne marschiert, но заодно прилетело и согласившемуся с Понасенковым Светову. Я, впрочем, хоть и живу, отделённая от Москвы нехилым расстоянием и Уральским хребтом, а всё равно из этих самых москалей, и потому у меня также сугубо технологический подход к этой политологической задаче: как обеспечить транзит от нелегитимной диктатуры к переходному правительству, конституционной реформе и новому легитимному правительству. И вариантов я вижу ровно два.

Вариант первый. Хотите как на Украине?

Если раньше у диктатора хватало сил для того, чтобы выпалывать боевые организации (привет Роману Попкову и его НБП) на корню, то сейчас, когда происходит постоянный уличный протест, довольно легко замаскировать тренировки по боевому слаживанию под эпизодическую спонтанную координацию. Десятки тысяч человек ежедневно ищут самые действенные способы ресурсно вымотать противника, знакомятся друг с другом, узнают, кто на что способен, и если градус гнева продолжит нарастать, то в какой-то момент поминаемые Романом сотни трупов перестанут казаться им серьёзным ограничением на пути к свержению диктатуры.

Конечно, они не прут голым пузом на административные здания, а, как мы это видели в Украине, захватывают военные склады и оружейные комнаты в отделениях милиции. После этого переход к горячей фазе уличных боёв неизбежен, даже если при захвате оружия никто не пострадает. А уличные бои неизбежно закончатся свержением диктатора.

Вариант второй. Как зовут президента Швейцарии?

Дальнейшее — фантастический рассказ, не воспринимайте, как прогноз.

Тихановская приезжает на инаугурацию Байдена. Это отличный предлог для того, чтобы обсудить, как именно свергать Лукашенко. Вариант со вторжением отметается, и предлагается более дешёвый. Лукашенко объявляется в международный розыск, за добычу его живым или мёртвым назначается серьёзное по белорусским меркам вознаграждение, какие-нибудь условные сто миллионов долларов. Одновременно с этим в дело вступает второй очень важный человек, его зовут Ги Пармелон. Это вице-президент Швейцарской Конфедерации, который к моменту инаугурации Байдена будет новым президентом (привет Михаилу Светову с его постоянным риторическим вопросом, как зовут президента Швейцарии). Швейцария — нейтральная страна с очень стабильной политической системой. Только она может дать Лукашенко гарантию пожизненного политического убежища (Россия или США — не могут).

Всё, дальше засекаем время и следим за тем, что случится раньше: один из охранников Лукашенко предъявит его голову и потребует награды — или Лукашенко обратится за гарантиями к господину Пармелону и покинет страну немедленно после их подтверждения.

Как быть с цифровыми данными при анкапе? Какая будет политика приватности в минархизме?

В нашем новом мире данные превратились в весьма выгодный товар, которым торгуют государства, компании, хакеры, да все кому не лень! Неужели все они разом откажутся от этого ресурса, даже если вырезать государство под корень? Да и людям в основном всё равно на свои личные данные при посещении сайтов, скачивании игр, приложений, тик токов. То есть идет эдакий обмен своих данных на удобство/блага. Не думаю, что в таком случае нарушаются чьи-то права собственности. А что думаете вы?

P.S. Этот вопрос у меня возник, когда я скачивал одну захайповавшуюся китайскую игру (кто понял, тот понял, о чём речь). Там прямо так и написали, что вот вы согласны с тем, что мы будем использовать вашу инфу с аккаунтов для своих целей. То есть простым понятным человеку языком, а не как в других приложениях, где всё замыленно и туманно, объяснено, мол, мы не пиздим у вас, но как-то заберём, а лучше не думайте вообще об этом, чяо!

Анальный фокусник

Я хотела бы воспользоваться этим вопросом, чтобы порекомендовать читателю статью в канале с нескромным названием без компромиссов, но с удивительно скромным числом подписчиков. Впрочем, сам текст статьи выложен вконтакте, где подписчиков у автора на порядок больше. Там меня заинтересовал вот какой тейк.

Если слепо чтить текст договора со всеми его закорючками, оговорками и сносками петитом, то у поставщика услуг есть экономический стимул подстилать себе соломки в тексте договора: потребитель не будет детально вникать, но при этом текст договора существенно его ограничит. Но вот те детали договора, которые на виду, приходится делать привлекательнее для клиента, ибо конкуренция.

Но если считать договором только то, что было в явной форме проговорено во время заключения соглашения, а все неявные нюансы, по которым обсуждения не было, считать лишь односторонними благими пожеланиями — то появляется экономический стимул делать договоры короткими и понятными, чтобы сам процесс заключения договора не был обременителен для покупателя, иначе он уйдёт к другому поставщику.

Как мы можем видеть из приведённого вами примера, когда нет надобности в крючкотворстве, юристы быстро переходят на человеческий язык и прямо указывают, на что они оставляют за собой право. И, как мы видим по вашей реакции, клиент такую честность скорее одобряет. Между тем, вряд ли вы бы так снисходительно отнеслись к обозначенному в договоре намерению производителей игры, например, уводить деньги со всех ваших банковских счетов или биткоин-кошельков, к которым компания сумеет получить доступ. Хотя, казалось бы, речь тоже всего лишь о доступе к данным.

Мы живём во всё более прозрачном мире, который, к тому же, вскоре наполнится большим количеством фейков, неотличимых от реальности. Правовая защита персональных данных, охрана приватности личной жизни, закрытые ключи и пароли — всё это арьергардные бои перед полной капитуляцией. Что делать после капитуляции? Об этом я писала в одном из своих старых постов под названием Цифровая идентичность.

Будущее зыбко, но у меня такое ощущение, что наше поколение уже заранее приняло новые правила игры и не сильно переживает по этому поводу. Ну а те, кто по привычке будет хотеть что-то скрыть, обречены время от времени попадать в глупое положение. Пожелаем им не слишком нервничать от подобных конфузов.

Прошу прощения за то, что я не ответила на прямой вопрос о том, какого цвета трусы мы будем носить при анкапе, и какого фасона при минархизме. Что поделать, если мы будем ходить без трусов.

Стабильность панархии

Возможно ли стабильное в долгосрочной перспективе сосуществование разных политико-экономических систем на разных (или даже на одной) территориях, при условии, что монополия государства перестанет существовать?

Например, крупный анкап-город по соседству с сетью анархо-эко-коммун, а рядом коренные жители тропического леса со своей вариацией безгосударственного устройства. Какие предпосылки и какие преграды к стабильности в глобальном смысле?

мета-анархистка

С тех пор, как прогресс (трактуемый прежде всего как научно-технический, но неизбежно затрагивающий и общественные отношения) стал значимой ценностью для некоторой критической массы людей, стабильность каких угодно политико-экономических систем постоянно под угрозой. Либеральные режимы середины 19 и середины 20 веков отличаются друг от друга так, что мама родная не узнает.

Поэтому в долгосрочной перспективе никакая текущая конфигурация сообществ, разумеется, не сохранится. Более стабильные общества (вроде упомянутых в вашем примере аборигенов сельвы) будут размываться менее стабильными. Менее стабильные будут заимствовать какие-то практики у более стабильных. У разных обществ будет несколько различаться динамика изменения численности — как за счёт естественного прироста, так и за счёт кооптации в соседние общества.

Одно можно сказать достаточно уверенно: если представления о собственности в соседних сообществах окажутся совместимыми, то, по крайней мере, конфликты между ними будут небольшими и эпизодическими, без всякой дурости вроде войн на уничтожение. Как определяется собственность внутри сообщества, не так уж важно, главное, чтобы при взаимодействиях с соседями учитывались особенности их мировоззрения.

Так, если из леса будут устраивать набеги за жёнами, с полей будут наведываться на пригородные заправки безвозмездно разжиться горючим, а горожане разместят в поле новые жилые кварталы, а кусок леса превратят в парк — то неизбежны раздражённые диалоги с общим посылом «что это вы имели в виду»? Через некоторое время неизбежно притирание друг к другу: набеги ритуализируются и превратятся для горожан в фольклорный фестиваль; горючку будут дарить коммунистам, получая от них в отдарок их эко-продукцию, городское жильё в пригороде воспримет некоторые черты коммунарского быта; парк на границе сельвы как раз будет раз в год использоваться для набегов, а остальное время — для мирных прогулок и пикников.

По мере научного развития человек склонен уменьшать, а не увеличивать, своё воздействие на природу. Если еду можно вырастить в пробирке в шкафу, это гораздо удобнее, чем выращивать её на унавоженных полях. Если металлы добываются из морской воды, то это куда приятнее, чем расковыривать горы в поисках руды. Если дополнительное пространство можно запихать в четвёртое измерение и сунуть в карман, то дикая и нетронутая сельва будет начинаться сразу за порогом — не будет никакой нужды её вырубать.

Таким образом, есть долгосрочные факторы, которые будут способствовать экспансии города вовне, и есть факторы обратной направленности. Есть факторы, способствующие экспансии культуры анкапа, как культуры более богатого общества, есть факторы экспансии коммунистических и первобытных отношений (изобилие благ делает для многих привлекательным такой вот дауншифтинг). Не будет нам стабильности. Восплачем!

Деньги, продолжение дискуссии

Я благодарна Григорию Баженову за продолжение дискуссии про будущее денег. Кросс-посты в телеграме это несколько аутичный формат ведения беседы, но что поделать, особенности площадки.

Потребительская инфляция в США.

Вот моя цитата из нашей дискуссии в комментах на ютубе:

Если люди сидят по домам на карантине, то производство потребительских товаров и услуг так или иначе сократится. Между тем, правительствам предлагается субсидировать людям выпадающие зарплаты, то есть деньги на поход в магазин у них будут, а товары там будут появляться в меньшем количестве. То есть либо правительство регулирует цены, как уже анонсировало в России, и получает дефицит, либо не регулирует, и получает рост цен.

Через некоторое время я читаю в посте авторитетного американиста Дудакова:

Сбываются прогнозы экономистов, которые предрекали, что после эпидемии США и другие западные страны впервые за 40 лет ожидает скачок потребительской инфляции.

Скачок цен на мясо шёл там в качестве иллюстрации, но проблема куда шире. Я не читала упоминаемых Малеком прогнозов экономистов, и свой прогноз делала на основе простейшей логики. Правда, я думала, что правительства стоят перед дилеммой — регулировать цены или смириться с их ростом. Оказалось, что Трамп прибег к третьей опции — прямое директивное управление производством.

Впрочем, предполагаемое быстрое восстановление экономики развитых стран скорее всего приведёт к тому, что и цены на временно недопроизводимые потребительские товары вернутся к значениям, близким к докризисным. Так что по этому малопринципиальному вопросу я не вижу большого смысла долго дискутировать.

Роль биткоина

Мой изначальный вопрос к Григорию формулировался так:

Как будет вести себя экономика, в которой параллельно в сопоставимых масштабах ходят деньги, создаваемые в банковской системе с частичным резервированием, и деньги, частичного резервирования не предусматривающие?

Я не экономист, и мне было интересно узнать мнение профессионалов о том, как бы выглядело поведение системы с предложенными параметрами. Увы, вместо ответа я получила уверения в том, что капитализация биткоина сегодня слишком мала, волатильность слишком велика, в качестве денег его использовать нельзя, в качестве защитного актива он плох и так далее. Короче, мне рассказывали про сегодняшний биткоин, а не про гипотетическую ситуацию, в которой его капитализация уже достигла значений, сопоставимых с денежной массой мировых резервных валют, или хотя бы золота.

Ну а пока что — да, я полностью согласна с тем, что биткоин волатильнее золота, что это плохой защитный актив, и что его ликвидность ниже, чем у доллара (хотя на мировом рынке ликвидность биткоина куда выше, чем у российского рубля). На сегодня роль биткоина — это в меньшей степени инструмент для краткосрочных спекуляций, и в большей степени — инструмент для долгосрочных инвестиций. Тому, кто купил биткоин пять лет назад, не так уж важно, насколько сильно скачет сегодняшний курс, потому что он давно и прочно в плюсе. Аналогично, сегодняшнему покупателю не так уж важно, по какой цене покупать, если он собирается удерживать биткоин в течение хотя бы пяти лет. Он в любом случае будет в плюсе. Если Григорий не согласен с этим утверждением, интересно было бы почитать его доводы.

Впрочем, даже в той маловероятной ситуации, при которой долгосрочный тренд валютной пары BTC/USD из растущего превратится в горизонтальный или даже падающий, биткоин сохраняет свою значимость как цифровой пиринговый кэш, то есть ценность, которую можно передавать из рук в руки по каналам связи без использования таких ненадёжных посредников, как регулируемые государством банки или системы переводов. Однако мой вопрос к Григорию касается только той гипотетической ситуации, когда капитализация битка и объёмы торговли за него уже значительно выросли — а не сегодняшней картины, которую мы и так уже знаем.

Необеспеченные обязательства и частичное резервирование

Отдельной строкой идёт пост Артёма Северского о том, что деньги это анти-товар, и что выдача кредитов из собственных сбережений неэффективна, куда разумнее выдавать кредиты деньгами, которые создаются из воздуха. Я не вижу смысла запрещать кому-либо давать другим необеспеченные обязательства, мне вполне достаточно того, чтобы обеспеченные и необеспеченные обязательства было невозможно перепутать, а дальше пусть себе работают рыночные механизмы.

Так, я могу использовать в расчётах биткоины, и если я получаю биткоиновый кредит, то лишь благодаря тому, что кредитор действительно имел эти битки на руках перед тем, как любезно прокредитовать меня. А могу выпустить собственные анкап-токены, привязать их цену к одной статье на заказ — и продавать всем желающим в обмен на потребительские блага токенизированные обязательства по созданию текстов. Это будет необеспеченным обязательством, но при чём тут частичное резервирование? Частичное резервирование — это если некто купит сотню моих токенов и выпустит тысячу своих, с обязательством по первому требованию поменять их на мои.

Франклин смотрит на цыганский физический биткоин как на необеспеченное обязательство

Взлёт битка

Я редко сама инициирую публичные дискуссии, куда чаще публикую реакцию на собственные тексты и ответы на эти реакции. Но вот сравнительно недавно не удержалась. В видео Money printer go brrr на канале FuryDrops Григорий Баженов попытался достаточно популярно изложить азы макроэкономики касательно денежной массы, работы денежного принтера и денежного шредера. Из ролика выходило, что выбрасывание федрезервом триллионов в экономику не приведёт к инфляции, а лишь компенсирует уменьшение мультипликатора.

Я поинтересовалась в комментах, как на всю эту модель повлияет наличие такого фактора, как биткоин, где пользователь сам выбирает, работать ему в рамках полного резервирования, или обращаться к централизованным посредникам, у которых размер мультипликатора может быть больше единицы. Также предрекла в США потребительскую инфляцию. Дискуссия была довольно длинной, лучше посмотрите сами тред под роликом. Там Григорий Баженов и Артём Северский возражали как насчёт применимости биткоина в качестве денег, так и насчёт того, что в сжимающейся экономике США возможна инфляция. Артём даже написал отдельный пост про то, что деньги в принципе по своей природе означают необеспеченные обязательства, и потому могут быть основаны только на частичном резервировании, иначе экономика буксует.

Что мы видим спустя буквально две недели. В США действительно подскочила потребительская инфляция. На вертолётные деньги Трампа люди активно покупали биткоины, об этом свидетельствует красивый график, показывающий долю депозитов размером ровно 1200 долларов (столько заплатили всем гражданам США), пришедших на самую популярную американскую криптобиржу Coinbase сразу после получения гражданами подарков от федерального казначейства.

Наконец, вчера курс биткоина, как и было мной обещано 16 марта, в день падения курса до 4400 долларов, попёр вверх, и если кто не успел за полтора месяца закупиться, им, должно быть, сейчас грустно. Впрочем, время было не самое подходящее для инвестиций.

Наконец, за это время стало понятно, что возлагать надежды на корпоративные криптовалюты, вроде либры или тона, не стоит: они слишком уязвимы перед злой волей регуляторов. Поэтому биткоин всё ещё выглядит безальтернативными деньгами светлого безгосударственного будущего, и мне жаль толковых экономистов вроде того же Григория Баженова, которые сознательно пытаются от этого будущего откреститься: так ведь можно и обнаружить, что тебе там просто не осталось подходящего места.

Нефть, экономика, лимбо

Не успели диванные политологи как следует вникнуть в вирусологию, как уже приходится осваивать премудрости нефтяной индустрии. Я решила не отставать и посмотрела вчера на МБХ медиа рассказ о том, что это было вообще, и что теперь ждать.

Сперва Михаил Крутихин рассказал про то, как майские фьючерсы на WTI достигли дна и принялись рыть вглубь. Этот анекдот уже пересказали множество раз, и конкретно у Крутихина вышло так себе, потому что из его слов выходило, что это не не стоящий внимания пустяк. Однако не вижу оснований для того, чтобы та же самая история не повторилась ближе к концу мая, потому что для её предотвращения нужно, чтобы либо спрос на нефть вырос, либо предложение упало, в противном случае будет даже хуже, чем сейчас, потому что свободной ёмкости в хранилищах через месяц будет ещё меньше.

Следом выступил Григорий Баженов и повторил то, что он уже излагал у себя на канале отдельным роликом — как устроены налоги в российской нефтяной и нефтепеперабатывающей отрасли. Вкратце: нефть может хоть обнулиться, но цена на бензин не дрогнет — весь выигрыш заберёт бюджет. Таким образом, российской нефтепереработке светят простои, а самым слабым игрокам отрасли, то есть частникам без интеграции с нефтедобывающими компаниями — банкротство. Заправки худо-бедно выживут, но в условиях уменьшения пролива будут влачить довольно жалкое существование.

Наконец слово взял Михаил Ходорковский и рассказал о ситуации в нефтедобыче. Согласно подписанным Россией соглашениям ей предстоит снизить добычу на четверть. Если уменьшать добычу аккуратно, стараясь не угробить при этом скважины, получится добиться максимум десятипроцентного снижения. К тому же свободная ёмкость в хранилищах на исходе, экспорт обвалился, так что добычу придётся сворачивать резко, а это значит — необратимо. Заглушенная скважина через пару месяцев придёт в негодность, и для восстановления добычи её нужно будет бурить заново. Но на старых сильно обводнённых месторождениях такое бурение при разумных ценах уже банально не окупится. Так что Россия встаёт перед выбором: или качать нефть, невзирая на соглашения, а потом приплачивать тем, кто любезно согласится её забрать — либо необратимо терять до трети добычи. При этом вполне вероятно, что решение будет приниматься не рыночком, а чисто аппаратно, и кому-то позволят работать, а кого-то пустят под нож.

В связи с этим хочу сделать прогноз. Довольно быстро перед российским руководством встанет очевидное соображение. Если оно хочет, чтобы его нефтянка не сдохла, российская нефть должна покупаться. На экспорт надежды нет, значит, нефть должна жрать российская экономика. Но она не может делать это, сидя на карантине. Значит, в жопу карантин. Разумеется, в качестве официальной причины будет названо что-нибудь другое. Например, «по просьбам трудящихся Северной Осетии». Или «после изучения успешного шведского и белорусского опыта».

Для чего в других государствах людей сажают на карантин? Ради спасения человеческих жизней. Простите, я могу поверить во многое, но только не в то, что для Путина важны человеческие жизни. Так что помечется, помечется, и свернёт всю эту самоизоляцию. Ну, может, кроме Москвы, а то больно зажралась, пусть усохнет малость. Так что готовьтесь к тому, что героическое сидение дома было полностью напрасным: переболеем все, пока не получим стадный иммунитет. Кто-то не выживет. С нашей экономикой и медициной шведский путь изначально был безальтернативным. Что такое это ваше сглаживание кривой? Это известная игра лимбо, когда нужно суметь пройти под планкой. Чем ниже планка, тем сложнее задача. Высота планки определяется уровнем медицины. С российской медициной можно даже не пытаться, нефиг позориться.

Германия сглаживает кривую

Что делать? Я уже посвящала отдельный пост стратегиям в кризис, и придерживаюсь прежних рекомендаций: уход в тень, выстраивание горизонтальных связей, осваивание криптовалютных расчётов, и сведение всего взаимодействия с государством к требованию прямых выплат, снижению налогов, отмене регуляций, сокращению силовиков и так далее.

В каком направлении и какими методами в мире свободных городов / ЭКЮ будет развиваться защита от хакерских группировок?

Ведь найти таких злодеев мало, нужно ещё и принудить их прекратить это делать, а в большинстве случаев, которые я могу представить себе, они будут надёжно защищены своими контрактами.

анонимный вопрос

И в мире, где существует государственная монополия на насилие, и в мире, где энфорсментом прав занимаются частники, и даже там, где, как обсуждалось в недавнем посте, насильственные взыскания крайне ограничены, стратегия борьбы с хакерскими группировками, в общем-то, одинакова: повышать цену атаки.

Чтобы похайповать на модной теме, давайте уподобим деятельность хакерской группировки распространению эпидемии. Можно вкладываться в индивидуальную защиту, можно усложнять передачу заразы, можно отыскать её источник.

Хакерская атака может сразу нанести непоправимый вред. Например, хакер утащил ваши приватные ключи, и ваши биткоины уплыли на чужой адрес. Также вирус может зашифровать ваш диск и потребовать деньги за расшифровку. Если вы пришлёте деньги, то либо данные будут расшифрованы, либо нет, зависит от штамма, которым вы заразились. Также атака может просто причинять заметное неудобноство, если речь, скажем, о DDOS. Ловить хакеров государству долго и дорого, а порог входа на рынок подобных атак не сказать, чтобы очень велик. Частнику отыскание хакера и подготовка доказательной базы также обойдётся недёшево. Таким образом, вряд ли киберэпидемическая обстановка в безгосударственном обществе будет кардинально лучше.

Поскольку цена поимки хакера велика, а вероятность успеха не очень, то тем неудачникам, которые всё-таки попадутся, есть все основания выставлять довольно крупные штрафные санкции, помимо возмещения ущерба. О принципах расчёта штрафов можно почитать в Механике свободы, в недавно выложенной мной Главе 43.

Как быть, если хакер пойман, но изъять у него ничего не выходит? Например, он заявляет, что забыл ключ от кошелька. Легальных оснований применять терморектальный криптоанализ нет, да и он не даёт гарантии результата, ведь ключ и в самом деле может оказаться потерян. В этом случае остаётся лишь повесить на него выплаты в рассрочку, и пусть возмещает по мере появления новых легальных заработков. Ну или, глядишь, решит ускорить процесс, вспомнив ключ.

Конечному пользователю хочется посоветовать скорее методы пассивной защиты и страховку. А непосредственную ловлю хакеров пусть на системной основе оплачивают уже страховые компании, если сочтут это рыночно эффективной мерой.

Биткоин vs фиат при фрибанкинге

Мне всё не даёт покоя, какая валюта одержит верх в условиях свободного хождения валют: гарантированно твёрдая или имеющая центр эмиссии?

Представим условный кейс золота/биткоина против бумажных денег. Бумажные деньги при этом могут выпускаться ЦБ или частным эмитентом (типа МММ) и иметь заранее объявляемую в начале года инфляцию (например 0.5%). Также они смогут храниться на карточках, то есть всё как с долларом, но без обязаловки пользоваться именно им на определённой территории. Сторонники мейнстрима утвержают, что это лучше твёрдых денег (так как меньше кризисов, насколько я смог понять), а я типа отсталый австриец. А мне хочется возразить, что это у них от этатизма всё пошло наперекосяк в современной экономике, а свободные люди пользуются свободными деньгами. В общем мой вопрос: какие деньги победят в условиях свободы, контролируемые группой экономистов или свободные?

К вопросу приложен донат в размере 0.00118933btc

Поскольку вы сторонник АЭШ, то, скорее всего, под инфляцией имеете в виду не «повышение цен», то есть понижение стоимости валюты относительно некоей условной корзины продуктов — а чисто монетарную инфляцию, то есть темп увеличения денежной массы. Для золота в 2017 году инфляция составляла 1,5%. Для биткоина сегодня это 3,65%. Предположительно, он сравняется с золотом по темпам инфляции в 2022 году. Таким образом, гипотетические фиатные деньги с инфляцией 0,5%, которые вы предлагаете сравнить с золотом и биткоином, на первый взгляд выглядят в качестве средства сохранения ценности даже лучше, чем золото или биткоин.

Однако вы не зря упомянули такой параметр, как твёрдость денег. Под твёрдостью мы понимаем эластичность предложения денег в ответ на увеличение цены. Скажем, если цена золота резко возрастёт, то станет выгоднее вкладываться в его разработку на месторождениях, ранее закрытых как убыточные, а то и вовсе в добычу рассеянного золота из морской воды. Таким образом, золото это не очень твёрдая валюта, но за счёт огромного накопленного человечеством запаса золота даже двухкратное увеличение мирового производства этого металла всё равно увеличит его инфляцию лишь до 3%.

Для того, чтобы увеличить предложение биткоинов, необходим хардфорк. Но хардфорк означает разделение цепи и образование двух криптовалют с разным темпом эмиссии. Разумеется, основные майнинговые мощности будут работать на производство менее инфляционного старого биткоина, а форк останется игрушкой спекулянтов, теряя в цене даже сильнее, чем это можно было бы списать на разницу в темпах инфляции. Иначе говоря, можно достаточно уверенно утверждать, что биткоин — абсолютно твёрдая валюта, и нет таких сценариев, при которых в ответ на увеличение цены производство новых биткоинов могло бы вырасти.

Ну а теперь рассмотрим частный фиатный МММкоин. Да, мы знаем, что сегодня темп инфляции составляет 0,5%. Но у нас нет никаких гарантий, что завтра центр эмиссии не решит сделать инфляцию равной 1%, или 10%. Фиат, эмиссия которого централизована — это абсолютно мягкие деньги, поэтому их использование в качестве средства сбережения имеет смысл лишь в случае, когда у инвестора в эту валюту есть основания доверять эмиттеру, что предложение новых денег будет оставаться низким и впредь. Например, он держит условный ствол у его условного виска, но и в этом случае серьёзной проблемой могут оказаться, например, хакеры.

Однако функция сохранения ценности — не единственная задача, которая ставится перед деньгами. Вторая функция — использование денег для расчётов. И здесь у фиата, конечно, все козыри на руках. Технология распределённого реестра, лежащая в основе биткоина, будет уступать технологии централизованного реестра, используемой при фиатных расчётах, по скорости и дешевизне — во всяком случае, на том участке работы, где обслуживаются конечные пользователи расчётной системы.

Разумеется, биткоин-сообщество также решает эту проблему, предлагая использовать такую технологию, как лайтнинг или сайдчейны. Их суть сводится к тому, что некоторая сумма биткоинов в блокчейне замораживается, а взамен ровно та же сумма запускается бегать вне основного блокчейна. Иначе говоря, речь о выпуске фидуциарных средств обращения, и если биткоин это цифровое золото, то лайтнинг или ликвид — это технология выпуска цифровых банкнот.

Что этому может противопоставить централизованный производитель денег? Прежде всего — агрессивный маркетинг. Представим себе, что завтра наступил полный анкап и фрибанкинг, а послезавтра Джефф Безос выпускает фиатный амазонкоин. Он может предложить клиентам своих магазинов скидку в 10% при расчёте амазонами. Он может бесплатно поставлять любым другим магазинам терминалы для приёма амазонов и брать с них за эквайринг меньше, чем виза, а первый год не брать вообще нисколько. Наконец, он может вложить тонны денег в рекламу.

Так что я бы не сбрасывала пока что фиат со счетов, он будет уходить со сцены медленно и величаво, и, скорее всего, в итоге попросту срастётся с криптоэкономикой, превратившись в фидуциарные деньги, обеспеченные биткоином, как когда-то вырос из фидуциарных денег, обеспеченных золотом.


Для более глубокого овладения материалом рекомендую ознакомиться со статьёй «Моделирование ценности Биткоина с учетом ограниченной эмиссии», а также с монографией Саифеддина Аммуса «Биткоиновый стандарт».