Юнеман. Тот, кто победил Навального

Владислав Здольников и Михаил Пожарский запостили разъяснения того, почему Навальный был категорически неправ в своей поддержке Жуковского и отказе в поддержке Юнеману…

Так, кто все эти люди, и зачем я об этом здесь пишу?

Навальный — это Единый Безальтернативный Лидер Оппозиции, который 8 сентября в единый день голосования подтвердил этот свой титул, победив Единую Россию (не знаю, как у вас, а у меня пестрит в глазах от слова «единый»).

Здольников — бывший IT-консультант ФБК, который только что ушёл в отставку с этого важного поста из-за этических разногласий с Навальным.

Пожарский — классический либерал, бывший нацдем, с недавних пор видеоблогер и лектор.

Юнеман — самовыдвиженец на выборах в Мосгордуму, которого не рекомендовал в рамках умного голосования Навальный, но который тем не менее занял первое место по своему округу в офлайн-голосовании. В его штабе работало довольно много либертарианцев.

Жуковский — кандидат по юнемановскому округу от КПРФ, рекомендован Навальным в рамках умного голосования, является единственным навальновским кандидатом, который занял позорное третье место (остальные имеют первые и вторые места).

Прямо сейчас Юнеман, победивший, как я уже сказала, в офлайн голосовании, пытается отменить результаты голосования в онлайне, которые имеют явно подтасованный вид. Также известно, что электронное голосование сбоило в течение трёх часов прямо в день выборов, не обеспечивает возможности наблюдать за достоверностью результатов, а само решение о его внедрении было принято с нарушением закона о выборах. К тому же у электронного голосования есть неустранимый недостаток: оно либо открытое, и тогда открывается возможность административного давления на избирателя, либо тайное, и тогда невозможно предотвратить и доказать вбросы.

Итак, Юнеман победил Навального, а теперь собирается победить ещё и такое крайне вредное нововведение, как электронное голосование. Правда же, молодец? Навальный сейчас должен буквально костьми лечь, отстаивая победу Юнемана, чтобы загладить свою вину перед ним и вернуть доверие множества уважаемых людей. Ну а наша задача — не забывать напоминать об этом тому самому Навальному, для чего эта история должна в течение достаточно продолжительного времени оставаться в топе.

Мало зарепостить прямо сейчас всю эту историю. Нужно будет продолжать ей интересоваться и распространять о ней новости, а если потребуется, то и принимать участие в акциях протеста. Это такая же долгоиграющая тема, как увлекательный вояж якутского шамана, оставляющего позади себя митинги, и сеющего перед собой панику в верхах.

Навальному 43 года, начинает терять хватку и продувать такой вот молодёжи

Об участии в выборах — 2

Примерно год назад я написала пост «Об участии в выборах», где дала свою трактовку того, зачем оно анкапам вообще нужно. Недавно под постом появился ехидный комментарий, мол, чего только люди не придумают, лишь бы только убедить избирателей отказаться от бойкота. Я ответила на комментарий, но, пожалуй, стоит вынести эти соображения отдельным постом.

Бойкот выборов это тактика, ведущая к победе только в одном случае: если избиратели, не явившись на избирательные участки, формируют себе собственные органы самоуправления без участия государства, и добровольно пользуются ими, игнорируя те, что были созданы на организованных государством выборах. Иначе говоря, бойкотировать надо не только выборы, но и государство как таковое.

В принципе, мой аргумент о том, что поход на избирательный участок для голосования или наблюдения — это просто тренировка, можно развернуть и в пользу бойкота выборов, мол, это просто тренировка бойкота государства. Согласна, но одно дело тренировать планку, и совсем другое — тренировать простое возлежание на диване, от этого ничего, кроме пролежней, не появится. Бойкот это активный отказ от сотрудничества, так что, если хотите, можете тренировать именно этот навык, тоже очень полезно. В этом случае вам потребуется не просто не прийти на выборы, но убедить как можно больше людей не прийти на выборы, чтобы проповедь неучастия в этом говне звучала отовсюду. А затем, не ограничиваясь выборами, начинать бойкотировать законодательство о проведении массовых акций, налоговый кодекс, закон о персональных данных, и многие другие вредные государственные постановления. Не информировать государство о своих действиях, потому что бойкот же, нету для вас никакого государства. Обращаться с сотрудниками государства, как с обычными людьми, а если они применяют насилие, то как с обычными бандитами.

Короче, бойкот это очень сложный и ответственный путь, и с бойкота выборов он только начинается. Если пока не готовы к нему, или считаете бесперспективным, то лучше тренируйте навыки демократического принятия решений. Опять же, год назад, когда я предлагала вам этим заняться, упражнение было простым. Сейчас предлагается освоить более сложное — не просто похолостить заполнение бюллетеня, опускание его в урну и подсчёт голосов, но, в дополнение к тому, сделать это консолидированно, в рамках умного голосования. Если кто ещё не зарегился для участия в этом флэшмобе — крайне рекомендую, ведь анкап это не про агрессивный индивидуализм, когда на всё насрать, кроме своих сиюминутных желаний. Анкап это про жизнь в обществе без принуждения, основанную на добровольном сотрудничестве. Умное голосование — это противопоставление админресурсу того самого добровольного сотрудничества, так что самое время показать, чьё кунг фу сильнее.

На кого поставишь: на плешивого деда, или на парня, которому сам Светов руку жал?

Навальный, либертарианцы и протестный дискурс

Гражданское общество в России уже довольно давно пытается раскачать лодку и поменять власть на что-то более человекообразное, чтобы прекратить сползание страны в авторитарную дыру. Фронтменом российского протеста давно и прочно стал Алексей Навальный.

Стержнем навальновской повестки является эксплуатация общественного запроса на справедливость. Беззаконие, коррупция, разворовывание государственного бюджета — освещение всех этих тем обеспечило Навальному заслуженную популярность. Националисты пытались выступать против ущемления прав русскоязычного населения, но этот аспект справедливости оказался не особенно востребован в массах. Старорежимные демократы педалировали тему российской внешнеполитической агрессии, зажима гражданских свобод и усиления политических репрессий — но заслужили только ярлык демшизы. Либертарианцы протестовали против усиления регуляций и повышения налогов — их вообще не замечали. Всё текло своим чередом, пока не пришёл Светов.

В глазах обывателя навальновская повестка сводилась к тому, что вот он придёт к власти — и посадит всех жуликов и воров, чем и восстановит справедливость. Светов же повысил градус популизма ещё сильнее, добавив: а кого не посадим, тех выгоним с работы без выходного пособия и лишим политических прав. Такой запрос на месть благодаря использованию мудрёного слова «Люстрации» зашёл людям не сразу, но агрессивная реклама сделала своё дело. Либертарианская партия получила огромный приток свежей крови и по праву заняла своё место в протестном пантеоне одесную самого Навального.

Получилась интересная ситуация, когда тема свободы из публичного дискурса ЛПР практически ушла, сменившись той самой темой справедливости, поскольку эта риторика приносит больше политических очков. Главная задача ЛПР сейчас, если судить по риторике — вместе со своими союзниками сбросить режим, а там уже можно отмежёвываться от Навального и других попутчиков, и приступать к отстаиванию именно своей повестки реформ. В какой мере к этому времени либертарианская партия сохранит внутри себя либертарианские ценности, пока не очень понятно, однако становится ясно, что либертарианство гораздо шире того, чем занимается партия (и чем вообще уместно заниматься политической партии).

Раньше деятельность ЛПР сводилась не столько к политике, сколько к просветительству, сейчас ситуация поменялась, и именно политика вышла на первый план. Это прекрасно, поскольку разделение труда обычно способствует большей эффективности этого самого труда. При этом, конечно, следует ожидать, что из партии выйдут те, кому политическая деятельность неинтересна вовсе, и кто состоял там именно ради просвещения, а то и вовсе рассматривал её как клуб по интересам. Это логично, ведь многие анкапы в принципе считают, что занятие политикой бесперспективно, и куда уместнее будет, скажем, пропагандировать либертарианский лайфстайл.

Я полагаю, что и минархисты с панархистами могут получить некий косвенный профит от распространения среди аполитичных масс идей анкапа, и анкапы вряд ли проиграют от наличия условно дружественного политического представительства — ведь они ничего не имеют против использования слабых мест государства для его ослабления. Так что я призываю не мешать либертарианцам лезть в политику, не ссориться с членами ЛПР, но и не считать, что на этой партии свет клином сошёлся, и что любая либертарианская активность должна быть как-то согласована с этой политической организацией.

А вот идти в политику под либертарианскими лозунгами вне ЛПР — это уже серьёзная заявка на то, что либертарианская рыночная ниша велика, и способна вместить более одной либертарианской партии. Возможно, это и так, но тут вам придётся быть готовыми к жёсткой конкуренции, что может оказаться контрпродуктивным, поскольку отвлекает ресурсы от конкуренции с провластными организациями.

В деснице у Навального либертарианцы, а в шуйце — кофе. Так победим!

Какая для либертарианца допустимая реакция на словесное оскорбление (оно совершается без применения физического насилия)? Как можно воздействовать на оскорбляющего, чтобы у него пропало желание так делать снова?

Битарх (вопрос оплачен в размере 0.01btc)

Это очень популярный вопрос, который задавался мне в разных формулировках уже не раз. Вот — недавний ответ про наступание на ногу. Вот ещё один, про идеологическую вражду. Вот — про психологическую агрессию. Вот — про невозможность свалить подальше от неприятного соседа. Вот — про сталкинг.

Но, как писал один поэт, знавший, как и все советские люди, толк в языке ненависти, «сколько раз увидишь его, столько раз его и убей!» Так что займусь вашим вопросом и постараюсь раскрыть тему немного по новому.

Для затравки предлагаю послушать доклад Давуда Зулумханова на седьмых Чтениях Адама Смита в 2015 году «О происхождении честности». Там он транслирует очень важный тезис:

Честного человека невозможно оскорбить, потому что у него нет чести, это термин разбойничий. Потому «оскорбление» и «оскорблённость» — это оружие разбойников. Оскорблённость это повод для того, чтобы получить «законное право на применение насилия». Оскорбление — это провокация второй стороны на действия, на которые можно законно ответить насилием.

Давуд Зулумханов

Так как же можно воздействовать на оскорбляющего, чтобы у него пропало желание делать это снова? Можете снова обратиться Давуду и воспользоваться его рецептом:

Торговца невозможно оскорбить.

— Ты негодяй, ты мерзавец, и весь ваш род был ворами!

А торговец улыбается и говорит:

— Да, да, но всё равно меньше, чем за пятьдесят, не отдам.

Давуд Зулумханов

Однако вряд ли этот совет полностью отвечает на ваш вопрос, потому что такой ответ не гарантирует, что у разбойника пропадает тяга к оскорблениям. Возможно, вам стоит отвечать на его собственном разбойничьем языке.

Так, Навальный принял вызов генерала Золотова в точном соответствии с их, разбойничьим, дуэльным кодексом, выбрав то оружие, в котором он силён, а генерал слаб. Генерал слился, и теперь по тем самым законам чести, к которым сам апеллировал, оказался обесчещен. Пропадёт ли у него тяга к насилию? Не факт. Но тяга к оскорблениям — почти наверняка.

Или, вот, Кадыров заявился к ингушскому старейшине Мухажиру Нальгиеву с сотней человек, заявив, что тот допустил в его адрес неуважительные высказывания. Но на защиту старейшины начали подтягиваться местные жители, и к чему это привело? Кадыров извинился и уехал. Кадыров, в отличие от Золотова, действительно кое-что понимает в чести, что и продемонстрировал.

В посте про наступание на ногу я описала, как происходит эскалация конфликта. Если бы людям из всех инструментов разрешения конфликтов была доступна только эскалация, они бы очень быстро закончились. Ну, знаете, все эти байки, мол, разрешите короткоствол, и эти сумасшедшие быстро друг друга перестреляют. Но вполне закономерные опасения подобного исхода приводит и к выработке такого важного инструмента деэскалации конфликта, как извинения.

Где наиболее высока вероятность получить в свой адрес оскорбление? Конечно, в интернете. Потому что интернет — это gun-free zone. А явитесь на соревнования по практической стрельбе, и там услышите сплошные расшаркивания: «уважаемый стрелок», «уважаемый судья». Потому что у каждого ствол, уйма патронов и азарт — попробуй тут не быть вежливым.

Резюмирую. Оскорблениям противопоставляется спокойствие, вежливость и твёрдость позиции, то есть указание, с одной стороны, на свою готовность извиниться, если невольно чем-то обидел, но с другой стороны на готовность ответить силой, если оскорбляющий сам не принесёт извинений. Ну а для профилактики оскорблений придётся обзаводиться репутацией человека, которого оскорблять не стоит.

Как ты относишься к Навальному? Есть ли у него шанс на то, чтобы что-то изменить?

Анонимный вопрос

Представьте себе, что я бы повесила себе на стену здоровенный постер со Световым, и постоянно обсуждала со своим парнем, какой он няшка. В лучшем случае парень бы решил, что я сектантка, и свалил от меня подальше. А в худшем случае получилось бы, как у РБ-тян. У неё постер с Навальным на стене, у неё футболка с Навальным на груди, у неё стикер с Навальным на телефоне… В результате с парнем вместо прекрасной России будущего они постоянно обсуждают, какой Навальный крутой, и какой он снял новый ролик. Так вот: до тех пор, пока они так делают, нет у Навального шанса что-то изменить: он сам оказывается интереснее своей повестки. Вот когда у РБ-тян начнут спрашивать, какие книжки почитать, тогда шанс появится.

Ну ведь няшка же!