Стилистика протеста

Интересную мысль услышала ночью у Екатерины Шульман — о том, что разница в стилистике протестов США и России не связана с тем, что у русских какой-то особый рабский менталитет, а просто так принято. Россия, по её словам, в этом плане больше похожа на Скандинавию: и там, и там протестуют сдержанно, выражая угрюмый немой укор, без всех этих ваших проявлений гнева, кричалок и поджогов. Если ты выходишь протестовать против несправедливости, то ты приличный человек, а приличные люди на улице не кричат, и людей не бьют.

Точно так же и митинги в России не для того, чтобы слушать, кто там чего несёт со сцены. Со сцены говорят для ютуба, то есть для тех, кто на митинг не пришёл, но хочет тоже проникнуться атмосферой и поставить лайк. А люди пришли пообщаться между собой и порадоваться тому, что их позицию разделяет много единомышленников. Они, конечно, понимают, что формально у них есть сформулированные требования, и на власть надо давить, чтобы она эти требования выполнила, но они не пойдут штурмовать кремль, потому что приличные люди так дела не делают. Они скорее резолюцию подпишут.

Именно поэтому российский агоризм принимает некоторые черты АУЕ. Агоризм — это не столько про то, чтобы государство сдохло от бескормицы, сколько про моральный выбор. Уклоняясь от взаимодействия с государством и уж тем более от выплат ему, человек просто чувствует себя морально чище.

Именно поэтому меня так бесят любые призывы скидываться людям на уплату штрафов. Как можно сознательно призывать людей запачкаться выплатами государству, да ещё и добровольно выступать его, государства, налоговыми агентами? Ты выходишь на улицу выразить государству свой укор, разворачиваешь плакат, тебя винтят, выписывают повестку в суд, суд присуждает штраф. Ну вырази свой укор ещё раз и прямо там в суде откажись платить. Пусть заменяют арестом или выносят из дома шкаф. Они и так разнесут тебе дом в любой момент, как только захотят, и особенно — если ты выбираешь тактику открытого противостояния режиму.

Российские либертарианцы сейчас форсят хэштег #russianlivesmatter и выходят с одиночными пикетами против бессудных убийств, совершаемых российскими силовиками. Я поддерживаю этот хайп. Но когда через неделю они начнут собирать донаты на штрафы задержанным активистам, я буду плеваться в их адрес. Просто предупреждаю заранее.

Либералов, которые ценят институт государства сам по себе, как нечто, несущее закон и порядок, я осуждать за выплату штрафов не стану. Для них это элемент закона и порядка. Они этот штраф будут законно опротестовывать в суде, желая исправить плохое государство. Такие у них ритуалы поддержания чистоты, и это можно уважать, хотя и надеяться на их прозрение.

Минусы агоризма

Я довольно много пропагандировала здесь агоризм, и у вас могло сложиться впечатление, что это единственно достойный путь борьбы с государством: минархизм быстро буксует, панархизм тоже вязнет на первых же этапах внедрения, только агоризм неистребим, реально помогает жить множеству людей и формирует в них полезные качества, то есть укрепляет сам себя. Тем не менее, у него есть свои минусы. Сегодня попробую свести их воедино, но, конечно, приведу контртезис к каждому тезису, потому что цель поста всё-таки не в том, чтобы навести уныние.

Напомню, что под агоризмом я понимаю любое ненасильственное предпринимательство, либо прямо запрещённое государством, либо по крайней мере никак им не регламентированное.


Тезис 1. В силу противодействия государства агористу приходится тратить усилия на маскировку своей деятельности либо иные способы вывести себя из-под удара. Издержки на это не равны нулю даже для микробизнеса, и быстро растут с увеличением масштаба предприятия.

Контртезис. Русские, а также подданные иных естественных государств, могут возразить на это, что для белого бизнеса в их юрисдикциях издержки противодействия государственному рейдерству также быстро растут с ростом успешности предприятия, поэтому обороты и прибыль важно прятать не только во избежание налогов, но и чтобы силовики не отжали само предприятие.


Тезис 2. Кстати, о рейдерах. Помимо государственных, есть ещё и частные. Чёрный бизнес не может воспользоваться государственной защитой от такого рейдерства и вынужден защищаться собственными силами, а издержки на это также быстро растут с ростом масштаба деятельности.

Контртезис. Русские или подданные иных естественных государств погладят вас, малохольного, по головке, услышав слова «государственная защита», а потом расскажут много невесёлых баек. Де факто силовой отъём бизнеса в таких юрисдикциях — это частно-государственное партнёрство, когда государство отнимает, а частник покупает за копейки, или когда частник отнимает, а государство констатирует его правоту своим судом, или, наконец, когда государство прессует по беспределу, пока бизнес не будет переписан на частника.


Тезис 3. Агористу трудно сохранять свою либертарианскую чистоту — на чёрном рынке он довольно быстро будет вынужден сам заняться силовым предпринимательством, либо сотрудничать с силовыми предпринимателями, либо попадёт от них в вассальную зависимость. Легальная деятельность будет ставить вопрос о сделках с совестью не так остро.

Контртезис. Да, это не исключено, многое зависит от расклада. Где-то мафии вынужден отстёгивать каждый лоточник, а где-то каждый бюджетник может быть отправлен на провластный митинг или голосовать по указке начальства. Так что сама по себе легальность или нелегальность ничего не гарантирует, а свои принципы всё равно придётся отстаивать, просто из самоуважения.


Тезис 4. Идея заморить государство голодом через агоризм могла бы сработать в США, где малый бизнес составляет в экономике серьёзную долю, но в той же России он прозябает на грани вымирания, и доля налогов с него в государственном бюджете невелика. Поэтому в России, с её гигантоманией, агоризм не сможет выполнить декларируемую задачу.

Контртезис. Прозябает на грани вымирания как раз малый бизнес, работающий вбелую, отчего привлекательность практик агоризма только возрастает. Тем не менее, вынуждена согласиться: пока агористы принципиально летают ниже уровня радара, значимого влияния на государство они не окажут, а для того, чтобы неуплата государству денег из разрозненных индивидуальных секретных практик превратилась в мощную кампанию гражданского неповиновения, легитимность государства должна быть серьёзно подорвана его собственными провалами. Российское государство пока уверенно справляется с этой задачей, надо ловить момент.


Ну и в заключение усилю свой посыл, данный в начале статьи. Главная задача агоризма в сегодняшней России — воспитательная. Ничто лучше не избавляет от патернализма в собственном сознании, чем грубая практика. А не изжив патернализм, государство не упразднишь.

Условие успешности агоризма

Принципы агоризма

У моего канала есть зеркало вконтакте, которое ведёт кто-то из читателей. Сама я за ним не слежу, так что если там появляется что-то любопытное в комментариях, сообщайте в личку. В частности, описание бизнес-идеи для агориста сподвигло Александра Татаркова, чей ютуб-канал я здесь уже разок рекомендовала, на развёрнутое дополнение, которое я решила вынести в отдельный пост.

Позволю себе немного обобщить и сформулировать основные принципы агоризма.

1. Работай с частным клиентом, а не с организацией. Частнику плевать, заплатил ты налоги или нет.
2. Работай за наличку. Только нал может быть черным. (напоминание от Анкап-тян: биткоин — это нал)
3. Не недооценивай бартер. По документам вообще никакие деньги не проходят, а каждая из сторон получила желаемое.
4. Коррупция это не плохо, а хорошо. Ты имеешь агента в стане врага (государства). Ты не даешь денег врагу (государству). Ты уменьшаешь зависимость чиновника от государства, ибо предоставляешь ему альтернативный доход. Он твой подельник. Он будет тебя прикрывать, ибо ты и есть компромат на него. И он больше тебя заинтересован, чтобы ваша схема не вскрылась.
5. Продавай то, что невозможно учесть, или посчитать. Те же порции обедов, или буклетов, или визиток (полиграфия).
6. Закуп материалов тоже должен быть черным налом.
7. Избегай безнала даже на личную карточку. Пусть клиент переведёт деньги тому, кому должен ты. Мои клиенты даже музыкалку моей дочери оплачивали! Так ты как будто ничего и не делал. Твоему кредитору без разницы, кто оплатил твои долги. И государство получает налоги только с одной транзакции.
8. Замечательная схема с дарами природы. Никакого закупа. Деньги хорошие, абсолютно черные и неотслеживаемые. Например, мы в 90-е шишку кедровую били. Продажа по чёрному, за наличку. Сколько продали — недоказуемо.
9. Работа с тем, чего нельзя потрогать. Например, дизайн. Сделал дизайн, получил деньги. От кого, за что — поди разберись. Ты этого человека может в глаза не видел! Он тебе заказ прислал по ватсапу, получил эскиз на почту. Оплату тебе на телефон закинул.
10. Ну и всяческие услуги на выезд, или на дому. Типа, ремонт компов, маникюры всякие, ремонт квартир, дрессировка/выгул собак. Даже если к тебе придут из налоговой по объявлению, говоришь, что клиентов пока не было. Появится первый — сделаю патент. Доказать, что полгорода у тебя обслуживается, можно только по стуку. Ну так работать надо нормально, чтобы на тебя никто не стучал…

Как-то так. Это первое, что на ум пришло. Многое из личного опыта 90-х. Сознательно отбросил криминальные схемы. Возможно, многое упустил. Тут главное — наметить направление мысли.

Выученная беспомощность, иллюзия контроля и агоризм

У Михаила Пожарского вышло очень хорошее видео про иллюзию контроля. Обязательно посмотрите целиком, если ещё не успели, а я, как обычно, даю ключевые, в моём понимании, тезисы.

  1. Опыт попадания в безвыходную ситуацию (ту, в которой от усилий субъекта не зависит его положение) провоцирует развитие выученной беспомощности.
  2. Выученная беспомощность резко снижает конкурентный потенциал субъекта в ситуациях, когда от его действий действительно что-то зависит.
  3. Важная психологическая защита от выученной беспомощности — иллюзия контроля. В безвыходной ситуации можно поверить, что от тебя всё-таки что-то зависит, и тогда выученная беспомощность не возникнет.
  4. Однако ритуалы психологической защиты, призванные сформировать иллюзию контроля, могут сами по себе ухудшать безвыходную ситуацию.
  5. Поэтому более эффективен навык рефлексии, когда субъект анализирует, что он реально может контролировать, а что нет, и не растрачивает силы на иллюзию контроля, принимая форс мажор, как есть.
  6. Такой навык формируется через опыт самостоятельного выхода из сложных ситуаций, и никак иначе.
  7. Поэтому создание громоздких централизованных структур и перекладывание на них ответственности за всё сущее — это иллюзия контроля, а реальная борьба с трудностями предусматривает скорее децентрализованных подход, основанный на личной ответственности. Точка.

Вот поэтому, обозначив три основных пути движения к анкапу — минархизм, панархизм и агоризм — я особое внимание уделяю именно агоризму.

Можно создать политическую партию, как у больших дядь, делать митинги, как большие дяди, и верить, что своим политическим давлением ты как-то влияешь на политику, проводимую властями — а на вопрос о том, почему лучше жить не становится, отвечать, что предпринятые усилия недостаточны, на площадь должны выйти не сто тысяч, а миллион.

Можно предлагать реформы по созданию функциональных конкурирующих юрисдикций, грезить гражданством фейсбука или проектом bitnation, а на вопрос о том, почему это всё не внедряется, отвечать, что всё и так к этому идёт, но неплохо бы удвоить усилия по пропаганде.

А можно просто заключить сделку и не заплатить налог. Или обойти неудобный запрет. Или придумать сервис, полезный людям, но невидимый для государевых слуг. Это уже не иллюзия контроля. Это сам контроль. На таких вещах человек учится самостоятельно выходить из трудных ситуаций. А если окажется в условиях, когда он не контролирует возможность выйти из положения, то он уже будет резистивен к выученной беспомощности, но и не ударится в ритуалы ради иллюзии контроля.

Можно остаться атеистом в окопах под огнём. Пока один срёт в штаны, а второй молится, агорист углубляет окоп.

Как быть агористом и заниматься обычным бизнесом с минимально возможной оплатой уплатой налогов?

Например, я хочу открыть кафе. Открывая кафе в центре города, я сильно рискую попасть на деньги от государства. Как избежать этого, и стоит ли вообще рисковать, открывая нелегальный бизнес в современной России с реальной площадью и людьми внутри? Такое чувство, будто агоризм сейчас это только продажа веществ, но я не хочу продавать вещества в торе, я хочу заняться, например, кафешкой, а там уже совсем не такая анонимность, там нужно, чтобы о нём знали, и оно стояло на виду. То есть совсем не то же, что рынок веществ, например, где можно через тор делать дела. Далее, если какие-то проблемы с властями возникнут, то суд и правоохрана монополизированы, и никто не защитит меня от произвола налоговиков. Что делать? Ждать, пока избегать налоги станет нормой? Подмаслить взятками? Тогда деньги пойдут государственным служащим и повысят их заинтересованность в создании проблем (чтобы было больше взяток). Порочный круг какой-то.

Вопрос сопровождается донатом в размере 0.0001985 btc

Практики агоризма всегда подразумевают определённую солидарность между контрагентами против государства, на неё и стоит ориентироваться, прикидывая, как построить свой теневой бизнес. Так, если вы устроите безналоговое заведение на открытой площадке в центре города, то у вас есть единственный шанс избежать репрессивного давления со стороны государства: если в ответ на подобные попытки ваши клиенты немедленно перестреляют нахрен представителей государства, и им это заранее известно. Вне Чеченской республики на такое рассчитывать не приходится, так что проехали.

Раз уж у нас пошла речь о сфере общественного питания, я бы предложила другую бизнес-модель. Находите не слишком пафосный бизнес-центр, с мягким пропускным режимом, обходите каждый офис, и излагаете своё несложное коммерческое предложение — о том, что каждый рабочий день в обеденный перерыв вы готовы доставлять им горячий комплексный обед по фиксированной низкой цене, с оплатой кэшем. Вот ссылка на телеграм-бота, каждое утро до 11-00 можно сделать заказ, выбрав один из трёх комплексов, и с 13-45 до 14-15 заказ будет доставлен в офис. Вот, собственно, и вся модель. Вам потребуется снять помещение для кухни на физлицо, нанять вчёрную персонал — и работайте. Вы можете даже не представляться никому никаким именем, ваше имя — это телеграм-бот. Ах, да, ещё потребуется потратиться на написание бота. Как вариант, бот заменяется сайтом, но это зависит только от распространённости телеграма в вашем городе.

Кстати, чтобы не ходить со своими рекламками вхолостую, когда будете рекламировать свою службу горячих обедов, прихватите с собой вкусную выпечку, она отлично разойдётся в офисах хоть ближе к ланчу, хоть ближе к файв-о-клоку. Тогда вы будете не просто «приходил чувак с буклетами», а «эти, с плюшками, могут ещё и горячие обеды носить».

Разумеется, эта модель лучше работает, когда в офисах есть какая-то жизнь, так что период тотальной самоизоляции — не лучшее время начинать подобный бизнес. Зато прямо сейчас вы можете организовать бесплатное питание для врачей в больницах, на донаты. Этим уже занимаются некоторые НКО, ничто не мешает и вам начать оттачивать свои организационные навыки прямо сейчас. Любая благотворительная организация тратит часть собираемых средств на собственные нужды, так что, если не наглеть, вы, по крайней мере, сумеете обеспечить минимальный заработок себе и своим сотрудникам, плюс заработать репутацию и известность, ну и собственно объект благотворительности будет вам благодарен, и, если что, выделит аппарат ИВЛ вне очереди.

Разумеется, эта идея не нова, но в этой сфере ещё долго будет пространство для агоризма, особенно вне столиц

Аутоиммунное поражение государства, или как можно использовать силу самого государства для его разрушения

Колонка Битарха

В медицине существует такой класс заболеваний как аутоимунные. Это мышечная слабость (миастения гравис), сахарный диабет 1-го типа, рассеянный склероз и прочие. Суть данных заболеваний в том, что антитела (киллерные клетки) начинают распознавать ткани организма хозяина (человека, животного) как вредоносные и атакуют их. Чаще всего это происходит после заражения определённым вирусом, который в плане узнаваемости иммунитетом хозяина похож на здоровые ткани (говоря простым языком). Антитела просто не видят различия кого атаковать — вирус или здоровые ткани — и убивают всех.

Аутоиммунное поражение можно наблюдать в любой сложной системе, не только биологической. Например, многим пользователям компьютерных антивирусов известна проблема удаления нормальных файлов, которые антивирус принял за вредоносные. Кто использует браузерные расширения для блокировки рекламы (AdBlock), хорошо знают, что из-за них часто нарушается нормальная работа сайта. Это происходит как раз из-за принятия блокировщиком нормального кода сайта за рекламу — и его удаления.

Государство также представляет из себя сложную систему и может быть легко подвергнуто аутоиммунной атаке. При этом получается интересная ситуация — чем больше у государства силовиков и различных служб, тем эффективнее будет аутоиммунный удар. Данная стратегия действует в обход известного утверждения «государство сильнее, оно вас легко раздавит, поэтому силовая борьба бесполезна», поскольку для силовой борьбы с государством использует силу самого государства.

Как же может быть реализован аутоимунный удар по государству? Способов много, главное понять общий смысл. Вот некоторые примеры:

1) Реалистичные силиконовые маски лиц чиновников, силовиков и прочих врагов свободы (далее — этатистов). В них делаем что угодно, чтобы подставить этатистов под других силовиков.

2) Имитация отпечатков пальцев известных этатистов. Кидаем бутылку в окно ФСБ, «набутыливают» кого нам надо.

3) Внедрение троянских коней на компы этатистов, которые будут проксировать трафик. С них можно, например, заниматься кардингом, воруя деньги у госбанков и прочих организаций, связанных с бандитами, и тратя это на продвижение либертарианства. «Придут» как раз за этатистами (или не придут, решив, что эти этатисты имеют право тырить деньги у государства, тут главное, чтобы от этого не пострадал очередной Магнитский или даже Навальный — примечание Анкап-тян).

4) Заказывать наркотики в даркнете на адреса этатистов и стучать куда надо.

5) Не брезговать анонимными доносами по любому поводу на этатистов: курение в неположенном месте, парковка под знаком, жестокое обращение с собственными детьми, выгул собаки без намордника, встречи с девушками моложе 16 лет, несоблюдение правил пожарной безопасности/охраны труда/САНПиН/налоги/нелегальные иммигранты и прочие нарушения на предприятиях, принадлежащих этатистам.

6) Оформить СИМ-карту на имя этатиста и совершить несколько «преступлений» без жертв с нигде ранее не использовавшегося смартфона.

Комментарий Анкап-тян

Рассмотренная выше тактика — это ещё один инструмент из агористского тулбокса против государства, наряду со столь неоднозначно воспринятым вами убер-возмездием, ведь агоризм не сводится к одной только контрэкономике. Контрэкономика важнейшая его часть, поскольку претендующие на жизнь без государства должны уметь продемонстрировать, что они способны обеспечивать себя без государства всеми важнейшими благами цивилизации. Однако государство нужно не только низводить, но и курощать, иначе домомучительница не сгинет.

Алло, правительство, у нас на крыше нелегальные мигранты!

Убер-возмездие и убер-правосудие

Кажется, ни один ещё пост у меня не порождал такой дискуссии, как описание концепта убер-возмездия. Пожалуй, стоит разобрать основные тезисы оппонентов.

Научная новизна

Мне вполне справедливо указали, что схожий функционал уже реализован в гидре и других схожих торговых площадок даркнета, так что считаю нужным подчеркнуть отличия от существующих сервисов, раз уж в исходном посте они оказались недостаточно артикулированы.

  1. Размещаемые на сервисе объявления должны быть открытыми. Почему?
    1.1. Если классические биржи убийств ставят задачей не спугнуть объект, то здесь знание объекта о готовящемся возмездии — часть возмездия.
    1.2. Чем шире стала известна конкретная несправедливость, тем больше вероятность, что к призовому фонду свои деньги добавят третьи лица (как пострадавшие от схожих действий объекта возмездия, так и просто неравнодушные).
    1.3. Объекту возмездия предоставляется шанс договориться по хорошему.
  2. Уже упомянутая возможность краудфандинга призового фонда (правда, схожий механизм используется рынком предсказаний, когда ставку на смерть может сделать достаточно много народу).
  3. Третьи лица могут прикладывать собственную экспертизу предоставленных пруфов — как пруфов несправедливости, так и пруфов состоявшегося возмездия.

Ну и помимо этого такой агрегатор запросов на возмездие должен обладать куда более мощным юзабилити, чем просто доска объявлений, иначе он не сумеет получить достаточной популярности, без этого не будет сетевого эффекта, а без сетевого эффекта большая часть запросов в сервисе так и останется гласом вопиющего в пустыне.

Этичность

Указывалось, что этот инструмент легко может быть использован для расправы над невиновными: всякими фриками, геями, наркоманами, любителями добровольного секса с несовершеннолетними и так далее.

На это я могу сказать, что в обществе, где такие расправы находят массовый спрос, людям не требуется специальное приложение, они и так прекрасно забьют камнями неугодного, или потребуют от его родственников совершения убийства чести. В нашем же случае организуется возможность публичного возмездия над теми, с кем было бы затруднительно расправиться, не скрываясь: в первую очередь над людьми вроде условного Петрунько.

При этом следует отдавать себе отчёт в том, что исполнитель возмездия рискует огрести как от объекта возмездия, так и от представителей государства или даже случайных прохожих — если сработает неаккуратно и попадётся. В момент совершения возмездия для всех свидетелей именно он выглядит преступником. Но, кстати, таким исполнителем прекрасно может стать представитель государства, которому будет легче уйти от ответственности.

Возмездие не есть правосудие

Возмездие, в норме, это только часть процесса правосудия, в то время как предложенный механизм как-то игнорирует судопроизводство: приговор выносит сам инициатор запроса.

Мне кажется, проектировать универсальный инструмент правосудия, когда в рамках единого сервиса обеспечивается и следствие, и суд, и наказание — это чрезмерно громоздко. Хочу также обратить внимание публики, что проблем с расследованием несправедливости сейчас особо нет: этим занимаются и проекты вроде Сканера и Русского слона, и ФБК, и Беллингкэт, и ещё огромное число независимых агентств. Проблемы возникают на этапе вынесения и воплощения в жизнь приговоров, поскольку эта область, в отличие от следствия, монополизирована государством.

Так что я сосредоточилась на расшитии именно этого узкого места. Пусть старательные журналисты предоставляют фактуру и доказательную базу — а через Wanted третье лицо, не имеющее никакой прямой связи с условным ФБК, организует возмездие. При этом, кстати, может быть создано несколько конкурирующих заявок по одному и тому же делу. Так, вышеупомянутому Петрунько один может заказать плеснуть в глаз зелёнкой, а другой — кислотой. Какой именно контракт поддержит больше народу? Какой именно контракт будет исполнен? А это уже рыночек порешает. Давайте доверять рыночку.

А может, никто этого патриота-государственника и не закажет: вон какой бравый парниша

Убер-возмездие

В ролике про анархо-капитализм я фантазировала на предмет того, что безопасность на улицах могла бы обеспечивать убер-полиция.

Разумеется, прямо сейчас такой сервис имеет мало перспектив для того, чтобы быть реализованным, потому что государство трепетно оберегает свою монополию на полицейские функции. Ничто не помешает полицейским провокаторам задидосить сервис ложными вызовами, или даже использовать парамилитарес для того, чтобы расправляться с доброхотами, спешащими на помощь по вызову — неважно, по зову сердца ли, или по зову наживы. Да и сам сервис вряд ли сумеет получить достаточное количество пользователей, будучи на нелегальном положении.

Однако кое-какие анархо-капиталистические сервисы по частному производству безопасности можно организовать уже сегодня в рамках чисто агористских практик. И прежде всего речь об убер-возмездии.

Представьте себе мобильное приложение со следующим функционалом.

Пользователь запускает приложение и анонимно загружает через него информацию о некоей несправедливости, сопровождая её должной доказательной базой: фото, видео, ссылками на независимые свидетельства и так далее. Затем указывает, какое именно наказание он считает приемлемым для виновника, а также сумму, которую он готов предложить тому, кто возьмётся это наказание обеспечить.

Другой пользователь имеет возможность посмотреть в этом приложении, какими несправедливостями полнится мир, и при желании добавить свои средства к тем, что уже обещаны по тем или иным кейсам.

Третий пользователь имеет возможность, выбрав себе дело по душе, совершить запрошенное возмездие — и приложить пруфы. Далее любой желающий может независимо проверить, действительно ли возмездие имело место, и оставить своё мнение об этом. Те, кто резервировал свои деньги для свершения правосудия, могут либо совершить проверку самостоятельно, либо довериться мнению сторонних экспертов, либо предоставить право распоряжения призовым фондом кому-то ещё, например, автору изначального описания несправедливости — но не обязательно ему, и об этом ниже.

По мере того, как все, кто поместил свои деньги в призовой фонд, убеждаются, что возмездие и впрямь свершилось, они отпускают свои деньги, и их биткоины уходят в кошелёк того, кто указал себя как того, кто свершил это самое возмездие. Тут можно заморочиться со смарт-контрактами, мультиподписями, можно использовать принцип работы openbazaar или же банальный механизм централизованного эскроу, хотя последнее нежелательно, поскольку будет означать, что призовые деньги хранятся на кошельках сервиса, и это потенциально небезопасно. Я не настолько компетентна в криптотехнологиях, чтобы однозначно указать на наилучшую желаемую реализацию этого конкретного механизма.

Ну и в качестве дополнительного функционала приложение могло бы включать в себя возможность приватной переписки между пользователями сервиса, систему рейтинга для тех, кто вершит возмездие, систему всяких медалек и прочих поглаживаний для тех, кто помогает в софинансировании восстановления справедливости, поиск по карте, по категориям злодеяний, и так далее.

Как нетрудно видеть, сервис довольно универсален и при должном качестве исполнения позволяет сохранить анонимность всем, кроме объекта возмездия, а также жертвы (которая, однако, может утверждать, что она вообще ни сном ни духом, и никакого возмездия не заказывала, что вполне может соответствовать действительности). Также объект возмездия может, обнаружив объявление, где на его голову призываются всяческие кары, анонимно связаться с заявителем и попытаться договориться по хорошему. Хотя нельзя исключать и попытки договориться по плохому или вовсе устранить заявителя — и как раз на этот случай полезно, чтобы через приложение можно было делегировать право совершения оплаты некоему стороннему аудитору — тогда дополнительное насилие в адрес потерпевшего никак не обезопасит агрессора, ведь потерпевший уже не вправе остановить запущенный механизм воздаяния.

Наконец, ничто не мешает и любому служителю закона, обнаружив информацию о некоем злодеянии, счесть её заявлением о преступлении — и подкалымить. Это будет вполне в духе агористской доктрины растления государевых слуг, чтобы привыкали работать на людей, а не на официальное начальство.

Вместе с тем по закону будет крайне проблематично привлечь к ответственности кого бы то ни было из цепочки пользователей приложения, если, конечно, они не попадутся с поличным.

Разумеется, такое приложение вряд ли получится разместить в официальных магазинах, так что придётся ограничиться кругом пользователей андроида, и предлагать скачивать APK с сайта проекта — но это пустяковое неудобство. Опять-таки, весь функционал прекрасно можно предоставлять и через сайт, чтобы вообще не привязываться к телефону.

Осталось придумать название. Я бы, не особо напрягая фантазию, назвала его просто и понятно для всех потребителей голливудской продукции, то есть для всех обитателей земного шара: Wanted.

Помимо сервиса, позволяющего организовывать децентрализованное возмездие, полезно также иметь функционал, позволяющий собирать доказательный материал: иметь способ буквально по одной кнопке начать писать видеоряд в облако, а желательно ещё и стримить, и к тому же делать всё это в фоновом режиме с выключенным экраном. Конечно, важно при этом фиксировать время съёмки и геолокацию, а также иметь возможность подавать сигнал тревоги по смс группе контактов. Пригодятся всякие обманки, позволяющие имитировать удаление информации с телефона, ложные пароли, секретное дисковое пространство и так далее. Похожие приложения есть, и как раз им-то ничто не мешает быть выложенными в магазине — но чтобы весь такой функционал был собран в один удобный продукт, я пока не слышала. Подобное приложение я бы назвала красочно: Наших бьют!

Если вы слышали о том, чтобы кто-то разрабатывал что-то подобноее, сообщите, пожалуйста. Если есть идеи по реализации — можно обсудить.

Интервью с Олегом «Laxy Catal» Таракановым

Олег Тараканов (Laxy Catal) — довольно известный в России теоретик либертарианства, на которого мне у себя в канале уже приходилось неоднократно ссылаться, пока, наконец, не получилось законтачиться лично. Интервью бралось в течение нескольких вечеров путём переписки в фейсбуке, поэтому затем его пришлось довольно долго вычёсывать от попутного офтопика и некоторых неизбежных в столь продолжительной переписке повторов тезисов. Представляю вашему вниманию то, что в итоге получилось.

В русскоязычном интернете вы, насколько мне известно, первый, кто начал пропагандировать идею контрактных юрисдикций, хотя и под другим названием. Условно считается, что первым на этом поприще отметился Поль Эмиль де Пюид. А каким путём вы пришли к этой концепции?

Да, вероятно, я первый в современной России, кто всё до конца продумал в голове, но Алексей Шустов всё же опередил меня с написанием текста, где, на мой взгляд, описан странный и не до конца продуманный гибрид обычного территориального государства с контрактными юрисдикциями внутри него. Текст Шустова слегка ускорил написание моего текста, более последовательного в избавлении от традиционного государства и, главное, имеющего «страховую парадигму» государства внутри себя. У Шустова не хватает страхования. Кроме того, я гораздо жёстче в терминах, я не стесняюсь называть крышу крышей и оставляю классическую идею «государство — результат институционализации рэкета» нетронутой, просто добавляя к этому страхование и ядерное оружие, которое делает территориальные образования большими неподвижными мишенями (кстати, эта фраза из «Пятницы» Хайнлайна).

Термин «контрактные юрисдикции» я впервые встретил в небольшой статье Анатолия Левенчука «Провайдеры сотовой государственности» в журнале Компьютерра. Ещё я был знаком со взглядами Густава де Молинари по небольшой статье в Либертариуме «Производство безопасности». Также я немного знал, как был устроен рэкет в девяностые, и то, что часто дань крыше была меньше, чем налоги, при этом крыша обеспечивала защиту от налоговой и реально защищала подкрышных. Так что идея контрактных юрисдикций не только стара как идея, но и много раз воплощалась на практике. Моя заслуга в осмыслении её как страховой услуги и интерпретации крыш как конкурирующих на общей территории государств.

Можете более подробно описать то интеллектуальное сообщество, в котором вы тогда общались? Какие идеи были на слуху, как была воспринята ваша идея, какие были возражения и альтернативные концепции?

Ещё в начале двухтысячных я был обычным демокро-либералом в духе Гайдаро-Чубайса. Но я и вообще не очень интересовался политикой, отойдя от неё после победы над коммунистами в 1991-ом. Неким поворотным моментом был провал СПС на выборах в Думу осенью 2003-го (кажется). Тогда я за зиму качнулся в сторону чистого анкапа, и покрутив его в голове, не смог состыковать все гифы. Можно сказать, что в тот момент я и начал думать над контрактными юрисдикциями, хотя не знал, что это так называется. По сути, я хотел построить в голове такое политическое мироустройство, которое стыкуется непротиворечиво. Это всё варилось в голове лет пять-шесть, наверное, прежде чем состыковалось. За эти пять лет многое было подхвачено, многое отброшено. Контрактные юрисдикции, страхование, крышевание, ядерное оружие — это главное, конечно. Моё подсознание само всё перебирало и комбинировало, в конце концов всё состыковалось (но я не помню этого момента), оставалось только изложить это буквами. Свой текст «Страховые государства» я спешил написать к Лебедевским чтениям, которые проходили в мае 2009; там я презентовал текст, подробно его не пересказывая, ведь он довольно длинный. Люди на чтениях собираются грамотные, «либертарианская тусовка», старшее поколение российских либертарианцев. Найденные мной идеи я публиковал в своём ЖЖ по мере нахождения. Найденная мной «страховая парадигма государства» очень впечатлила Анатолия Левенчука, и он написал о ней заметку, а его почти все читали. Годом раньше идею контрактных юрисдикций на чтениях докладывал Шустов, поэтому на самих чтениях я никакого фурора не произвёл, разве что мой прогноз, что до реализации идеи осталось от семи до пятнадцати лет — народ впечатлил.

Кстати, от этого прогноза я не отказываюсь, хотя десять лет прошло, думаю, через несколько лет всё и начнёт сыпаться.

Наблюдаете ли вы какую-то интеллектуальную преемственность между теми старыми либертарианцами нулевых годов и нынешними массово приходящими в либертарианское движение активистами? Кто из лидеров мнений десятилетней давности продолжает оставаться актуальным для нового поколения, на ваш взгляд?

Боюсь, что я не тот, кто может компетентно ответить на этот вопрос. Я плохо знаком с молодым поколением, приходящим в либертарианство. Себя я отношу к среднему «поколению», пришедшему к либертарианству в нулевые. Старшее поколение пришло в 90-е, молодое в 2010-е. И вот если старшее поколение я знаю хорошо, то молодых плохо. В старшем поколении я слегка разочарован, хотя не сильно. Те, кто не минархисты (минархистов вообще в старшем поколении мало), в частных разговорах, в отдельных комментах ФБ и ЖЖ почти всегда эксплицируют себя (каминг аут:)) сторонниками ЭКЮ, экстерриториальных государств. Но! Никто из них никогда этого не сказал публично, хотя бы отдельным постом. Я вижу в этом какое-то двуличие, ханжество что-ли, как будто быть сторонником КЮ это что-то постыдное или то, о чём не принято говорить. По сути, у либертарианцев нет никаких конструктивных идей о том что нужно строить (а не что разрушать), кроме ЭКЮ. Конечно, если они не хотят быть белками в колесе истории. То есть я вижу практически полную победу идеи ЭКЮ, но какую-то полутайную, что ли.

Вы заикнулись про то, что минархистов в старшем поколении мало, однако примерно в то же время, которое вы описываете, в России появилась либертарианская партия, с чисто минархистской программой. То есть вроде как идей о том, что хочется построить, было вполне в достатке, там явно вдохновлялись грузинскими реформами и прочими либеральными концепциями. Вы контактировали с ЛПР на каких-либо этапах её становления и развития, или ваш круг интеллектуалов политики сторонился?

Я, как среднее поколение либертарианцев, общаюсь и со стариками, и с молодыми, создателей ЛПР я знаю, это не те, кто там сейчас заправляет, это питерские люди, сейчас они не в ЛПР, у них партию москвичи увели, что было закономерно. Питерцы вполне симпатизируют ЭКЮ, москвичи тоже. НО! Опять никто этого не говорит открыто. Парадокс!))

ЛПР создали Олег Хриенко и ещё несколько человек из Питера, они же позже создали радио RLN, где сейчас главный Александр Китченко. Олег вначале возглавлял ЛПР, и, похоже, содержал её, но позже сосредоточился на бизнесе, уйдя из политики. Всем этим людям симпатичны ЭКЮ, что я знаю из личных разговоров. В нынешней ЛПР знаю Бойко, Шальнева, Светова, ещё пару человек. Шальнев слишком практик, он горит желанием что-то делать, не важно что, не задумываясь о тщетности суеты; мыслители вроде меня ему чужды. Сергей Бойко всё же сбалансированнее в этом плане. Бойко и Светов — сторонники ЭКЮ. Светова я прошлой осенью на чтениях Адама Смита спросил, знает ли он о неразрешимых проблемах минархизма и анкапа, на что он, не зная с кем говорит, сразу же сослался на ЭКЮ как разумную альтернативу, отослав меня к моему же тексту. Это было забавно. Так мы познакомились лично. Вроде бы чистая победа ЭКЮ, но люди в сети, как белки в колесе, продолжают обсасывать минархизм и анкап, как будто нет моих «терминальных текстов» об их фундаментальных проблемах.

В случае с миром контрактных юрисдикций каким вы видите положение человека, не пожелавшего подобные контракты заключать, и, соответственно, не имеющего крыши?

Положение такого человека — как животного в лесу. Животное свободно конечно, но его могут подстрелить. Прав у таких не будет, но право и вообще концепт сомнительный, отсекается бритвой Оккама. Как любит говорить Светов «где нет закона, нет и преступления». Поскольку люди без крыши не сковали себя никакими контрактами, накладывающими на них обязательства прилично себя вести, то и с ними можно вести себя как угодно. Но, думаю, крыши запретят своим клиентам обижать безкрышных, заботясь о минимизации числа страховых случаев, но безкрышные сами между собой смогут устраивать перестрелки и прочее без последствий для победителя. Впрочим и Бэрр подстрелил Гамильтона на дуэли без последствий, когда в Штатах ещё была свобода. Именно эти люди, находясь в локковском «естественном состоянии свободы», могут строить чистый анкап без экстерриториальных государств. Надеюсь, таких будет немало, как немало мелких стран, которые могли бы быть завоёваны крупными соседями, но живут себе, потому что никому не интересны.

Таким образом, получается, что страховые крыши могут оказаться как рыночно востребованными, в случае, если люди в обществе достаточно агрессивны (например, испытывают серьёзный недостаток ресурсов) — так и не особенно востребованы в условиях относительно мирных практик (обычно это коррелирует с материальным изобилием). Не получится ли так, что нарастание изобилия сделает страховые крыши попросту ненужными, и устойчивой моделью отношений станет-таки чистый анкап?

Страховые крыши, они же экстерриториальные государства — могут стать промежуточным этапом на пути к квазичистому анкапу, но мне трудно себе представить, что можно как-то миновать этот этап. Это связано с неизбежностью болезненного краха нынешнего мироустройства, в процессе которого ад и хаос будут не шуточными и крыши в этом хаосе будут центрами возникновения нового порядка.

То есть проблема не в том, что анкап вообще невозможен (бытовая ситуация вполне может выглядеть, как анкап, и обычный человек может думать, что живёт при анкапе) — а в том, что где-то в закулисье, о котором мало кто задумывается, где-то на уровне перестрахования или даже переперестрахования всегда будут существовать силовые игроки с ядерным оружием, авианосцами и спутниковыми группировками, и их трудно не считать экстерриториальными государствами. Ровно они-то и будут делать крупные конфликты маловероятными, угрожая нанести неприемлемый урон агрессору. Такие игроки оторвутся от традиционных государств и будут самостоятельными, как когда-то флотилии пиратов или купеческие гильдии. Крышевание такого масштаба — хороший бизнес, частные лица его освоят.

Можно представить себе ещё как минимум два пути к квазичистому анкапу.
1. Через минархизм, то есть постепенную приватизацию государственных функций путём реформ сверху, но без отказа от территориального суверенитета государства вплоть до того момента, пока от государства не останется просто имя, и за ним не будет стоять ничего.
2. Через агоризм, когда анкап прорастает сквозь государство, пока оно не помрёт от банальной невостребованности — и опять-таки минуя этап множественных экстерриториальных крыш, которые навязывают людям кнутом или пряником более или менее постоянные взаимоотношения.
Минархизм — это путь условной ЛПР, агоризм — путь условных Золоторева и Шерстнева.

Ха, насмешили. Никогда такого не было, и вот опять — как говорил Черномырдин. Я не особо знаток истории, но, по крайней мере в 20 веке сколь-нибудь масштабного падения роли государства без сопутствующей катастрофы — не было. Проигрыш в войне, крах империи — вели к снижению государства. И всё, наверное. Представить, что тихой сапой без катастрофы можно деэтатизироваться — нет уж, это утопизм какой-то, это не ко мне, я в сказки не верю.

Касательно движения к минархизму, даже чисто с кибернетической точки зрения, невозможно далеко продвинутся по пути, где по мере движения вперёд падают стимулы для дальнейшего продвижения и растут стимулы к движению назад. Через реформы к минархизму придти невозможно, только через катастрофу.

В сытом обществе изобилия люди более лояльны ко всяким проектам помощи ближним и грабежу для этих целей. Изобилие — отличная почва для построения социального государства, а совсем не анкапа.

В агоризм как тактику движения к анкапу я верю чуть больше, поскольку история знает примеры побед неформальных практик над государственными запретами. Невозможность победить наркотики в конце концов привела к их постепенной легализации во многих странах, а раньше такое случилось с сухим законом. Но это всё были некритические для существования государства проблемы, а сухой закон вообще был вреден для госфинансов, уводя огромные деньги из бюджета. Я бы не стал недооценивать способность государства бороться с критическими для него угрозами. Чиновники разных стран легко находят общий язык, когда речь идёт о деньгах: они победили неподконтрольные большим государствам офшоры, и даже Швейцарию принудили ликвидировать банковскую тайну, хотя казалось бы. Если биткоин станет всерьёз опасен, государства физически уничтожат ту инфраструктуру, которая его поддерживает, вплоть до ракетных обстрелов майнинговых ферм или перерубания линий связи. И плевать, что это во многих странах — они договорятся о совместных действиях. Ну и нельзя целиком уйти в сеть: пока вы хоть немного в реале — вы уязвимы для государства, особенно в части обладания оружием. Тут мне внушает оптимизм «доктрина сдерживания», которая не является частью агоризма. Но представим что успехи агоризма привели к тотальному к банкротству государства: восемь миллионов российских «силовиков» остались ни с чем. Что они будут делать? Мирно разойдутся по домам? Нет, не все, но часть из них устроит ад в реале, просто займутся грабежами, нам придётся откупаться от них, и снова мы приходим к крышам.

Вы указываете, что ждать осталось недолго. Можете наметить широкими мазками, как будет происходить переход к системе ЭКЮ?

Да, хорошо. В моём тексте «Страховые государства» этот раздел есть, но он не дописан и наверное за 10 лет устарел, сейчас, если коротко, мои мысли на этот счёт таковы:

1. У традиционных территориальных государств много бенефициаров: спецслужбы, армия, полиция, вообще весь ВПК, политики, госсужащие, бюджетники, пенсионеры – невозможно себе представить, что они «сдадутся без боя». Поэтому все реалистичные сценарии выглядят катастрофическими, то есть сопровождаются хаосом – из которого уже будет появляться новый порядок. Как появляются крыши, как среди них происходит «естественный отбор», как растёт их масштаб и как появляется иерархия крыш – абсолютно понятно. Крышами верхнего уровня, вероятно, будут атомные авианосцы, в непрерывном движении с борта управляющие спутниковыми группировками. Это будут «крыши крыш», работающие через Ллойд, частные лица с ними дел иметь не будут, часто даже не будут знать об их существовании. Нам же остаётся выяснить, как и почему произойдёт «скатывание в хаос».

2. На самом общем уровне причины скатывания в хаос описать не трудно. Во все времена элиты пытаются «загрести все материальные ценности, до которых могут дотянуться, потом свернуть пространство, закуклится и остановить время» (Стругацкие). То есть, будучи довольными своим положением, они стараются заморозить ситуацию, в которой они достигли успеха, то есть остановить прогресс. Прогресс же не желает останавливаться, поскольку является побочным эффектом предпринимательской деятельности, то есть вечного и неистребимого желания разбогатеть. Плюс желания стать элитой, плюс нежелание отдавать ценности. Всё.

3. Дьявол в деталях. Технологии продления жизни и вообще успехи медицины разрушат государственные пенсионные системы, которые и без того трещат от выхода на пенсию бэбибумеров. Альтернативные источники энергии, особенно возобновляемые, термояд, но и новые конструкции атомных электростанций тоже (пока тормозимые регуляторами) и сланец – роняют цены на нефть и газ, опуская страны, их добывающие (особенно важно Ближний восток, потенциально очень конфликтный). Новые (без цeнтpифyг) технологии обогащения уpaна (лазерное разделение изoтoпoв, нанотехнологии).

4. Не только технологии. Терргосударства предполагают некоторое однообразие подвластного народа, в идеале: один язык, одна национальность, одна культура, одна религия. Такого почти не осталось. Нацдиаспоры, землячества, этнические районы и даже города. Леваки, поощряя инаковость – упразднили концепцию «плавильного котла». В мире растёт разнообразие, под которое не заточены традиционные государства. Беспорядки в Британии и Германии показали, что власти уже с трудом могут совладать с мусульманами, а иногда просто сдаются (вспомним массовое изнасилование мигрантами немок в Кёльне и призыв Меркель не провоцировать «гостей»). То есть государство уже дискредитировало себя как защитника правопорядка, остаётся дискредитировать себя как «источник благ» (пенсий, пособий и т.п.) и оно станет никому не нужно, кроме политиков и вояк.

5. Итого, самый мягкий реалистичный сценарий: мусульмане на Западе через массовые беспорядки и при поддержке левых добиваются упразднения над ними юрисдикции местных государств, создают свои суды и полицию, не платят налоги государству, после чего уже местные белые под лозунгами «а чем мы хуже?» начинают бороться за что-то похожее для себя, и от этого всё идёт в разнос. Предтечей этого был архиепископ Кентерберийский, предложивший дать возможность мусульманам судиться в своих судах – его вынудили уйти в отставку, он опередил своё время.

6. Чуть более вероятно, что отдельные негосударственные ближневосточные группы (там госграницы вообще случайные, там все группы трансграничные), с помощью новых технологий, наплевав на «режим нераспространения» обзаводятся ядерным оружием и начинают требовать свой «кусок власти» (скорее всего пересмотра границ, но необязательно). Там все против всех, шииты против суннитов, все против евреев и США – обязательно где-нибудь рванёт, особенно на фоне снижения доходов от экспорта нефти и газа. Далее миллионы беженцев в Европе и см. пп. 4 и 5.

7. Немного по другому в США. Конечно там много лaтинocов и нeгpов, только ждущих повода для массовых беспорядков (вспомним наводнение в Новом Орлеане). Но главный конфликт назревает между демократами и республиканцами. Соцсети стимулируют кластеризацию людей по убеждениям, каждый ищет поддержку своей точки зрения и находит себе echo chamber, место, где им вторит толпа, и усиливает уверенность в собственной правоте, что ведёт к поляризации общества. По любым спорным вопросам все поделены на лагеря, люди как в окопах, диалог практически невозможен, каждый уверен в своей правоте и считает оппонента либо придурком, либо злонамеренным мерзавцем. И эти люди платят налоги одному правительству. Может ли такое долго продолжаться? Тут либо гражданская война, либо под разные крыши — в деталях предсказать не берусь, но хаос неизбежен. Пока ситуацию спасает некоторое изобилие, всем всего хватает. Если же начнутся перебои с пенсиями и пособиями – каждая сторона обвинит в этом другую, и понеслось. Хаос в США мгновенно приведёт к краху «режима нераспространения». Штаты сейчас главный хранитель вестфальского мира, любое их серьёзное ослабление приведёт к краху нынешнего миропорядка. Но и их авианосцы — готовые крыши верхнего уровня. Лишившись в кризис финансирования, они, я надеюсь, уйдут на вольные хлеба и будут хребтом нового миропорядка.

Могу ли я сказать что-то оптимистичное? Да. Нынешние терргосударства — отвратительны, они порабощают людей на подконтрольных территориях и одомашнивают их как скот, стригут, а иногда и режут. Широкое распространение ОМП сделает невозможными территориальные образования, ибо никому не хочется быть большой неподвижной мишенью. Экстерриториальные государства как минимум не будут порабощать, и им незачем кого-то массово истреблять, это накладно и отпугивает клиентов. Будущий мир не будет таким отвратительным, как нынешний. Не все выживут, но рабами быть перестанут. Это хорошо.

Это было мощно)

В своё время марксистам предъявляли претензию: если историей движут объективные экономические законы, то зачем вы трепыхаетесь, пытаясь обогнать своё время и устроить революцию там, где для неё не созрело общество. Аналогичный вопрос напрашивается и в адрес либертарианцев, предполагающих, что радикальное переустройство общества произойдёт само, под действием объективных противоречий, заложенных в конструкцию территориального государства, не соответствующего современным реалиям. Так зачем вообще вести какую-то пропаганду либертарианских ценностей и развивать теорию, если достаточно следовать в кильватере изменений и приспосабливаться к ним?

Браво! Вы сами ответили на вопрос, почему я почти не пишу новых текстов и почти ни с кем не дискутирую. Я не вижу в этом смысла. Надо быть совсем уж восторженным романтическим оптимистом, чтобы верить, что те несколько тысяч умных деятельных либертарианцев, что есть в мире (пассивных сильно больше, но от них никакого толку) что-то могут всерьёз изменить в столь мощных и фундаментальных исторических процессах. С другой стороны, Россия — жопа мира, нельзя исключать что на периферии возможно что-то особенное. Есть же, в конце концов, Сомали. То есть я не исключаю вариантов, что где-то в стороне от остального мира либертарианцы могут чего-то добиться. Большевики тут не аналогия, потому что тогда Россия входила в тройку мировых держав и не была жопой мира.

Ещё одна причина, почему теоретические и практические наработки могут иметь смысл — в том, что когда из хаоса начнёт формироваться новый порядок, издержки окажутся меньше, если игроки будут знать, к чему стремятся, что должно в конце концов получиться, и не будут делать лишних телодвижений.

Если быть совсем уж оптимистом, можно предположить, что опыт периферии покажет миру путь, которым можно избежать катастрофы. Я в это не верю, но я это не исключаю, один шанс из тысячи всё же есть.

Так не в этом ли секрет того, что вашу теорию предпочитают публично не признавать? Признаешь — и всё, интеллектуальная честность вынуждает тебя прекратить трепыхаться и начать спокойно ждать, когда приплывут атомные авианосцы и возьмут твою крышу под крышу. А не признаешь — у тебя остаётся стимул для активных действий и пропаганды своих взглядов. Минархистам это надо для проведения более громких политических кампаний, агористам для наращивания сети доверия и обустройства жизни вокруг себя в соответствии с принципами анкапа — а панархистам приходится уповать на ЭКЮ из машины…

А вот тот факт, наступят ли ЭКЮ сами, или за них нужно бороться — не является частью теории ЭКЮ. Частью теории является анализ устойчивости, анализ стимулов, действующих на акторов, анализ эволюции. Это теорсоциологическое исследование возможного мира. В минархизм же не входит теория его достижения. Как и в анкап. Агоризм, кстати, не отдельная ветвь либертарианства, а тактика достижения анкапа. Так что гипотеза о связи публичного непризнания и якобы вытекающего из него бездействия — неверна. Тем более, что можно тупо не соглашаться со мной, что ЭКЮ свалятся на нас сами, за них не нужно бороться. Доктрина сдерживания вполне симпатична сама по себе, я даже думаю, она реализуема где-нибудь на периферии. Я повторю, существует же Сомали, там вполне себе экстеррриториальное крышевание, вот Золоторев описывает примерно в моих терминах.

В последние годы вы стали гораздо менее активны. Возможно, это связано с тем, что вы уже сформулировали и опубликовали большую часть того, что у вас было сказать. К сожалению, как-то так получается, что вы донесли свои мысли своему же поколению, а с теми, кто заинтересовался либертарианством недавно, у старых либертарианцев обнаруживается некоторый обрыв коммуникации.

Возможно, обрыв есть, я не очень-то знаю, чем дышат молодые. Но мой немалый круг общения обрыва не показывает. Ну, не знаю, админы десятитысячного паблика Freedom Pride знают, кто я такой, лидеры ЛПР знают, что я «главный по тарелочкам», Светов меня иногда чуть ли не дословно цитирует, хотя и не упоминает. Мои «Страховые государства» (размещаю свёрстанную одним файлом подборку всех текстов на эту тему из ЖЖ автора — Анкап-тян) — самый подробный русский текст про ЭКЮ,и все, кто интересуется темой, на него выходят. Ну или мне так кажется. Честно говоря плевать, я равнодушен к славе, да и ЭКЮ — не единственное, чем я занимаюсь. Я, наверное, главный российский критик демократии справа. Я написал «терминальные» тексты о проблемах минархизма и анкапа, после которых их трудно воспринимать всерьёз. У меня есть ещё десяток любимых тем. Меня интересует истина, а не слава или число читателей.

Ну а что касается снижения активности… Вы знаете, кто такой Леонид Никонов?

Нашла его сейчас в фейсбуке, на стене ничего интересного.

Был лет семь назад яркий либертарианец из Барнаула, пронёсся метеором в наших кругах. Организовывал первые чтения Адама Смита в Питере, меня туда вытащил, в Москве мероприятия проводил, писал тексты, а потом как-то сгорел, что ли, за пару лет, активность прекратил, занялся академической карьерой. А я уже лет пятнадцать пишу, хоть пару текстов в год, но пишу, не сгорел. Как я, никто не напишет, кратко, по пунктам, закрыть тему. Главный герой «Зубра» говорил, что о непонятных вещах пишутся книги, а когда всё становится понятным, достаточно короткой статьи. Я тоже так думаю. Некоторые темы в моей голове по пять-семь лет крутятся до понятности. Возможно, я просто тормоз.

Я не понимаю, зачем писать тексты без новизны, длинные, не закрывающие тему. Пропаганда идей? Не моё это. Скучно же, наверное, много лет пропагандой заниматься, надоест, руки опустятся, государственную систему индоктринации (школы и СМИ) не переплюнуть. В России вообще невозможно никого ни в чём убедить, потому что все уверены, что сами познали истину. Страна схвативших бога за яйца. Хотя это не только Россия такая, это последствие эгалитарной идеологии и демократии, мнение Васи Пупкина не менее важно, чем мнение Эйнштейна. Я смотрю на многих слишком активных и сомневаюсь, что они не сгорят за пару лет, как Леонид.

Что касается выгорания, то мне проще, я аноним. Потеряв вкус к проекту, просто передам его кому-нибудь ещё.

Многие ценят панархию (скорее в шустовском изводе, нежели в вашем) за то, что она позволяет мирно размежеваться по ценностному признаку, вместо того, чтобы пытаться обеспечить своей группе доминирование и подчинить оппозицию. В связи с этим даже начало намечаться сближение с левыми анархистами (да, подаюсь вот в комми) — именно вокруг идеи о протоколах горизонтального взаимодействия, без попыток друг друга съесть. В вашей идее страховых крыш никак не обозначается возможность идеологического разнообразия, они выглядят однородными объектами, простой совокупностью фирм на рынке. Отсутствие этого пласта в описании — это упрощение, или постулирование того, что выживет только один род юрисдикций?

Я где-то касался этого вопроса. Конечно, между крышами будет конкуренция, в результате которой они начнут разбегаться по нишам, то есть специализироваться на клиентах разных религиозных и т.п. убеждений.

Процитирую свои «Страховые государства»: Рассуждать, какие у крыш будут «тарифные планы» и какие на них будут приходиться «пакеты услуг» – я не возьмусь, думаю, самые разные, и определяться они будут фантазией производителей, предпочтениями потребителей и уровнем конкуренции. Сейчас в странах с развитым страхованием на покупку страховок уходит до четверти доходов семьи, плюс налоги государству, так что деньги в этом бизнесе будут немалые. По каким «нишам» разбредутся СК – тоже не знаю, не исключаю даже, что по религиозным или «идеологическим», и мы сможем пронаблюдать построение, скажем, коммунизма не в отдельно взятой стране, а в отдельно взятой контрактной юрисдикции. (По моим ощущениям, различия будут не настолько сильными, но не могу отрицать и наличие крайностей, которые, вероятно, будут столь же маргинальны, как кибуцы в Израиле или коммуны панков в США).

У команды Libertarian band, с которой я сотрудничаю, вышел на ютубе цикл видео по введению в либертарианство. Можете глянуть пять коротких роликов, минут на пять каждый?

В сценариях к ним я попробовала показать, что существует три разных пути к анкапу, и нет нужды ограничиваться только одним, отвергая остальные. Хотелось бы вашей рецензии на эту концепцию, которая, как мне кажется, развивает и ваши идеи, и много чьи ещё.

Шикарные видео, все пять штук посмотрел. Но я в теме, я не целевая аудитория, я не знаю, как воспримут их далёкие от темы люди. Я думаю, в маркетинговых целях чаще стоит упоминать термин «экстерриториальное государство» и «контрактные юрисдикции», чтобы привыкали и гуглили. Да и страховые компании, способные защитить от Вовы П. — это не просто компании. Ядерное оружие ни разу не упомянуто. Сравнения с Церквями нет, которые тоже когда-то лишились террмонополии, и ничего, мир не рухнул. Но в общем там всё хорошо, всё важное в четыре минуты не вместить.

В своих старых постах вы пишете, что критикой демократии занимается Хоппе в книге «Демократия — низвергнутый бог», но книга не переведена, и вы её не читали. С тех пор книгу перевели. Довелось ли уже прочитать, и если да, то что могли бы сказать о ней?

А я вот как раз по ходу наших разговоров, прочтя вступление к своим «Страховым государствам», вспомнил, что Хоппе перевели, и решил его почитать, так что сейчас читаю, но медленно получается, по 10 страниц в день. Пока нормально, но рецензировать буду позже.

Этой осенью Хоппе приезжает в Москву. О чём бы вы хотели его спросить?

Я подумаю о чём спросить Хоппе, похоже это на Чтения Смита он приедет?

Нет, Михаил Светов организует ему сольную лекцию 6 октября.

Хорошо, пойдём оба читать Хоппе, может быть, потом будет повод подробнее его обсудить. Спасибо за интервью!

Блиц

Мне понравилось в прошлый раз отвечать не одним крупным текстом на один вопрос, а короткими ответами на серию вопросов. В очереди как раз накопилось некоторое количество таких вот тем, которые не требуют развёрнутых ответов.

Анкап-чи, мне кажется, что лучше продвигать название «полигосударство», а не «панархия», т.к. последнее по звучанию уж очень похоже на «анархию», а простых людишек, я думаю ты знаешь, очень триггерит это слово.

Тут дело привычки. По преданию, первых либертарианцев в России часто путали с вегетарианцами. Минархисты, естественно, многими ошибочно читаются как монархисты. Что касается возможности перепутать панархистов с анархистами, то это хотя бы не обидно, потому что панархия это один из путей к анархии. Мне кажется, что термины вроде полигосударства имеет смысл пока что применять в качестве вспомогательных. Например, «я панархист, то есть выступаю за полигосударство, точнее, за множественные правительства в пределах одной страны» (как верно отмечает Алексей Шустов в одном из интервью, в русском языке государство это субъект, а не система, что вносит неудобство в политологические дискуссии, и лучше вместо слишком размытого «государство» в зависимости от контекста использовать «страна», «правительство» или «режим»).

Видел здесь рекламу агористов, у них есть статья про получение анонимной дебетовой карты через подделку внешности и паспорта. За это вроде только административная ответственность и штраф до 80 тыс., но, может, знаете способы получше оставаться анонимным в покупках в фиате?

Речь о вот этом посте, где я в конце ссылалась на статью с канала Криптоагора. Кстати, в посте, описывая криптоматы, я писала, что они работают только в одну сторону: на покупку битков за фиат. Позже, в Грузии, я убедилась, что и обратное тоже возможно, там мне как раз пришлось продавать биткоины. Хочу только отметить, что для пущей анонимности, подходя к криптомату, стоит надеть тёмные очки, надвинуть на голову что-нибудь с широкими полями, поднять воротник — короче, максимально скрыть лицо, чтобы прикрыться от камер. Камеры могут стоять как в самом криптомате, так и вокруг него. Также, конечно, когда вы идёте к криптомату, имеет смысл брать телефон с левой симкой. Все эти параноидальные меры призваны затруднить оперативно-следственные действия, если вы вдруг почему-то станете их объектом.

А правду говорят, что при анархо-капитализме не предусмотрено интеллектуальной собственности?

Максим

Любой человек вправе монетизировать любые свои нематериальные активы любым ненасильственным способом. Применять насилие он вправе лишь в том случае, когда его пытаются лишить этого актива полностью, но не тогда, когда какую-то информацию, которой он обладает, копируют. Даже если кто-то скопирует приватный ключ от его биткоин-кошелька, это ещё не кража. Кража это использование ключа для увода из этого кошелька биткоинов.

Никак не могу понять, кто будет выступать гарантом соблюдения правил? Что делать, если некий условный Рамзан Ахматович в роли ночного сторожа решит не просто охранять покой, но и немного начать объяснять, как людям следует жить?

Нуб

Любой вахтёр склонен к тому, чтобы повысить свою значимость за счёт тех, кого он, по идее, должен обслуживать, то есть резидентов охраняемого объекта. Единственный аргумент, который может его урезонить — это угроза денежных санкций, а в пределе — увольнения. Для того, чтобы угроза увольнения была реальной, надо, чтобы за воротами стояли и дожидались найма Иван Петрович, Равшан Джамшутович, Джет Ли и Сигурд Олафсон. Именно поэтому панархизм выглядит более здравой идеей, чем минархизм, в плане возможностей ограничения власти.