Новый ролик Libertarian Band — об откосе от армии

Libertarian Band выпустила третий ролик из цикла «Поваренная книга агориста», на сей раз посвящённый тому, как откосить от армии. Ролик длинный, больше 15 минут, но с таймкодами. Можно сразу отмотать к разделу «Практические советы», на 5:23, потому что до этого идёт длинная историческая вводная о том, каков был призыв времён Очакова и покоренья Крыма, и эта вводная не имеет никакой связи с дальнейшей подробной и полезной практической инструкцией.

К предлагаемым в ролике советам добавлю свой. Можно не пытаться абьюзить систему судами и не выпрашивать права на альтернативную гражданскую службу, а просто заблаговременно свалить из страны. На Черногории, в которую сваливаю я, свет клином не сошёлся, есть много других мест, где русскому человеку живётся свободнее и богаче, чем под юрисдикцией Москвы.

Именно это — наиболее агористский способ избегания призыва в армию. Именно этот способ описан у Айн Рэнд в её самом известном произведении. Наши предки, развалив Советский Союз, добились для нас самой главной свободы: свободы свалить. Если бы у них была эта свобода, сколько русских не погибло бы в 20 веке от руки советского государства! Так давайте не будем обесценивать это важнейшее завоевание. У нас не осталось сейчас иной возможности голосовать за лучшее будущее для себя, кроме как ногами.

Государственная армия и её бессмысленность

Колонка Битарха

Противники идеи вооружённой борьбы с государством часто отговаривают людей от неё, пугая мощью армии государства. В реальности же можно считать, что армии у государства нет совсем! И это не преувеличение — она просто непригодна для данной задачи. Реально противостоять анитиэтатистским борцам смогут только легковооружённые полиция и Росгвардия. 

Ниже приведён отрывок из одной популярной книги о закате эпохи территориальных государств, которую точно стоит прочитать всем либертарианцам!

«Столкнувшись с вооруженным сопротивлением со стороны оккупированного населения, немцы вскоре обнаружили, что именно самые современные компоненты их вооруженных сил были наиболее бесполезны. До сих пор их танки, артиллерия, истребители и бомбардировщики не испытывали особых трудностей в том, чтобы вдребезги разбить самые передовые армии мира (включая армии трех ведущих мировых держав, силы которых значительно превосходили их собственные), но, столкнувшись с мелкими отрядами партизан, которые не являлись армией, не носили военную форму, не сражались в открытом бою и имели обыкновение растворяться либо в сельском ландшафте, либо среди окрестного населения, немецкие войска оказались в полной растерянности. Как и другие завоеватели после них, немцы извлекли урок, что при проведении противоповстанческих операций практически единственными силами, которые могли оказаться полезными, были легко вооруженные полиция, пехота, горные войска, отряды специального назначения, войска связи и, главное, разведка всех видов. Все они должны были передвигаться в пешем порядке либо используя легкие машины, предпочтительно те, которые могли двигаться по пересеченной местности. За пределами городов их можно было усилить самолетами-разведчиками, а в тех редких случаях, когда противника удавалось захватить врасплох и вынудить к открытому бою — небольшим количеством артиллерийских стволов и танков. И в этих операциях не было места для гордости вермахта — танковых и механизированных дивизий, и более того, поскольку масштаб проведения операций был очень небольшим, для каких-либо дивизий вообще.

Открытие, сделанное немцами (и в меньшей, но значительной степени их японскими союзниками) в ходе Второй мировой войны, с тех пор было повторено практически всеми крупными вооруженными силами мира. Одними из первых, кто столкнулся с партизанской войной в самом начале послевоенного периода, были французы и англичане. В плане жестокости их операциям было далеко до немецких; и все же, особенно что касается действий французов в Индокитае и Алжире, они были достаточно безжалостными. В обеих странах попытка французов, применявших самое современное оружие, какое только имелось в их распоряжении, снова установить контроль над своими колониями, привела к гибели сотен тысяч человек и к уничтожению огнем и мечом целых деревень и даже районов. Хотя англичане не заходили так далеко (самое большое число жертв среди местного населения в их колониальных кампаниях составляло примерно 10 тыс. человек во время боевых действий в Кении), они тоже часто прибегали к смертной казни, пыткам и уничтожали целые деревни, обитателей которых переселяли в концентрационные лагеря! Так же, как и немцы, английские и французские вооруженные силы обнаружили, что именно самое мощное оружие и оружейные системы были самыми бесполезными, будучи либо слишком дорогими, либо слишком быстрыми, либо слишком большими, либо слишком неточными, либо слишком неизбирательными, либо все вместе одновременно. Что касается самого мощного оружия, т. е. ядерного, то против врага, чьи силы были столь рассредоточены и столь неуловимы, оно было просто неприменимым»

Мартин ван Кревельд «Расцвет и упадок государства», стр. 485

Скачать книжку в epub

Комментарий Анкап-тян

Честно говоря, конкретно в России людям не особенно легче от осознания того, что их не будут размазывать по асфальту танчиками, а ограничатся размазыванием по асфальту дубинками. Между тем, носителей дубинок и прочего лёгкого вооружения, специально нанятых для войны с собственными гражданами, в России больше, чем тех, кто нанят или призван для войны с иностранными державами. Так что я бы делала акцент не столько на том, как хреново эти силы экипированы, и насколько неэффективна их тактика, а на том, насколько они мотивированы — именно это является ключевым фактором сдерживания вооружённого гражданского протеста.

Что лучше: государственная армия по контракту, или частная?

анонимный вопрос

Как нас учит экономическая теория, ценности субъективны. Поэтому к вопросу «что лучше» всегда должно прилагаться уточнение: для кого лучше. Чтобы не сооружать длинной простыни, буду исходить из предположения, что «лучше» должно быть для того, в чьих интересах армия выполняет своё прямое назначение.

В современном международном праве частная война запрещена, поэтому частная армия может работать в основном по субподряду у государственной армии. По крайней мере, если речь идёт о классической армии, использующей вооружённую летальным оружием живую силу. Таким образом, понятно, что частная армия лучше государственной для тех задач, которые государственная предпочитает отдавать на аутсорс. В сущности, единственное, что государственная армия не хотела бы отдавать на аутсорс ни при каких обстоятельствах — это распил бюджетного бабла. А охотнее всего государственная контрактная армия отдаёт на аутсорс те задачи, которые ей удаются хуже всего: защищать гражданских лиц.

Государственная армия в силу самих механизмов своего финансирования приобретает вполне типовые черты, поэтому государственные армии до известной степени весьма похожи друг на друга. Частные армии выполняют рыночные задачи в самых разных нишах, поэтому могут здорово друг от друга отличаться. Где-то рыночку нужна дешёвая лёгкая пехота, умеющая дохнуть пачками, не напрягая налогоплательщиков, и на помощь приходит условный Вагнер. Где-то рыночек нуждается в охране коммуникаций, и его выручают несколько более технологичные ребята, умеющие в связь и логистику. Где-то требуется вести кибервойну, и под эту задачу открывается частная фабрика троллей. Где-то рыночек нуждается в разведданных для публикации, и появляется компания Bellingcat.

Спросите, какое отношение последние два кейса имеют к войне? С таким же успехом можно спрашивать, какое отношение к войне имеют взрывы шахидов. Тоже, кстати, отличный пример частных армий: обходятся недорого, работают эффективно. Просто задача у них довольно специфическая: поддержка рекламной кампании спонсора террора.

Ну, хорошо, так для каких же задач, кроме распила бюджета, государственные контрактные армии всё-таки эффективнее частных? Парадоксальным образом, несмотря на свою полнейшую неэффективность в деле защиты нонкомбатантов, государственные контрактные армии эффективнее для создания ощущения защищённости у граждан страны, которой принадлежит государственная контрактная армия. Именно это и позволяет им быть столь эффективными в распиле бюджета, ведь налогоплательщик заранее согласен с дороговизной армии, лишь бы не было войны.