Почему в России и в частности в Республике Карелия лес горит каждый год? Количество пожаров в день составляет несколько десятков, а в этом году уже более 250, а в соседней Финляндии, Швеции или Швейцарии это единичные случаи.

OpenKoder

Пользуясь случаем, хочу сказать спасибо за регулярные репосты моих материалов в твиттере)))

Что касается вопроса, то, полагаю, причина примерно та же, по которой в Калифорнии от землетрясений гибнет гораздо меньше людей, чем на Гаити. От бедности, которая, в свою очередь, проистекает из дурной организации общества.

Причём я говорю даже не о размере государства, потому что трудно навскидку сказать, в какой стране государство больше вмешивается в жизнь людей — в Швеции или в России, в Калифорнии или на Гаити. Всякое общество имеет тем больше государства, чем хуже ему сопротивлялось, и в основном в тех сферах, где сопротивление было особенно неэффективным.

В России основной стратегией сопротивления государству всегда было бегство, поэтому люди тут эффективны в том, чтобы что-нибудь собрать и быстро использовать — хоть грибы из государственного леса, хоть станки с государственного завода на металлолом — а владение недвижимостью это всегда зона уязвимости, так что к ней не привязываются и её не берегут. Кто и зачем будет беречь государственные леса? Кто и зачем будет их тушить?

В той же Швеции от государства не побегаешь, и за землю приходилось цепляться. Зато в результате там государство эффективнее в сборе налогов, ведь все чинно сидят по местам, все посчитаны, все учтены. Жизнь встаёт в копеечку и вся расписана, зато леса не горят.

Я сейчас переехала в страну, где, с одной стороны, частная собственность неплохо защищена, причём дело не столько в государстве, сколько в том, что таковы интересы общества — людям выгодно задорого продавать её иностранцам. С другой стороны, государственное вмешательство терпят довольно неохотно, и довольно часто оно делает хорошую мину при плохой игре, просто легализуя со временем то, что люди сделали сами для себя на свой страх и риск. Леса здесь пока ещё время от времени горят, но постепенно бесхозного барахла становится всё меньше.

Если рассуждать именно о лесе, то для уменьшения числа пожаров очень важно, чтобы он был не просто частным, но ещё и принадлежал не слишком крупным владельцам. Крупный владелец в лучшем случае наделает квартальных просек, а если повезёт, то ещё и будет пахать противопожарные полосы. Если совсем повезёт, будет проводить выборочные рубки и вывозить сухостой. Но вообще-то для него эффективна концентрация производства и квадратно-гнездовое мышление. А мелкий хозяин сам будет жить в лесу, и проложит к своему хутору асфальтированную дорогу. Такая дорога не только выполнит роль противопожарной полосы, но ещё и позволит почти мгновенно доставить куда угодно всю необходимую технику, чтобы потушить возгорание. А раз тушить пожар будет экономически эффективно, то его и будут тушить.

Акции Навального, игра на повышение

Вчера вечером я думала изложить по горячим следам прошедших уличных акций собственные впечатления, но подвернулся более интересный инфоповод. Алексей Нефедов, бывший автор этого канала, был задержан на улице, так что я решила расспросить его, как всё происходило. Ну а поскольку интервью я беру плохо, разговор быстро скатился в отвлечённое, вышло небезынтересно.

— Я узнала о твоём задержании, когда уже сама ехала домой, потому что на улице телефон доставала редко и смотрела только канал координации. Это первый раз, когда задерживают моего близкого знакомого. Вообще задержания стали нормой, так что я не особенно переживала, зато сразу решила, что воспользуюсь случаем и расспрошу, как это выглядит с той стороны, уж извини за такую чёрствость. Для начала — как тебя угораздило?

— При составлении протокола я взял 51 статью, и ещё не обсудил с адвокатом линию защиты, так что пока воздержусь от комментариев. Могу только сказать, что рекомендации, которые ты выдала в канале в пятницу — не то чтобы они плохие, просто они работают для других условий. Ты говоришь о том, что должна делать большая масса людей, но она не сможет этого делать без команды. А командовать можно только анонимно в телеграме. Этот сигнал будет сильно опаздывать. Фантазии насчёт каких-то там сигналов флагами — это для людей, которые прошли хоть какое-то слаживание. Не наш случай, короче. Поэтому люди шли разрозненными колоннами, их легко рассекали, блокировали движение. Задерживали тоже без проблем. На площади можно сделать сцепку, в колонне нереально. Вся проезжая часть у силовиков, так что выскочат сбоку, сзади — и неожиданно нападут на кого угодно. Со мной так и произошло.

— Странно, у меня большая часть рекомендаций касалась индивидуальных тактик, ну или мелких групп знакомых, чтобы держались кучками. Но я всё-таки надеялась, что уровень координации окажется повыше. Хорошо, что было после задержания?

— Для начала, вместо классического автозака почему-то использовалась обыкновенная газелька, без решёток, с обычными гражданскими номерами. Если бы не низкий потолок, можно было бы подумать, что её с маршрута сняли. Туда сунули восемь человек, залезли двое космонавтов, и поехали в РОВД. Доехали быстро, но потом полчаса торчали перед дверями, так что было время пообщаться с космонавтами. Совершенно аполитичные добродушные ребята. Надо будет задержать — задержим. Надо будет убить — убьём. Приказ есть приказ. На нападки соседей по маршруте отвечали, что они просто жизни не понимают, приглашали пойти поработать в Росгвардию, чтобы прийти в норму. Вообще, во всём конвейере по штамповке административок видна хорошо отлаженная рутина. Привезли, дождались сигнала, что можно вводить, попарно ввели, провели в подвал. Там снова ожидание, затем составление протокола доставления и досмотра. Потом в дежурную часть, там у них приказ делать фотосъёмку и дактилоскопию. Это незаконо, но от них требуют. Так что пытаются продавить чисто психологически, и это очень хорошо получается. Я отказался откатывать пальцы и был уверен, что теперь меня оформят за нарушение законных требований полиции, по статье 19.3. Даже телефон на всякий случай сбросил к фабричным настройкам. Но это всё неважно, в общем-то. Вообще, вот это ощущение бессмысленности любой суеты — оно в РОВД очень сильное. Сразу лезут в голову цитаты из Стругацких, где старый революционер говорил: сейчас не страшно, а вот когда мне пилили руку и жаловались при этом на низкие зарплаты — вот тогда было страшно.

— Что теперь ожидается дальше?

— Три дня у них на передачу дела в суд, потом мне позвонят и скажут, на какую дату назначили. На суде я получаю штраф и подаю апелляцию в областной. В апелляции отказывают, и я обращаюсь в ЕСПЧ. ЕСПЧ года через три присуждает мне компенсацию. Штраф платится после отказа в апелляции. Могу заплатить сам, могу попросить о помощи ФБК. Обращение в ЕСПЧ также помогают готовить юристы ФБК. Короче, с нашей стороны тоже совершенно рутинный конвейер, когда заранее известны не только сроки, но и результаты судов. Есть и неприятный момент. Полгода мне теперь митинги противопоказаны, пока не уйдёт административка. Как ты верно отметила, две административки — это лишение права владения оружием. Так что я теперь сижу ровно, сужусь с государством, не дёргаюсь. Ну или надо переоформлять ружьё на знакомых, если захочу продолжить активизм.

— У Светова вот буквально сейчас идёт стрим. В нём он, как и я, говорит, что Навальный переоценил своё влияние, и в этой ситуации никакой мирный протест результатов не даст. Может дать только картинку для дипломатического давления на режим снаружи. Неделю назад мне казалось, что есть шансы на то, что протест скоро перестанет быть мирным. Сейчас кажется, что шанс потерян. Что думаешь?

— Каждый вынужден судить по той части картинки, которую он видит непосредственно. Потом сопоставляет данные и получает какое-то более объёмное понимание. Я успел только вернуться, помыться и поужинать, даже ленту пока не читал. На том участке, где я сегодня был, стена крепкая, лбом не пробивается. Силовиков очень много, акции такого масштаба и накала они разгонят, не напрягаясь. Ущерб экономике от перекрытия центра города в выходные на три часа — минимален. При этом мы же провинция, все понимают, что о Навальном принимают решение в Москве, а мы так, для массовки. Когда задеты шкурные интересы, как было во время митингов за коммунальные тарифы, то люди злее и активнее. За Навального никто здесь серьёзно не впишется. Просто сравни, как сегодня кричали «свободу Навальному», и как «свободу Бойко». Бойко ближе, популярнее, за него будут кричать громче. Но он выйдет в середине февраля, так что люди ограничатся криками, в драку не полезут.

— То есть ты считаешь, что всё бесполезно?

— Уличная политика это очень нужный тренинг по самоорганизации, по самоосознанию гражданского общества. В этой сфере у нас уже очень много отлажено. Всё, что я сделал при задержании — это нажал красную кнопку. Дальше завертелись невидимые колёсики, и всё, про задержание пишут в твиттере ЛПР, мне звонят из ОВДинфо, приезжает адвокат, приезжает передачка, всё дальнейшее сутяжничество поставлено на поток. Люди учатся мирно отстаивать свои интересы при помощи добровольного сотрудничества. Это те навыки, которые актуальны при анкапе. На этих примерах удобно показывать, как работает анкап. С этими людьми мы его в конце концов построим. Ну или не анкап, а панархию. Потому что у несистемных коммунистов своя сетка взаимопомощи, у левых анархистов своя, у националистов своя. Мы уже отлаживаем общество с ЭКЮ. Просто отладка происходит на фоне противостояния единой внешней угрозе.

— Это всё очень долгие сроки, но у молодёжи короткий горизонт планирования. Тебе не кажется, что люди могут просто перегореть?

— Важно переключаться. Я сейчас временно заканчиваю с уличной активностью и найду себе другое занятие. Может, это будет помощь тем, кого ещё будут задерживать. Может, поеду читать лекции про биткойн. Отдых это переключение на другие виды деятельности. Партии хороши тем, что это крупные организации с несколькими разными направлениями работы, выгорание происходит гораздо медленнее, чем если ты вместо этого, например, только состоишь в бессрочке или только волонтёришь на выборах.

— Партии мне кажутся способом непродуктивно потратить уйму времени. У себя в канале я тоже имею самую разнообразную активность и отвечаю на вопросы по самым разным темам. А вот переключилась на уличный протест — и уже близка к выгоранию, потому что нет сиюминутного результата. Это не то что написала пост, обсудила публикацию, а завтра строчишь новый.

— Представь, что ты просто ходишь в фитнес-центр. Тоже даёшь себе регулярную нагрузку и незаметно меняешься. В процессе может быть скучно или неприятно, но ты видишь рядом людей, которые занимаются тем же самым, это тоже помогает себя мотивировать.

— Короче, будем качать невидимую жопу рыночка. Ладно, спасибо за рассказ, спокойной ночи)))

Бить будем по паспорту, а не по морде

В связи с последними публикациями от Битарха насчёт построения ненасильственного общества хотелось бы порекомендовать всем к просмотру аниме-сериал Психопаспорт. Вышло три сезона, плюс какие-то боковые сюжеты, я пока отсмотрела только первый.

Главный герой сериала — околоминархистское общество, в котором разработан эффективный метод профилактики насилия, только не через генную модификацию и БПН, как предлагает Битарх, а через создание Большого Брата, умеющего в экспресс-диагностику склонности к насилию. Во всё остальное государство по сюжету особенно не вмешивается, хотя в области материального производства там непонятно, то ли рыночек, то ли социализм — в условиях роботизированного изобилия легко перепутать.

Сериал — умный. Цитируются Вебер, Шекспир, Паскаль, Фуко, обсуждаются Уильям Гибсон и Филипп Дик — короче, такое и Екатерине нашей Шульман не стыдно порекомендовать, хотя она и предпочитает продукцию студии Пиксар. С непривычки смотреть может быть тяжеловато, я втянулась со второй попытки — но это определённо стоит потраченного времени.

Критика абсолютной неагрессии

С некоторым опозданием увидела на канале RLN.Today статью Антона Епихина, в которой он дискутирует с идеей абсолютного NAP, высказываемой Битархом. Эти мысли показались мне весьма интересными, поскольку выглядят более практичными и иллюстрируют, что одна и та же цель, если достигать её как тактическую, требует одних методов, а если как стратегическую, то порой прямо противоположных.

С позиций приоритета радикальной трактовки первичности и абсолютизации NAP, например, контрактная армия однозначно лучше чем призывная, а полное отсутствие армии ещё лучше, чем её наличие.

Однако, если понимать NAP как проектное направление движения, а не религиозную догму, то будет очевидно, что наличие национальной армии обеспечивает обществу коллективный суверенитет. Поэтому лучше чтобы она была, чем её не было, а наличие массового военного призыва, в отличие от компактной призывной армии, распределяет в обществе силу, вовлекая в оборонительную функцию широкие слои населения, не позволяя концентрировать репрессивный аппарат лишь в руках правительства.

Поэтому оптимальной системой обороны для движения к NAP будет повсеместная, пусть даже в данный момент принудительная милиция-ополчение, а не сугубо «профессиональная армия» или тем более устранение репрессивного аппарата государства как такового, поскольку это лишь гарантирует утверждение чужого репрессивного аппарата, не подчинённого местному сообществу. Постепенно, став общепринятой нормой, практики местной милиции объединённых в общенациональную систему обороны, смогут стать сугубо добровольными, однако важнее для NAPа здесь не сама эта добровольность, а физическое наличие подобной милиции.

Читать статью целиком на Дзене

Правила успеха для либертарианских организаций. Обзор.

Ведущий канала Правый аргумент за 14.88р попросил покритиковать 12 пунктов, опубликованные у него в канале: Часть 1. Часть 2.

Пункт №1: Идее достаточно 10% убежденных сторонников, чтобы сконвертировать остальные 90% общества на свою сторону.

По Талебу довольно будет и 4%; есть исследования, что нужно и того меньше. Если есть активное радикальное меньшинство, его идеи начинают учитывать. Но в обществе может оказаться два таких радикальных меньшинства. Это чревато гражданской войной. Повод ли это отказываться от своей идеи? Нет, но учитывать это соображение стоит.

Пункт №2: Идеология обязана пересекаться с мейнстримом.

Предлагается транслировать наружу простые и понятные лозунги, оставив заумные штудии для внутреннего круга, иначе агитация будет легко парироваться дурацкими мемами про суды при анкапе.

Пункт №3: Если в движении состоит больше интеллектуалов, то идеология и культура внутри движения будет более развитой и привлекательной.

Это антитезис к пункту 2. Без интеллектуалов движение по преобразованию мира вырождается в тусовку буйной школоты, отторгающую мало-мальски адекватных людей. Агитатор при получении сложного вопроса должен ответить на должном уровне, либо признать, что лучше обратиться к тому-то.

Пункт №4: Споры об аксиомах и краеугольных камнях теории между либертарианцами и левыми/этатистами — это пустая трата времени.

Если это не публичный спор для завоевания симпатий публики и не тренировочные дебаты для оттачивания риторических навыков.

Пункт №5: Внутренние враги в тысячу раз опаснее внешних.

Когда организация начинает бороться со внутренними врагами, это означает, что внешние победили без борьбы. Вообще, не следует путать конкуренцию идей с происками врагов.

Пункт №6: Следите за своим внешним видом.

Не стоит впадать и в противоположную крайность, а то получится путинская линейка губернаторов-технократов.

Пункт №7: Держитесь подальше от слишком старых людей.

Самая массовая аудитория — сорокалетние женщины, без их одобрения далеко не уехать. Так что вам необходимы зрелые люди, имеющие историю успеха, и именно они должны выставляться на витрину, в то время как задача молодёжи — активный движняк.

Пункт №8: Держитесь подальше от российских социальных сетей, но активно используйте иностранные.

У каждой соцсети свои подводные камни. Фейсбук с ютубом — цензура. ВК — посадки. Важно понимать, где сидит целевая аудитория, как с ней говорить, и какие меры предосторожности соблюдать.

Пункт №9: Убеждайте людей прочих политических взглядов и неопытных новичков в последовательности и жизнеспособности либертарианства.

Нет нужды упарываться, пытаясь непременно обратить оппонентов в своё учение. Важнее своим примером создавать либертарианцам репутацию договороспособных и последовательных людей, с которыми можно сотрудничать по конкретным вопросам. А там уже и идеологический дрейф в вашу сторону неизбежен.

Пункт №10: У нас нет хороших медиаресурсов, а те, что есть — ужасны с точки зрения эффективного продвижения идей в массы (это касается и этого канала).

Непонятно, что этот пункт делает в списке, он не образует позитивного утверждения.

Пункт №11: Следите за прогрессом.

В понимании авторов речь о прогрессе в метриках: число подписчиков, просмотров, лайков и так далее. Я бы предложила понимать этот пункт более общим образом.

Пункт №12: У нас не очень много времени для реализации наших амбиций.

Это демонстрация высокого временного предпочтения авторов. Обычный молодой активист быстро выгорает, если не добивается значимых успехов, после чего переключается на то, что успех приносит — это обычно деловая карьера и семейная жизнь. Но общественные изменения — более долгий процесс, чем эволюция приоритетов конкретного активиста. Движение, которое этого не учитывает, может победить разве что случайно.

Домашнее насилие

Искусственная изоляция граждан по квартирам уже привела к всплеску домашнего насилия. И если во всём мире это происходит неорганизованно, спонтанно — один сожитель поколотил другого сожителя — то в России организацию домашнего насилия берёт на себя государство — оно серьёзно намерено отстаивать свою монополию на насилие, как оно её понимает.

Так, недавно оно организовало вооружённое ограбление со взломом у нескольких членов организации «Ассоциация народного сопротивления», а также у Владимира Воронцова, ведущего телеграм-канала Омбудсмен полиции. Первых после ограбления и избиения отпустили. Второго похитили и до сих пор удерживают. Преступники выбрали удачное время, когда вся страна заперта по домам, и серьёзной поддержки друг другу люди оказать не могут — кроме информирования друг друга об опасности и ситуационной помощи в ликвидации последствий.

Впрочем, классическое негосударственное домашнее насилие тоже никуда не делось, и здесь у гражданского общества возможностей немного побольше, если, конечно, государство не будет вставлять палки в колёса, как оно это любит. Движение Гражданское общество объявило о запуске проекта Крепость, в рамках которого будет предоставлять временное убежище жертвам домашнего насилия (увы, не от ментов), а движение Открытая Россия объявило, что окажет Крепости организационную и юридическую помощь (вот это уже в том числе и от ментов).

Очень надеюсь, что взлетит.

Социальный лазер профессора Хренникова и прочая хрень

Мне подсунули цикл из двух статей и попросили прокомментировать:

  1. Социальный лазер против цветных революций
  2. От социального лазера к социальному гиперболоиду

Тексты чрезвычайно наукообразны, преисполнены воды и ссылок на авторитеты, поэтому дам вам краткий пересказ, можете сверяться с оригиналом.

Конспект статьи

Сперва в статьях формулируется то очевидное для владеющих на минимальном уровне понятийным аппаратом АЭШ наблюдение, что при попытке использовать методы естественных наук к описанию взаимодействия субъектов исследователя ждёт неизбежный фэйл, поскольку действия субъектов не детерминированы, ведь они имеют собственные интересы и свободу воли.

Далее делается шаг вперёд и говорится: а вот, смотрите, квантовая механика — там тоже никакого детерминизма, тоже наблюдение прямо влияет на результат, и вообще всё очень похоже на поведение действующих субъектов. Не применить ли нам аппарат квантовой механики к праксиологии?

Далее понятийный аппарат в качестве примера применяется для описания контекстно-зависимого выбора (это один из объектов изучения модной нынче поведенческой экономики), и показывается, что вот видите, описать получилось, так что сейчас мы вам любой субъективизм и иррациональность поверим алгеброй.

Затем делается следующий шаг. А вот, квантовая механика дала нам лазер. Сейчас мы применили терминологию квантовой механики к обществу, так давайте сооружать социальный лазер. Обычный физический лазер даёт пучок когерентного излучения, социальный должен нам давать направленную когерентную общественную деятельность. Обычному лазеру для возбуждения когерентного пуска необходима накачка, и обществу необходима накачка. Осталось лишь разобраться, как корректно проводить накачку общества, и можно будет, умело послав ему серию сигналов, на выходе получить нужное инициатору действие. Дело только за финансированием, и те, кто подсуетились, уже пилят гранты.

Более того, пилится грант под некий антилазер, в задачи которого входит не возбуждение общества, а его успокоение, путём подбора сигналов в противофазе или ещё чего-то в этом духе.

Обсуждение

А теперь давайте поговорим, что не так с предложенной моделью общества и возможностями управления им.

Человек постоянно получает ощущения через свои органы чувств, интерпретирует их и делает выводы. Новые ощущения интерпретируются с учётом ранее сделанных выводов. Получая информацию, которую удобнее интерпретировать, или которая способствует достижению целей субъекта, он будет склонен к тому, чтобы в дальнейшем считать этот источник информации более авторитетным и стараться сверяться с ним. Так неизбежно каждый формирует для себя некоторое множество предпочтительных источников информации.

Получая информацию, которая резко расходится с предыдущим опытом, или которая при попытке ею воспользоваться привела к неприятным последствиям, человек склонен к тому, чтобы маркировать источник информации как вредный, и дальнейшие сигналы оттуда стараться игнорировать.

В принципе, человек может быть иррационален (с точки зрения внешнего наблюдателя). Он будет веровать в то, что абсурдно, делать то, что приносит ему вред, ставить чужие интересы превыше своих. Но и он точно так же сформирует для себя некоторую картину мира, что в данном случае означает предпочтения по источникам информации, набор предрассудков и шаблонов поведения.

Экономя мышление, человек всегда тяготеет к источникам информации, которые наиболее легко интерпретировать. Поэтому научному трактату он предпочтёт научно-популярную брошюру, брошюре — публицистическую статью, статье — мемасик.

В силу этого вряд ли стоит удивляться, что ключевым источником самых свежих и самых достойных доверия знаний для человечества всегда были сплетни. С эпохой соцсетей сплетни сделали качественный скачок, и теперь их влияние в сравнении с любыми другими источниками ещё больше выросло.

Итак, некий условный господин Киселёв желает собрать социальный лазер и куда-нибудь выстрелить когерентным пучком общественного энтузиазма. Он выступает на популярном телеканале с месседжем о том, что хохлы хотят пустить русских в Новороссии на сало. Пригожинская фабрика принимается писать про сало в соцсетях, комментить и репостить друг друга, комментить всех, кто хоть что-то упомянул про Украину, сало, любой из населённых пунктов области, обозначенной в методичках как Новороссия, или просто популярных блогеров. Далее по задумке автора начинаются призывы ехать в Новороссию и гнать там из хохлов горилку. Какое-то число действительно собирается и едет, там их прерабатывают в чернозём. Тема дискредитируется, засвеченные в этой теме каналы — тоже. Следующая попытка собрать лазер при помощи этих инструментов будет провальной, нужно сочинять новую тему.

Или другой пример. Некий условный господин Навальный выпускает разоблачительный фильм про премьер-министра, тот игнорирует сигнал, и тогда начинается накачка: людям предлагают выйти на улицу и потребовать публичного расследования фактов, освещённых в фильме. Хайп, миллионы просмотров, люди выходят, получают дубинками по голове, расходятся. Движение становится ещё шире, в магазинах пропадают жёлтые уточки, круг поддержки Навального многократно возрастает, и он начинает президентскую кампанию.

В чём разница между двумя кейсами? Разница в том, что мало донести до человека информацию — надо, чтобы информация подтверждалась непосредственными ощущениями, именно это укрепляет авторитет источника информации. Можно попытаться включить антилазер и внушить людям про успехи импортозамещения, но эта информация будет очень плохо подтверждаться непосредственными данными из холодильника. А лазер, где в накачке будет муссироваться тема «всё разворовали» пустым холодильником прекрасно подтверждается.

Поэтому поле для манёвра представителей режима, не желающих прекращать грабёж, довольно невелико — им придётся подыскивать каких-то внешних или внутренних врагов, виновных в текущем бедственном положении. Однако это очень скользкая дорожка:

Пропагандист толпе:
— Если в кране нет воды, значит, выпили жиды! Бей жидов, спасай Россию!
А толпа ему в ответ:
— Эй, братцы, да вы посмотрите на него, у него харя умытая, значит, в его кране есть вода! Бей жида!

Резюме

То, что в рассматриваемых статьях именуется мудрёным словом «лазер» — это самая обычная кампания по раскрутке хайпа. Описание общественной кампании на языке квантовоподобной математики не даст нового понимания, и только запутает тех, кому предстоит работать на кампании, потому что работать-то им предстоит не с непонятно чем фиксируемыми инфополями и непонятно в чём измеряемой социальной энергией — а с темами, смыслами и конкретными людьми. Короче, сплошная гуманитарщина.

Но пусть грантоеды в институтах с большими окнами пытаются посчитать вектор социальной напряжённости и смоделировать каскад инфо-волн в медиа-полях, а чиновники в кабинетах с высокими потолками ждут от них результатов, дающих волшебный ключик к управлению подведомственным народом — люди тем временем будут относительно спокойно заниматься своими насущными делами.

Квантово-подобная модель для описания когнитивных искажений в ходе последовательного чесания левой пяткой за правым ухом и ковыряния правым мизинцем в левой ноздре

Государственная армия и её бессмысленность

Колонка Битарха

Противники идеи вооружённой борьбы с государством часто отговаривают людей от неё, пугая мощью армии государства. В реальности же можно считать, что армии у государства нет совсем! И это не преувеличение — она просто непригодна для данной задачи. Реально противостоять анитиэтатистским борцам смогут только легковооружённые полиция и Росгвардия. 

Ниже приведён отрывок из одной популярной книги о закате эпохи территориальных государств, которую точно стоит прочитать всем либертарианцам!

«Столкнувшись с вооруженным сопротивлением со стороны оккупированного населения, немцы вскоре обнаружили, что именно самые современные компоненты их вооруженных сил были наиболее бесполезны. До сих пор их танки, артиллерия, истребители и бомбардировщики не испытывали особых трудностей в том, чтобы вдребезги разбить самые передовые армии мира (включая армии трех ведущих мировых держав, силы которых значительно превосходили их собственные), но, столкнувшись с мелкими отрядами партизан, которые не являлись армией, не носили военную форму, не сражались в открытом бою и имели обыкновение растворяться либо в сельском ландшафте, либо среди окрестного населения, немецкие войска оказались в полной растерянности. Как и другие завоеватели после них, немцы извлекли урок, что при проведении противоповстанческих операций практически единственными силами, которые могли оказаться полезными, были легко вооруженные полиция, пехота, горные войска, отряды специального назначения, войска связи и, главное, разведка всех видов. Все они должны были передвигаться в пешем порядке либо используя легкие машины, предпочтительно те, которые могли двигаться по пересеченной местности. За пределами городов их можно было усилить самолетами-разведчиками, а в тех редких случаях, когда противника удавалось захватить врасплох и вынудить к открытому бою — небольшим количеством артиллерийских стволов и танков. И в этих операциях не было места для гордости вермахта — танковых и механизированных дивизий, и более того, поскольку масштаб проведения операций был очень небольшим, для каких-либо дивизий вообще.

Открытие, сделанное немцами (и в меньшей, но значительной степени их японскими союзниками) в ходе Второй мировой войны, с тех пор было повторено практически всеми крупными вооруженными силами мира. Одними из первых, кто столкнулся с партизанской войной в самом начале послевоенного периода, были французы и англичане. В плане жестокости их операциям было далеко до немецких; и все же, особенно что касается действий французов в Индокитае и Алжире, они были достаточно безжалостными. В обеих странах попытка французов, применявших самое современное оружие, какое только имелось в их распоряжении, снова установить контроль над своими колониями, привела к гибели сотен тысяч человек и к уничтожению огнем и мечом целых деревень и даже районов. Хотя англичане не заходили так далеко (самое большое число жертв среди местного населения в их колониальных кампаниях составляло примерно 10 тыс. человек во время боевых действий в Кении), они тоже часто прибегали к смертной казни, пыткам и уничтожали целые деревни, обитателей которых переселяли в концентрационные лагеря! Так же, как и немцы, английские и французские вооруженные силы обнаружили, что именно самое мощное оружие и оружейные системы были самыми бесполезными, будучи либо слишком дорогими, либо слишком быстрыми, либо слишком большими, либо слишком неточными, либо слишком неизбирательными, либо все вместе одновременно. Что касается самого мощного оружия, т. е. ядерного, то против врага, чьи силы были столь рассредоточены и столь неуловимы, оно было просто неприменимым»

Мартин ван Кревельд «Расцвет и упадок государства», стр. 485

Скачать книжку в epub

Комментарий Анкап-тян

Честно говоря, конкретно в России людям не особенно легче от осознания того, что их не будут размазывать по асфальту танчиками, а ограничатся размазыванием по асфальту дубинками. Между тем, носителей дубинок и прочего лёгкого вооружения, специально нанятых для войны с собственными гражданами, в России больше, чем тех, кто нанят или призван для войны с иностранными державами. Так что я бы делала акцент не столько на том, как хреново эти силы экипированы, и насколько неэффективна их тактика, а на том, насколько они мотивированы — именно это является ключевым фактором сдерживания вооружённого гражданского протеста.

Что делать, если те, кого я уважаю и кого поддерживаю, не уважают и не поддерживают меня, и при этом я не уважаю и не поддерживаю тех, кто меня уважает (или делает вид, что уважает) и поддерживает?

Если кратко: меня одобряют непорядочные люди, а порядочные недолюбливают или ненавидят. И от этого очень грустно и теряется смысл жизни.

анонимный вопрос

Порядочные люди не обязаны уважать и поддерживать порядочных людей. Они не обязательно умны, не обязательно дальновидны, они не обязательно имеют материальную заинтересованность в вашей поддержке, могут, напротив, иметь материальную заинтересованность в вашем неодобрении, могут быть конформистами, и уж точно не владеют всей полнотой информации, потому что всей полнотой информации не владеет вообще никто. Иначе говоря, мир несправедлив.

Тем не менее, люди обычно заинтересованы создавать такое общество, где определённое поведение будет вознаграждаться, и даже порой преуспевают в этом. Вознаграждаемое в этом обществе поведение называется порядочным, и этот стандарт порядочности, разумеется, не обязан совпадать со стандартом порядочности поведения в другом обществе. Одно общество будет ценить и уважать ловкого интригана, другое — склонного к соблюдению моральных норм в ущерб материальной выгоде. Причём эти два общества даже могут частично состоять из одних и тех же людей. Иначе говоря, люди строят свои справедливые мирки, и у них неплохо получается, но в этой деятельности действует сильный отрицательный эффект масштаба, мешающий воплотить единый универсальный стандарт справедливости.

Вы можете восхищаться каким-нибудь порядочным мерзавцем, ловко подсиживающим коллег, и, желая снискать его уважение, ловко подсидите его маму. Тут-то и выяснится, что для мамы у порядочного мерзавца действуют иные стандарты порядочности. Вы можете восхищаться широтой души вашего коллеги, а потом окажется, что по работе ему от вас требуется компетентность и соблюдение инструкций, а проявление широты вашей души он скорее оценит в нерабочей обстановке. Или, наоборот, вы можете демонстрировать ту самую компетентность по работе, а вас будут недолюбливать в коллективе за то, что вы за собой чашку не моете, или смеётесь над анекдотами невпопад.

Умение понимать, каких поступков кто и в какой момент от вас оживает, называют эмоциональным интеллектом. Мне представляется, что это сочетание обычного интеллекта (способности к анализу) плюс эмпатии (способности к сопереживанию). За эмпатию в мозгу отвечают так называемые зеркальные нейроны, ну а там, где есть нейросеть, есть и техники тренировки нейросети. Пробуйте копировать чужие манеры, голос, движения, интонации. Следите за возникающими у вас при этом ощущениями. Моделируйте чужое поведение у себя в голове, добиваясь того, чтобы модель максимально походила на реальность. Пробуйте копировать стиль письма разных людей. Со временем прокачаете свою проницательность.

К сожалению, не могу похвастаться, что сама обладаю высоким эмоциональным интеллектом. Я из тех, кто скорее сдаст экзамен по физкультуре, написав реферат о технике бега, чем сама пробежит стометровку на норматив. Так что личным примером у меня вдохновить не выйдет, но вы вроде искали у меня не примера, а совета. В советы я умею.

Качаемся!

Кто защитит детей от насилия (со стороны родителей)? Как ребёнок может доказать свою субъектность?

Иммануил Кант

Фактически, с тем же основанием мы могли бы спросить: «Кто защитит человека от насилия со стороны государства? Как человек может доказать свою субъектность?»

В ответ на государственное насилие человек может прямо сопротивляться, пытаться апеллировать к одной ветви власти по поводу насилия со стороны другой ветви, может бежать в другое государство или же туда, где государственные порядки не действуют. Наконец, человек может смириться, покаяться и стать примерным гражданином, чтобы государственное насилие в его адрес стало более или менее терпимым. Всё это никак не поможет ему доказать государству свою субъектность, но может как-то повлиять на тяжесть насилия.

Как нетрудно видеть, ребёнок в отношении родителей может делать ровно то же. Он может драться с родителями и даже убивать их, может жаловаться папе на маму или маме на папу, может сбежать к другим людям или просто пытаться выживать на улице. Наконец, он может стать примерным ребёнком и исполнять все родительские прихоти. Всё это никак не помогает ему в рамках существующих порядков доказать свою субъектность, но может как-то повлиять на тяжесть насилия, которому он подвергается.

Власть государства над своим подданным и власть родителей над ребёнком в условиях отсутствия внешних факторов одинаково тотальны. Для защиты человеческого достоинства от власти государства люди организуются в гражданское общество, которое прямо противостоит государству, как при помощи предоставленных государством инструментов, так и прямым моральным давлением на отдельных представителей государства (политический терроризм оставляем за рамками рассмотрения, хотя он оттуда довольно грозно пырится). Точно так же власть семьи над ребёнком ограничивается обществом, как по официальным каналам, вроде кляуз в государственные органы, так и путём прямого морального давления на родителей (методы физического воздействия грозно пырятся из-за рамок рассмотрения вопроса).

Резюмирую. Власть человека над человеком опасна и нежелательна сама по себе. Везде, где только возможно, от отношений «власть-подвластный» стоит переходить к отношениям между договаривающимися субъектами. Везде, где это не получается сделать, например, в силу слабо выраженной субъектности одной из сторон, власть может и должна ограничиваться через давление других субъектов, формирующих общественное мнение.

Разумеется, общественное мнение не следует идеализировать — это инструмент вторжения в частные отношения со стороны посторонних лиц, недаром общественное мнение любят называть мнением тех, кого не спрашивали. Либертарианство как раз и указывает принцип, по которому можно определить легитимность вторжения общественного мнения в частные отношения, это набивший уже всем оскомину NAP. Чем очевиднее его нарушение в семье, тем в большей степени мнение тех, кого не спрашивали, оказывается востребовано.