Анонимность, протест, разделение труда

По сети активно расходится пост из телеграм-канала IT уголовные дела СОРМ россиюшка о том, как важно каждому установить себе правильные настройки приватности в телеграме, предварительно обновив его до последней версии. Обновление было сделано после возмущения протестующих в Гонконге, выяснивших, что их деанонимизируют, добавляя все подряд телефонные номера в список контактов, после чего дружелюбный интерфейс телеграма тут же сдавал аккаунты активистов по номеру телефона. Сейчас дырку прикрыли, но по умолчанию всё ещё стоят старые настройки, нужно менять вручную.

Ещё я сравнительно недавно поминала пост канала Криптоагора про то, как получать левые банковские и сим-карты без посредников (спойлер — используются реалистичные силиконовые маски).

И совсем уж недавно Битарх высказался на предмет того, что автоматические системы распознавания лиц неизбежно обречены на ложные срабатывания, а значит, таким образом можно не только путать следы, но и пытаться скормить противнику членов его же банды: других силовиков, одиозных чиновников и так далее.

В свете того, что российские власти активно закупаются камерами для распознавания лиц на массовых акциях, напрашивается возможность обеспечить прессу заголовками типа: «Жириновский метнул в росгвардейца говном», или «Три двойника Путина обоссали мента». Но — нет.

Усложнение протеста и закручивание гаек режимом диктует пока что чёткое выдерживание границы между легальными и нелегальными действиями. При легальном протесте, как согласованном с городской администрацией, так и несогласованном, человек ограничивает свой инструментарий, а также ожидает, что другие участники протеста поступят так же. Иное поведение будет закономерно расценено им, как провокация. Вместе с тем, в иное время, когда улицы не наводнены силовиками, ничто не мешает анонимам совершать хорошо подготовленные акции, дискредитирующие режим, засвечиваясь при этом на камеры в образах, например, Петрунько или Кусюка.

Также стоит заранее прикинуть для себя, какая роль в протесте вам лучше подходит, и не стремиться к универсальности. Вы можете сидеть анонимно в интернете и строчить статейки околоэкстремистского содержания, а можете выступать с трибуны — но вам будет весьма сложно совместить обе функции, поскольку внимание к известному активисту увеличивает вероятность деанонимизации его персонажа. Вы можете ходить на согласованные митинги, светясь на камерах наблюдения и в логах сотовых операторов, но вам трудновато будет совмещать это с расклейкой листовок или битьём стёкол ментам, деанонимизированным при помощи Русского слона. Наконец, вы можете донатить на симпатичные вам проекты, хотя зарабатывание денег на это может не оставить вам, например, возможностей для серьёзного офлайн-активизма.

Завтра поста не будет, я в своей офлайновой ипостаси иду наблюдать на выборах. А вот приди мне в голову блажь самой куда-то избираться, канал пришлось бы передавать кому-то ещё. Ничего не поделаешь, любой выбор сопряжён с издержками. Так выпьем за то, чтобы завтра мы не раскаивались в выборе, сделанном сегодня!

Надел маску — не давайся в руки