Аргумент об экономической невозможности анкапа

Здравствуйте, у меня возник спор с человеком, который утверждает:

«Для того, чтобы получить совершенный рынок, потребуется, во-первых, создать абсолютно симметричное информационное пространство, во-вторых, исключить из экономической системы неисключаемые и неконкурентные блага, в-третьих, исключить внешние эффекты, в-четвёртых, полностью убрать дифференцированную продукцию, в-пятых, каким-то образом поддерживать все вышеуказанные (сами по себе фантастические) условия, в-шестых, не допустить умышленного нарушения установленного порядка со стороны.

Совершенный рынок — это рынок в вакууме, упрощённая модель для графиков и наглядного объяснения теорий. Потому переход к «прекрасному анкапу» невозможен не в силу «вездесущего этатизма», а просто в силу того, что условия его существования в том виде, в котором он вам представляется, невыполнимы»

Как следует доказать, что рынок реален, может быть, посоветуете статьи на эту тему?

Игорь

Здесь имеет место классический риторический приём «соломенное чучело», когда опровергается не тот тезис, который выдвигает оппонент, а тот, который удобно опровергать. Совершенный рынок (или совершенная конкуренция) — это термин из неоклассической экономической теории, а анкап базируется в основном на австрийской школе. Нечто схожее с моделью совершенного рынка описывает в Человеческой деятельности Мизес, вводя такую умозрительную конструкцию, как равномерно функционирующая экономика. В такой экономике все агенты обладают всей полнотой информации, и выполняются все прочие описанные вашим оппонентом условия. В результате такая экономика абсолютно предсказуема, и в ней невозможно предпринимательство. Эта умозрительная конструкция вводится ровно для одного: чтобы продемонстрировать отличие реальной экономики от равномерно функционирующей и тем самым показать, в чём состоит роль предпринимателя (а она состоит как раз в получении прибыли за счёт использования неопределённости будущего) и роль инвестора (она состоит в том, чтобы сохранить некоторый запас капитальных благ в прошлом ради употребления их в будущем). Точно так же в физике есть понятие равномерного прямолинейного движения, в разных школах танцев и боевых искусств базовые стойки, базовые шаги, и так далее. Говорить, что идеальный рынок есть рынок совершенной конкуренции — это как утверждать про идеальный танец, что это движение пары базовыми шагами из базовой стойки, в то время как вся суть танца как раз в импровизации на основе той самой базы.

На мой взгляд, эту подмену делают излишне часто в том числе из-за неудачности самого термина «совершенный рынок» — он содержит манипуляцию, заставляющую думать об этом явлении как о чём-то желательном, ведь кто же не мечтает о совершенстве! Между тем, совершенный рынок вообще неотличим от совершенной плановой экономики, где тоже всё рассчитано и задано наперёд. Точно так же мы могли бы говорить о совершенном коммунизме, когда абсолютно все материальные предметы находятся в общественной собственности, и абсолютно все действия совершаются только с всеобщего согласия после всестороннего и полного обсуждения. И действительно, такая умозрительная модель совершенного коммунизма используется теоретиками, когда они показывают необходимость самопринадлежности.

Кто вас учил так танцевать? Где правильная стойка?

Что думаешь касательно статистики, опубликованной ПЛЮМом, согласно которой убытки от картельных сговоров превышают траты на антимонопольную политику? Что вообще думаешь про ПЛЮМ? Скатился?

Ультра-сексуальный дракон

Начну с конца. Канал, о котором вы спрашиваете, называется «Платиновые мысли юных леваков». Тезисы, которые предлагается рассмотреть, действительно являются платиновыми мыслями юных леваков. Так почему я должна считать, что канал скатился? Наоборот, он наконец-то достиг гармонии формы и содержания, это прекрасно.

Ну а если серьёзно, то одна неудачная статья или серия статей ещё не ставит крест на канале, особенно если это плод коллективных усилий.

На канале ПЛЮМ-TV вышло несколько заметок с примерами того, как картельные сговоры приносят потребителям вред, и как антимонопольные меры государства приносят потребителям пользу. При этом не составит труда привести примеры того, как у картелей не получается соблюдать собственные соглашения по очевидным в плане экономической теории причинам (каждому участнику выгодно нарушить соглашение). Также нетрудно добыть примеры того, как антимонопольные меры государства приносят потребителям вред.

ПЛЮМ делает из этого вывод, что государство — вполне годный инструмент, если его хорошо настроить. Сторонники АЭШ делают из этого вывод, что факты это просто события, интерпретируемые при помощи той или иной теории, статистика это результат обработки множества фактов при помощи теории о том, как факты следует обрабатывать, а результаты статистических исследований это просто эмоциональный довод в политической борьбе, но никак не аргумент в споре о том, какая теория верна — ведь при выделении бесчисленного множества событий в то, что называется фактом, уже применяется определённая теория, а значит, доказывать теорию с помощью фактов — это передёргивание. ПЛЮМ делает из этого вывод, что АЭШ — вера, а не научная теория, коль скоро она настолько глуха к фактам. Сторонники АЭШ указывают, что математика тоже глуха к фактам, описывает себе модельки и вообще плевать хотела на то, существуют ли в реальности идеальные окружности. Это, однако, не мешает успешно применять её к реальной жизни — но не ко всему подряд и не безоглядно.

В общем, спор это давний, копий сломано много, и, в общем-то, понятно, что как индукцию, так и дедукцию следует применять аккуратно. Что касается того, стоит ли оставлять государству шанс исправиться, или следует снести его под корень, то я неоднократно касалась этого в своих предыдущих постах. Вот, например, можете освежить в памяти пост о том, при каких обстоятельствах либертарианцы могут счесть своё учение ложной идеей.

Кризисы. Где подстелить соломки?

Freedom pride, который я тут уже как-то поминала, выпустил в своём вконтактике статью «Как не вернуть 2008 год», где вкратце излагает австрийскую теорию бизнес-цикла (спасибо!), затем переходит к изложению теории реального бизнес-цикла, которая в изложении автора, в сущности, заявляет, что никаких циклов не существует, есть случайные шоки, просто иногда на ваш бизнес с неба гадит чёрный лебедь. Только и всего, и незачем рассуждать, откуда эти лебеди берутся, это неважно.

Конечно, такой подход кажется мне не очень удовлетворяющим гордому статусу теории. Австрийский подход чётко указывает причину возникновения циклов — это кредитная экспансия банков, работающих в рамках частичного резервирования, и регулирование учётной ставки центробанками. Без указания причин получается что-то вроде констатации смерти от гриппа, в то время как покойному было сто лет с хвостиком, и его организм был уже предельно изношен. Не умер бы сегодня от гриппа — умер бы завтра от инфаркта. То есть как раз конкретный чёрный лебедь менее важен, чем системный фактор старости.

Однако в рамках статьи действительно не так важно, отчего случаются циклы, она сосредотачивается не на том, как бы избавиться от кредитной экспансии, а на том, что позволяет экономике той или иной страны легче переносить кризисы. Накопленная статистика по странам показывает, что страны со свободной экономикой переносят кризисы гораздо легче, хотя, казалось бы, именно там надуваются самые страшные пузыри на финансовых рынках, и им должно быть хуже. А вот и нет, рыночек куда быстрее выравнивает структуру спроса и предложения, чем любые дирижистские меры государства.

То есть даже если считать неизбежными хоть бизнес-циклы, хоть просто случайные шоки, страна вполне может минимизировать их последствия, просто имея либеральную экономику. Вот ради этого оптимистичного вывода я и рекомендую эту кое в чём спорную статью.


Сравнительный индекс роста относительно менее экономически свободных и относительно более экономически свободных стран в 2001-2017 (ниже медианы 2001 года и выше медианы 2001 года, соответственно). Более свободные страны 16 лет подряд показывают более высокие средние темпы роста. Наибольшая разница наблюдается в кризисный 2009 год (-0,3% у более свободных стран против -2,8% у несвободных стран)

Поведенческая экономика разбивает идею либертарианства, нэт?

анонимный вопрос

Австрийская экономическая школа утверждает, что ценности субъективны, человек всегда делает выбор на основании своих личных предпочтений, которые никому не ведомы, неизмеримы, непредсказуемы. Даже при столь жёстких рамках неведения можно делать ряд утверждений общего характера, основанных на праксиологии, то есть логике человеческой деятельности.

Неоклассическая школа шла другим путём. Она последовательно и старательно аппроксимировала человеческое поведение математическими моделями. Начав с простейшей модели homo economicus — всезнающего бесстрастного максимизатора полезности, она постепенно выпускала всё новые заплатки, которые бы позволили описать на языке моделей поведение реальных людей так, чтобы оно хоть как-то коррелировало с реальной наблюдаемой человеческой деятельностью.

В рамках этого подхода были описаны различные когнитивные искажения, влияние различных эмоций, и так далее, вплоть до фаз луны и уровня глюкозы в крови. Помогло ли это хоть как-то научиться предсказывать поведение экономических субъектов? Только для некоторых специальных случаев, и только на уровне вероятностей, что, в общем, остаётся в рамках здравого смысла. Полагаю, достижения поведенческой экономики могут помочь при создании реалистичных эмуляторов человека, ведущих некую экономическую деятельность в информационном пространстве.

На десятых чтениях Адама Смита Ростислав Капелюшников прочёл очень интересную лекцию о том, как достижения поведенческой экономики в изучении ограниченной рациональности используются в качестве оправдания патернализма. Мол, раз уж человек всё равно делает тот или иной выбор, и делает его нерационально, то почему бы не подтолкнуть его ненасильственно к выбору, более выгодному как для него самого, так и для общества. То есть за человека всё-таки норовят решить, что для него лучше, причём поведенческие экономисты дают на это добро, в то время как классические экономисты, исходившие из презумпции рациональности человеческого выбора, такой санкции государству не давали. Так государство получило со стороны науки индульгенцию на ещё большее вмешательство в экономику в плане регуляций.

Разбивает ли поведенческая экономика идею либертарианства? Скорее, даёт новые аргументы, чтобы продолжать игнорировать либертарианство, в то время как практика всё равно оказывается на стороне более свободных обществ, где регулирования меньше, каким бы научным это самое регулирование ни было.

Какие есть недостатки у Австрийской школы экономики, внутренние проблемы?

анонимный вопрос

Для того, чтобы ответ на этот вопрос был более авторитетным, я обратилась к наиболее известному в России популяризатору австрийской школы, Павлу Усанову (обязательно подпишитесь на его youtube-канал, если ещё не). Кстати, скоро у меня выйдет обзор на его новую книжку «Ретроспектива экономической мысли».

Итак, по мнению Павла, основные трудности у австрийской школы следующие:

1. Непонятно, как согласовать праксиологию Мизеса и рыночный процесс Хайека

В чём трудность? Праксиология — это логика человеческой деятельности, выводимая дедуктивно из общих базовых принципов. Рыночный процесс — это возникновение спонтанных порядков из множества единичных актов выбора, осуществляемых людьми. Изучение этих спонтанных порядков ведётся уже методом индукции. Для физиков, наверное, наиболее понятно будет, если уподобить праксиологию молекулярно-кинетической теории, а рыночный процесс — термодинамике. Иначе говоря, здесь мы имеем дело с проблемой, с какой песчинки начинается куча, а на языке диалектики — с переходом количества в качество.

В принципе, где-то на стыке одного с другим лежит теория игр, но всё равно разрыва до конца не заполняет.

2. Криптовалюты и теорема регрессии

Когда мне задавали вопрос о биткойне, я сама угодила в эту ловушку, сославшись на статью о том, что биткойн удовлетворяет теореме регрессии, и потом получила критику, дескать, нет, неубедительно. Очень надеюсь, что Павлу удастся внести некоторую ясность в этот вопрос в своей книге «Будущее денег», выход которой он уже анонсировал. Видимо, ждать её следует в 2019 году.

3. Теория государства: происхождение и эволюция в демократию

О происхождении государства представители австрийской школы, действительно, высказываются различным образом.

Хоппе выводит государство из естественной аристократии, то есть института обращения с затруднениями к более компетентным лицам. Действительно, это обыденнейшая человеческая практика, которая воспроизводится в любых сообществах, от первобытных племён и мафиозных кланов к современным лидерам несистемной оппозиции и профессиональным гуру.

Золоторёв утверждает, что не следует путать божий дар с яичницей, и если яичница в виде института неформального лидерства распространена повсеместно, то божий дар в лице государства — исторически недавнее паразитическое образование, вот только остаётся непонятным, могла ли история человечества обойтись без этого сомнительного приобретения.

Разногласия есть и относительно эволюции к демократии. Хоппе пишет, что виной тому стремление правящего класса к умножению безответственности, а Четвернин указывает, что для появления устойчивых либератарно-правовых институтов потребовалось редкое сочетание климатических факторов, когда вместо жёсткого разделения на касты тружеников и воинов в Элладе возникло смешение ролей в виде свободных общинников, земледельцев-воинов, и это уже породило либертарную этику, право и полисную демократию вместо обычной доктрины грабежа и принуждения.

4. Энфорсмент без государства

Тут речь скорее не о какой-то внутренней проблеме австрийской школы, а о том, как эта проблема постепенно решалась по мере развития либертарной теории. Мизес вообще не оспаривал необходимости государства. Ротбард разработал в целом теорию анархо-капитализма, но оставил там несколько этатистских рудиментов, вроде взятого от фонаря срока действия патентов или наличия при анкапе принудительного тюремного заключения. Современные теоретики, вроде того же Золоторёва, или, например, меня, демонстрируют возможность обойтись в том числе и без этих рудиментов, предлагая альтернативы.
Тем не менее, тема внегосударственного энфорсмента пока не устоялась и является больше доктриной, чем теорией, так что есть, куда работать.

В роли Фрэнка Андервуда — Павел Усанов

Какие аргументы приводят кейсианцы в пользу государственного регулирования? Они утверждают, что австрийская школа не может доказать свою теорию. А как они доказывают свою?

анонимный вопрос

В основе победного шествия кейнсианства по Земле лежит несложное шулерство. Великая депрессия была объявлена провалом свободного рынка, а не провалом госрегулирования, и для противодействия подобным явлениям был предложен набор инструментов госрегулирования. Кейнсианская теория с самого начала подвергалась критике со стороны австрийской и неоклассической школ, и в течение всего времени, пока она доминировала, никаких убедительных ответов на эту критику дано не было.

Почему кейнсианцы забороли австрийцев? Потому что арбитром в споре о том, какую экономическую политику проводить правительствам, выступали собственно правительства. Это нарушает фундаментальный юридический принцип «Никто не должен быть судьёй в собственном деле», и неудивительно, что правительства с мрачной регулярностью предпочитали те учения, которые предлагали наделить их более значительными полномочиями, а не те, которые предлагали, напротив, полную дерегуляцию экономики.

К счастью, в демократических странах между правительством и избирателями сохраняется некоторая обратная связь, и когда в семидесятых случилась стагфляция, прямо противоречащая кейнсианской теории, то место кейнсианцев при дворах государей заняли монетаристы, с их менее топорными методами. Странам с доминирующим марксизмом не так повезло, там учение Маркса объявлялось всесильным в силу его верности, иначе говоря, обратная связь между теорией и реальностью отсутствовала.

Мне пришлось сделать этот экскурс в историю, чтобы сразу дать понять: в основе успеха кейнсианства лежат не логические обоснования верности теории, а то, что его внедрение несло прямые выгоды внедряющим.

Ну а теперь коснусь непосредственно кейнсианских доказательств: в конце концов, даже если фактические соображения не соответствовали публичным обоснованиям, какие-то обоснования кейнсианцам всё равно приходилось приводить.

В основе любой теории лежит некая модель реальности. Кейнс отказался рассматривать модели взаимодействия между субъектами, и сосредоточился на моделях соотношений между умозрительными сущностями, такими как общий спрос, общее предложение, общая занятость, общий уровень цен, валовый продукт, скорость обращения денег и так далее.

Так, модель кризиса по Кейнсу выглядит как система с положительной обратной связью: чем ниже спрос, тем ниже производство, тем выше безработица, тем ниже спрос. В рамках столь простой модели всё совершенно логически безупречно. Вывод Кейнса: правительству надо стимулировать спрос общественными работами, неважно какими, хоть копать ямы и тут же закапывать, и это позволит выйти из порочного круга. Видно, что такая теория отлично подходит для целей пропаганды: сперва как следует пугаешь, а потом обещаешь спасти, если у тебя купят чудесное средство от проблемы.

В общем, модель получается полностью контринтуитивной: кризис вызывается перепроизводством товаров (согласно АЭШ он вызывается перепроизводством денег, а когда много товаров, то это как раз классно, что полностью соответствует картине мира любого обывателя), главное зло в экономике — это сбережения (согласно АЭШ именно сбережения позволяют внедрять всё более и более окольные цепочки производства, что и обеспечивает экономический рост), лучшее средство борьбы с кризисами — уничтожение сбережений и транжирство ресурсов. Почему внедрение подобного безумия — верный путь к разорению на уровне отдельного домохозяйства, но неким волшебным образом спасает экономику, стоит государству начать такую практику для всей страны сразу, кейнсианцы не объясняли. Между микро- и макроэкономикой у них имеется полный логический разрыв, это две совершенно не связанных дисциплины.

Современное кейнсианство здорово мутировало в сравнении с исходной теорией, слилось в экстазе с монетаризмом и образовало единое мэйнстримное течение, которое продолжает создавать всё более изощрённые модели для самых разных областей жизни. Если Кейнс начинал с того, что пропагандировал саму необходимость государственного регулирования экономики, то сейчас необходимость госрегулирования уже не подвергается сомнению, и экономисты вовсю развлекаются, бесконечно уточняя конкретные способы делать это наиболее изощрённо. 

Памятка для споров со школьниками

Во вчерашнем посте упомянула памятку для споров со школьниками, и читатели заинтересовались, что за памятка такая.

Памятка была разработана в паблике «Австрийская экономическая школа» и представляет собой всего пять топиков. Собственно, подобные вещи как раз и подчёркивают, насколько наш с вами проект уникален. Любой FAQ — это продукт работы по сбору, усреднению и обобщению множества вопросов, после чего готовится выверенный текст, освещающий тему. У нас же с вами каждый день получается по тексту с ответом на конкретный, а не обобщённый, вопрос. А если какой-то ответ показался одному из читателей поверхностным или неточным, он всегда может прислать свои уточнения и дополнения.

Что делать, если я в новом классе и со мной никто недружит?(

анонимный вопрос

Второй несерьёзный вопрос, поэтому будет два ответа в один день

С точки зрения марксистской классовой теории, дополненной ленинской классовой практикой, при переходе в другой класс человек может долгое время разделять интересы старого класса, и таким образом участвовать в классовой борьбе не на той стороне. Именно поэтому свежерекрутированные представители класса обычно стремятся быть святее Папы Римского: если уж нувориш, то с мегаяхтой, если крестьянин, то с бородой в пол и полным горбом скреп. Можете попробовать эту тактику, со стороны выглядит смешно, но психологически, говорят, здорово помогает.

Ну а с точки зрения австрийской экономической школы, классов не существует, Нео)

не дружат…

Либертарианцы так активно агитируют за криптовалюты и в частности биткоин, почему их не смущает, что это серьезно противоречит золотому стандарту, за который так переживали либералы 19 века и, скажем, Мизес с Ротбардом?

Wild Turkey

Мизес, создавая теорию денег, сформулировал теорему регрессии, согласно которой сегодняшняя стоимость денег определяется их вчерашней стоимостью, и так может быть прослежена до того момента, когда деньги были обычным товаром, имеющим только простую потребительскую ценность.

То, что именно золото стало к 20 веку единым стандартом обеспечения денег, было плодом государственных регуляций, в свободной банковской системе до того прижился биметаллический стандарт, что достаточно детально описано упомянутым вами Ротбардом.

Ещё один классик либертарианства, Хайек, и вовсе открыто топил за частные деньги…

Для того, чтобы разобраться, как именно и благодаря чему биткойн приобрёл свою стоимость, рекомендую ознакомиться с классической статьёй Джеффри Такера, любезно переведённой в 2014 году ресурсом Битновости.

Таким образом, биткойн, выступающий в качестве цифрового пирингового золота, ничуть не противоречит экономической теории в изложении как классиков АЭШ, так и их современных последователей.

И, да, самое время задонатить немножко биткойнов на развитие канала: 1A7Wu2enQNRETLXDNpQEufcbJybtM1VHZ8