Неидеальные люди и общественный идеал

Вы в своих постах нередко заявляете, что при анкапе все люди (или большинство) будут не склонны к насилию (а склонных можно будет «перепрошить»), что позволит построить свободное от насилия общество. Но погодите! Ведь при идеальных людях можно строить идеальное общество на основе почти любой идеологии — да хоть коммунизм в его ранних идеализированных представлениях. Любая же современная общественная структура строится, исходя из факта, что люди почти всегда неидеальны — эмоциональны, глуповаты, агрессивны, жадны, трусливы и так далее — и общественный строй должен обезвреживать людские недостатки. Каким образом может существовать анкап в обществе неидеальных людей, если даже сейчас преступники достаточно глупы, чтобы воровать иногда прямо под камерами, а при отсутствии общепризнанной полицейской силы они вконец оборзеют и их отлов/отстрел силами ЧОПов станет затруднён из-за массовости преступности и перегрузки судов? Не приведёт ли это к быстрому скатыванию общества в дикое состояние, когда даже адекватные люди вынуждены быть в вечном состоянии войны против всех?

Анонимный вопрос

Вы правы, из идеальных людей можно много чего построить. Именно поэтому Битарх с Волюнтаристом — авторы регулярно появляющихся на этом канале постов о построении ненасильственного общества — не заморачиваются построением именно анкапа, для них экономическая модель второстепенна, и отсутствие центральной власти второстепенно, а первостепенная ценность именно ненасилие, в его узком понимании отсутствия физического принуждения.

Доктрина анархо-капитализма предполагает, что человеческая склонность к физическому принуждению не претерпит серьёзных изменений. Единственное, что требуется для её торжества — это появление критической массы технологий, делающих децентрализованное производство и торговлю более экономически выгодными, чем централизованное — это если мы исходим из позиций материализма, где бытие определяет сознание, а базис надстройку. Если же мы полагаем, что, напротив, сознание формирует бытие, то для торжества анкапа требуется критическая масса людей, для которых идеи либертарианства имеют значимую ценность. Мне, по сути, без разницы, с какого конца грызть этот батон, он с обоих концов одинаково вкусный.

Когда децентрализованные технологии доминируют в быту, это означает, что убер-полиция приедет быстрее, а обслужит дешевле и качественнее, чем наряд полиции от МВД, а потому МВД проиграет экономическую конкуренцию за клиента и сдохнет. И если люди воруют прямо под камерами, то децентрализованные технологии скорее обеспечат возможность прямо под этими же камерами выписывать им штраф. А если они вместо этого помашут в камеру ручкой и заявят, что я, дескать, беру этот автомобиль в аренду, то вместо непропорционально большого штрафа с них в пользу хозяина авто будет списываться скромная арендная плата. А может, я говорю глупости, и рыночек порешает как-то иначе.

Когда либертарианские идеи доминируют в обществе, то даже в условиях технологически обусловленной централизации большого количества производств люди всё равно будут сравнительно выше ценить фриланс или подобные фрилансу отношения, и владельцу производства придётся подстраиваться под этот запрос, если он желает обеспечить себя рабочей силой. Люди будут наниматься в полицию, но всё равно рассматривать свой патрульный экипаж как автономную предпринимательскую единицу, с собственными постоянными клиентами и обязательствами перед ними, значащими куда больше, чем формальная субординация в полицейском управлении.

Самое страшное для либертарианства — это повышение эффективности централизации насилия. В середине 20 века такая эффективность была максимальной, человечество воевало многомиллионными армиями, а для построения либертарианского общества не было ни малейших перспектив. Сейчас уже стотысячная армия считается крупной, и хочется верить, что разукрупнение пойдёт и дальше ускоряющимися темпами. Дешёвое и эффективное децентрализованное насилие, крайне плохо масштабирующееся при увеличении численности вовлечённых лиц или вложении дополнительного капитала — это ровно то, что требуется для того, чтобы даже в случае возникновения вооружённых конфликтов они быстро гасли без дальнейшей эскалации.

Как видите, совсем не обязательно предаваться пустым мечтам о том, как чипирование сделает всех лапочками и душками. Можно вместо этого предаваться пустым мечтам о том, как лапочками и душками всех сделает тотальная вооружённость ручным оружием, эффективно и по возможности безболезненно выводящим человека из строя, но имеющим низкую летальность. Ну а в свободное от пустых мечтаний время я предпочитаю строить локальное либертарианское сообщество, где все необходимые навыки взаимодействия между людьми приобретаются простой привычкой — и эти привычки будут очень сильно входить в конфликт с привычками повиноваться государству или иной централизованной силе.

Левиафан никому не нужен. Гоббсу грустно.

Пара лекций по крипте

Екатерина Шульман в своей передаче вводит различие между новостями, то есть тем, что привлекает внимание, и событиями, то есть тем, что имеет последствия. Вот, например, когда я анонсировала дебаты Литреева и Милова, это была новость, а дебаты так и не состоялись, потому что Навальный вернулся в Россию, и всем стало не до мелочей.

Несколько позже я анонсировала дуплет из лекций Алексея Нефедова и Александра Котова в рамках уральского либертарианского лектория. Трансляции лекций в день проведения не было, и я вскоре благополучно о них забыла. Но это событие имело последствия: спустя изрядное время на канале либертарианцев Урала тихонько выложили записи лекций, и я наконец-то их посмотрела.

1. Алексей Нефедов. Биткоин и теория денег.

В лекции сперва было разобрано, для чего в человеческих коллективах вообще появляются деньги, какую функцию они несут, какие деньги получают более широкое распространение, а какие держатся только на государственном принуждении. Дальше коротко описывалось, как спроектирован биткоин, и почему эта конструкция обеспечивает его широкое распространение и рост цены. Наконец, объяснялось, почему биткоин так и не стал собственно деньгами, а превратился вместо этого в защитный финансовый актив.

Там, где про экономику, мне было достаточно понятно и интересно. Там, где про технологии, я не сильно вникала, стараясь не пугаться фраз типа «квантовая суперпозиция». Узнала отдельные новые для меня детали, вроде того, каким образом происходит изменение правил работы сети биткоина, или как на базе модели stock-to-flow был построен прогноз цены.

Мне показалось, что имело смысл несколько шире раскрыть тему альткоинов, но Алексей биткоин-максималист и, видимо, считает, что если о них не говорить, то они сами уйдут.

2. Александр Котов. Технологические решения социальных проблем.

Я надеялась услышать в лекции готовые рецепты, но она оказалась скорее философской, чем практической. Интересно, что Александр полагает, будто действия государства не являются причиной таких проблем, как, скажем, цензура в соцсетях, а это чисто социальные проблемы. Мне кажется, что всё-таки в отсутствие государства эти проблемы как минимум были бы менее острыми, потому что попытки затыкания ртов оппонентам связаны именно с задачей политического доминирования, а это всё-таки государственный феномен. Тем не менее, в лекции прозвучало несколько интересных рецептов, например, по модерации в крупных соцсетях, которая бы существенно снизила социальное напряжение — через подписку на рейтинговые агентства, которые бы действовали независимо от администрации соцсети, а оказывали услуги непосредственно её клиентам.

Лекция оказалась достаточно отрезвляющей, мне стало гораздо понятнее, с чем связано столь низкое проникновение в массы распределённых соцсетей, и теперь я уже совершенно не уверена, что сама хочу с этим заморачиваться — по крайней мере, до тех пор, пока централизованные решения обеспечивают хоть какое-то пространство манёвра.

Под занавес Александр продемонстрировал, как работает аппаратный кошелёк, это было любопытно, но не очень понятно, однако видно, что это достаточно параноидальная железка, которая вряд ли позволит пользователю потерять свои деньги слишком уж глупым образом. У меня, увы, не столько денег, чтобы так сильно угорать по безопасности, но посмотреть было интересно.

Какие реформы, меры, методы надо предпринять, чтобы постсоветская страна стала реально децентрализованной на 100 %?

Пересiчний украiнець

Для выполнения этой задачи недостаточно просто, скажем, дать громадам право оставлять себе большую часть налогов: такие права легко дать и легко забрать. Важно, чтобы реформы было очень трудно обернуть вспять. То есть они должны очень быстро и очень сильно улучшить жизнь людей.

Как быстро улучшить жизнь людей в самой бедной стране Европы? Только открыв страну для очень широкого потока инвестиций. Так что буквально первый пакет предлагаемых реформ — это серьёзное сокращение государственного вмешательства в регуляцию экономики.

Прямо вот самое первое — упразднение таможни, вместе с пошлинами. Хотят другие государства ограничивать экспорт товаров в Украину или импорт товаров из Украины — их право. А в Украине некому заниматься этой ерундой, хотят люди торговать — и торгуют.

Второе — присвоение громадам права забирать в свою компетенцию вообще любые государственные функции. Желают сами собирать все налоги и устанавливать их размер — на здоровье. После этого пусть торгуются с центром, сколько денег они готовы ему отдать в приданое к тем вопросам, которые они самостоятельно не потянут. Не желают сами ничего решать — на здоровье, из центра назначат людей, назовут налоговые ставки и будут осуществлять полное администрирование, пока громадяне не соберутся на сход и не заявят о том, что приятно отдохнули и вновь готовы к самоуправлению.

Как выбирать президента? Не надо его выбирать, продавайте эту неоплачиваемую должность с аукциона, на один год без права продления, а из полномочий оставьте только право ветирования законов, принимаемых Верховной Радой. Но это уже несрочно, это уже украшательство. Не хотите зарабатывать на продаже президентской должности — сделайте, как в Швейцарии, там тоже неплохо.

Ну а что с юго-востоком? А там создаётся Донецкая Сечь. Раз уж страна децентрализованная, то мало какая громада решится содержать серьёзные вооружённые силы, а тут район, где это жизненно необходимо. Значит, нужен сафари-парк, куда будут ехать все, кому интересно поохотиться на сепаров, а также представители волонтёрских организаций, которые будут следить, чтобы охота велась без браконьерства. Приехал, оплатил путёвку — и вперёд. Сколько добудешь — всё твоё. Задача руководства Сечи — организовывать взаимодействие, чтобы друг друга не постреляли, на то и деньги собираются. Ну и оперативно проводить демаркацию тех районов, жители которых решили из охотугодий переквалифицировать себя в полноправную территорию Сечи, выдали своих сепаров на суд, отрядили выборных в сечевое самоуправление — и всё, жители территории приобрели обратно статус людей. Не знаю, насколько эффективно это будет сокращать размер охотугодий, но вопрос-то был о том, какие меры нужны для обеспечения децентрализации. Так вот, без децентрализованной волонтёрской армии вы децентрализованную страну не удержите.

Даже этот термин я, оказывается, не изобрела. Не удивлюсь, если и все прочие советы окажутся сущей банальностью.

Митинг за свободу интернета

Смотрю сейчас трансляцию московского митинга. И параллельно приходят новости вроде «в Питере
активисты заблокировали здание Роскомнадзора»
.

Это парадный вход, анус Роскомнадзор блокирует себе сам

Каждый, как водится, мнит себя стратегом, видя бой со стороны, но мне кажется, что это неправильно — устраивать одновременные акции в разных городах. Ну кто сегодня будет внимательно следить за Питером, когда есть Москва? Зато, представляете, как было бы круто, если бы каждый день одна крупная, крутая, хорошо подготовленная акция проходила в новом городе! Пусть акции будут разными по стилю, по формату, пусть люди стараются перещеголять друг друга. Пусть говорят: ну, в Питере было ничо так, но вот потом в Краснодаре ваще отвал башки! При этом люди в каждом конкретном городе к тому моменту, когда снова дойдёт очередь до их города, успеют отдохнуть, скопить денег, набраться энтузиазма, насмотрятся на чужие креативные идеи, придумают свои.

Так, перенося фокус с места на место, можно было бы замутить действительно бессрочную общероссийскую общественную кампанию, а не очередное «поорали и разошлись».

Это не митинг, это очередь на митинг

Почему в либертарианской партии так мало либертарианства и все централизованно?

анонимный вопрос

Мне поступила целая серия вопросов схожей тематики, и я выбрала наименее острую формулировку, позволяющую ответить по существу.

Принципиальное документальное описание либертарианской партии, как и любой другой политической партии в России, задаётся законом РФ о политических партиях. Партия предприняла четыре попытки государственной регистрации, каждый раз внося правки в устав ради соответствия требованиям Минюста. В конце концов, из Минюста дали понять, что без отмашки из администрации президента никакой регистрации не будет, и на съезде 2017 года было принято решение заканчивать с этой профанацией, пока ветер не переменится.

Но остался устав: устав вертикальной структуры из региональных отделений, подчинённых федеральному комитету, со съездом, который созывается федеральным комитетом согласно нормам представительства, принимаемым федеральным комитетом, и с федеральным комитетом, который избирается съездом. Любая российская партия, создаваемая сверху, благодаря такой компоновке сохраняет полную управляемость до тех пор, пока её не решат раздербанить — после чего волшебным образом возникают альтернативные съезды, комитеты и всё прочее, и партия либо захватывается, либо исчезает.

ЛПР же создана снизу. Это не означает, что в рамках того же самого устава она внезапно оказывается способной к осмысленной деятельности. Это означает, что ценности совместной деятельности ради распространения либертарианской повестки оказываются для людей выше, чем любые формальные решения, принятые без их участия или вопреки их воле. Поэтому успех партии в целом оказывается тем больше, чем меньше внимания члены партии уделяют формальной стороне партийной деятельности, и, соответственно, чем ниже пресловутая управляемость.

Тут впору спросить, зачем вообще называться партией, а не либертарианским движением, или ещё чем-то этаким. Да какая разница? Так исторически сложилось, что такая-то сущность имеет такое-то имя. Пока издержки сохранения имени и уставных документов ниже, чем издержки их смены, всё останется, как есть, просто не надо путать карту и территорию. Вы ещё спросите, почему персонаж по имени ЛПР-тян не транслирует официальную точку зрения партии!

Так что главное — обеспечивать мощный движняк, вовлекать новых людей в сторонники и принуждать посторонних без запинки произносить слово «либертарианство», а будет ли поход в тир или боулинг оформлен по документам как собрание руководящего комитета регионального отделения, совершенно неважно.

лого ЛПР (кстати, в уставе описан другой логотип, но кого волнует!)

Да, на всякий случай: донаты ЛПР-тян не засчитываются в качестве партийных взносов.

Расскажите о децентрализованных биржах, их преимуществах и недостатках

анонимный вопрос

Ну, хоть кто-то уже не спрашивает, почему либертарианцы топят за биткойны, а начинает задавать довольно узкоспециальные вопросы.

Зачем нужны биржи

Биржевый трейдер — первейший друг любого пользователя криптовалют, потому что он, в надежде купить подешевле и продать подороже, обеспечивает криптовалютной системе необходимую ликвидность, а чем больше ликвидность, тем меньше разница между ценой покупки и продажи валюты (спред), и тем меньше колебания курса (волатильность), и, соответственно, тем выше привлекательность крипты в качестве средства расчёта за товары.

Классическая биржа (валютная, товарная, фондовая — неважно) устроена так. Биржа выступает посредником, который ведёт реестр активов на счетах клиентов, обеспечивает возможность выставлять торговые заявки и закрывать их встречными заявками, ну и, конечно, вводить активы на биржу и выводить с неё. Подавляющее большинство сделок по торговле криптовалютами и обмену криптовалют на фиат проводится на таких вот классических централизованных биржах.

Разумеется, любого криптовалютчика начинает коробить уже от одного слова «централизованные». Тем более, что эти биржи в целом оправдывают свою репутацию: их регулярно взламывают, уводя с кошельков немалые деньги, к ним возникают претензии насчёт возможных манипуляций рынком, дутых объёмов и так далее.

В чём особенность децентрализованных бирж

Поэтому уже несколько лет в криптовалютном сообществе идёт тренд на создание децентрализованных бирж. Как минимум, биржу сравнительно нетрудно сделать гибридной: на центральном сервере обрабатываются заявки, а приватные ключи от кошельков остаются на руках у пользователей, и, соответственно, все сделки фиксируются в блокчейне. По этому принципу работает, например, крупнейшая в России гибридная биржа Waves. Но сразу возникает вопрос: а в каком, собственно, блокчейне фиксировать сделку, если я покупаю, например, эфир за битки?

Какими качествами должен обладать блокчейн для обеспечения работы децентрализованной биржи? Во-первых, блокчейн должен позволять выпускать на своей базе любые токены. Это умеет и уже упомянутый Waves, и Etherium, и много какие ещё. Во-вторых, блокчейн должен быть как можно быстрее. Если блоки пишутся, как у биткойна, раз в десять минут — это вообще несерьёзно. Лидером производительности на сегодня являются блокчейны на базе движка Graphene — от 3000 операций в секунду, с записью новых блоков в блокчейн раз в три секунды. С такими лагами уже можно нормально торговать. Более того, с таким движком даже биржевые заявки можно уже писать в блокчейн, а это означает возможность создания не гибридных, а полностью децентрализованных бирж.

Самым старым и почтенным графеновым блокчейном является bitshares, но есть и более свежие конкуренты, полный перечень которых давать бессмысленно. Отмечу разве что проект deex, который интересен тремя вещами. Во-первых, на базе графенового блокчейна внедряется не только децентрализованная биржа, но и децентрализованный мессенджер, и ещё ряд инструментов. Во-вторых, запускается собственная сеть банкоматов, и на подходе банковские карты. Это, конечно, уже не имеет отношения к децентрализации, зато имеет огромное отношение к удобству проникновения технологии в массы. Ну а в-третьих, один из членов ЛПР принимает участие в работе над проектом, и это, конечно, веская причина выделить deex из числа прочих.

Ну и, наконец, о минусах децентрализованных бирж

Если хотите торговать там за фиат, напрямую не выйдет. Сперва через отдельный шлюз покупаются токены, соответствующие этому фиату, а потом уже на них идёт торговля. Как затем обменять эти токены обратно на фиат — спросите что полегче. Может, пресловутый deex в своих банкоматах и даст это сделать, но в общем случае задача не решена. Поэтому главная ниша децентрализованных бирж — обмен разных видов крипты друг на друга.

Как следствие — на децентрализованных биржах существенно ниже объёмы, а это означает относительно малую ликвидность и высокий спред.

Ну и, наконец, высокая производительность блокчейна тоже не даётся даром. Вместо честного POW, как у биткойна или эфира, децентрализованные биржи тяготеют к POS, как у Waves, или даже к DPOS, как у графеновых блокчейнов. Каждая новая ступенька, ускоряющая работу, снижает общий уровень децентрализации системы, поскольку уменьшает число узлов, верифицирующих транзакции.

Так что любите биржевых трейдеров, они несут высокие риски — и всё ради того, чтобы нам, простым пользователям, можно было не греть себе голову всеми этими вышеизложенными высокими материями.

Тем более, что биткойны для ЛПР-тян можно перевести даже с обычной банковской карты, не прибегая к таким сложным инструментам, как децентрализованные биржи. Вот, попробуйте: 1A7Wu2enQNRETLXDNpQEufcbJybtM1VHZ8