Русский слон. Интервью.

Сегодня у меня дебют в жанре интервью, и мне кажется, получилось довольно интересно. Надеюсь, удастся время от времени пополнять новую рубрику свежими материалами. Итак, сегодня я не отвечаю на вопросы, а задаю их. Отвечает же Русский Слон.

В сети много пишут о вашем проекте «Русский слон». Официально вы заявляете, что название проекта выбрано из-за того, что слон отличается умом и злопамятностью. Однако многим вполне очевидна и аллюзия на аббревиатуру СЛОН — смерть легавым от ножа — популярную в советском воровском мире. Вряд ли вы не учитывали это обстоятельство. Можете прокомментировать, в какой мере ожидания тех, кто переводит название вашего проекта именно в этом ключе, могут оправдаться?

Когда-нибудь в Прекрасной России Будущего мы расскажем всю историю того, как создавался Слон и, уверяем, это будет действительно увлекательный рассказ. Сейчас же такой рассказ по понятным причинам невозможен.

Интерпретировать кто угодно может как угодно, но, развивая эту мысль мы неизбежно придём к таким упоительным (нет) головоломкам морали, как «Хотят ли убивать людей те, кто играет в компьютерные шутеры?», «В песне группы такой-то поётся про изнасилование. Призывает ли эта группа насиловать?» и прочие попытки натянуть Колумбайн на иносказательность.

Однако официальная позиция Русского Слона остаётся прежней: мы не призываем к насилию ни в каком виде. Мы призываем к возрождению института репутации в России, и без злопамятности здесь явно не обойтись.

Как вы прокомментируете недавний ролик Михаила Пожарского «Маска зверя», где он указывает, что деанон нужен прежде всего самим полицейским, чтобы не потерять человеческий облик?

Пожарский восхитителен примерно во всём, что он делает, и этот ролик с отсылкой к «Повелителю Мух» Голдинга – не исключение. С этической точки зрения с позицией, обозначенной в ролике, и правда можно согласиться.

Причем забавно, что вот эта наша публикация по времени своего размещения практически совпала со временем размещения нового видео от Whalesplaining.

Российские силовики в массовом порядке препятствуют своей деанонимизации, иначе говоря, они настаивают на том, чтобы вместо индивидуальной ответственности нести коллективную. Не следует ли из этого, а также из вашего согласия с основным посылом ролика Пожарского, что проектам вроде Русского Слона стоит деанонимизировать не только тех силовиков, преступления которых зафиксированы, но и вообще всех, кто, являясь представителем силовых ведомств, скрывает свою личность?

Учитывая, насколько с точки зрения института репутации низки позиции авторитета полиции (ранее: милиция) в России, это предложение звучит максимально разумно. У нас исторически сильна эта (бррр!) рабская позиция, что «начальник всегда прав» и прочее «вся власть от бога», и на полицейских это, к сожалению, тоже распространяется, хотя, казалось бы, это такая же работа, как, скажем, банкир, кассир или водитель такси.

А когда каждый день читаешь новости из серии «анапские полицейские из отдела противодействия коррупции осуждены за взятку», «полицейские подкинули наркотики» и «росгвардеец убил двухлетнего мальчика», то натурально охреневаешь и, да, определенно желаешь большей защищённости от возможного насилия, в данном случае – государственного, монополизированного.

Это из той же серии, что «Когда я иду по Парижу, то могу подойти к полицейскому, чтобы что-то спросить, чуть ли не просто поболтать. Когда я иду по Москве и вижу идущих мне навстречу полицейских, я предпочту перейти на другую сторону улицы».

Росгвардия же – это в принципе преступление Путина против народа России.

Вы довольно обтекаемо ответили на первый вопрос, поэтому давайте уточним на конкретном примере. Вы выложили личные данные некоего силовика с указанием совершённых им преступлений, а через некоторое время этому силовику сожгли машину, или разбили окно, или залили монтажной пеной замок — короче, сделали анонимную пакость из числа тех, которые так любят применять против оппозиционных активистов в проблемных регионах. Как вы официально откомментируете произошедшее на своём сайте и в соцсетях?

Никак. Даже если это явилось следствием, мы к этому не призывали. Если кто-то «просто выполняет приказ», или, что намного хуже, действительно верит во всю пропагандистскую херню про госдеп, майдан и оранжевую угрозу, и остервенело бьёт дубинкой лежащего на земле человека, то пусть не удивляется тому, однажды карма может отправить ему бумеранг.

Напомню, что на протестах в Магасе 13 ингушских полицейских отказались выполнять приказы и идти против своего народа. Сейчас их судят.

Поговорим о технических деталях. Можете вкратце рассказать о том, какие у Слона потроха? Компьютерное волшебство основано на вашем собственном движке и мощностях, или зависит от сторонних сервисов? Какова доля ручной работы?Каков процент ошибок опознания и при какой степени уверенности в том, что злоумышленник распознан верно, вы решаетесь опубликовать его данные? Проверяете ли вы достоверность публикаций других проектов вроде вашего, например, нашумевшую публикацию Сканера о личности сотрудника МВД, ударившего девушку в живот? Сотрудничаете ли с родственными проектами?

Компьютерное волшебство основано как уже на существующих технологиях различных гигантов вроде Amazon и Google, так и на наших собственных наработках. Мы также тесно интегрированы с рядом проектов, использующих технологию, аналогичную FindFace, которую сейчас компания NTechLabs успешно продает МВД. Точность довольно высока, хотя для пущей уверенности мы проверяем информацию и по другим косвенным данным. Естественно, никто не застрахован от ошибок — на этот случай мы набираем команду контроля качества, чтобы выявлять такие ситуации и реагировать на них. Конкретные цифры буду рад привести немножечко позже.

На сайте вы обещаете не только предоставить необходимую доказательную базу для преследования злоумышленников по закону, но также и финансирование для правозащитников и адвокатов, которые займутся уголовным преследованием беспредельщиков. Вы намерены сами инициировать уголовное преследование, нанимая для этого юристов, или только поддерживать подобные инициативы частных лиц? Если последнее, то как предполагается контролировать качество работы? Не получится ли так, что за ваш же счёт власть путём фиктивных исков обрубит возможность уже настоящего преследования?

Не обязательно частных, если иск будет подан от лица какой-то организации, у которой уже есть успешный опыт противодействия государственному насилию и репрессиям, можно вписаться в их инициативу, таким образом, образовав синергический эффект.

Как частные лица, мы уже активно донатим на правозащиту и политический активизм. Перенаправлять обозначенную нами часть донатов, которые получает / будет получать Русский Слон, на те же цели, видится нам максимально разумным. Мы и тратим свое время, и рискуем, и всё такое прочее – но невинно осужденные, вроде Егора Жукова и прочих фигурантов по 212й за 27 июля и 3 августа нуждаются в этой помощи значительно больше

Пока что проект существует в виде краткого описания на сайте, а также каналов в твиттере и телеграме, где время от времени выкладываются данные деанонимизированных силовиков. Когда проект будет считаться официально стартовавшим, и какой функционал будет при этом включать?

О текущем состоянии разработки хорошо скажет следующий слоган: УСТРОЙ ̶Д̶Е̶С̶Т̶Р̶О̶Й̶ ДЕПЛОЙ.

Рабочий функционал Русского Слона, который все ожидают, будет доступен в ближайшие дни, возможно, на момент публикации этого интервью, уже будет доступен. Более того: будет визуализирована так называемая «дорожная карта» (roadmap), где будут показаны все этапы  того, что мы собираемся сделать. Это тоже пример института репутации – если ты что-то пообещал, будь добр сделать, или и обещать не стоило.

Всё же, что сейчас выкладывается в канале tg, твиттере и инстаграме – по факту, лишь привлечение внимания и поддержание интереса. Ни один из этих сервисов не даёт достаточного функционала для наших целей, поэтому и разрабатывается свой собственный.

У Слона много предшественников, надеявшихся как-то оседлать институт репутации. Например, Навальный ведёт Чёрный блокнот. Чего, на ваш взгляд, не хватало более ранним проектам для того, чтобы институт репутации в России действительно заработал как реальная сила, влияющая на поведение представителей власти в плане профилактики незаконных действий, и как вы хотите восполнять пробелы?

Так или иначе, протест действительно переходит в морально-этическое поле, и когда певица Manizha говорит: «я отказываюсь выступать на таком-то фестивале, я не про политику, я про музыку, а музыка должна объединять, а не сеять вражду» – это одно; когда при этом же группа Сплин (при всём своём неоспоримом таланте и вкладе!) не видит проблемы в своём выступлении на этом же фестивале – совсем другое. Рыночек, как говорится, порешает, а институт репутации – пророк его.

В России и правда начинает зарождаться гражданское общество. И от всех нас – молодых, инициативных, способных, в числе прочего, «голосовать рублём», зависит, сформируется оно полноценно или же зачахнет на полпути.

По каким критериям вы намерены оценивать успешность своего проекта? Насколько публичными будут ваши оценки? Сами понимаете, для тех, кто решает вложить во что-то деньги, важно, чтобы вложение оказалось эффективным.

В достаточной степени перфекционизм нам присущ – вписываться во что-то среднее = тратить своё время, поэтому aut Caesar aut Nihil, или быть лучшими, или зачем это вообще?

Соответственно, наша цель – максимальное освещение деятельности Русского Слона, чтобы о нас знали, говорили, публиковали, чтобы на виду была наша символика, изначально четырежды продуманная – чтобы быть узнаваемой и, выражаясь профессиональным языком, виральной.

Чем больше людей знают о Русском Слоне, тем больше людей знают о тех, кто связан с государственным насилием, пособничеством узурпации власти и пропагандой. Чем больше людей знают об этих людях, тем ближе полноценно работающий институт репутации. Именно к этому мы ведь и стремились изначально, да?

Как пример: нашему инстаграму 3-4 дня (интервью бралось 23 августа — Анкап-тян). На второй день на нас подписался аккаунт-агрегатор новостей с 30к подписчиками – и наш призыв рассказывать людям о Русском Слоне был услышан – репост, пара сториз с дополнительным призывом «от себя»…

В общем, 500 подписчиков за эти 3-4 дня, а, по опыту, дальше только проще, показатели охвата растут экспоненциально.

Каков будет ваш предполагаемый бюджет к тому моменту, как вы выйдете на ожидаемую производительность? Как долго вы в состоянии работать в таком режиме до того, как вам начнут регулярно донатить в необходимом объёме?

К чему эта попытка рассматривать Русский Слон с коммерческой точки зрения? Но, к слову, раз пытаетесь – купили бы акции с тикером SLON, выйди мы на IPO? 😉

Мы способны поддерживать работоспособность проекта за свой счёт неограниченное время, вся команда Слона, мягко скажем, не иждивенцы и не бездельники. Бизнес Александра Литреева при этом абсолютно публичен: на правах рекламы – Connecto VPN – твой выбор для безопасного и анонимного сёрфинга по цене чашки кофе в месяц. Подписываясь на Connecto, ты поддерживаешь рыночек и институт репутации.

Однако, если (представим на секунду самый негативный, но, к счастью, абсолютно нереальный вариант) Русский Слон не получит ни копейки поддержки за все время своей работы, то это будет сигнализировать то, что обществу попросту не нужно противодействие государственному насилию и возрождение института репутации. Чувствуете возмущение, читая эти строки? Всё правильно – это и правда нереальный вариант. Общество готово к переменам, более того, общество активно требует их. 

Поэтому мы не беспокоимся о том, что Русского Слона могут не оценить по достоинству (уже оценили и оценят ещё сильнее). Мы беспокоимся о том, чтобы оправдать возложенные на нас – высокие! – ожидания.

Как когда-то давным-давно сказал Конфуций (а популяризовал в 2007 году Павел Дуров): «Не беспокойся о том, что у тебя нет высокого чина. Беспокойся о том, достоин ли ты того, чтобы иметь высокий чин».

Думаю, если бы подобный проект выходил на IPO, я бы скорее насторожилась, не собираются ли его создатели зарабатывать шантажом. Меня интересовала именно ваша возможность полностью реализовать и раскрутить проект своими силами, и я очень рада, что такая возможность у вас есть.

Большое спасибо за ответы, и удачи вашему проекту!

Институт репутации

В фильме «Игра на понижение» есть момент, когда персонаж Марк Баум едет в рейтинговое агентство (РА), чтобы спросить «было ли такое, чтобы за прошедший год вы (РА) не дали запрашиваемый банками рейтинг трипл-эй (AAA)?». На что ему Джорджия (работник РА) отвечает: «Если мы не дадим им рейтинг — они уйдут в Moody’s (другое РА) в двух шагах отсюда».

РА всё понимают, но продолжают нарушать свои же правила, боясь ухода клиентов к конкуренту.

А что если в условиях частных судов возникнет такая же ситуация, при которой суды будут выносить неправомерные решения или, скажем, решения в угоду крупных клиентов, боясь ухода клиента в другой частный суд?

Диванный злопыхатель

В рассматриваемой вами ситуации мы видим, как плохой дизайн системы даёт некорректные результаты. Банк платит за то, чтобы рейтинговое агентство дало ему высокий рейтинг, и рейтинговое агентство исполняет этот рыночный заказ. Дальше любой желающий может смело подтереться этой информацией, потому что она ничего не говорит о надёжности банка.

Есть свободный рынок. На нём работают компании, оказывающие те или иные услуги. Задача компании — убедить потребителя в том, что она является хорошим выбором. Задача потребителя — выяснить, какая компания действительно является хорошим выбором. Что именно поставляет компания — еду, научные разработки или, скажем, разрешение конфликтов — совершенно непринципиально.

У компании есть две возможных стратегии. Первая: выяснив потребительские предпочтения, обманом заставить потребителя считать, что она его предпочтениям соответствует. Вторая: выяснив потребительские предпочтения, привести свои услуги в соответствие этим предпочтениям. У потребителя также две возможных стратегии. Первая: тщательно изучить рынок и принять обоснованное решение в пользу одной из компаний. Вторая: выбрать первую попавшуюся компанию, работать с ней, а если она окажется недобросовестной, то приложить все усилия, чтобы её руководство об этом пожалело. Это я описала крайности. Реальная стратегия будет комбинацией двух указанных.

Итак, компания создаёт рыночный спрос на изучение предпочтений и на информирование (правдивое или ложное), а потребитель создаёт рыночный спрос на изучение предложений и на санкции за мошенничество.

Получается вечный конфликт снаряда и брони (или, если угодно, дилемма заключённого). Потребителю нужны независимые рейтинги, производитель заинтересован купить себе рейтинг повкуснее. Потребителю нужен суд, который взыщет с производителя за ненадлежащее качество, производителю нужен суд, который его оправдает. При этом потребитель и сам вовсе не обязан быть лапочкой, с него станется попользоваться товаром, затем сломать и вернуть, как будто он был куплен с браком; с него станется получить товар и соврать, что он не был получен; с него станется заплатить фальшивыми деньгами…

Если рынок регулируется сверху на безальтернативной основе, то и потребители, и производители направляют свои усилия на то, чтобы коррумпировать регулятора и побудить его действовать именно в их интересах. Если же централизованной регуляции нет, то наиболее важным фактором, влияющим на принятие решений становится практика успешных взаимодействий с конкретным контрагентом, иначе говоря, его репутация. Я уже как-то писала, на что могла бы быть похожей идеальная дли меня система репутации. Пока что на рынке в основном представлены очень неуклюжие системы анализа потребительского поведения, но они нужны не мне, как потребителю, а наоборот, тем, кто хотел бы впарить мне свои товары. Системы же, которые столь же тщательно будут отслеживать поведение производителей, пока развиты куда хуже, их заменяют костыли из разных организаций, включающих в своё название слово «надзор».

В доктрине анархо-капитализма предполагается, что все эти надзорные функции куда более качественно смогут исполнять страховые компании. Так ли это на самом деле, или рынок предложит нам ещё более совершенные инструменты, мы сможем узнать, когда отбросим костыли.

Рынок учит буквы, скоро начнёт членораздельно говорить

Какие существуют способы реабилитации людей в глазах либертарианской общественности в случае непростого бэкграунда?

Например, если в прошлом имели место какие-либо отношения с «Единой Россией» или было продвижение нелибертарианских законов? Вообще, что посоветуете делать таким людям? Является ли нанесение ущерба власть имущим через компромат или засуживание единственным форматом? А если власть имущие не были никакими товарищами, и на руках нет никакого компромата? Может быть откат принятых плохих законов тоже сгодится? Может быть, что-то ещё?

Сергей Сушинский

Это очень сложная тема, если рассматривать её сквозь призму холистических конструкций, вроде «либертарианской общественности», но она становится гораздо проще, если не отступать от принципа методологического субъективизма. Невозможно угодить общественности в целом, невозможно запятнать свою репутацию в глазах абсолютно всех, и в равной степени. Кому-то Сталин кровавый тиран, кому-то отец народов, а кому-то тряпка, который недодавил гидру контрреволюции.

Есть очень нетерпимые либертарианцы, по крайней мере, в публичной риторике. Судя по упоминанию вами в вопросе компромата на представителей власти, вы явно имели в виду в числе прочего, «как выслужиться перед Михаилом Световым, если ты Дмитрий Гудков». Да никак. Светов точно так же предвзят, как и многие другие, и точно так же будет подгонять аргументацию под своё заранее сложившееся мнение. Это будет работать как в минус, так и в плюс, у любого условного Светова обязательно будет тусовочка, которой прощается больше, чем посторонним. Это нормально, в том смысле, что обусловлено нашей биологией.

Со стороны, конечно, действительно можно навоображать себе ужасов. Если эти ребята столь строги к человеку, папа которого голосовал за плохие законы, а тот от него не отрёкся, то что же они скажут про человека, который лично лоббировал плохие законы?

По факту, тем не менее, люди вполне склонны уважать тех, кто действует в соответствии со своими убеждениями, а когда убеждения меняются, то честно признающих это и декларирующих свою новую повестку, с обоснованием причин её появления.

Вы полагали курение злом и лоббировали антитабачные законы. Теперь полагаете курение злом, но антитабачные законы считаете ещё большим злом. Это вполне естественное развитие мысли, и вы вполне естественно ищете аргументацию уже против лоббирования антитабачных законов. Вы сотрудничали с Единой Россией, убедились, что это не только бесперспективно, но и вредно, теперь ищете способы пошатнуть её монополию. Это куда более понятная, последовательная и достойная уважения позиция, чем не иметь позиции вовсе, или просто утверждать, что никому нельзя верить, и нечего трепыхаться.

Вот неоднократно поминаемый мной Владимир Золоторев раньше занимался публичной политикой, а сейчас не просто остыл к ней, но и считает это занятие вредным. Я полагаю, что он неправ, но, учитывая разницу в опыте, вполне допускаю, что неправа всё-таки я. Мы зафиксировали наше разногласие, и я надеюсь, что для него это не станет поводом «отписать меня от движа», как это любят делать особо нетерпимые ребята. Если вам такие попадутся, просто следует понимать, что использование простых противопоставлений здорово экономит мышление, и не заставляйте их напрягаться там, где им это не нужно. Зато они могут на полную катушку использовать мышление там, где это для них более оправдано, а разделение труда это здорово, даже если это разделение труда мозга между отдельными задачами.

Я не нейробиолог, и мне сложно сказать, чем этот мозг сейчас занят, но, во всяком случае, это его личное дело

Можно ли хвалить тирана, чтобы спасти жизни?

Например, хвалить и продвигать Путина, чтобы получить возможность существования своего благотворительного фонда, где вы будете спасать жизни. Есть ли тут нарушение NAP?

анонимный вопрос

Представляю вам моего нового соавтора, он будет время от времени отвечать на накопившиеся у вас вопросы, а там, где я захочу что-то добавить, я это сделаю. Итак, отвечает Алекс Мурин.

Анкап-тян

Принцип отказа от агрессивного насилия подразумевает только отказ от агрессивного насилия. Все, что вы пишете, говорите, к NAP не относится. Но NAP — основополагающий, а не единственный принцип. Есть еще принцип свободы договора, институт репутации, общественное мнение, традиции. Вообще, много есть разных факторов, к которым NAP не имеет отношения. Если все сводить к NAP, то можно просто заблудиться в логических и юридических построениях. Не стоит так делать.

С точки зрения NAP, хвалить Путина, чтобы получить деньги на благотворительность или общественную организацию, допустимо. Вы не нападаете на людей, чтобы их убить или ограбить.

А еще есть репутационный момент: вы убеждаете людей, в том, что сложившаяся сейчас в России система является единственно возможной, что страной управляет человек, ведущий её к процветанию. Если вы в это не верите, а хотите получить с этого деньги на реализацию гуманитарной миссии, то сами себя судите. Вы не напали, не убили, не ограбили. Вы написали или произнесли слова, которые потом тем или иным образом воспроизведёте. Люди, которые не видели вас, будут судить о вас по этим словам. Захотят ли они принимать помощь от человека, который восхваляет систему, отправившую их на дно жизни? Все изложенное в вопросе никаким образом не имеет отношения к запрету на агрессивное насилие. Если, по вашему мнению, вы лжете, а потом совершаете благие дела, чтобы искупить собственную вину, то вы делаете двойную работу. Если вы верите в то, что Владимир Владимирович — это тот человек, которого стоит возносить, при этом делаете благие дела, то «блажен, кто верует», совесть ваша чиста. Если вы так зарабатываете деньги, то ваш судья — ваша совесть. Кратко: это не имеет отношения к NAP, исходя из определения. Но NAP — это основной, а не единственный принцип.

И да, я не стал бы использовать приемы баптистского проповедника, чтобы повлиять на ваше мнение, это было бы нечестно.


Готовность к анкапу

1. Какие качества нужны человеку для жизни в анкапе? А при построении?
2. Учитывая, что будет предоставлена полная свобода — возможны ли какие-то устои, которые более-менее объективно в какой-то перспективе могут свести такие качества на нет (и от которых следовало бы воздержаться по практическим причинам)? Почему-то в качестве иллюстрации сего у меня всплывают любимые Световым амиши, отказывающиеся от технического прогресса и довольно изолированные.

Атомный трамвай

Похоже, что в споре между Марксом и Макклосски вы на стороне тян, и вслед за ней считаете, что для перехода к определённому типу общества недостаточно иметь некий технологический уклад, а нужна ещё и определённая идеология. Мне тоже кажется, что это так, иначе моя деятельность по привитию людям ценностей анкапа была бы бессмысленной.

Ключевых таких человеческих качеств я вижу два. Во-первых, стремление к свободе, иначе откуда возьмётся анархия. Во-вторых, стремление к богатству, иначе откуда капитализм?

Без первого мы легко получим классическое пирамидальное общество, где нормальным будет унижаться самому и унижать других — ради того, чтобы урвать себе кусок. Без второго мы будем иметь переизбыток консерватизма, когда каждый, добившийся чуть большего успеха, чем прочие, скорее устроит праздник для соседей, где весь излишек будет проеден, чем инвестирует эти средства для получения ещё большего успеха в будущем. Погуглите, что такое потлач, и получите хорошую иллюстрацию того, что я имею в виду.

И отсюда мы плавно переходим ко второй части вопроса.

У нас есть общество людей, которые ценят свою свободу, стремятся к богатству, и потому построили бокруг себя анкап, то есть свободный рынок, который далее вроде бы должен порешать всё что угодно. Какое человеческое качество, не противоречащее двум базовым для анкапа, может постепенно подточить их и привести к разрушению общества свободного рынка?

Пожалуй, таким качеством я могу назвать мнительность. Если человека слишком многое коробит в других людях, то это будет препятствовать кооперации. Да, он всё ещё может быть свободолюбив, да, он может всё ещё стремиться к богатству, но кругом живут такие мудаки! У одного ребёнок мучает кошку, как можно покупать у него продукты? У второго отвратительные музыкальные вкусы, так что пусть даже не надеется на дизайн интерьера. Третий вообще сексист, с ним и срать-то на одном гектаре западло. И вот уже человек начинает метаться и прикидывать, куды бечь, и где его перестанут, наконец, раздражать эти жалкие людишки.

Так что без некоторой здоровой толстокожести анкапу тоже не обойтись. Столь любимый анкапами институт репутации — это тот троянский конь, который способен порешать даже рыночек!

Смотрите, какой симпатичный институт!

С точки зрения АЭШ, почему схему «pump and dump» манипуляции цен на биржах не нужно регулировать?

анонимный вопрос

Я довольно подробно разбирала уже эту тему, так что даже непонятно было, что бы ещё добавить, но тут у меня вышел пост про поведенческую экономику.

Схема «pump and pump» как раз эксплуатирует ограниченную рациональность экономических агентов, ну и, конечно, информационную асимметрию — короче, те самые палочки-выручалочки, за которые так любят хвататься государственные регуляторы, когда им нужно обоснование для регуляций.

До тех пор, пока подобную схему практикуют частные лица на неаффилированных с ними биржах, это, во-первых, поведение, которое сложно отличить от добросовестного трейдинга, и, во-вторых, оно не гарантирует прибыли, а точно так же несёт риски, как и любая другая стратегия трейдинга.

Если в подобном оказывается замечена биржа, это приводит к тому, что с неё уходят объёмы — солидные ребята предпочитают более солидные площадки. Так, довольно старая по криптовалютным меркам биржа bitfinex подозревалась в манипуляциях курсом биткойна за счёт использования эмитириуемого ею стэйблкойна tether с, возможно, неполным обеспечением. В результате то ли первая, то ли вторая в мире по объёмам биржа сейчас скатилась куда-то в конец первой десятки, а на рынке стэйблкойнов появилась пара новых популярных монет, которые первым делом прошли полный аудит на предмет стопроцентного обеспечения долларами. Компания bitmain пыталась манипулировать курсом bitcoin cash, и едва не разорилась на этом. Понятно, что многим не дают покоя лавры Джорджа Сороса, удачно сыгравшего против британского фунта, но это плохая тема для игр вдолгую.

Институт репутации рулит лучше, чем любые регуляторы.

Как при анкапе будут обстоять дела с документами?

Например, паспорт, свидетельство о смерти и прочее. Будут ли их выдавать, и если да, то какая организация, а если нет, то что их заменит?

анонимный вопрос

Наверное, если историю человечества будет рассказывать айтишник, то у него вся она будет сводиться к тому, кто кому и как выписывал сертификаты…

Любые коммуникации в более или менее сложном обществе неизбежно упираются в проблему доверия. Передача информации от узла к узлу происходит по незащищённым каналам с использованием неизвестного количества посредников. Оступившаяся при выходе из кареты Наташа Ростова после цепочки пересказов превращается в сидящего на суку Николая Васильевича Гоголя. Из небытия появляется поручик Киже. Оруэлл пишет из Испании о том, как репортажи о войне сочиняются без какой-либо привязки к реальным событиям. Китайские военачальники для отчётности используют трупы собственных крестьян, потому что это проще, чем побеждать в сражениях с реальным врагом. Российские ФСБшники повторяют подвиги китайских военачальников. И всё это называется проблемой византийских генералов — что, как нетрудно догадаться, говорит нам, что и в Восточной Римской империи с достоверностью данных были некоторые трудности.

Государство проблему византийских генералов решает через создание процедур перекрёстной проверки данных, дублирование каналов связи и тому подобные меры. Тем не менее, сплошь и рядом мы наталкиваемся на эпизоды, когда то мигрант в ЕС имел четырнадцать удостоверений личности, и по каждому получал пособие, то, наоборот, российский пенсионер несколько месяцев доказывал государству, что он не умер, как написано в документах, и пенсия ему всё ещё причитается, то Петров и Боширов оказываются Чепигой и Мишкиным.

К счастью, все технические средства для решения проблемы при анкапе уже в наличии. В 2008 году Сатоши Накамото описал механизм решения проблемы византийских генералов через блокчейн. Распределённый публичный реестр хранит неподделываемые и нестираемые записи благодаря жадности майнеров и мнительности владельцев узлов сети. Ну а ещё раньше асимметричное шифрование позволило решить частную задачу по отказу от доверенных посредников при передаче данных, и теперь мы общаемся в секретных чатиках, зная, что даже у Дурова нет ключей шифрования, не говоря уже о товарище майоре.

При грамотном подходе можно обеспечить практически полную уверенность в том, что цифровые данные будут сохранены без искажений и попадут в руки только тем, кому положено, а для всех остальных окажутся не более чем информационным мусором. Проблема доверенного посредника возникает лишь на этапе оцифровки. Да, мы можем быть уверены, что документ заверен подписью Алисы, но мы понятия не имеем, не скомпрометирована ли подпись, не находилась ли Алиса под принуждением, и какой откат за свою подпись получила. Так что проблема офлайн-репутации никуда не денется и при анкапе, но вы по крайней мере всегда будете точно знать, что если уж Алиса заверила документ своей подписью, то вы можете доверять документу в той же мере, в которой вы вообще доверяете Алисе — как её компетентности, так и способности не проебать свой приватный ключ.

Наиболее же известным примером реализации именно паспортов и прочих документов, ассоциирующихся у этатистов с государством, но без государства, является, пожалуй, bitnation. Государства, благожелательно косящиеся в сторону минархизма, как, например, Эстония, уже сотрудничают с проектом, но с таким же успехом этим может заниматься и любая частная компания.

На фото — самый известный из византийских генералов и самых известный из византийских императоров (второй просто за компанию)

При свободном рынке будут и дешёвые суды, и тогда фраза «и хрен с ним, это дешевле чем судиться», не работает?

Вопрос-уточнение к посту про самосуд при анкапе

Я упомянула пример, когда человек осуществляет самосуд: ему причинили сравнительно небольшой ущерб, отказались немедленно возместить, и он, вместо того, чтобы добиваться компенсации, просто причиняет соразмерный ущерб, а противная сторона с этим смиряется, полагая, что это будет дешевле, чем судиться. Вы возражаете: мол, на свободном конкурентном рынке всегда можно будет найти достаточно недорогой суд, а значит, аргумент про то, что проглотить обиду дешевле, чем судиться, окажется несостоятелен.

В случае с разбитой мною в ресторане витриной, действительно, от менеджера ресторана требуется минимум усилий: один звонок в страховую. Дальше приезжает страховой агент, фиксирует ущерб, знакомится с записями камер, оформляет страховую выплату, а дальше ищет меня по видеозаписи и предъявляет иск, ресторан же вроде как становится не при делах.

Проблема в том, что по иску страховой я, конечно, беспрекословно расплачусь, но после этого подниму такую вонь в адрес ресторана, что мало ему не покажется. Эти ребята посмели не смириться с приговором моего суда, значит, они продолжают считать себя правыми в том, что меня обсчитали и обхамили, ну так это очень веская причина, чтобы растоптать их репутацию. Бежать им некуда — это стационарный объект, куда посетители ходят, чтобы с комфортом провести время, а уж способов обеспечить клиентам ресторана дискомфорт можно найти огромное множество. И менеджмент ресторана не хочет себе подобных проблем, поэтому, если умеет просчитывать такие ситуации хоть на шаг вперёд, то предпочтёт заменить стекло за свой счёт, не обращаясь в страховую, и применит санкции к обхамившему меня официанту.

Такая вот у меня получилась теория разбитых окон.

Продолжение дискуссии про репутацию

Битарх отвечает:

Вы написали рецензию на моё предложение о репутации, но кажется не поняли точную суть идеи. Вы пишите:

Ну а что касается системы, которую вы предложили, то люди будут готовы принимать во внимание её рекомендации лишь в том случае, если для них почему-то окажется очень важным, чтобы человек ради увеличения своей репутации был готов скидываться на благотворительность.

Главная цель системы не показать свою щедрость окружающим, а создать механизм ценности репутационной сущности, которую потом будет жалко потерять. Срабатывает теория игр, делая обман других людей экономически невыгодным. Оригинал идеи был предложен разработчиками проекта OpenBazaar, я её модифицировал для применения в реальном обществе.

Reputation Pledges
OpenBazaar implements proof-of-burn in a different way. On the OpenBazaar network, users can choose to be pseudonymous, meaning you don’t know their true identity. As such, it can sometimes be difficult to determine if they are trustworthy or should be avoided. A reputation system is important to help inform the network of which participants have acted honestly in the past, and which haven’t. There are several facets to the OpenBazaar reputation system, which is still being built, and you can read about the overall system here. One part of this system is Reputation Pledges. This means that a user has chosen to prove their commitment to their OpenBazaar identity by burning a certain amount of bitcoin. The act of burning coins shows the network that the user is committed to their identity because they’ve now expended resources on it, and if they incur a negative reputation then those resources will have gone to waste.


https://openbazaar.org/blog/proof-of-burn-and-reputation-pledges

Действительно, репутация примерно так и работает. «Никто не помнит Макфларена — строителя мостов! Но стоило мне один раз выебать козу…»

Спасибо за уточнение о том, что благотворительность в предложенном движке не так уж важна, главное сама готовность подтвердить свою благонадёжность тратой ресурсов. Это действительно может оказаться важным для раскрутки аутсайдера на той или иной торговой площадке. Он может потратить деньги на рекламу, а может вместо этого, или помимо этого, потратить их на раскачку кармы, и это также отлично продемонстрирует его готовность вести честную игру.

Но я посчитала важным отметить, что любые подобные механизмы бессмысленно пытаться натянуть на все случаи жизни. Человек может быть честным и добропорядочным, как Алексей Каренин, но жена всё равно сиганёт от него под поезд, потому что в её глазах он бесчеловечная машина.

— Не понимаю, почему вы меня так ненавидите? Что я вам плохого сделал?
— Ебите козу, Онегин!

Репутация при анкапе, часть 2

Вчера я опубликовала предложенную мне на рассмотрение модель репутационного движка для анкапа, а сегодня расскажу, что я по этому поводу думаю

Начну, как обычно, с определения. Репутация — это выводы, сделанные потенциальным контрагентом некоего субъекта относительно перспектив взаимодействия с ним на основании всей полноты своего знания о нём. Таким образом, репутация — это не свойство субъекта. Моя репутация в глазах социализм-тян и репутация в глазах минархизм-тян — это две совершенно разных репутации, и разница между ними не меньше, чем между понятиями «расстрел» и «штраф».

Многие слышали про китайскую систему социального рейтинга. Государство собирает о гражданине огромное количество самых разнообразных данных, затем при помощи сложнейшего непрозрачнейшего алгоритма прикидывает хуй к носу и делает вывод о том, насколько этот гражданин ему, государству, представляется благонадёжным. Чем выше рейтинг, тем больше вольностей оно готово гражданину предоставить, чем ниже, тем в большей степени оно гражданина ограничивает. Цель всей этой системы — социальная инженерия, воспитание прекрасного человека будущего. Не знаю, появились ли уже рыночные предложения по подкрутке рейтинга, но если и нет, вскоре просто обязаны появиться.

Все знают про российскую систему ЕГЭ. Государство принуждает школьников сдавать единый монструозного объёма тест, а далее принуждает вузы принимать абитуриента согласно единственному критерию: результату этого теста. Какие феноменальные результаты демонстрируют в этом тесте выходцы из отдельных национальных республик, не мне вам рассказывать.

Примеры можно множить, но мне кажется, уже понятно, что силовое навязывание другим людям своих оценок чьей-либо репутации — не есть истинное дао. Дело даже не в том, что такие системы будут стараться обмануть, а в принуждении как таковом. При анкапе же ту или иную систему, собирающую некие данные о людях и выводящую из них оценки, внедрить можно лишь в том случае — если люди добровольно начнут этой системой пользоваться.

Как я вижу близкую к идеалу систему репутации? Примерно так:
— Сири, посмотри предложение от Битарха, этому парню можно доверять?
— Я провела экспресс-анализ самого предложения и того, что есть о Битархе в открытых источниках. Исходя из ваших прежних предпочтений, Анкап-сама, вероятность того, что вы окажете ему доверие, составляет 85%. Вероятность того, что он обманет ваше доверие в случае начала сотрудничества, составляет 7%. Вы указали порог доверия 80%, могу я ответить ему утвердительно, или желаете ознакомиться с деталями?
— Давай детали.
— Хай!

Разумеется, точно так же, как люди стараются получить максимальный балл на ЕГЭ или максимальный социальный рейтинг в Китае, они захотят оптимизировать свои запросы под ту систему оценки репутации, которой я пользуюсь, в данном примере это Сири. Но точно так же они будут стремиться завоевать моё доверие и сейчас, когда множество данных приходится собирать вручную.

Чем больше рутины я захочу убрать из своей жизни, тем больше типовых решений будет доверено моему виртуальному консильери. Но сначала мне так или иначе придётся обучить эту нейросеть своим предпочтениям, иначе результат вряд ли будет меня стабильно радовать.

Сири, почеши мне спинку, пожалуйста!

Ну а что касается системы, которую вы предложили, то люди будут готовы принимать во внимание её рекомендации лишь в том случае, если для них почему-то окажется очень важным, чтобы человек ради увеличения своей репутации был готов скидываться на благотворительность. Сомневаюсь, чтобы меня волновало подобное качество, если я, например, ищу себе парня на одну ночь, или выбираю модель горных ботинок. Но если мне надо пристроить выводок бездомных котят, тогда другое дело.