Как будут взаимодействовать люди, например, в деревне либо в городе, где каждый дом будет в разных контрактных юрисдикциях?

анонимный вопрос

Тут, как мне кажется, путаницу вносит утверждение про контрактные юрисдикции, что они придут на замену государству. Ага, говорит человек, то есть каждый дом в деревне будет принадлежать разному государству, это что за хрень у нас получится?

Что вообще означает для человека тот факт, что его дом находится в такой-то юрисдикции? Это означает, что если дом становится предметом конфликта, либо на его территории имеет место конфликт, то разрешением этого конфликта (если хозяин дома почему-то решил не делать это самостоятельно) занимается юрисдикция.

Единственный случай, когда при таком подходе возникает коллизия — это пограничный конфликт. Например, имеет место спор о том, кому принадлежат плоды с ветки растущего на одном участке дерева, нависающей над другим участком. Тут придётся привлекать обе юрисдикции, и дальше это уже их задача — договориться о том, как разрешить конфликт.

Ну и, понятное дело, если клиента не устраивает, как его контрактная юрисдикция разруливает конфликты, он ищет такую, которая, предположительно, будет делать это лучше, и заключает контракт с ней. В общем, принципиально тут ничто не отличается от покупки страховки на дом, договора с провайдером о подключении дома к интернету, газу, воде или электричеству. Разве что сменить юрисдикцию куда проще, чем поставщика газа.

Если пример про яблоки кажется несерьёзным, что скажете о пограничном конфликте из-за месторождения нефти?

Ограничения прав

1. Представим ситуацию: в больнице внезапно начинается локальная эпидемия какой-то инфекции и врачи запрещают вам покидать зону карантина. Но ведь тем самым они ограничивают ваше право на свободу перемещения. Как разрешать подобные ситуация при анкапе?

2. Такая ситуация: летом в машине лежит/сидит ребенок, плачет, возможно задыхается от недостатка воздуха и жара, родители ушли куда-то по делам и забыли о нем, прохожий видит это и думает, как ему поступить. Может ли он или полиция без разрешения взломать машину, пробить стекло, если машина является частной собственностью (которая при анкапе неприкосновенна)?

3. Можно ли причинить вред имуществу человека, которое явным образом угрожает другим людям? Примеры: машина, стоящая на ручнике, покатилась на другую машину, башня накренилась от старости и скоро рухнет не соседние здания и т.п. Нюанс: связи с собственником угрожающего имущества нет или нет на это времени (машина катится).

Я решила объединить три однотипных анонимных вопроса в один, чтобы не сочинять три однотипных ответа.

В первом случае оказывается, что реализация вашего права на свободу перемещения может привести к значительному ущербу для третьих лиц, поэтому вам предлагается не настаивать на его реализации, пока не получится убедиться, что угроза миновала. Во втором и третьем случае причинение ущерба частной собственности предотвращает ущерб третьему лицу. Во всех случаях вас просто ставят перед фактом нарушения ваших прав.

Откуда берутся права? Права берутся из взаимодействия одних членов общества с другими. Одни люди соглашаются терпеть некое поведение других людей, потому что полагают, что у них есть право на такое поведение.

Врачи полагают, что у них есть право ограничить ваше перемещение, им остаётся только убедить в этом остальных, и для этого они могут пользоваться разными приёмами. Самое напрашивающееся и корректное: когда вы ложитесь в больничку, то подписываете договор, где оговорены различные рамки, в том числе и форсмажорные ситуации вроде карантина. Опять же, для обеспечения карантина в помощь врачам обычно привлекают специалистов именно по энфорсменту. Кто за это заплатит? Как уже упоминалось в посте про эпидемии, наиболее очевидный интересант — страховые компании. Именно они заинтересованы в том, чтобы эпидемия оказалась предотвращена, и объём выплат по страховым искам минимизирован, ради этого можно заплатить и тем, кто обеспечит карантин, и тем, кто угодил в карантин — в компенсацию неудобства. Или же страховая сочтёт, что опасность невелика, и не станет вводить ограничения — это её риски.

Прохожий полагает, что у него есть право посягнуть на вашу частную собственность и спасти человека, ему остаётся только убедить в этом остальных. Это сделать весьма просто: другим прохожим нужно лишь продемонстрировать спасённого ребёнка, и они присоединятся к искреннему возмущению спасителя в адрес мудака, который оставил ребёнка в машине, и, возможно, даже помогут в поисках хозяина машины.

Общие принципы появляются из обобщения частной практики. Они хорошо работают для типовых ситуаций и позволяют экономить мыслительные усилия. Когда два конфликтующих общих принципа сталкиваются в одной голове, мыслительное усилие всё-таки придётся совершить. Ничего страшного, умение думать всегда пригодится.

Что думаешь о статье Михаила Пожарского

«Консервативная сова и либертарианский глобус»

анонимный вопрос

Я уже касалась примерно этой темы в посте, посвящённом спору Михаила Светова и Веры Кичановой.

Затем меня попросили уточнить позицию Светова касательно границ с мирными и процветающими странами — неужели он и от них предлагает закрываться. Пришлось сочинить логический финт, который делает световское предложение относительно приемлемым для минархистского общества, и вполне универсальным, в том плане, что никакому чиновнику не даётся право ранжирования стран: вот эти хорошие, а вот отсюда мы никому не рады.

Статья Михаила Пожарского от 1 июля явно вдохновлена всё тем же спором, но он копнул глубже, пройдясь заодно по концепции Хоппе о том, что, дескать, переход от монархии к демократии есть общественный регресс и отход от либертарианских идеалов. Конечно, демократическое государство ужасно, как и любое другое государство, но утверждение, что автократии в целом здоровее, выдаёт в Хоппе человека, не очень-то знакомого с жизнью при автократии.

Я бы привлекла к этому спору ещё одну сторону — политолога Екатерину Шульман, которая неоднократно упоминала в своих выступлениях такую характеристику общества, как степень вовлечённости граждан в принятие решений.

Если мы изобразим по одной координатной оси объём перераспределения, который осуществляет государство, а по другой степень вовлечённости граждан в принятие решений, и накидаем на эту сетку существующие государства, то увидим, что получившееся облако точек довольно равномерно, то есть движение вдоль каждой из осей в целом вполне независимо. Поэтому равно оправдано и требование снижения государственного перераспределения в самой что ни на есть прямой демократии, и требование демократизации авторитарных государств. Нет нужды связывать уменьшение налогов и регуляций непременно с переходом от демократии к авторитаризму, это предположение выглядит необоснованным.

консервативная сова

Поднимая одну и ту же тему в третий раз, начинаю напоминать себе ту самую Екатерину Шульман, которая тоже поёт вроде бы одно и то же, но всегда на разный лад. И, да, вот вам мой обычный припев про донаты: 1A7Wu2enQNRETLXDNpQEufcbJybtM1VHZ8

У Миши Светова позиция, что границы должны быть закрытыми, а будет это распространяться на развитые страны типа США, ЕС, Японии и др? С ними же наоборот выгодно иметь максимально легкие границы.

анонимный вопрос

Как я уже писала, в споре Светова и Кичановой я скорее на стороне тян, но мишину позицию в целом понимаю, и думаю, что у меня получится разъяснить тот вопрос, который вас волнует.

Михаил отстаивает визовый режим в качестве защиты свободы ассоциации. То есть въезд кому угодно по умолчанию запрещён (это проявление свободы не ассоциироваться), но при наличии приглашения от гражданина страны виза должна быть выдана беспрекословно, иначе это опять-таки нарушение свободы ассоциации. Пригласивший разделяет ответственность за поведение приглашённого наряду с самим приглашённым — это обычный институт поручительства. Таким образом, право решения, кого пустить в страну, а кого не пустить, имеет не чиновник, а конкретный гражданин, и он же отвечает перед другими гражданами за то, как он распорядился этим правом.

Я не припоминаю, чтобы Михаил публично проговаривал свою позицию именно в таком виде, но это представляется мне единственно непротиворечащей либертарианству трактовкой. Такие правила доступа на территорию страны, в общем-то, не стыдно было бы принять в качестве временного решения даже государству, уверенно вставшему на путь минархистских реформ.

в ожидании поручительства

Кстати, кто при минархизме будет решать, сколько мигрантов пускать и на каких условиях? Демократическое большинство? Тот, кто больше заплатит?

Already(web)

Что касается государственных границ, то при минархизме за государством остаётся функция защиты границ от вооружённого вторжения, а также переговоров с другими государствами о том, где эти границы, собственно, проходят. Поэтому, если рассматривать иностранные армии как разновидность мигрантов, то их пребывание на территории государства будет определяться межправительственными соглашениями, а они, в свою очередь, основываться на мнении тех, кто это правительство нанял. В демократическом минархистском государстве это будет демократическое большинство.

Что касается всех прочих мигрантов, то регуляция их перемещений вообще не относится к сфере компетенции государства. Сколько пускать трудовых мигрантов, туристов или беженцев в минархистское государство, решают хозяева инфраструктуры, используемой для их перемещения. Сколько их пускать на порог заведения, решает хозяин заведения. Сколько принимать на работу, решает работодатель. И так далее.

Спор о государственных границах

Михаил Светов выпустил новое видео, в котором в краткой форме сформулировал свои неоднократно повторяемые в лекциях мысли: открытые границы нарушают свободу ассоциации, мир без границ это мир, в котором некуда бежать, и прочий свой известный набор парадоксальных умозаключений. Но не успела я сформулировать, что же не так с его концепцией, как это сделала Вера Кичанова — тян, которая довольно долго сама была медийным лицом ЛПР, потом эмигрировала, и через некоторое время на освободившемся месте воцарился вернувшийся из-за границы Михаил Светов.

Таким образом, перед нами идеологическое противостояние двух медийных тяжеловесов, и уж, конечно, оно стоит внимания.

Вера отмечает два логических противоречия в ролике Михаила: во-первых, государство создаёт не открытые, а закрытые границы, открытые же границы существуют по умолчанию, без всякого государства; во-вторых, свобода ассоциации это в первую очередь всё-таки право ассоциироваться, а не отгораживаться, и закрытые границы нарушают это право.

В сущности, в дискуссии участвует несколько пониманий слова «границы». Во-первых, граница как линия, через которую перемещаются люди, товары и деньги. Во-вторых, граница, как линия, разграничивающая территории с разными порядками. Михаил пугает тем, что везде установятся единые порядки (мир, в котором некуда бежать) и ради этого призывает закрывать границы для перемещения людей (а меркантилисты вторят ему и предлагают заодно ограничить движение товаров и денег). Вера же предлагает полностью устранить границы первого типа, но ничего не имеет против вторых, потому что это и есть проявление свободы ассоциации.

Извините, если выразилась достаточно сложно, но и тема не самая тривиальная.

Вера и границы