Дебаты Литреева и Милова

23 января на ютуб-канале Александра Плющева состоятся дебаты Александра Литреева и Владимира Милова на тему последних событий в США и различных идеологических трактовок происходящего.

Александр Плющев — ведущий Эха Москвы, который недавно на совершенно безобразном техническом уровне организовал дебаты Михаила Светова и Максима Каца всё по той же теме, а теперь, видимо, хочет взять реванш перед софтом для организации стримов на несколько персон.

Александр Литреев — эстонский айти-предприниматель, известный созданием мобильного приложения Красная кнопка и сервиса Vee VPN. Состоит в Чайном клубе, при технической поддержке которого будут проводиться дебаты, так что надеюсь, что Плющев сможет сосредоточиться на шоу, а не воевать со звуком.

Владимир Милов — экономический обозреватель канала Навальный Live, также ведёт собственный ютуб-канал. В прошлом замминистра энергетики. Соавтор доклада Путин.Итоги и ещё нескольких, а также экономической части президентской программы Навального. Фанат Барака Обамы, на почве любви к которому готов любить даже покойного Джо Байдена, отработавшего при Обаме вице-президентом.

Поводом для дебатов стал твит Милова о том, что твиттер же частная компания, почему, дескать, либертарианцы возмущаются блокировкой Трампа. Литреев ответил, что твиттер полностью в своём праве, а мы все вправе возмущаться блокировкой с точки зрения морали. Владимир парировал вопросом, будет ли он иметь право убить Александра, если возглавит частную военную компанию-монополиста, а остальным останется лишь возмущаться этим с точки зрения морали. Александр охренел от такого передёргивания и пригласил Владимира на дебаты. Тот сперва отнекивался, ссылаясь на то, что со Световым вышло не очень, но затем сменил гнев на милость и согласился. А когда Светов, в свою очередь, начал напрашиваться выйти вместо Литреева, Милов ответствовал, что становитесь в очередь, молодой человек.

Спасибо Чайному клубу за просьбу попиарить ивент, я полезла в твиттер разбираться, откуда что взялось, и это было увлекательно, но откуда у вас столько времени, чтобы сидеть в нём постоянно?

Государственная наркополитика

Когда в конце февраля Александра Литреева замели за вещества, я выпустила пост, где призывала сосредоточиться не столько на конкретном деле, сколько на отмене самой статьи 228. Предлагалось поторопиться с давлением на государство при помощи массовых акций, пока инфоповод не оказался замещён чем-то ещё. Увы, инфоповод оказался-таки замещён, и массовые акции сейчас могут происходить только в результате саботажа со стороны государства, как это случилось в московском метро в день премьеры пропускной системы.

Так что, пока страна понемногу садилась под домашний самоарест, группа поддержки Литреева тихо работала на его освобождение, и добилась успеха: Александр вышел на свободу. Но и такое направление действий, как подкоп под государственную наркополитику, забыто не было, и сегодня движение Чайный клуб выпустило очень хороший детальный лонгрид о том, как государство борется с наркотиками, и как это следовало бы делать.

Я в курсе, что Либертарианская партия находится с Чайным клубом в натянутых отношениях, но в этом конкретном случае я бы сочла большим упущением со стороны ЛПР не попиарить эту статью — даже если для этого потребуется утащить её к себе на сайт, а также убрать из неё упоминания ЧК и подписи всех авторов, не состоящих в партии. Как любит повторять Екатерина Шульман, для политического успеха нужно объединяться вокруг общих интересов, а не общих симпатий. Так что помогите, пожалуйста, своей редакции принять верное решение.

Также было бы здорово, если бы Егор Жуков переслал статью своему недавнему собеседнику, Евгению Ройзману. Я в своём февральском посте наивно заявляла, что даже в рамках его людоедской логики наркопотребитель не является преступником. Чёрта с два. В эфире жуковской передачи «Условно ваш» Ройзман заявлял как раз обратное. Также он указывал, что совершенно не в курсе того же португальского опыта — а в статье в том числе рассказывается и про него.

Благодаря короновирусу появилось ещё одно перспективное направление давления на государство. Можно требовать полной или частичной отмены статьи 228, а ещё можно требовать амнистии всех, кто сидит по этой статье, в связи с угрожающей эпидемической обстановкой. Когда у чиновников есть варианты «да» и «нет», им проще отказать. Когда есть выбор между отменой статьи и амнистией сидящих по ней, шанс на амнистию резко повышается. За амнистией можно тут же настаивать на моратории — какой смысл выпускать кучу людей из тюрем, чтобы тут же начинать набивать освободившиеся места по этой же статье. А за мораторием и до отмены недалеко. Но даже если отмены не будет, это уже не так страшно — живём же мы уже много лет в режиме моратория на применение смертной казни.

Литреев. Что делать.

Фабула. Александр Литреев (автор приложения Красная кнопка, сервиса Connecto-VPN, проекта Русский слон, канала Сайберсекьюрити и Ко и так далее) заскочил на день в Екатеринбург перед выступлением на конференции в Питере, чтобы пересечься с тян — и был упакован ментами с двумя таблетками МДМА. Далее его на два месяца отправили в СИЗО, и если срок предварительного заключения не продлят, то 22 апреля будет суд, где ему грозит до трёх лет.

Сейчас Чайный клуб, членом которого являлся Александр, собирает деньги на адвоката, Навальный зачем-то, не разобравшись, обвиняет во всём тян, которая, судя по уверению соратников Александра, действительно не при делах — короче, все бурно обсуждают произошедшее, но так, как будто это бытовая история, вроде той, что случилась с доцентом Соколовым. Ну и ещё попадаются комментарии в том духе, что нашёл где закупаться веществами — в городе Ройзмана (что характерно, никто не поминает действующего главу Екатеринбурга, кому он вообще интересен).

Мне кажется, все здесь пока что воюют не туда. Раз уж все уверены, что это политическое преследование, то этим надо пользоваться, и общественная реакция тоже должна быть предельно политизирована. Не «свободу Александру Литрееву!», а «долой 228 статью!»

Мне кажется, что для того же Чайного клуба делом чести сейчас было бы заявить в Екатеринбурге митинг за отмену статьи 228 УК РФ и, соответственно, за полную декриминализацию психоактивных веществ. Да, именно в вотчине Ройзмана. И если митинг, не дай бог, не согласуют, то шеймить сраного Ройзмана изо всех стволов так, как будто он лично зарубил митинг и сунул Литрееву таблетки в носок. Пусть использует всё своё влияние, чтобы согласовали. Пусть, скотина, сам выступит на этом митинге и потребует отстать хотя бы от потребителей, потому что потребитель не является преступником даже в его людоедской логике.

По этой грёбаной статье в России сидит несколько сотен тысяч человек, и ещё неизвестно сколько отделались условкой, штрафами или откупились от ментов на месте. Мир идёт к декриминализации веществ. Состояние, когда одно и то же действие совершенно законно в одной юрисдикции, и серьёзно наказывается в другой — это норма, когда юрисдикции контрактны. Но до тех пор, пока это не так, можно и нужно менять статус кво в сторону менее людоедских норм.

Со своей стороны готова донатить на проведение митинга и всячески пиарить эту кампанию. Призываю всех, кто считает, что статья 228 должна быть уничтожена, распространять этот текст и присоединяться к этому призыву. Митинги в других городах тоже пригодятся, но тут уж как масть пойдёт.

Сейчас важно не терять времени, пока этот инфоповод не заместило чем-нибудь ещё. Власть серьёзно подставляется каждый раз, когда пытается применять общеуголовные статьи к политическим активистам. Лучший способ ответной реакции — уничтожение самих статей.

Русский слон. Интервью.

Сегодня у меня дебют в жанре интервью, и мне кажется, получилось довольно интересно. Надеюсь, удастся время от времени пополнять новую рубрику свежими материалами. Итак, сегодня я не отвечаю на вопросы, а задаю их. Отвечает же Русский Слон.

В сети много пишут о вашем проекте «Русский слон». Официально вы заявляете, что название проекта выбрано из-за того, что слон отличается умом и злопамятностью. Однако многим вполне очевидна и аллюзия на аббревиатуру СЛОН — смерть легавым от ножа — популярную в советском воровском мире. Вряд ли вы не учитывали это обстоятельство. Можете прокомментировать, в какой мере ожидания тех, кто переводит название вашего проекта именно в этом ключе, могут оправдаться?

Когда-нибудь в Прекрасной России Будущего мы расскажем всю историю того, как создавался Слон и, уверяем, это будет действительно увлекательный рассказ. Сейчас же такой рассказ по понятным причинам невозможен.

Интерпретировать кто угодно может как угодно, но, развивая эту мысль мы неизбежно придём к таким упоительным (нет) головоломкам морали, как «Хотят ли убивать людей те, кто играет в компьютерные шутеры?», «В песне группы такой-то поётся про изнасилование. Призывает ли эта группа насиловать?» и прочие попытки натянуть Колумбайн на иносказательность.

Однако официальная позиция Русского Слона остаётся прежней: мы не призываем к насилию ни в каком виде. Мы призываем к возрождению института репутации в России, и без злопамятности здесь явно не обойтись.

Как вы прокомментируете недавний ролик Михаила Пожарского «Маска зверя», где он указывает, что деанон нужен прежде всего самим полицейским, чтобы не потерять человеческий облик?

Пожарский восхитителен примерно во всём, что он делает, и этот ролик с отсылкой к «Повелителю Мух» Голдинга – не исключение. С этической точки зрения с позицией, обозначенной в ролике, и правда можно согласиться.

Причем забавно, что вот эта наша публикация по времени своего размещения практически совпала со временем размещения нового видео от Whalesplaining.

Российские силовики в массовом порядке препятствуют своей деанонимизации, иначе говоря, они настаивают на том, чтобы вместо индивидуальной ответственности нести коллективную. Не следует ли из этого, а также из вашего согласия с основным посылом ролика Пожарского, что проектам вроде Русского Слона стоит деанонимизировать не только тех силовиков, преступления которых зафиксированы, но и вообще всех, кто, являясь представителем силовых ведомств, скрывает свою личность?

Учитывая, насколько с точки зрения института репутации низки позиции авторитета полиции (ранее: милиция) в России, это предложение звучит максимально разумно. У нас исторически сильна эта (бррр!) рабская позиция, что «начальник всегда прав» и прочее «вся власть от бога», и на полицейских это, к сожалению, тоже распространяется, хотя, казалось бы, это такая же работа, как, скажем, банкир, кассир или водитель такси.

А когда каждый день читаешь новости из серии «анапские полицейские из отдела противодействия коррупции осуждены за взятку», «полицейские подкинули наркотики» и «росгвардеец убил двухлетнего мальчика», то натурально охреневаешь и, да, определенно желаешь большей защищённости от возможного насилия, в данном случае – государственного, монополизированного.

Это из той же серии, что «Когда я иду по Парижу, то могу подойти к полицейскому, чтобы что-то спросить, чуть ли не просто поболтать. Когда я иду по Москве и вижу идущих мне навстречу полицейских, я предпочту перейти на другую сторону улицы».

Росгвардия же – это в принципе преступление Путина против народа России.

Вы довольно обтекаемо ответили на первый вопрос, поэтому давайте уточним на конкретном примере. Вы выложили личные данные некоего силовика с указанием совершённых им преступлений, а через некоторое время этому силовику сожгли машину, или разбили окно, или залили монтажной пеной замок — короче, сделали анонимную пакость из числа тех, которые так любят применять против оппозиционных активистов в проблемных регионах. Как вы официально откомментируете произошедшее на своём сайте и в соцсетях?

Никак. Даже если это явилось следствием, мы к этому не призывали. Если кто-то «просто выполняет приказ», или, что намного хуже, действительно верит во всю пропагандистскую херню про госдеп, майдан и оранжевую угрозу, и остервенело бьёт дубинкой лежащего на земле человека, то пусть не удивляется тому, однажды карма может отправить ему бумеранг.

Напомню, что на протестах в Магасе 13 ингушских полицейских отказались выполнять приказы и идти против своего народа. Сейчас их судят.

Поговорим о технических деталях. Можете вкратце рассказать о том, какие у Слона потроха? Компьютерное волшебство основано на вашем собственном движке и мощностях, или зависит от сторонних сервисов? Какова доля ручной работы?Каков процент ошибок опознания и при какой степени уверенности в том, что злоумышленник распознан верно, вы решаетесь опубликовать его данные? Проверяете ли вы достоверность публикаций других проектов вроде вашего, например, нашумевшую публикацию Сканера о личности сотрудника МВД, ударившего девушку в живот? Сотрудничаете ли с родственными проектами?

Компьютерное волшебство основано как уже на существующих технологиях различных гигантов вроде Amazon и Google, так и на наших собственных наработках. Мы также тесно интегрированы с рядом проектов, использующих технологию, аналогичную FindFace, которую сейчас компания NTechLabs успешно продает МВД. Точность довольно высока, хотя для пущей уверенности мы проверяем информацию и по другим косвенным данным. Естественно, никто не застрахован от ошибок — на этот случай мы набираем команду контроля качества, чтобы выявлять такие ситуации и реагировать на них. Конкретные цифры буду рад привести немножечко позже.

На сайте вы обещаете не только предоставить необходимую доказательную базу для преследования злоумышленников по закону, но также и финансирование для правозащитников и адвокатов, которые займутся уголовным преследованием беспредельщиков. Вы намерены сами инициировать уголовное преследование, нанимая для этого юристов, или только поддерживать подобные инициативы частных лиц? Если последнее, то как предполагается контролировать качество работы? Не получится ли так, что за ваш же счёт власть путём фиктивных исков обрубит возможность уже настоящего преследования?

Не обязательно частных, если иск будет подан от лица какой-то организации, у которой уже есть успешный опыт противодействия государственному насилию и репрессиям, можно вписаться в их инициативу, таким образом, образовав синергический эффект.

Как частные лица, мы уже активно донатим на правозащиту и политический активизм. Перенаправлять обозначенную нами часть донатов, которые получает / будет получать Русский Слон, на те же цели, видится нам максимально разумным. Мы и тратим свое время, и рискуем, и всё такое прочее – но невинно осужденные, вроде Егора Жукова и прочих фигурантов по 212й за 27 июля и 3 августа нуждаются в этой помощи значительно больше

Пока что проект существует в виде краткого описания на сайте, а также каналов в твиттере и телеграме, где время от времени выкладываются данные деанонимизированных силовиков. Когда проект будет считаться официально стартовавшим, и какой функционал будет при этом включать?

О текущем состоянии разработки хорошо скажет следующий слоган: УСТРОЙ ̶Д̶Е̶С̶Т̶Р̶О̶Й̶ ДЕПЛОЙ.

Рабочий функционал Русского Слона, который все ожидают, будет доступен в ближайшие дни, возможно, на момент публикации этого интервью, уже будет доступен. Более того: будет визуализирована так называемая «дорожная карта» (roadmap), где будут показаны все этапы  того, что мы собираемся сделать. Это тоже пример института репутации – если ты что-то пообещал, будь добр сделать, или и обещать не стоило.

Всё же, что сейчас выкладывается в канале tg, твиттере и инстаграме – по факту, лишь привлечение внимания и поддержание интереса. Ни один из этих сервисов не даёт достаточного функционала для наших целей, поэтому и разрабатывается свой собственный.

У Слона много предшественников, надеявшихся как-то оседлать институт репутации. Например, Навальный ведёт Чёрный блокнот. Чего, на ваш взгляд, не хватало более ранним проектам для того, чтобы институт репутации в России действительно заработал как реальная сила, влияющая на поведение представителей власти в плане профилактики незаконных действий, и как вы хотите восполнять пробелы?

Так или иначе, протест действительно переходит в морально-этическое поле, и когда певица Manizha говорит: «я отказываюсь выступать на таком-то фестивале, я не про политику, я про музыку, а музыка должна объединять, а не сеять вражду» – это одно; когда при этом же группа Сплин (при всём своём неоспоримом таланте и вкладе!) не видит проблемы в своём выступлении на этом же фестивале – совсем другое. Рыночек, как говорится, порешает, а институт репутации – пророк его.

В России и правда начинает зарождаться гражданское общество. И от всех нас – молодых, инициативных, способных, в числе прочего, «голосовать рублём», зависит, сформируется оно полноценно или же зачахнет на полпути.

По каким критериям вы намерены оценивать успешность своего проекта? Насколько публичными будут ваши оценки? Сами понимаете, для тех, кто решает вложить во что-то деньги, важно, чтобы вложение оказалось эффективным.

В достаточной степени перфекционизм нам присущ – вписываться во что-то среднее = тратить своё время, поэтому aut Caesar aut Nihil, или быть лучшими, или зачем это вообще?

Соответственно, наша цель – максимальное освещение деятельности Русского Слона, чтобы о нас знали, говорили, публиковали, чтобы на виду была наша символика, изначально четырежды продуманная – чтобы быть узнаваемой и, выражаясь профессиональным языком, виральной.

Чем больше людей знают о Русском Слоне, тем больше людей знают о тех, кто связан с государственным насилием, пособничеством узурпации власти и пропагандой. Чем больше людей знают об этих людях, тем ближе полноценно работающий институт репутации. Именно к этому мы ведь и стремились изначально, да?

Как пример: нашему инстаграму 3-4 дня (интервью бралось 23 августа — Анкап-тян). На второй день на нас подписался аккаунт-агрегатор новостей с 30к подписчиками – и наш призыв рассказывать людям о Русском Слоне был услышан – репост, пара сториз с дополнительным призывом «от себя»…

В общем, 500 подписчиков за эти 3-4 дня, а, по опыту, дальше только проще, показатели охвата растут экспоненциально.

Каков будет ваш предполагаемый бюджет к тому моменту, как вы выйдете на ожидаемую производительность? Как долго вы в состоянии работать в таком режиме до того, как вам начнут регулярно донатить в необходимом объёме?

К чему эта попытка рассматривать Русский Слон с коммерческой точки зрения? Но, к слову, раз пытаетесь – купили бы акции с тикером SLON, выйди мы на IPO? 😉

Мы способны поддерживать работоспособность проекта за свой счёт неограниченное время, вся команда Слона, мягко скажем, не иждивенцы и не бездельники. Бизнес Александра Литреева при этом абсолютно публичен: на правах рекламы – Connecto VPN – твой выбор для безопасного и анонимного сёрфинга по цене чашки кофе в месяц. Подписываясь на Connecto, ты поддерживаешь рыночек и институт репутации.

Однако, если (представим на секунду самый негативный, но, к счастью, абсолютно нереальный вариант) Русский Слон не получит ни копейки поддержки за все время своей работы, то это будет сигнализировать то, что обществу попросту не нужно противодействие государственному насилию и возрождение института репутации. Чувствуете возмущение, читая эти строки? Всё правильно – это и правда нереальный вариант. Общество готово к переменам, более того, общество активно требует их. 

Поэтому мы не беспокоимся о том, что Русского Слона могут не оценить по достоинству (уже оценили и оценят ещё сильнее). Мы беспокоимся о том, чтобы оправдать возложенные на нас – высокие! – ожидания.

Как когда-то давным-давно сказал Конфуций (а популяризовал в 2007 году Павел Дуров): «Не беспокойся о том, что у тебя нет высокого чина. Беспокойся о том, достоин ли ты того, чтобы иметь высокий чин».

Думаю, если бы подобный проект выходил на IPO, я бы скорее насторожилась, не собираются ли его создатели зарабатывать шантажом. Меня интересовала именно ваша возможность полностью реализовать и раскрутить проект своими силами, и я очень рада, что такая возможность у вас есть.

Большое спасибо за ответы, и удачи вашему проекту!

Когда Ростральные колонны переименуют, наконец, в Люстральные?

анонимный вопрос

В честь воскресенья объявляется день несерьёзных вопросов=)

Несерьёзный ответ 1

Когда Михаил Светов переведётся в питерское отделение ЛПР.

Несерьёзный ответ 2

Когда видеоблог Александра Литреева наберёт 100 тысяч подписчиков.

Серьёзный ответ

Вы сделали это, когда задали свой вопрос. У любой локации столько имён, сколько их используется. Существует Немцов мост в Москве, существует парк Навального в Новосибирске, теперь вот существуют Люстральные колонны в Питере. Можете заодно отыменовать нос каждой яхты на каждой колонне: вот это Фотиния, а вот это св. княгиня Ольга…

Люстральные колонны