1.4.2. Экспансия и сжатие анкапа

Любое построение цифровых моделей, которые бы демонстрировали динамику распространения анархо-капиталистических норм в обществе, наталкивается на принцип методологического субъективизма, согласно которому ценности субъективны, а стало быть, измерять и сравнивать их некорректно, особенно для разных людей. Поэтому мы вынуждены ограничиться чисто качественным анализом.

Стимулы, влияющие на то, как люди принимают те или иные практики, можно условно разделить на три категории:

Экономические. Если действовать в рамках норм анкапа выгодно для подавляющего большинства членов сообщества, это создаёт для них стимул именно так и действовать. Практики становятся привычными, превращаются в прочные традиции, как-то кодифицируются и требуют всё меньше усилий для их применения.

Эмоциональные. Люди могут практиковать анархо-капиталистические отношения даже в отсутствие прямой и непосредственной экономической выгоды, просто в силу того, что им это нравится. Они получают моральное удовлетворение от того, что руководствуются именно этими нормами, а не какими-то другими. Однако если по мере принятия практик анкапа эмоциональные стимулы не начнут подкрепляться экономическими, первоначальный энтузиазм может ослабнуть.

Насильственные. Даже если люди привыкли к каким-то иным практикам, находят их для себя выгодными и морально приемлемыми, анархо-капиталистические отношения до некоторой степени могут быть насаждаемы принудительно, некоей внешней силой. Это может происходить в ходе воспитания детей, для которых ценности анкапа отнюдь не являются органичными, или, скажем, в ходе ассимиляции анкаповским большинством какого-нибудь мелкого сообщества, попавшего в сферу его влияния. Под действием принуждения людям приходится практиковать анкап, несмотря на отсутствие выгоды и внутреннее предубеждение. Разумеется, такой стимул также годится в лучшем случае в качестве временного решения, с постепенным усилением влияния стимулов двух первых типов, иначе такое нарушающее либертарианские принципы стимулирование будет отторгнуто анкаповским сообществом по моральным соображениям: “Отстаньте от анархо-коммунистов, им без частной собственности между собой удобнее”.

На аналогичные категории можно разбить и стимулы, действующие в обратном направлении.

Насильственные. Некая внешняя сила, например, государство или корпорация, может принуждать людей к отказу от анархо-капиталистических практик в пользу, скажем, властной иерархии, несмотря на то, что анкап людям приятен и выгоден. Такое принуждение даже может иметь некоторую небольшую инерцию за счёт выученной беспомощности, но всё же его эффект легко сходит на нет, стоит ему только ослабнуть или прекратиться.

Эмоциональные. Людям может нравиться отказ от свободы ради счастья быть винтиками могучей машины, даже если эта машина выжимает из них соки, не давая адекватного вознаграждения. Однако долго в таком режиме они вряд ли продержатся, если эти стимулы не будут подкреплены более шкурным интересом.

Экономические. Как и со стимулами к свободе, эта категория обеспечивает наиболее надёжный и долговременный эффект. Люди могут поддерживать практики, обеспечивающие принуждение к труду или насильственное перераспределение, просто потому что имеют с этого выгоду.

Таким образом, задача построения анкапа может быть сведена к работе над усилением стимулов к его расширению и нивелированию стимулов к его сжатию, при этом наиболее долгосрочный и надёжный эффект даёт экономическая группа стимулов, но если для той или иной группы лиц экономические стимулы слишком слабы или их трудно обеспечить, на помощь приходят два других вида мотивации.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.