Уличные шествия. Рекомендации.

Завтра, 31 января, мы снова выходим на улицы. После 23 января мы видим довольно понятную тактику режима: максимально затруднить координацию и выбить из игры всех организаторов, а также тех, кто теоретически мог бы ими быть, даже если конкретно сейчас не палится, но в прошлом в чём-то подобном замечен. В местах проведения акций будет глушиться связь, ограничиваться движение общественного транспорта, перекрываться тротуары и дороги, закрываться заведения.

Штаб Навального продолжает настаивать на том, чтобы предстоящая акция была мирной. То есть силовиков предлагается не пинать в живот, даже если запотеет забрало.

Как предлагается себя вести в рамках тех ограничений, которые накладывает на нас враг, и которые накладывает на нас собственное командование?

  1. Это не последний решительный бой, а просто один из эпизодов предстоящего очень долгого противостояния.
  2. Но завтра нужно выступить ярче, чем неделю назад.
  3. Скорее всего, народу выйдет чуть больше, но это не имеет особого значения.
  4. Нам нужно продемонстрировать решимость, но при этом понести минимальные потери.
  5. Поэтому главный акцент делаем именно на безопасности.
  6. Анонимность. Неброская одежда, скрывающая приметы, обязательно надеваем маски, никаких значков и прочих аксессуаров, облегчающих опознание.
  7. Приходим группами. Если нет своей компании, пытаемся к кому-нибудь прибиться. Нельзя оставаться одному и без присмотра.
  8. Не стоим на площадях, всё время движемся плотной массой, не даём себя окружить или рассечь, при попытках ментов войти в ряды — сцепляемся.
  9. При попытках задержания хватаем задерживаемых, окружаем образовавшуюся свалку и требуем от ментов свалить без добычи.
  10. Снимаем на камеру только ментов. Своих — ни в коем случае. От журналистов требуйте, чтобы снимали только общие планы, и только сзади. Никаких интервью, посылайте нахуй. Причём именно матом, чтобы не было соблазна отправить в эфир. Лучшее, что можно сделать с журналистом провластного канала — пихнуть его исподтишка на ментов и тут же скрыться в толпе.
  11. Плакаты не берём. Разве что этот плакат — на фанерке, а фанерка на крепкой штакетине. Мало ли, вдруг пригодится.
  12. По оружию. Применяется только для предотвращения задержания, и только тогда, когда это не фиксируется камерами. Струйные и гелевые баллончики — хорошо. Аэрозольные — плохо (могут пострадать свои).
  13. Знамёна нужны только для ориентирования, чтобы понять, где голова и хвост колонны. Знаменосец не должен идти с краю — он первоочерёдный объект для задержания. Если знаменосца всё-таки задержали — отбирайте у него флаг, если сам не догадается выбросить подальше в толпу. Пусть дальше флаг несёт кто-то ещё. Брать флаг с собой в автозак глупо.
  14. Кричалки — по минимуму, лучше громко приветствовать сигналящих дружественных автолюбителей. Ещё кричалками можно оповещать задние ряды о важных деталях обстановки. «Путин хуйло!» — плохая кричалка. «Справа менты!» — хорошая.
  15. Когда достигнут конечный пункт шествия, нужно немедленно и очень быстро расходиться в разные стороны, но не по одному, а несколькими колоннами, по числу возможных направлений движения в финишном пункте шествия. Это самый опасный этап акции, обидно было бы пройти весь маршрут и попасть в автозак под самый конец.
  16. Если на финишном пункте ждут менты, туда вообще не надо идти — лучше сворачивать заранее и уходить далеко в сторону, и только на безопасном расстоянии от противника заканчивать акцию.

Все эти рекомендации — для регионов. У двух столиц своя специфика, огромный опыт подобных акций, плюс совершенно иная численность, там сами разберутся.

Ну а всякие банальности, вроде того, как вести себя в ОВД, оставлю юристам. Не надо туда попадать, для начала.

Да, это всё подготовка к прошедшей войне. Если вместо дубинок нас завтра встретят водомёты, газ и резиновые пули, из рекомендаций мало что пригодится. Если ситуация окажется настолько нештатной, надо просто валить подальше с места акции, потому что это будет означать, что в следующий раз надо будет брать с собой совсем другое снаряжение.

Перепост этого текста лучше делать с анонимных аккаунтов.

Вот к такому пока не призываю, хотя уже хочется, конечно

Кнут и пряник в общении с агрессором: новое видео от Libertarian Band

Зачем свинья взяла в руки молоток и чего добивалась от нашего ведущего? Что делать с нарушителями принципа неагрессии? Можно ли мстить хотя бы без насилия? Каким вопросом стоит задаваться, добиваясь компенсации ущерба?

Представляю вам свежий ролик об индивидуальных тактиках гашения агрессивного насилия. Сценарий сочинялся с молотком у виска, но всё обошлось. Приятного просмотра.

Крест Каппеля

Вечером 18 сентября под Красноярском на группу из примерно десятка общественных активистов, отдыхающих там в либертарно-консервативном лагере Крест Каппеля, напало сопоставимое количество погромщиков в балаклавах и с дубинками. Участники лагеря были серьёзно избиты, у них отобрали и уничтожили телефоны, часть вещей, палатки, сожгли паспорта. Нападавшими не скрывался политический характер нападения.

Один из подвергшихся нападению сумел сбежать, укрыться на пустующей даче и связаться с полицией. Насколько я могу понять, от райцентра Емельяново до места проведения лагеря около трёх часов езды, поэтому полиция до последнего отмазывалась, не желая переться в ночь в какую-то глушь, и выдвинулась только после того, как нападение получило огласку. К моменту приезда полиции на месте лагеря было уже пусто, а к утру стали появляться подробности нападения и фото избитых активистов. Они своим ходом добрались до ближайшего населённого пункта и оттуда эвакуировались в Красноярск.

Информация о том, где именно будет проходить лагерь, в открытых источниках на виду не лежит. В паблике лагеря в ВК для получения дополнительной инфы предлагалось связываться с организаторами лично. Таким образом, потенциальным нападавшим нужно было либо организовать слежку, либо заранее иметь данные о месте проведения лагеря.

Все эти подробности я выкладываю для понимания:

  1. Ваш политический активизм может стать причиной нападения парамилитарес.
  2. В этом нападении вам будет трудно встретить противника во всеоружии. В данном случае напали в темноте на сидящих у костра с гитарой — почти идеальный расклад для нападающих. Даже если у вас окажется с собой оружие, применить его будет проблематично, а после нападения вы почти наверняка его лишитесь.
  3. Встречи в безлюдных местах — это не конспирация. Задавшись целью найти, вас найдут, а вот у вас, напротив, при попытке спастись из безлюдного места возникнут проблемы.

Какие из этого можно сделать оргвыводы:

  1. Небольшие ивенты на десять-пятнадцать человек лучше проводить в городе или, скажем, на охраняемых базах отдыха.
  2. Если вас набирается несколько десятков, можно позволить себе палаточный лагерь, но тогда важно своими силами организовать охрану. Трезвую и вооружённую. Лучше с корочками охранников.
  3. У местных политических парамилитарес существует привязка к территории, как и у полиции. Хотите тихий уединённый отдых — выезжайте за пределы своего региона, а если у вас федеральная известность — то за границу. На Навального нападали, когда он из Москвы прилетал отдыхать куда-то под Анапу, кажется. Но если вы намозолили глаза всего лишь центру Э в Красноярске, то выезд в Томск избавит вас от его внимания.
  4. ВК — хреновое место для планирования каких бы то ни было ивентов. Полная конспирация невозможна, но повысить цену оперативно-розыскной деятельности — в ваших силах.
А так-то идея лагеря довольно привлекательная…

Что нужно делать беларусам и Тихановской, часть 2

Раз уж с первой частью своего совета я не сильно попала пальцем в небо, и события развивались довольно близко к предложенному сценарию (вместо ареста всего штаба — только депортация избранного президента, вместо активности диаспоры — общенациональная забастовка), то рискну предложить тактику для завершения противостояния.

Суть тактики: никто не допускает никаких сомнений в том, что избранный президент — именно Тихановская, и она продолжает действовать именно в этом качестве. А что делает избранный легитимный президент? Конечно же, назначает свою инаугурацию.

Не нужно долго ждать. Инаугурация назначается на ближайшее воскресенье, на крупнейшей открытой площадке в Минске. На неё официально приглашаются зарубежные лидеры. Поляки, литовцы и украинцы точно согласятся, ещё десяток лидеров объявит о том, что пришлёт своих представителей. И дальше начнётся бомбардировка МИД Беларуси оповещениями, мол, президент какой-нибудь Хорватии с благодарностью принимает приглашение белорусской стороны, прилетает на инаугурацию тогда-то, просьба организовать встречу.

Точно так же оргкомитет инаугурации на голубом глазу раздаёт поручения главам ведомств: организовать перекрытие движения, обеспечить охрану, поставить сцену, места для приглашённых гостей — и так далее. Чиновник присылает отказ — идёт объявление о его отстранении от работы и обращение к заму.

Короче говоря, победившая сторона просто начинает распоряжаться, а представители проигравшей стороны оказываются перед выбором: либо они играют по новым правилам, либо лично они выбывают из процесса, и завтра их кабинеты занимают новые лица. Распоряжения отдаются и отрядам ОМОН — им даются увольнительные на неделю, в конце концов, они только что тяжко потрудились.

Также сторона защиты обращается в следственные органы с предложением закрыть дела Тихановского и Бабарики в связи со вновь открывшимися обстоятельствами. Обстоятельства в виде многотысячной толпы активно говорят в это время под окнами сами за себя.

Не буду расписывать дальнейшие детали, думаю, что ход мысли примерно ясен. Fake it until you make it.

После первых двух актов пьесы осталось сыграть завершающий: пераможам

Что нужно делать беларусам и Тихановской?

Богдан Фокин

Сразу скажу, что тут мне больше всего хочется изобразить Шульман, забиться в норку и оттуда кричать, мол, я не эксперт, идите к экспертам. Но давайте я просто оговорюсь, что в этом вопросе я на своей правоте не настаиваю, и излагаю лишь скромное мнение.

Я исхожу из простого сопоставления тактик украинского майдана и армянской революции. Армянская тактика обеспечила победу ценой меньшего ожесточения сторон, в результате чего конфликт быстро затих, и сейчас реформы идут не столь проблемно.

Так что штабу Тихановской стоит сформулировать максимально простую децентрализованную тактику изматывания силовиков мирной городской герильей, с согласованным перекрытием улиц в географически разнесённых районах, сильным моральным давлением на сотрудников избиркомов — чтобы публиковали материалы, показывающие фальсификации, с сильным моральным давлением на родственников силовиков, чтобы вынуждали шлемоносных родичей к ненавязчивому саботажу — и так далее.

После того, как эта тактика будет озвучена, велика вероятность, что штаб будет разгромлен, а его руководство посажено в полном составе. Но децентрализованная тактика позволит далее обходиться уже без штаба.

В Армении хорошо сработала диаспора. У беларусов она тоже есть, надо пользоваться. Это давление на зарубежных лидеров, чтобы не признавали победы Лукашенко, а, напротив, признавали победу Тихановской.

В отличие от Венесуэлы, беларусские высшие силовики вроде не так сильно вовлечены в бизнес, а являются простыми бюджетниками, так что переманивать их на сторону легитимной пани президента будет проще.

Левый символ сыгран, сейчас в дело вступает центральный

Бессрочный протест, часть 2

Главная беда такого сорта акций — в них обычно не артикулируется, какой цели предполагается добиться, какие средства использовать, какие средства ни в коем случае не использовать, и как при помощи имеющихся средств можно добиться указанной цели.

Далее будут чисто теоретические рассуждения о том, какая акция длительного действия могла бы выйти эффективной.

  1. Ставится несколько целей разного масштаба, осуществление которых возможно единомоментно или достаточно быстро. Например, цель «отставка правительства» проходит критерий, а «упразднение коррупции в России» — не проходит. Публикуется наиболее простая и достижимая цель, и объявляется, что её достижение является условием прекращения акции. Если цель не достигнута, а акция набрала достаточные по мнению организаторов обороты, то публикуется следующая цель, таким образом, по мере роста численности акции ставки повышаются, и это увеличивает вероятность того, что через некоторое время власть согласится исполнить то требование, которое было заявлено одним из первых, хотя с тех пор запросы протестующих ушли далеко вперёд.
  2. Определяются средства, которые будут применяться протестующими, и средства, которые применяться не будут. Например, говорится, что будут перекрываться дороги, будут блокироваться входы в правительственные учреждения, будут дидоситься сервисы приёма обращений от госучреждений, будут расклеиваться листовки, рисоваться графитти, и совершаться иные ненасильственные действия, относительно безопасные для совершающих. Также оговаривается, что участники протеста будут всячески избегать: прямых столкновений с полицией, уничтожения частной собственности, насилия в адрес граждан. Если же некто подобное практикует, то он провокатор и к протесту отношения не имеет, полиции мы его, конечно, не сдадим, но внушение постараемся сделать.
  3. Публикуется открытое приглашение для желающих присоединиться к протесту в других городах — со своими целями, но с общностью методов. Так, в одном городе можно начинать с требований немедленного прекращения административных дел по митингу 9 сентября, а в другом сразу требовать от депутатов-единороссов, официально представляющих этот регион в думе, голосования против законопроекта по пенсионной реформе во втором чтении. Важно, чтобы в каждом городе требование относилось именно к вещам, которые могут быть сделаны именно в этом городе. Даже если депутат живёт во Франции, но избирался отсюда — требовать от него пресс-конференции в округе, от которого он избрался, с обещанием проголосовать против реформы — это вполне реализуемая жителями именно этого города вещь.
  4. В отличие от митингов, в таких акциях нет смысла соблюдать требования государства касательно своей деанонимизации — наоборот, вполне уместны любые средства маскировки, лишь бы они не мешали убегать от полиции. Каждому участнику подобных акций важно иметь возможность в любой момент присоединиться и в любой момент уйти, ничем не рискуя. Весь смысл подобных методов в том, чтобы нести минимальные издержки самим, но заставлять государство нести издержки несопоставимо большие.
  5. Но, помимо тех, кто будет дезорганизовывать государственную деятельность на улицах, нужны и респектабельные политики, которые, лично не совершая и намёка на что-либо противоправное, будут публично гундеть: вот видите, до чего вы довели этих несчастных людей; ваше счастье, что их протест полностью мирный, не доводите до греха, пойдите на уступки, и тогда люди успокоются, неужели вы хотите, как в Украине? Работа таких людей также чрезвычайно важна, не надо вешать на них ярлыки коллаборантов и тому подобного — они помогают власти найти для себя оправдание, чтобы совершить над собой непривычное усилие и прогнуться под общество.
  6. Ну а после успеха акции не помешает громко объявить о победе, внести в анналы памятную дату, и регулярно праздновать её, с чётким посылом: можем повторить.
у нас тоска, а в Ереване праздник