О грамотных и неграмотных действиях

После предыдущего поста мне попеняли на непоследовательность: с одной стороны, я утверждаю, что лидеры российской оппозиции действовали вполне грамотно, а с другой сторны пишу, что ответочкой со стороны режима стало то, что в России теперь запрещено вообще всё, и все дороги ведут к утилизации населения.

Тут я просто коротко отмечу, что когда войска РФ напали на Украину, то украинские войска также действовали вполне грамотно, что не помешало им потерять большую территорию. Действия оппозиции могли бы оказаться успешными, если бы постоянно не запаздывали. Но они не могли не запаздывать: нельзя сразу раскачать людей на сожжение административных зданий и индивидуальный террор, пока люди в массе своей верят в легальные методы борьбы. Так что немногие экстремисты из времён, когда режим был немножко травояднее, оказались преждевременными, и их порыв пропал втуне. Им теперь остаётся только говорить, что мы, мол, вас предупреждали.

Точно так же именно это только и остаётся говорить тем, кто изо всех сил звал всех друзей и родственников уезжать из страны, а сейчас они и рады бы уехать, но на всех границах пробки, а вот-вот выезд и вовсе запретят.

Мы не знаем, какие резервы прочности у режима. Может, он падёт, как советский после Афгана или российский после Первой мировой. А может, выживет, как иранский после войны с Ираком. В наших силах лишь подпихнуть его к падению своим действием или бездействием – и по возможности не огрести за это от режима ответочку. Можно сбежать из страны. Можно сжечь военкомат. Можно отпиздить военкома. Можно угодить на фронт и угробить там свой танк или командира, а затем удачно свалить в плен. Ну или, если вам милее позитивная повестка, то можно помочь иммигранту, спрятать у себя дезертира, сагитировать друга не ходить в военкомат… Ах, да, это опять какой-то негатив. Так или иначе, всё это будут грамотные действия, стратегически приближающие вас к светлой цели падения российской диктатуры, даже если тактически эффект покажется ничтожным.

Ну а какие действия будут неграмотными? Например, глумиться над теми, кто прозрел вот буквально только что, и демонстрировать им всю сияющую белизну вашего пальто. Бездумно одобрять и пытаться оправдать все подряд действия враждебных России режимов – многие их действия не менее людоедские. Платить режиму штрафы, которые вам выпишут за участие в мирном уличном протесте. Желать российской армии победы.

Российское антивоенное вторжение в Грузию

Мобилизация – это про мобильность. Мобилизируйтесь!

Итак, Путин объявил мобилизацию. В России было сожжено недостаточно военкоматов, чтобы он отказался от этой идеи. До этого в России было убито недостаточно росгвардейцев во время митингов, чтобы Путин отказался от идеи идти на очередной хрен знает какой срок президентства. Ну и так далее. Это обычная трагедия общин, когда издержки каждый протестный активист несёт персональные, а гипотетический результат достижим только коллективно, причём вклад конкретного активиста всегда сравнительно невелик, и вполне может быть заменён вкладом какого-нибудь ещё активиста. Для того, чтобы при таком положении дел коллективный протест всё-таки оказывался успешным, требуется множество костылей и удачно сложившихся факторов: политическая культура, харизматичные лидеры, раскол элит и так далее.

Разумеется, все это понимают. Расследования ФБК плюс лоббирование персональных санкций, а также умное голосование – это меры, направленные на раскол элит. Организация митингов, тренировки наблюдателей, участие в выборах – это меры, направленные на формирование политической культуры. Раскрутка оппозиционных инфоканалов – это мера, направленная на появление харизматичных лидеров. Навальный, Яшин, Ройзман своим примером демонстрировали, что они не только призывают других к несению издержек, но и готовы нести их сами. Лидеры российской оппозиции действовали и действуют в целом вполне грамотно.

В качестве меры противодействия режим максимально отмораживался, что в своё время удачно описали формулой “Да, мы охуели, и чё?” Режим давал понять, что в ответ на любую критику будет уничтожать источник критики, и это вполне закономерно привело его к тому, что теперь в России запрещено вообще всё. И если сравнительно недавно пропагандисты режима ещё говорили, что, мол, не нравится – вали, то теперь даже опция сваливания становится всё менее доступной и всё более попадающей под уголовные статьи.

Ну, что ж. Если раньше сожжение военкоматов выглядело вполне адекватной мерой, не влекущей ненужных жертв, то сейчас она явно недостаточна. Как верно отмечают в сети, если избить военкома, то за это дадут меньше, чем за уклонение от призыва – если, конечно, при избиении не выкрикивать экстремистских лозунгов. Но это, конечно, актуально только для тех, кто уже находится в первой очереди на мобилизацию.

Если раньше я рекомендовала тактику “совершаешь теракт и немедленно сваливаешь за рубеж”, то теперь всё, на границах пробки, билеты на самолёты раскуплены, с высокой долей вероятности придётся ныкаться внутри страны, а это куда труднее. Так что активные действия потребуется планировать куда тщательнее, чтобы не попасться, и уж точно нельзя растрачивать себя на самоубийственные акции, имеющие чисто символическую значимость при ничтожном разрушительном эффекте. Это я про митинги, пикеты и тому подобную неработающую хрень.

Ну а мы в Монтелиберо всё так же готовы встретить тех, у кого получилось эвакуироваться с тонущего корабля, и помочь обжиться. Даже если у вас муж мобилизован, это не повод самой оставаться в заложниках режима, ожидая его в России – куда приятнее, когда муж знает, что вы в безопасности. Здесь вы не пропадёте.

Пробейте, где живут сотрудники военкоматов, и не дайте им выйти на большую дорогу

Репарации

Довольно забавно, что РФ ещё вовсю пытается в наступление, ещё имеет солидное преимущество в воздухе, ещё продолжает вбрасывать в инфополе всё новые цели войны – а в соцсетях уже вовсю идут дискуссии о том, как Россия будет выплачивать репарации Украине, стоит ли за них топить, и должны ли их платить те, кто изначально выступал против войны.

Вброшу и я. Как мне кажется, отсутствие репараций прежде всего в интересах украинских либертарианцев, но и российских тоже. А вот этатисты с обеих сторон должны репарации горячо одобрять.

Дело в том, что репарации – это деньги, которые государство платит государству. Но собирает оно эти деньги всегда у своих подданных. С чего началось восхождение Московского княжества? С того, что московский князь Иван получил от ордынского хана привилегию платить репарации за все русские княжества. В процессе сбора к рукам много прилипло, и Москва окрепла. Когда репарации для Украины начнёт собирать условный Леонид Волков, Москва от этого тоже только окрепнет, потому что какая нафиг федерализация и передача полномочий регионам, когда нужно выжимать из людей деньги и платить украинскому президенту?

Но допустим, что международный фонд борьбы с коррупцией под предводительством доблестного Ивана Жданова сумеет отыскать и пролоббировать арест такого количества собственности крупных российских коррупционеров, что этого хватит для уплаты репараций, и никаких чрезвычайных налогов с остальных российских граждан взимать не потребуется. Что сделает добрый украинский президент, получив репарации от доброго российского президента? Он начнёт от лица государства заказывать проведение тех или иных работ по восстановлению разрушенного в ходе войны, укрепит украинскую государственную армию, полицию, таможню, налоговые органы, дофинансирует нацбанк и всё такое. Короче, укрепит социальное государство, хорошо ли это? Конечно, хорошо, – ответят украинским либертарианцам госчиновники, которые будут распределять все эти деньги, а также их родственники, по счастливой случайности получающие господряды.

Разумеется, любой неравнодушный человек имеет множество моральных оснований для помощи украинцам и в войне, и в жизни в эмиграции, и в восстановлении порушенного хозяйства после возвращения домой. Но для этого ему не нужно государственное принуждение, оно скорее способно помешать. Так, государства блокируют гражданам РФ банковские карты (труднее донатить), создают массу ограничений для эмигрантов, что усложняет им обустройство на новом месте и мешает оказывать им помощь, да и на этапе послевоенной помощи наверняка обставят частную инициативу кучей рогаток. Поэтому востребованной оказывается партизанская деятельность против всех государств: против государства Украина, мешающего части беженцев свободно её покидать; против государства РФ, чтобы саботировать воинский призыв, работу госучреждений, срывать военные поставки, демотивировать частных лиц поддерживать войну; против прочих государств, мешающих эмигрантам трудоустраиваться, обживаться, проводить денежные транзакции. Но это всё – не репарации, не обеляйте этого зашкварного слова.

P.S. Забыла добавить ещё один важный тейк. Самый лучший исход этой войны – полное уничтожение российского государства. Но в этом случае никаких репараций уже точно не будет: исчезнет субъект, с которого их можно будет взять. И это ещё одна очень важная причина, по которой украинским либертарианцам стоит мечтать не о репарациях, а о куда более приятном исходе.

Само собой, отсутствие репараций не отменяет возможности преследования частных лиц и предъявления им исковых требований за конкретный ущерб.

Откуда репарации? Аллах даёт!

Позитивная повестка для международной политики

Давайте поговорим о хорошем.

Международное сообщество сумело в кратчайшие сроки сделать экономике РФ очень больно. В принципе, этого вполне достаточно, чтобы похоронить текущий режим в РФ, коль скоро ему взбредёт в голову доигрывать уже проигранную войну. Но это а) займёт много времени, б) принесёт огромные потери для всех государств и частных компаний, присоединившихся к санкциям против РФ, в) никак не поможет принципиальному решению проблемы агрессии ядерной державы против неядерной (КНР может подождать, пока правительства, столь радостно внедрявшие санкции против РФ, будут сметены оппозицией, обещающей возвращение к нормальности – и сразу после этого полезть восстанавливать свою территориальную целостность через пролив).

Как решить проблему быстрее, дешевле и более надёжно? Просто используйте не только кнут, но и пряник. Вы же пытаетесь применять этот метод, предлагая российским лётчикам угонять военные самолёты за рубеж за вознаграждение, но, согласитесь, это мелко, действуйте масштабнее. Объявите, что ваши санкции – только против РФ. Если какое-либо территориальное образование объявит об отделении от РФ, о том, что не поддерживает вторжение РФ в Украину, и присоединится к санкциям против РФ, обещайте немедленно признать суверенитет этого нового государства, принять его в ООН, признать его ядерный статус, если на его территории расположены ядерные боеголовки – и, поскольку это государство не РФ – то и никакие санкции на него не распространяются.

Руководство РФ десятилетиями твердит своему населению, что коллективный Запад спит и видит, как бы расчленить матушку-Россию. Так воплотите в жизнь этот кошмар! Пусть Владимир, собиратель земель русских, войдёт в историю как тот, кто оставил от России княжество размером с Московскую область. Это будет изящно. Это будет поучительно. Это окоротит КНР.

Компактное государство, деятельность которого по большей части сводится к обеспечению работы инфраструктуры и правовых рамок – это то, что с некоторой брезгливостью согласны терпеть даже либертарианцы. Ну да, это устаревший интерфейс, но, возможно, его стоит временно сохранить из соображений обратной совместимости, пока последние этатисты не вымрут естественным путём. Однако обширные империи – это дремучее прошлое, которому уже сто лет назад место было на свалке истории, и никакой причины для сохранения РФ (или КНР) в существующих границах попросту нет. Если даже украинский кризис не подтолкнёт эти империи к развалу – то страшно себе представить, какой величины кризис эти империи вызовут в следующий раз.

Куаркоды

Я сейчас очень сильно отдалилась от текущей российской повестки, поэтому практически не высказываюсь на эту тему. Однако Мировая гражданская война между сторонниками безграничного расширения государства и сторонниками его ограничения задевает в том числе маленькую Черногорию, так что это стоит уделить хотя бы пост.

Для наступления на личную свободу этатистами используется такая уязвимость экономической теории к политическому давлению, как экстерналии. Каждый может стать переносчиком вируса и заражать других, то есть самим своим присутствием потенциально представляет для окружающих значительную отрицательную экстерналию. И если попытки ограничить человеческую свободу под предлогом того, что люди дышат и выделяют ужасный углекислый газ, от которого Земля скоро сварится, наталкиваются на серьёзное непонимание, то напугать людей смертельной и непосредственной, а не через десятилетия, опасностью оказалось заметно проще.

В Черногории общество довольно стойко удерживает оборону. Ему помогают серьёзные разногласия между президентом и премьером, не позволяющие принимать действительно непопулярных решений. Но ему мешает давление Евросоюза, от которого зависят кредиты и поток туристов, несущих в страну деньги. Поэтому государство наступает очень осторожно, и немедленно делает шаг назад, наткнувшись на серьёзное сопротивление. Это даёт для ЕС нужную картинку, дескать, мы попытались, но эти мракобесы принялись перекрывать дороги, и нам пришлось искать компромисс. Так, осенью была попытка постепенно сделать вход в крупные супермаркеты только по сертификату, но через пару недель все ограничения отменили. Ближе к зиме обещали сделать вход по сертификату на рождественские базары, а через пару недель, наоборот, объявили о послаблениях: в рождественские каникулы снимаются практически все ограничения, празднуйте на здоровье. Разумеется, каждое послабление обществу приходится выгрызать уличными акциями.

В России всё куда хуже. Общество почти полностью закатано в асфальт ещё прошлой зимой, никого не удивляют посадки за одиночные пикеты, посты в соцсетях, и прочий произвол, о котором большая часть моих читателей имеет куда более непосредственное представление, потому не буду заострять на нём внимания. Однако, похоже, попытка на исходе второго года войны за общественное здоровье ввести разрешительный режим перемещения всё-таки натолкнулась на достаточно массовое низовое сопротивление.

Либертарианская партия России (та из двух, которую государство вроде не разгромило до конца) анонсировала запуск общественной кампании против куаркодизации. Я прочитала список предложений, и они выглядят достаточно здраво. Как обычно в РФ, уровень поддержки инициативы определяется прежде всего числом подписей на чендж.орг, так что первым делом стоит сходить туда и подписаться, а дальше уже прикидывать, чем ещё можно кампании помочь.

Ну и, разумеется, ждём всех, кому невмоготу вся эта фронтовая атмосфера, в уютной промозглой и дождливой Черногории. По крайней мере, границы ещё открыты.

Стилистика протеста

Интересную мысль услышала ночью у Екатерины Шульман – о том, что разница в стилистике протестов США и России не связана с тем, что у русских какой-то особый рабский менталитет, а просто так принято. Россия, по её словам, в этом плане больше похожа на Скандинавию: и там, и там протестуют сдержанно, выражая угрюмый немой укор, без всех этих ваших проявлений гнева, кричалок и поджогов. Если ты выходишь протестовать против несправедливости, то ты приличный человек, а приличные люди на улице не кричат, и людей не бьют.

Точно так же и митинги в России не для того, чтобы слушать, кто там чего несёт со сцены. Со сцены говорят для ютуба, то есть для тех, кто на митинг не пришёл, но хочет тоже проникнуться атмосферой и поставить лайк. А люди пришли пообщаться между собой и порадоваться тому, что их позицию разделяет много единомышленников. Они, конечно, понимают, что формально у них есть сформулированные требования, и на власть надо давить, чтобы она эти требования выполнила, но они не пойдут штурмовать кремль, потому что приличные люди так дела не делают. Они скорее резолюцию подпишут.

Именно поэтому российский агоризм принимает некоторые черты АУЕ. Агоризм – это не столько про то, чтобы государство сдохло от бескормицы, сколько про моральный выбор. Уклоняясь от взаимодействия с государством и уж тем более от выплат ему, человек просто чувствует себя морально чище.

Именно поэтому меня так бесят любые призывы скидываться людям на уплату штрафов. Как можно сознательно призывать людей запачкаться выплатами государству, да ещё и добровольно выступать его, государства, налоговыми агентами? Ты выходишь на улицу выразить государству свой укор, разворачиваешь плакат, тебя винтят, выписывают повестку в суд, суд присуждает штраф. Ну вырази свой укор ещё раз и прямо там в суде откажись платить. Пусть заменяют арестом или выносят из дома шкаф. Они и так разнесут тебе дом в любой момент, как только захотят, и особенно – если ты выбираешь тактику открытого противостояния режиму.

Российские либертарианцы сейчас форсят хэштег #russianlivesmatter и выходят с одиночными пикетами против бессудных убийств, совершаемых российскими силовиками. Я поддерживаю этот хайп. Но когда через неделю они начнут собирать донаты на штрафы задержанным активистам, я буду плеваться в их адрес. Просто предупреждаю заранее.

Либералов, которые ценят институт государства сам по себе, как нечто, несущее закон и порядок, я осуждать за выплату штрафов не стану. Для них это элемент закона и порядка. Они этот штраф будут законно опротестовывать в суде, желая исправить плохое государство. Такие у них ритуалы поддержания чистоты, и это можно уважать, хотя и надеяться на их прозрение.

Полицейская Россия Настоящего, новый сезон

Государство вчера устроило очередной акт насилия против своих граждан, разграбив штабы Навального, а также дома и квартиры его сотрудников, бывших сотрудников, родственников сотрудников и просто случайно попавших под раздачу лиц.

Вообще, политическая жизнь в стране очень оживилась. Если бы я наблюдала подобное в сериале, было бы ясно, что дело идёт к кульминации, а затем и к развязке. И, конечно, я бы сочла сериал очень странным, если бы, показав события вроде вчерашних, мне бы затем объявили, что это окончательно сломило дух сопротивления, лидеры разъехались, волонтёры вернулись к повседневной мирной деятельности, а тиран мирно правил до самой смерти, передав трон подрастающему сыну, и оставив верного нукера Рамзана при нём регентом. Скорее я бы всё-таки ожидала, что в 2021 году случатся высококонкурентные выборы в Госдуму, на дальних подступах к которым будет крутой замес за допуск несистемных одномандатников, а по итогам парламент приобретёт довольно пёстрый вид, а с ним и определённую субъектность; дальше будут бодания на предмет отмены статьи в законе о выборах, запрещающий Навальному баллотироваться в президенты, отменить её не удастся, и довольно неожиданно для себя в 2024 году при поддержке Навального и бомблении пуканов либертарианцев изберётся Ройзман. Вот это был бы сюжет! Все бы с интересом ждали нового сезона, который бы точно не уступил предыдущему по накалу драматургии.

И хотя для России никто не пишет сценариев, тем не менее без сытости и разрешённости основных внутренних проблем здесь, конечно, не будет никакой унылой полицейской стабильности, как ты штабы Навального не громи, и как Открытую Россию нежелательной организацией не объявляй. Не тот век, не те люди, не те тренды.

Умное голосование показало людям, что их не просто много, а очень много. Это означает, что можно выходить из тени. Так что сейчас время для визуального захвата пространства. Не нужно экстремистских лозунгов, ведь достаточно лишь обозначить позицию, а не растолковывать её, для растолковывания есть защищённые от давления интернет-ресурсы. Вот, например, профессор Соловей предложил продавать массово и недорого копеечные силиконовые браслеты с простой надписью “помощь политзаключённым”, а выручку направлять на эту самую помощь. От этого, во-первых, польза заключённым, а во-вторых, такое не стыдно носить, зато стыдно требовать снять, ведь это удостоверение того, что человек лично пожертвовал на помощь тем, кого государство преследует за политические взгляды, пару сотен рублей. При этом в надписи нет ничего экстремистского. Не надо пытаться изобрести единую символику протеста, зачем нам алфавит из одного символа? В конце концов, мы живём в обществе потребления, а значит, будет конкуренция и широкий выбор.

Конечно, будут и выходы на улицу, куда без них, но это разовые рекламные акции протеста, однако для того, чтобы фронда вошла в моду, надо в том числе и носить эти условные шейные платки a la fronde.

Итак, контуры следующего политического сезона я предполагаю примерно такими:

  • Продолжение тренда на нормализацию протеста, повседневная демонстрация своих настроений всем окружающим в виде носимой символики. Протест становится если не престижным, то по крайней мере массово одобряемым.
  • Пристальное внимание свежеизбранным в рамках умного голосования многочисленным упырям и немногочисленным приличным людям. Публичная поддержка любых правильных жестов со стороны избранников, даже если предварительно они находились в категории упырей: дрессировка подразумевает положительное подкрепление.
  • Выезд за рубеж некоторого числа известных оппозиционеров и формирование из них постоянных команд по информационному сопровождению раскачивания лодки. Этого требуют банальные тактические соображения. Ведущий популярного ютуб-канала должен быть всегда онлайн, а не отсиживаться бесполезно в спецприёмнике. Студия должна работать, а не восстанавливаться бесконечно после набегов силовиков. Координация сети должна происходить непрерывно. И так далее. Бояться того, что это негативно скажется на имидже протестующих, уже не приходится: миф про госдеп протух. Никого не парит, что какая-нибудь Медуза базируется в Риге, так почему бы там не обосноваться студиям Навальный.Лайв, МБХ.Медиа и СВТВ? Нельзя быть универсалом в век разделения труда, уличная политика и медийная пропаганда должны быть разделены. Уличный политик должен оставаться гостем стрима, а не регулярным ведущим передачи.
  • Медийный шейминг деанонимизированных силовиков приносит первые плоды – рядовые сотрудники начинают увольняться, начальство начинает извиняться, приказы о насильственном подавлении уличных акций время от времени начинают исполняться без энтузиазма.
  • Украина демонстрирует значимый экономический рост на фоне российской стагнации. Российские граждане начинают хотеть, как на Украине.
  • Шарахает давно ожидаемый мировой экономический кризис. Режим делает верный с точки зрения самосохранения шаг, распечатывая кубышку и снижая налоги – но это выглядит как уступки требованиям оппозиции и только продолжает ослаблять режим.

Как говорится, запомните этот твит.

Правительство всегда норовит делать маникюр болгаркой

А если у вас был бы выбор: бороться с государством в РФ или другой стране, то что бы вы выбрали?

Андрей

Думаю, я достаточно космополитична, чтобы не зацикливаться на РФ: любое государство неприятно в любых его активных проявлениях. Как я уже писала, мне кажется, что построить анкап в стране, где уже довольно мало государства и уже есть традиция уважения к частной собственности и предпринимательской инициативе, существенно легче, чем там, где всего этого нет. Строить анкап, будучи иммигранткой, более естественное занятие: для иммигрантов естественно считать государство чем-то непонятным и враждебным, тем, чего следует по возможности избегать. Так что, конечно, мне бы хотелось двинуть в какую-нибудь относительно свободную страну и действовать там.

В качестве контрпримера против такого подхода обычно приводят современных западных феминисток, которые воюют за какие-то пустяковые по мнению многих мелочи, совершенно не возмущаясь нарушением прав женщин в условных арабских странах. Да, я бы тоже предпочла разваливать Россию, а не Туркменистан, и Грузию, а не Россию. На развалинах условной Венесуэлы может вырасти анкап, но расти ему придётся из такого говна, что ехать туда в это время – это надо быть подвижником, либо предпринимателем от бога. То ли дело аккуратно демонтированное государство в уже приличном обществе. Никакой тебе эстетики лихих девяностых, всё свободно и с достоинством.

В России сейчас среди протестующих пиетет перед законом носит какой-то совершенно религиозный характер. Да, мы знаем, что законы говно, но ради спасения души соблюдём их до последней буковки, а если власть сама будет нарушать свои законы, мы подадим на неё в её же суд, проиграем в трёх инстанциях и выиграем в ЕСПЧ. Я восхищаюсь оптимизмом и последовательностью этих ребят. Сама я слишком нетерпелива, чтобы стричь газон демократии двести лет и на выходе получить социал-демократическое общество, а потом думать, что же делать с настолько укоренившимся государством. Пиетет перед законом может быть как хорош, так и плох. Лучше пусть будет пиетет перед правом собственности и нетерпимость к нарушениям такого рода прав, пусть бы даже и в нарушение текущих законов.

Для меня показателем успеха гражданского общества является не размер митингов, не число оппозиционных депутатов в парламентах и не регулярная смена первых лиц государства – а уменьшение госбюджета хотя бы процентов на десять в год при растущем ещё более значительными темпами благосостоянии людей. В этом плане Грузия представляется мне довольно многообещающей: здесь неплохо принялись ростки свободы, здесь довольно слабое государство, и здесь не особенно препятствуют зарабатывать вчёрную.

Завтра я понемногу выдвигаюсь в сторону России, но я совершенно точно сюда вернусь, и вполне возможно, надолго.

Взгляд снаружи на Россию и протесты

Не берусь судить о деталях очередного раунда протеста в России, который случился вчера, но рада, что он увеличился количественно, и, мне кажется, то ли люди научились избегать задержаний, то ли уже и московская власть не решается сильно лютовать. Так или иначе, задержанных меньше, чем неделю назад, и особо массовой жестокости на фотках не видно.

В Грузии все, с кем я общаюсь, узнав, что я из России, немедленно интересуются, что там в Москве, из чего можно сделать вывод, что в информационном пространстве протест уже давно преодолел локальные рамки. Причём это нельзя списать на пристрастное освещение ситуации грузинскими СМИ: вопросы мне задавали туристы из Турции, Румынии, Нидерландов. Также отмечу, что я же тут не на какой-то политической конференции – кругом беззаботные отдыхающие, казалось бы, какое им дело.

Разумеется, сочувствие мировой общественности – на стороне протестующих. Впрочем, точно так же оно на стороне протестующих в Гонконге, на стороне жёлтых жилетов, венесуэльской оппозиции и так далее. Когда на одной стороне добровольцы, а на другой за зарплату, люди сочувствуют добровольцам. Даже по киргизским событиям, где вроде бы речь о жабе и гадюке, сам факт того, что за бывшего президента готовы добровольно вписаться и драться за него с властью, уже говорит людям, что, кажись, власть зря затеяла весь этот штурм.

Также меня постоянно заверяют, что мне нечего бояться, отношение к русским тут всё такое же приветливое. Честно говоря, это иногда выглядит похожим на мантру для самоубеждения. Свидетельства обратного тоже попадаются. Не буду ничего особо говорить, просто дам несколько фоток.

Предлагают не чувствовать себя как дома
Портят хорошие рисунки из-за русскоязычности автора
Но есть и высказывания, под которыми подпишется любой российский патриот

11я годовщина Грузинской войны

Я сейчас в Грузии.

Вчера поселилась в отель, вечером посидели с хозяином, поболтали. Он рассказал мне:

  • что проклятый Саакашвили начал войну с Россией, поссорил две хороших страны, и до сих пор они никак не могут помириться.
  • что при проклятом Саакашвили полиция убивала и насиловала, а сейчас, наконец, перестала.
  • что в 2012 году Саакашвили готовился узурпировать власть, проиграв на выборах, но половина спецназа отказалась воевать с народом, и диктатору пришлось уйти.
  • что во время войны с Россией многие офицеры бросали оружие, потому что не хотели сражаться за режим, а хотели, чтобы Грузия стала российской; потом их посадили на 10 лет, но при новом правительстве отпустили.
  • что при проклятом Саакашвили ЛГБТ вконец распустились, и чувствовали себя в православной стране, как дома.
  • что у этого клоуна нет и не было народной поддержки.

А потом я посмотрела свежее интервью Саакашвили Алексею Романову, и там Саакашвили рассказывает, что режим Иванишвили нелегитимен, народной поддержки у него не осталось, и вот-вот начнутся решительные столкновения режима с народом.

Какой я хотела бы сделать из всего этого вывод? Цените социологические данные! Пока вы окружены своими соратниками, вы в эхо-комнате. Вы понятия не имеете, насколько ваши взгляды популярны в обществе, и когда вы решитесь провести митинг, или поучаствовать в выборах, то вас могут ждать неприятные сюрпризы. С другой стороны, если проведение социологических исследований для вас почему-то невозможно, то именно массовые акции и оказываются для вас социологией. Смогли вывести на митинг десятки тысяч сторонников – пожалуй, за вас проголосуют сотни тысяч. Не сумели – значит, не обольщайтесь, работайте на узнаваемость и боритесь с антирейтингом (например, поменяв себе лидера).

Ну а интервью посмотрите, оно вообще-то в основном не про Грузию, а про Россию.