Капиталистические грузовики

Один из аргументов против полного государственного невмешательства заключается в том, что государство необходимо для предоставления таких благ, как дороги и тротуары, или для решения таких проблем, как конфликт между моим желанием включать громкую музыку по ночам и желанием моего соседа спать. Один из возможных ответов состоит в том, что большинство подобных проблем можно решить с помощью частных сообществ. Застройщик, который строит группу домов, заодно строит окрестные улицы и тротуары; каждый покупатель получает вместе с собственностью на дом также право использовать эту общую инфраструктуру и требовать её поддержания, соглашаясь оплачивать свою долю расходов на её содержание согласно заранее установленным формулам.

Подобные частные договорённости, которые на самом деле довольно распространены, могут так же хорошо справиться и с экстерналиями. Как обычно отмечал мой коллега Гордон Таллок, он не может перекрасить свою входную дверь без разрешения соседей, что было одним из пунктов контракта в этом конкретном сообществе. Когда подобные механизмы действуют в пределах одного здания, контракт, как правило, включает процедуры решения споров между соседями в случаях, когда происходящие в одной квартире создаёт необоснованные издержки для жителей соседних квартир. В любом сообществе собственников контракт, скорее всего, будет содержать механизмы, с помощью которых участники могут совместно его изменять, чтобы справляться с новыми обстоятельствами.

В каком смысле это не является государством? Как мне объяснял мой британский знакомый, его отношения с ассоциацией кондоминиумов и местными властями по сути одинаковы. И те и другие могут управлять его поведением, что следует из его решения жить в конкретном месте, в квартире, расположенной именно в этом кондоминиуме и под управлением именно этой местной администрации. И те и другие устанавливают для него правила и обязывают платить налоги, хотя кондоминиум и не называет деньги, собираемые им на содержание и ремонт, налогами. И те и другие могут менять правила похожими способами, через голосование граждан в одном случае и жителей кондоминиума — в другом. Хотя ассоциации кондоминиумов могут обеспечивать решение некоторых проблем, в какой мере это решение является «частным»? Говоря иначе, если либертарианцы признают подобные институты, когда они называются ассоциацией кондоминиумов или сообществом собственников, то почему они не делают того же самого, когда эти институты называются государством?

Один из ответов состоит в том, что, в отличие от государства, сообщество собственников появилось без ущемления чьих-либо прав. Застройщик купил землю у её владельцев и перепродал её покупателям, согласившимся на схожие с государственными ограничения, которые включены в сделку о покупке. С другой стороны, местная власть появились, потому что в какой-то момент в прошлом большинство населения, или, возможно, большинство граждан какого-то более крупного политического образования, в котором находится эта местность, или, наконец, кто-то, обладающий большей армией, чем у всех остальных, решили создать эту местную власть, установив свои правила для всех людей, уже проживавших в этой местности, согласны они с этим или нет.

Это возможный ответ, однако я не думаю, что он убедит много нелибертарианцев. Существует другой ответ, не требующий либертарианского взгляда на права. Есть практические причины, по которым путь установления тех или иных институтов имеет значение, помимо вопроса о том, были ли при этом нарушены чьи-либо права.

Чтобы увидеть эти причины, рассмотрим такой вопрос: вы хотите купить грузовик, и вам нужно выбрать один из двух. Один сделан в Детройте, другой в Набережных Челнах. Какой вы выберете?

Большинство людей выберут грузовик из капстраны. Почему? И тот, и другой – грузовики. Если они собраны идентично, то они должны и работать абсолютно одинаково. Почему их история имеет значение? Почему мы должны думать об идеологической принадлежности грузовика?

Ответ заключается в том, что эти два грузовика собраны не идентично. Капиталистический грузовик был построен в рамках системы институтов, в которой люди, производящие плохие грузовики, обычно теряют деньги. Коммунистический грузовик был построен в рамках системы институтов, при которой люди, производящие хорошие грузовики, обычно теряют деньги, а часто и что-либо ещё, так как настаивание на производстве только хороших грузовиков, вероятно, приведёт к невыполнению установленного месячного плана. Мы ещё даже не начали осматривать и проверять сам грузовик, но мы уже имеем причины ожидать, что коммунистический грузовик сделан хуже. Кроме всего прочего, он запросто может быть тяжелее, ибо план порой задавался не в количестве грузовиков, а в тоннах выпущенного грузового транспорта.

То же различие можно найти между кондоминиумом или сообществом собственников с одной стороны, и государством, в котором они находятся, с другой. Частный застройщик, создавая с нуля институты управления, лично заинтересован в том, чтобы они были наилучшими из возможных. Чем более привлекательной для покупателя выглядит ассоциация жильцов, тем более высокую цену он будет готов заплатить за дом. Избиратели тоже хотят жить в рамках более предпочтительных для них институтов, так что политик-новатор, создающий новую систему местного управления или модернизирующий старую, также заинтересован в создании привлекательных институтов, но куда слабее. Это причина, по которой демократия и близко не стоит по эффективности рядом с капитализмом.

Отдельно взятый избиратель слабо мотивирован попытаться понять, какие обещанные политические изменения действительно в его интересах, ибо его голос имеет слишком малый шанс предопределить исход дальнейших событий. Отдельно же взятый покупатель, с другой стороны, отдаёт свой голос, покупая или не покупая дом в конкретном сообществе. Если он не совершит покупку, он не будет подчинён правилам сообщества жильцов, а если совершит, то будет. Поэтому у него есть веская причина ознакомиться с местными порядками перед покупкой или обратить внимание на то, как соотносятся цена и состояние инфраструктуры у покупаемого жилья, и у жилья, ранее проданного этим же застройщиком в других кондоминиумах..

Одна из ключевых характеристик государства – его размер. Обычный американец подчиняется администрациям, руководящим как минимум десятками, а то и сотнями тысяч граждан. Обычный житель кондоминиума или сообщества собственников живёт в «частном государстве» из примерно сотни граждан. Я сомневаюсь, что это случайность. Я подозреваю, что местные административные единицы крупнее, чем сообщества жильцов, по той же причине, из-за которой коммунистический грузовик тяжелее капиталистического – из-за искажённых стимулов.

Предпочтение капиталистического грузовика коммунистическому — это не только следствие либертарианской идеологии. Здравомыслящий коммунист также выберет грузовик из капстраны. Коммунисты, имевшие возможность закупаться на Западе, возможность, иногда выступавшую наградой за лояльность партии и другие коммунистические добродетели, наглядно демонстрировали свои предпочтения, покупая капиталистические блага в как можно большем количестве.

Совсем недавно то, что раньше было коммунистическим миром, продемонстрировало своё предпочтение капиталистических грузовиков уже в несколько большем масштабе.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.