2.3.3. Анкап и неидеальный человек

Снова напомню, что анкап это рыночные механизмы согласования индивидуальных планов и децентрализация решения задач установления справедливости.

Допустим, некий представитель анархо-капиталистического общества в данный момент не в состоянии применять рыночные механизмы или решать какие-либо задачи установления справедливости. Он спит, и в это время совершенно неправосубъектен. Тем не менее, он спит в доме, на кровати, накрывшись одеялом, дышит воздухом и занимает пространство. То есть использует некие ресурсы, на которые мог бы претендовать другой. Но при этом от его имени заключён действующий договор аренды жилья, пользования мобильной связью, медицинского страхования, у него есть родственники и знакомые – короче говоря, несмотря на своё текущее беспомощное состояние, он остаётся субъектом правовых отношений, а также объектом чьих-то симпатий. Именно эти отношения позволяют ему успешно переживать периоды своей полной недееспособности, несмотря на то, что он, вполне возможно, является также и объектом чьих-то антипатий.

Как долго человек может пребывать в беспомощном состоянии и при этом рассчитывать на то, что окружающие не лишат его собственности или даже жизни? Это зависит от того, насколько окружающие готовы терпеть эту ситуацию. Чем больше ресурсов человек потребляет в своём неправосубъектном состоянии, чем меньше у него собственности, которую можно использовать для жизнеобеспечения, чем беднее люди вокруг и чем меньше они ему симпатизируют – тем выше шансы, что он не проснётся. Поэтому для мирного обывателя, спящего после работы в своей постели, риск не проснуться минимален, риск нежеланного эмбриона не дожить до рождения существенно выше, а риск бедняка в коме, подключенного к дорогой системе жизнеобеспечения, максимален – как только у всех, кто готов был на это потратиться, закончатся ресурсы на оплату работы системы, она будет отключена. Впрочем, ещё ниже шансы на выживание у одинокого аутло, за которым все охотятся и желают уничтожить: тут ресурсы неравнодушных будут использоваться не для продления его жизни, а для сокращения. Это последнее соображение может и не остановить человека с очень близким горизонтом планирования, но, по крайней мере, такой механизм не способствует рецидивам.

Строя свои индивидуальные планы, каждый человек вполне может предположить ситуацию, при которой он окажется в положении того самого никому не нужного бедняка в коме. Беспокоясь об этом, он предпринимает те или иные шаги, направленные на то, чтобы уменьшить шансы столь неблагоприятного исхода. Это могут быть самые разные меры, от дедовских средств, вроде поддержания крепкой дружбы с надёжными людьми, до продвинутых рыночных, вроде покупки надёжных страховых полисов. Далее работает рыночный механизм согласования индивидуальных планов, и постепенно в обществе складываются порядки, при которых люди испытывают всё меньше затруднений от заботы о недееспособных, а потому охотно её проявляют – этот большой тренд прослеживается для человечества минимум с неолита.

Аналогичный механизм работает и в ситуациях с близким горизонтом планирования. Люди, у которых этот горизонт более или менее далёкий, предпринимают меры, чтобы по возможности не оказываться в ситуациях, когда горизонт планирования приблизится, или хотя бы отдают все необходимые распоряжения заранее. При этом для того, чтобы распоряжения выполнялись, нужно, чтобы исполнители также имели далёкий горизонт планирования. Можно, конечно, просто рассчитывать на крепкую память и здравый рассудок более молодых лично преданных родственников и друзей, но благодаря рыночным механизмам существует более удобный инструмент – создание компаний, в которых эти долговременные чужие распоряжения будет выполнять легко заменяемый наёмный сотрудник, достаточным горизонтом планирования для которого будет время до ближайшей зарплаты – а таких найти можно всегда и везде.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.