Беларусь 4

Это четвёртый мой текст про Беларусь (остальные ищутся по хэштегу #Беларусь), и на сей раз он вызван просмотром беседы между Михаилом Световым, Романом Попковым и Еленой Боровской, а также постом Романа по итогам стрима у себя в канале.

Рассказ Романа Попкова о том, в каком состоянии сейчас находится белорусское гражданское общество, был очень познавательным и объяснял то, почему дела идут именно так, как идут, но мне сейчас хочется поговорить о другом.

Роман во время беседы упрекал москалей в излишне технологичном мышлении. Особенно досталось Понасенкову с его Die erste Kolonne marschiert, die zweite Kolonne marschiert, но заодно прилетело и согласившемуся с Понасенковым Светову. Я, впрочем, хоть и живу, отделённая от Москвы нехилым расстоянием и Уральским хребтом, а всё равно из этих самых москалей, и потому у меня также сугубо технологический подход к этой политологической задаче: как обеспечить транзит от нелегитимной диктатуры к переходному правительству, конституционной реформе и новому легитимному правительству. И вариантов я вижу ровно два.

Вариант первый. Хотите как на Украине?

Если раньше у диктатора хватало сил для того, чтобы выпалывать боевые организации (привет Роману Попкову и его НБП) на корню, то сейчас, когда происходит постоянный уличный протест, довольно легко замаскировать тренировки по боевому слаживанию под эпизодическую спонтанную координацию. Десятки тысяч человек ежедневно ищут самые действенные способы ресурсно вымотать противника, знакомятся друг с другом, узнают, кто на что способен, и если градус гнева продолжит нарастать, то в какой-то момент поминаемые Романом сотни трупов перестанут казаться им серьёзным ограничением на пути к свержению диктатуры.

Конечно, они не прут голым пузом на административные здания, а, как мы это видели в Украине, захватывают военные склады и оружейные комнаты в отделениях милиции. После этого переход к горячей фазе уличных боёв неизбежен, даже если при захвате оружия никто не пострадает. А уличные бои неизбежно закончатся свержением диктатора.

Вариант второй. Как зовут президента Швейцарии?

Дальнейшее — фантастический рассказ, не воспринимайте, как прогноз.

Тихановская приезжает на инаугурацию Байдена. Это отличный предлог для того, чтобы обсудить, как именно свергать Лукашенко. Вариант со вторжением отметается, и предлагается более дешёвый. Лукашенко объявляется в международный розыск, за добычу его живым или мёртвым назначается серьёзное по белорусским меркам вознаграждение, какие-нибудь условные сто миллионов долларов. Одновременно с этим в дело вступает второй очень важный человек, его зовут Ги Пармелон. Это вице-президент Швейцарской Конфедерации, который к моменту инаугурации Байдена будет новым президентом (привет Михаилу Светову с его постоянным риторическим вопросом, как зовут президента Швейцарии). Швейцария — нейтральная страна с очень стабильной политической системой. Только она может дать Лукашенко гарантию пожизненного политического убежища (Россия или США — не могут).

Всё, дальше засекаем время и следим за тем, что случится раньше: один из охранников Лукашенко предъявит его голову и потребует награды — или Лукашенко обратится за гарантиями к господину Пармелону и покинет страну немедленно после их подтверждения.

0 0 оценить
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
2 комментариев
старше
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
Посмотреть все комменты