Редкие – значит, исчерпаемые

Америка — земля свободы.
Свобода означает, что платить не нужно, правда же?

Эбби Хоффман, Революция, чёрт возьми

Хоффман и другие подобные ему люди утверждают, что институты собственности, будь то государственные или частные, устарели и должны быть упразднены. Они утверждают, что всё более автоматизированная экономика может создать обилие всех благ, так что в собственности больше нет необходимости, и что она мешает нам производить то, что мы бы могли производить, в результате чего люди могут голодать в обществе с изобилием еды.

В этом тезисе есть несколько ошибок.

Многие страны имеют доступ к современным технологиям и ресурсам, необходимым для создания автоматизированных заводов, о которых мечтают верующие в кибернетический рог изобилия. В этих странах сильно различаются социальные, экономические и политические системы. Но мы самые богатые среди них, и никто из них не демонстрирует темпов роста (скажем, 30 процентов в год подушевого дохода), необходимых для революционных изменений (скажем, уменьшение числа рабочих в десять раз при увеличении производства раз в пятнадцать выше текущего ВНП) к 2000 году.

Даже если производительность действительно сильно возрастает, рассматриваемый тезис предполагает, что общий спрос ограничен; в противном случае рост производительности будет, как и раньше, сопровождаться увеличением спроса, и конфликт между различными людьми, претендующими на одни и те же ресурсы, никуда не денется.

Верующие в подобное насыщение спроса утверждают, что потребление выше некоторого дохода (обычно примерно вдвое выше их собственного) перестаёт быть полезным и становится чисто демонстративным, поэтому, когда производство достигает этого уровня, большего количества редких благ не потребуется. В этом рассуждении путается уровень потребления и физическое количество потреблённого продукта. Существует ограничение на количество пищи, которую я могу съесть, или количество машин, которые я могу с удобством использовать. Но нет никаких очевидных ограничений на ресурсы, которые можно использовать для производства лучшего автомобиля или лучшей еды. За 10 000 долларов можно сделать машину лучше, чем за 5 000 долларов; за 20 000 долларов лучше, чем за 10 000 долларов. Если наш медианный доход возрастёт до 100 000 долларов в год, нам не составит труда его потратить.

Также в рассматриваемом рассуждении путается экономическое определение «редких ресурсов» с бытовым значением слова «редкий». Даже если никто не остался голодным, еда всё ещё редкое благо, потому что для того, чтобы у меня было больше еды или она была лучше, нужно понести некоторые расходы. Либо кто-то должен отказаться от еды, либо кто-то должен оплатить стоимость дополнительного производства еды. Противоположностью редкого блага является не обильное благо, а бесплатное благо, доступное в достаточном количестве для всех без издержек. Воздух был бесплатным благом до тех пор, пока спрос на дыхание и отвод промышленных отходов не превысил предложение.

Более уместным примером могут быть спички или санитарно-питьевая вода, которые необходимо произвести, но стоимость которых настолько низка, что вряд ли стоит взимать плату с каждого отдельного пользователя. Поэтому они раздаются бесплатно за счёт прибыли с продажи более дорогих товаров. Никто не обязан платить за использование питьевого фонтанчика.

Если Хоффман прав, и автоматизация обеспечит медианный доход в 1 миллион долларов в год, никто не будет платить за еду. Автоматы с продовольствием будут предоставлены в качестве бесплатной услуги для удобства потенциальных покупателей в магазинах, где продаются любые товары, которые имеет смысл продавать (искусство? развлечения? космические корабли?), либо же они будут установлены на углах улиц, чтобы почтить память мертвых супругов, как сейчас устанавливают питьевые фонтанчики. Если бы медицина стала автоматизированной и дешёвой, жаждущие прибыли капиталисты построили бы бесплатные больницы и зарабатывали бы деньги, сдавая в аренду внутренние стены в качестве места под рекламу.

Проблема изобилия не нова для капитализма. Эта проблема решается предоставлением больших и лучших возможностей использования всё больших доходов – настолько успешно, что Эбби Хоффман едва ли осознаёт, насколько мы богаты по стандартам предыдущих веков. Капитализм будет и впредь решать проблему изобилия таким же образом.

Единственный справедливый упрёк: капитализм действительно создал эту проблему.


Мне приятно видеть, что мое описание бесплатных больниц, сдающих в аренду свои стены под рекламу, предвосхитило бизнес-модель интернета, где сайты предоставляют бесплатную информацию, получая прибыль с доходов от рекламы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.