Исправление либертарианства

Так вышло, что свежая статья Карла Франко Переосмысляя либертарианство здорово перекликается с опубликованной мною недавно свежей главой из дописываемой методички по анкапу.

Автор бегло накидывает собственный набор базовых либертарианских принципов, дальше заявляет, что из этих принципов прекрасно можно вывести развитое государственное перераспределение и регулирование, а если типичный либертарианец почему-то отказывается следовать этим выводам, то с ним явно что-то не так.

Далее демонстрируется, что вот если бы либертарианцы выкинули свои дурацкие идеалы свободы и взяли вместо них на вооружение куда более популярные идеалы порядка, чистоты, почитания авторитетов, заботы и прочих прекрасных вещей, то они бы, конечно, сумели сделать это новое перекроенное учение более популярным, чем нынешняя лузерская секта свободопоклонников.

В статье много вполне дельной критики, не буду её всю пересказывать. Могу лишь порекомендовать перечитать главу Анархистская политика: о Либертарианской партии из фридмановской Механики свободы. Не вижу смысла добавлять ещё что-то к словам дедушки, он давным-давно показал направление эволюции взглядов либертарианских политиков, и как к этому относиться.

Потный горящий пердак сердобольных либертарианцев

Книжка про анкап – свежая глава

Не уверена, что выбрала наиболее подходящую структуру глав, но вот та, которую я дописала сегодня, относится к решению проблем, обрисованных в позапрошлой. Глава шла довольно тяжело, потому что не люблю я эти все околопсихологические материи, но и обойти стороной эту тему никак не получалось. Как обычно, выражаю надежду на то, что получилось не слишком банально, достаточно лаконично и, может быть, даже убедительно.

Механика свободы – всё! (теперь в аудио)

Перевод книги Дэвида Фридмана Механика свободы наконец-то полностью озвучен. Теперь вы наконец-то можете качать мышцы в какой-нибудь теретане, прокачивая себе одновременно мозги либертарианской теорией.

По такому поводу хочу прорекламировать новый канал Олега – волонтёра, озвучившего книжку. В канале он выкладывает свою озвучку тех или иных литературных произведений. Ну и, понятно, чем выше будет интерес к каналу, тем больше стимулов для появления новых аудио.

Напоминаю, что у меня висят в работе переводы ещё трёх книжек – Либертарианство Эрика Мака, Практическая анархия Стефана Молинью и Правовые системы, сильно отличающиеся от наших Дэвида нашего Фридмана. Переводы движутся гораздо шустрее, когда на них кидают донаты, так что не стесняйтесь. Те же соображения действуют и в отношении моей собственной книжки про анкап, её давно уже пора дописать, но вечно недосуг, а когда над душой висит свежий донат и канючит о своей неотработанности, то никуда не денешься, надо браться за клавиатуру.

Новости проекта Монтелиберо, выпуск 12

В прошлом выпуске я рассказывала о том, что после первых шоков от начала войны мы оправились и продолжили вполне размеренное развитие. С тех пор эта тенденция продолжилась без каких-то новых шоков.

По традиции начну с посёлка МТЛСити. Два месяца назад я постила фоточку с заливкой первых двух фундаментов. Сейчас у жилого здания уже есть полтора этажа, а у соседнего административного один.

До конца года планируется эти здания закончить, и уже сейчас фонд подыскивает человека для их администрирования.

В связи с этим хочу сразу упомянуть недавнее выступление Михаила Светова на радио Вера, где его спросили про наш проект, и он заявил, что идея ему не нравится, потому что либертарианцы не должны жить вместе, а наоборот, должны иметь возможность жить отдельно, проводя между собой границы, но при этом оставаться либертарианцами и политическими союзниками.

Я далека от злорадства на счёт того, насколько плохо и предвзято Михаил работает с источниками, коль скоро до сих пор, спустя больше года существования проекта Монтелиберо, уверен, что он исключительно про создание небольшого посёлочка либертарианцев. Посёлочек – он для тех, кто хочет иметь либертарианцев соседями. Для тех, кто предпочитает иметь соседями каких-то других людей – вся остальная страна. В выступлении же Михаила говорится о том, что видно (либертарианцы могут не сойтись в представлениях о стиле жизни, и оттого не уживутся рядом), но не говорится о том, чего не видно (с другими людьми точно так же легче лёгкого не сойтись во взглядах на образ жизни и оттого иметь взаимные трения – только если твои соседи этатисты, то от них ты имеешь дополнительную опасность вовлечения в ваши соседские разборки государства). Это классическая ошибка плохого экономиста.

В любом случае Монтелиберо это отнюдь не только про посёлок МТЛСити, и я постараюсь в дальнейшем в основном рассказывать про другие наши проекты и активности.

Куда большее влияние на проект сегодня оказывает не какая-то стройка в Добрых Водах, а клуб на окраине Бара, который уже превратился в точку притяжения не только для либертарианского актива, но и для широкого ядра сочувствующих этой идеологии. Чтобы Михаилу было понятнее – это наша Новая Искренность, только без Роспотребназдора, и в менее пафосном здании.

25 июня в клубе прошла небольшая айти-конференция примерно на три десятка слушателей, с вводным выступлением об истории денег и детальным рассказом о том, как работает биткоин лайтнинг.

15 июля участник проекта Валерий Утросин провёл в клубе встречу с обсуждением своего стартапа по получению кэшбэка в криптовалюте при фиатных расчётах банковскими картами. Получил массу фидбэка, который, как он рассчитывает, сильно поможет ему в развитии компании.

В клубе есть мини-коворкинг на два-три места, неплохая кухня, кинозал, много настолок, но для Михаила укажу главную фишку: свободу ассоциации. Для попадания в клуб нужно буквально подписать договор о неагрессии. Новые участники попадают только под ответственность тех, кто их привёл. Если с человеком некомфортно, ему может быть отказано о посещении клуба, и такой прецедент уже один раз случился. Короче говоря, можно не переживать: либертарианцы умеют в частные границы и проводят их там, где им удобно.

Но, разумеется, мы не окукливаемся среди своих в какой-то одной локации, а продолжаем вести экспансию. Так, по средам в Баре в различных заведениях города проводятся завтраки, где гарантированно присутствуют участники проекта Монтелиберо, и куда могут присоединиться любые желающие – чтобы задать свои вопросы и разрешить свои сомнения на наш счёт. Сперва это были просто неформальные беседы за столом, но недавно добавились ещё и заранее выбираемые темы для застольных дискуссий.

Участники проекта уже успели создать несколько бизнесов в сфере услуг, ориентированных в основном на русскоязычную диаспору, но не только. Это прокат автомобилей, яхт, обмен валют, организационно-юридическая помощь в оформлении ВНЖ Черногории.

Хотя основной вектор наших усилий по продвижению проекта переместился в офлайн, к нам продолжают приезжать и те, кто познакомился с Монтелиберо на просторах интернета. Недавно мы разместили у себя перевод на английский ролика Libertarian Band про Монтелиберо. Не то чтобы мы ожидали немедленного наплыва англофонов, это скорее про накопление впрок некоторого массива англоязычной информации о себе, который будет периодически востребован теми, для кого восприятие русскоязычной информации не слишком комфортно.

Почему право на собственность – свобода, а не ограничение свобод других?

Анонимный вопрос

Разумеется, право на собственность – это именно ограничение свобод других. Право на собственность это претензия на то, чтобы распоряжаться неким объектом и препятствовать тому, чтобы им распоряжались другие. Их свобода распоряжения приватизированным объектом закономерно уменьшится.

При этом, конечно, в разных обществах могут практиковаться совершенно разные порядки осуществления подобных претензий, в том числе применительно к разным классам объектов. Это могут быть порядки типа “хочешь попользоваться – бери, пользуйся, потом верни на место, чтобы могли взять другие”. Могут быть порядки “хочешь пользоваться – бери, а другим обеспечь такую замену, против которой они не станут возражать”. Или “можешь брать до тех пор, пока для других остаётся достаточно объектов того же качества”.

Но всё-таки мы говорим о собственности, когда порядок использования объектов определяется более эксклюзивными правилами, вроде изложенных у меня в книжке в соответствующей главе. Разумеется, даже в этом случае совершенно не обязательно, что любой приобретаемый в собственность объект оказывается в полном и безраздельном распоряжении приобретающего. Практики вроде использования своей собственности во вред другим всё равно будут наталкиваться на вполне закономерное сопротивление.

Спрашивается, если права собственности – это сплошные ограничения свобод, то почему мы вдруг заявляем, что общество, где они соблюдаются – свободное? От чего свободное? Прежде всего, конечно, от войны всех против всех. Зная, что у тебя есть право на этот предмет, и другие его уважают, ты не будешь тратить уйму ресурсов на ежесекундную готовность отстоять свою власть над предметом в схватке с другими претендентами, это освобождает ресурсы на более приятные занятия, то есть увеличивает свободу. Зная, что у тебя нет права на этот предмет, потому что он принадлежит другому, ты не будешь изыскивать способы его прямого отъёма, а сосредоточишься на увеличении своих возможностей к рыночному обмену. Это увеличивает богатство возможностей, то есть, опять-таки, свободу.

Более витиеватое, но развёрнутое изложение того, как права собственности обеспечивают свободу в обществе, вы всегда можете прочитать у Дэвида Фридмана в Механике свободы, в главе В защиту собственности.

branilac slobode

ИГИЛ как ЭКЮ

ИГИЛ владеет территориями в разных (не только смежных) странах мира, успешно обороняет их от мировых армий, благодаря массовому вооружению, плевать хотел на непризнанность, не препятствует продаже наркотиков, имеет множество сторонников по всему свету. Конечно, его внутреннее устройство далеко от прогрессивных идей (особенно для женщин), но зато вступление в него относительно добровольное. Можно ли считать ИГИЛ успешным просто-примером ЭКЮ? Может ли возникнуть нечто подобное с более приемлемыми идеями, но столь же сильное в плане самозащиты и готовности к расширению?

Незапутка

Исламское государство, конечно, не является до конца ЭКЮ. Добровольно люди вступают в ряды его армии, а вот мирное население запросто может переходить под эту юрисдикцию в ходе прямых территориальных захватов или механизмов типа рэкета. Скорее это всё-таки удачливый кочевой бандит, который предпринял попытку стать стационарным.

У Исламского государства два основных фактора успеха: пассионарная идеология и огромная база поддержки. Либертарианцы могут похвастаться лишь первым, но не вторым. Да и идеология, воспевающая рыночный успех, всё-таки вряд ли сможет продемонстрировать большую отмороженность своих адептов, нежели идеология, воспевающая войну со всеми неверными.

Сама по себе радикальная идеология без широкой поддержки успеха, впрочем, заведомо дать не сможет, поэтому важен именно факт широкого принятия идеи, вокруг которой строится экстерриториальная контрактная юрисдикция. Либертарианцам на популяризацию своих идей до уровня ислама, конечно, ещё работать и работать.

С другой стороны, весь смысл идеи ЭКЮ в том, чтобы не навязывать свою идеологию всем и каждому, но всего лишь форсить свободу ассоциации: исламистам исламистово, феминистам феминистово, а друг на дружку максимум фыркать, но не устраивать вооружённых разборок. Насколько реально обеспечить массовую общественную поддержку именно самой идее мирного размежевания? В принципе, сейчас идёт мировой тренд на распад империй, увеличение числа признанных государств, умножение числа непризнанных государств, появление разных странных серых зон и так далее.

Идея успешной самозащиты сообщества близких по духу людей весьма привлекательна, а в условиях, когда империи демонстрируют серьёзную военную неэффективность, ещё и буквально напрашивается к реализации. Так что я действительно не исключаю, что в мутной воде текущих войн появятся многочисленные группировки, готовые отстаивать право жить по своим установлениям. Но им придётся действовать очень ненавязчиво, без громких политических деклараций, через демонстрацию представителям государства, что таких-то ребят лучше не замечать, это полезнее и для здоровья, и для благосостояния.

Короче говоря, я больше верю в методы мафии на службе рыночных интересов, чем в прямую войну и чем в мирное лоббирование законов, как в каком-нибудь Гондурасе. Строго говоря, у меня нет никакой уверенности в том, что рыночных ЭКЮ на сегодня ещё нет. Они вполне могут быть, и даже весьма многочисленными, но тем, кто не вовлечён в процесс, знать об этом не требуется.

Никакой угрозы государству, просто режем дыню

Книжка про анкап: проблемы вокруг нас

Я очень долго сдерживалась, и вот, наконец, аж в третьей части книги упоминаю про то, что есть, знаете ли, такая штука, как государство.

Если в прошлый раз я разобрала главную проблему внутри нас, мешающую переходу к анкапу, то сейчас дело дошло и до основной проблемы вокруг нас.

Дальше предполагается освещение основных подходов к изживанию этих проблем. Об этом у Libertarian Band есть цикл видео, сделанных по моему сценарию, но посмотрим, получится ли в книге изложить эти темы более внятно.

По-прежнему хочется больше обратной связи.

StandardSats

В клубе Монтелиберо 25 июня состоялась небольшая айти-конференция. Предлагаю желающим глянуть запись наиболее интересного доклада – Антон Гуща рассказывал про то, как работает сеть лайтнинг, и какие интересные инструменты можно соорудить на её основе.

В частности, он создал стартап StandardSats, позволяющий любому желающему скачать специализированное приложение лайтнинг-кошелька, в котором баланс в сатоши окажется плавающим, привязанным к биржевому курсу того или иного актива. Например, мы в Черногории используем в качестве привязки курс евро, и таким образом можем рассчитываться между собой в фиате, не меняя перед этим битки на евро.

Я хотела написать об этом третью часть цикла про токеномику Монтелиберо, но пока размышляла, как это подать, автор проекта сам приехал в Черногорию и сделал доклад, облегчив мне задачу.

Что делать с Россией

Насколько получается судить по новостям, ситуация с Россией примерно такова. Внешние политические акторы желают ей военного поражения, но не слишком разгромного, и уж точно хотят сохранения на территории РФ единой государственности. Оно и понятно, статус кво всегда имеет преимущество того, что не нужно заморачиваться насчёт взаимодействия с новыми сущностями.

Я не исключаю, что в условиях такого трогательного совпадения интересов западным политикам и впрямь удастся удержать Россию от развала. Если, конечно, сами жители России не воспротивятся этому ужасному сценарию, при котором власть Москвы, сколь бы преступной она ни была, останется легитимной в глазах других политических суверенов, что означает карт бланш на любые внутренние репрессии и выжимание из граждан всех соков.

Понятно, что сценарий, при котором из России просто уезжает всё население, крайне маловероятен, а отъезд даже десяти процентов погоды, в общем-то, не делает, что показывает нам пример Венесуэлы или, допустим, Украины. Государство при этом продолжает как-то телепаться, при общей безнадёге и деградации.

Остающимся в РФ сейчас приходится самим активно работать на то, чтобы страна как можно быстрее проиграла войну. Трудно сказать, какие именно диверсии сейчас делаются местными, а какие украинскими диверсантами, но хочется надеяться на то, что доля местных довольно велика.

Информацию о том, что происходит на этом странном фронте, и какие постепенно формируются настроения в этой среде, я в основном черпаю из телеграм-канала Анархия+. Канал занятен попытками как-то теоретически осмыслить происходящее, там постоянно приводятся размышления над наиболее уместными тактиками, и если раньше там обсуждался скорее мирный протест, то теперь канал стремительно радикализируется.

Мне бы хотелось какого-то более серьёзного своего вовлечения в процесс развала РФ, но трудно понять, с какой стороны приткнуться. Диверсии это процесс максимально скрытный и децентрализованный, а для меня наиболее очевидная роль это обеспечение связи и освещение произошедшего. Так что могла бы, например, получать в одностороннем порядке сообщения о тех или иных акциях и пиарить их у себя, чтобы таким образом акции получали публичность, но это не помогало выходить на организаторов.

Размышляю сейчас, насколько было бы оправдано на текущем этапе от диверсий против инфраструктуры обеспечения войны переходить к индивидуальному террору. Это тема, полная тонких психологических моментов, важно, чтобы в результате исполнители государевой воли оказывались демотивированы, а не получали, наоборот, импульс к сплочению против внутренних врагов. Тем не менее, индивидуальный террор это практически неизбежный этап постепенного наращивания усилий по сносу режима, никуда от него не денешься, с этим желательно заранее смириться, стоит заблаговременно обзавестись нужными компетенциями и присмотреть список целей. Я попробую через некоторое время сформулировать свои соображения на эту тему более конкретно, они у меня ещё не дооформились.

Стефан Молинью. Практическая анархия. Редактура глав 13-15.

Выкладываю редактуру ещё трёх глав Практической анархии Стефана Молинью.

Анархия, насилие и государство – тут делается разбор экономических стимулов к насилию (кое в чём перекликается с главой из фридмановской Механики свободы про экономику порока и добродетели) и показывается, что лучший способ кратно увеличить количество насилия – это учредить государство, потому что оно как раз наиболее успешно борется с теми экономическими факторами, которые мешают повсеместно применять насилие в частной жизни.

Война, прибыль и государство – тут тезис ещё сильнее заостряется, и приводятся объяснения, почему привлечение государства это единственный способ сделать прибыльной современную войну, у частника же нет никаких шансов хорошенько повоевать и остаться в плюсе.

Успешная операция (мёртвый пациент) – тут автор рассуждает о трагедии общин, и о том, что в большинстве случаев она прекрасно разрешается через приватизацию, а не регуляцию общественного. Но даже если считать, что в каких-то случаях трагедия общин не лечится приватизацией, то государство в любом случае не может быть рецептом, поскольку само является ярчайшим примером этой самой трагедии.