Контратака

Каждый день приносит новости о вторжениях правительства в быстро сокращающуюся область частного предпринимательства. Для фанатов Zeitgeist (дух времени — нем.), серферов на волне будущего, будущее капитализма выглядит так же ярко, как и будущее додо. Они ошибаются. Контратака грядёт. Везде, где есть государственная монополия, налицо неэффективность, плохое обслуживание — то есть возможность получения прибыли. Капитализм наносит ответный удар.

Наиболее известная такая монополия – почта. Там наступающие силы капитализма вынудили государственную монополию, несмотря на её огромные федеральные субсидии, предпринять юридические действия с целью ограничить частных конкурентов.

Существует государственная монополия, куда более крупная и более неэффективная, чем почта. Это сфера услуг, функционирующая настолько неэффективно, что клиенты часто годами стоят в очереди, прежде чем получить какое-либо внимание, и тратят годы, ожидая, пока правительство выполнит работу, которая должна занимать неделю или две. Неудивительно, что от 80 до 90 процентов клиентов сдаются, уходят домой и выполняют эту работу самостоятельно.

Я имею в виду, конечно, службу арбитража и обеспечения соблюдения частных контрактов. Сейчас это в основном зона ответственности государственных судов. Частные компании могли бы решать эту задачу лучше. Иногда так и получается.

Тех, кто конкурирует с судами в этом бизнесе, называют арбитрами; самой крупной организацией в этом бизнесе является, полагаю, Американская арбитражная ассоциация. Корпорации, особенно те, которые действуют на международном уровне и поэтому сталкиваются со сложностям международного права, подписывают контракты, в которых они соглашаются с тем, что любой спор о толковании контракта будет рассматриваться ААА. Обычно такие контракты охватывают вопросы, в которых более важно, чтобы решение было немедленным, а не то, каким именно оно будет. Если такое дело будет передано в суд, обе стороны забудут, о чём было разногласие, задолго до того, как дело будет урегулировано. Арбитраж обеспечивает более быстрый и дешёвый способ разрешения таких споров.

Арбитражные соглашения без какого-либо правоприменительного механизма являются удовлетворительной заменой судам, когда проблема представляет собой просто честное несогласие, а решаемый вопрос менее важен, чем сохранение хороших отношений между двумя сторонами. В других случаях арбитраж может быть неудовлетворительным, если у арбитра, в отличие от суда, нет способа обеспечить исполнение своих решений. Если одна сторона отказывается принять решение, единственная возможность для другой стороны – обратиться в суд в надежде, что его постановление, когда оно наконец будет выпущено, будет полезным для её внуков.

Большая часть потенциальных дел арбитража включает контракты, для которых необходим какой-то механизм принуждения. Предприниматель, способный обеспечить такой принудительный арбитраж, смог бы заработать уйму денег. На покупку той же услуги в судебной системе сейчас расходуются миллиарды; хорошее частное учреждение сумеет обратить в свою прибыль существенную часть этих миллиардов.

Я могу придумать два способа обеспечения такого принудительного арбитража без участия государственной судебной системы. Оба требуют, чтобы арбитражные агентства, как и нынешние арбитры, не только имели репутацию не более коррумпированных, чем суды, но и выходили далеко за пределы этого, вплоть до того, чтобы их можно было назвать определённо честными. Существует свидетельство того, что корпорации с такой репутацией будут появляться, если для них будет рынок. Так, несколько лет назад Американ Экспресс взяла на себя чужой долг, составляющий значительную часть её прибыли за тот год, хотя по закону не несла такой обязанности. Американ Экспресс поступила так, потому что утверждалось, что компания несла моральную ответственность, а поскольку фирма занимается зарабатыванием денег (что, кстати, она делает гораздо лучше, чем правительство), иметь репутацию скрупулёзно честной значило для компании больше, чем стоимость признания долга.

Первый способ принудительного исполнения заключается в том, чтобы две договаривающиеся стороны передавали арбитражной фирме в залог сумму, равную максимальному штрафу, предусмотренному в договоре. Арбитражная фирма имела бы полное право делать с деньгами то, что она хочет. В случае нарушения контракта она должна отправить соответствующую сумму с депозита одной фирмы на депозит другой. Когда срок действия контракта истекает, она возвращает деньги плюс проценты договаривающимся сторонам после вычета предварительно установленного сбора. Между подрядными фирмами и арбитром не будет никакого принудительного судебного контракта; таким образом, нет никакой юридической преграды, которая помешает арбитражной фирме оставить оба депозита себе – но лишь единожды.

Вторая форма принуждения уже используется, хотя и не арбитражными фирмами. В нынешнем виде это называется кредитным рейтингом. Любая фирма, которая согласилась на арбитраж по контракту, а затем отказалась принять решение арбитра, будет «внесена в чёрный список» арбитражным агентством, и ей будет запрещено снова использовать арбитражные услуги. Перед тем как две фирмы подпишут арбитражное соглашение, каждая из них сначала проверит у всех авторитетных арбитражных агентств, нет ли другой фирмы в подобном чёрном списке, поскольку мало смысла в том, чтобы подписывать арбитражное соглашение с фирмой, которая нарушила такое соглашение в прошлом. Таким образом, фирма, занесённая в чёрный список, будет вынуждена обеспечить исполнение своего договора в судах, а не в арбитраже. Поскольку суды довольно плохи, недоступность арбитражного механизма является серьёзной издержкой. Таким образом, угроза внесения в чёрный список станет эффективной санкцией для обеспечения соблюдения арбитражных контрактов.

При такой системе будут развиваться два типа фирм: те, которые фактически сделали арбитражную оговорку во всех своих контрактах и получили репутацию соблюдающих арбитражные решения, и те, которые вместо этого использовали принудительные судебные контракты. Первая группа имела бы очевидное конкурентное преимущество. Честность выгодна.

Такие механизмы свободного предпринимательства не должны ограничиваться гражданскими делами, связанными с эксплицитными контрактами. Арбитражными соглашениями между страховыми компаниями могут быть покрыты несчастные случаи, а также многие другие виды гражданских дел. В некоторой степени это уже происходит; в настоящее время страховые компании не только предоставляют услугу по объединению рисков своих клиентов, но также, путём переговоров между собой, направленных на урегулирование отношений вне суда, и избегая тем самым судебных издержек, обеспечивают частичную замену судам. Фирмы, чьим единственным бизнесом которых является такой арбитраж, справлялись бы с подобной работой ещё лучше.

Потенциальный арбитр имеет многомиллиардный рынок, который сейчас почти полностью находится в руках государственной монополии, продающей услуги низкого качества по непомерной цене. Всё, что вам нужно для бизнеса – это честность, изобретательность, трудолюбие и удача.


главе 66 описывается, как разновидность такого подхода может быть внедрена онлайн посредством использования шифрования с открытым ключом.]