Анархистская политика: о Либертарианской партии

Среди либертарианцев, поддерживающих существование Либертарианской Партии, существует два совершенно разных взгляда относительно её цели. Согласно первому, партия создана для получения политической власти путём победы на выборах; от других партий она отличается только желанием использовать эту власть для ликвидации или радикального сокращения государства. Кажется, этот взгляд доминирует на партийных съездах, по крайней мере на тех, которые я посещал. И хотя я ещё не слышал, чтобы кандидату в президенты от либертарианцев предсказывали победу, у некоторых сложилось мнение, что это лишь вопрос нескольких предстоящих выборов.

Одно из препятствий в реализации этой стратегии заключается в том, что она может не соответствовать внутренней динамике политических партий. Прежде чем задаваться вопросом о том, может ли либертарианская партия победить на выборах, следует задуматься – что делает её либертарианской и при каких обстоятельствах она будет оставаться таковой.

Партия – не человек. Она не имеет своих убеждений; её нельзя убедить с помощью философских аргументов. Сказать, что партия придерживается определённых взглядов, значит в сокращённой форме выразить результаты внутриполитических процессов партии – процессов, определяющих, какие тезисы публикуются в качестве программы партии и, что часто более важно, какие тезисы продвигаются кандидатами от партии, и какие из этих тезисов они исполнят в случае, если получат должность.

Либертарианец отвергает идею о том, что государство действует ради всеобщего блага просто потому, что оно заявляет об этом. Также он должен отвергнуть и идею о том, что партия, получившая название «либертарианской», автоматически будет продвигать либертарианские взгляды и ценности. Чтобы понять, как будет действовать правительство или политическая партия, мы должны для начала условиться, что люди внутри данной организации рационально преследуют свои собственные цели (эгоистичные или иные), а уже затем, на основании этого условия, попытаться предсказать, как эта организация будет действовать.

Для проведения избирательной компании, или даже просто для существования, политической партии требуются ресурсы. Она может получить их двумя способами. Для начала она может получать пожертвования в виде денег или труда людей, которые хотят, чтобы она преуспела, потому что они поддерживают её идеологию; когда партия только создаётся, эти пожертвования могут составлять всё, что у неё есть. Но как только она становится достаточно крупной, чтобы выиграть или хотя бы повлиять на исход выборов, партия также приобретает политические активы со значительной рыночной стоимостью. Политическая игра ведётся за контроль над сбором и расходованием сотен миллиардов долларов в год. Даже относительно слабый игрок – скажем, партия, которая получает пять или десять процентов голосов на общенациональных выборах и занимает несколько мест в Конгрессе – имеет возможность распоряжаться довольно большими деньгами.

Политическая партия руководствуется двумя целями. Она хочет транслировать свои идеи и предпринимать действия, направленные на интересы своих идеологических сторонников, но также она хочет обеспечить себе как можно большее число голосов на выборах, чтобы максимизировать свои политические активы, и, после получения этих голосов, она хочет действовать так, что максимизировать свою (долгосрочную) прибыль. По некоторым вопросам эти цели можно совместить. По некоторым – нет.

Когда я говорю, что партия чего-то “хочет”, я снова использую удобное сокращение. Рассмотрим пример небольшой идеологической партии, такой, как Либертарианская партия. Первоначально всё, что она может предложить своим потенциальным работникам, должностным лицам или кандидатам, – это возможность достижения их идеологических целей. Пока это так, её члены, должностные лица и кандидаты продолжают оставаться людьми, главная цель которых – идеологическая, а партия продолжает “верить” в либертарианство.

Представим, что партия начинает побеждать на выборах. Некоторым людям может прийти в голову, что руководящие посты в партии могут, в будущем, принести им много денег. Некоторые из этих людей могут быть неидеологическими – и они будут готовы провозгласить любую идеологию, которая покажется им удобной. Другие могут только смутно ощущать себя либертарианцами, но иметь большую приверженность своим краткосрочным личным целям, чем долгосрочным публичным. Общим для этих людей является желание сделать профессией обретение власти внутри партии. В конечном счёте, в борьбе за власть профессионалы победят любителей. Как бывает со всем в политике, когда партия получит существенную политическую власть, она, в конце концов, сменит свою стратегию, и идеология станет для неё средством – возможно, важным средством – но не целью. Она станет партией, ориентированной на получение максимального количества голосов и доходов, занимающей идеологически верные позиции только когда это будет лучшим вариантом для получения голосов – или добровольного труда и денег, которые требуются для получения голосов, – и совершающей несовместимые с её идеологией действия, когда они будут приносить партии чистую прибыль в виде голосов или долларов. У нас уже есть две такие партии, и я не вижу никакого преимущества в том, чтобы иметь третью.

Я начал эту главу с утверждения о том, что среди либертарианцев, поддерживающих существование Либертарианской Партии, существует два разных взгляда относительно её цели. Если цель партии не посадить либертарианцев в чиновничьи кресла, тогда в чём же она?

Я считаю, что ответ состоит в том, что мы должны учиться у наших врагов; мы должны перенять стратегию Социалистической партии, которой она придерживалась 60 лет назад. Её результаты на президентских выборах никогда не достигали миллиона голосов, но, возможно, это была самая успешная политическая партия в истории Америки. Она никогда не получала контроль над чем-то большим, чем город Милуоки, но ей удалось ввести в действие практически все экономические предложения своей программы 1928 года, список весьма радикальных предложений – начиная от минимальной заработной платы и заканчивая социальным обеспечением.

Мы должны рассматривать политику не как средство для завоевания власти, но как средство распространения идей. Это не значит, что мы никогда не должны выигрывать выборы – либертарианец в Конгрессе, даже в законодательном собрании штатов, может привлечь много внимания к либертарианским идеям. Но мы должны воспринимать победу на тех или иных выборах только как средство – рекламный ход, если хотите – и никогда не как цель. Пока наша цель остаётся идеологической, нам не придётся беспокоиться о том, что мы выиграли слишком много выборов.

По мере распространения либертарианских тезисов, люди начнут голосовать за них, но не обязательно – за Либертарианскую партию. Мы можем доверить другим партиям заимствование наиболее популярных пунктов нашей программы, что, конечно, затруднит получение голосов на выборах нашей собственной партией, отличающейся от других именно теми своими либертарианскими предложениями, которые большинство избирателей ещё не готовы принять.

Если эта стратегия окажется успешной, она, в конечном итоге, приведёт к самоуничтожению. Если распространение либертарианских идей будет достаточно успешным, то избраться сможет даже последовательный либертарианец. Когда это начнёт происходить, Либертарианская партия, наконец, станет ведущей партией – и сразу же начнёт заниматься выборами взамен продвижения либертарианства. Этот переход может быть трудновато распознать, поскольку заявление о своей приверженности либертарианству станет лучшим способом получения голосов. И это – то поражение, которого мы все должны с нетерпением ждать.

Более реалистичный расклад таков, что Либертарианская партия сама пойдёт по пути прочих партий задолго до того, как большинство населения полностью примет либертарианство; даже небольшая партия имеет ценные услуги для продажи. Но это не причина, чтобы не придерживаться предложенной здесь стратегии.

Очень немногие вещи вечны; если Либертарианская партия будет совершать действия, направленные для распространения либертарианских идей, ещё одно или два десятилетия, прежде чем поддаться искушениям политики, это уже является достаточной причиной для того, чтобы поддерживать её. Упаковку для товара стоит производить, даже если её конечная судьба – быть выброшенной.


Когда это эссе писалось, оно было всего лишь упражнением в размышлениях, применением теории общественного выбора к Либертарианской партии. Несколько лет спустя часть моих предсказаний поразительным образом подтвердилась небольшим скандалом в партии. Судя по тому, что я слышал, суть истории состоит в том, что либертарианский кандидат на государственную должность принял существенную сумму денег от своего демократического конкурента и использовал её для проведения компании, предназначенной, по-видимому, для увода голосов консерваторов у кандидата-республиканца.