Консервативная ошибка

Критики свободной иммиграции опасаются того, что иммигранты могут сделать страну более социалистической, более криминализованной, более похожей на места, откуда они приезжают, но не указывают веских причин, почему они ожидают именно таких последствий. В конце концов, решение оставить место, где вы выросли, чтобы переехать в какое-то совсем другое, свидетельствует о том, что порядки на новом месте вам нравятся больше. Как я указывал в одном споре, братья Волох, связанные с популярным либертарно-консервативным юридическим блогом «Заговор Волохов» — это иммигранты из бывшего Советского Союза. Хотя Евгений и Саша Волох могут быть немного большими социалистами, чем я, они гораздо меньшие социалисты, чем большинство их коллег-учёных, что не очень удивительно, учитывая, что им довелось испробовать социализм на собственном опыте.

Та же самая презумпция изменений к худшему проявляется и в дискуссиях о глобальном потеплении. Кажется вполне вероятным, что средняя температура земного шара повысится на несколько градусов Цельсия в течение следующих ста лет из-за увеличения содержания углекислого газа в атмосфере. Будь у меня нужда строить прогнозы, я бы предположил, что чистый эффект изменений будет положительным, по крайней мере по двум причинам. Первая из них заключается в том, что жизнедеятельность человека ограничена в основном холодом, а не теплом: экватор заселён, полюса – нет. А вторая – в том, что, по понятным причинам, глобальное потепление предположительно приведёт к увеличению температуры в холодных местах и в холодные периоды. Объединив эти два высказывания, можно предположить, что несколько более тёплый мир в целом будет больше подходить людям, а не меньше. Тем не менее, большинство людей, обсуждающих этот вопрос, считают само собой разумеющимся, что происходящие изменения ужасны, и даже катастрофически ужасны. Аналогичный стиль мышления мы видим и в отношении множества других проблем, от гидроразрыва пласта до клонирования и ГМО-продуктов.

Я называю это ошибкой, но, возможно, несправедливо. Мы знаем, что настоящее по крайней мере терпимо, поскольку прямо сейчас мы его терпим. Изменения могут улучшить положение дел или ухудшить его, так зачем рисковать? Этот аргумент звучит правдоподобно, но он содержит в себе скрытое предположение – что стазис в принципе возможен, что если мы остановим иммиграцию, то положение дел в культуре и политике останется прежним, и что прекращение эмиссии антропогенного углекислого газа сохранит климат таким, как сейчас.

Оба этих утверждения явно ложные. За время моей жизни культурные и политические институты США существенно изменились по причинам, имеющим мало общего с иммиграцией. За последние миллионы лет климат Земли время от времени радикально менялся по причинам, которые не имели ничего общего с антропогенным углекислым газом. Повышение уровня моря на один или два фута создаст проблемы в некоторых местах мира, но эти проблемы несравнимы с эффектом от появления ледника толщиной в полмили, покрывающего территории нынешних Чикаго и Лондона.

Левая версия консервативной ошибки имеет свой собственный псевдонаучный слоган, «принцип предосторожности». Это правило, согласно которому никакое решение не должно приниматься, если нет уверенности в том, что оно не будет иметь существенных негативных последствий, и если нет достаточных оснований полагать, что оно будет иметь такие последствия, то этого мало. На первый взгляд это звучит убедительно, но минутных раздумий достаточно, чтобы понять, что эта формула внутренне бессвязна. Решение разрешить использование ядерной энергии может иметь существенные негативные последствия. Решение не разрешить использование ядерной энергии также может иметь существенные негативные последствия. Если кто-либо серьёзно относится к принципу предосторожности, то он обязан не принимать решения запрещать или разрешать ядерную энергию, ровно как и многих других решений, в том числе о необходимости предпринимать действия для предотвращения глобального потепления.

Так вот, к вопросу о глобальном потеплении: я давно утверждал – и в этом была лишь доля шутки – что принцип предосторожности это и есть основной источник глобального потепления. Ядерная энергия это единственный источник энергии, который не ведёт к эмиссии диоксида углерода и чьё использование может наращиваться более или менее безгранично. Главный фактор, ограничивающий рост ядерной энергетики — это принцип предосторожности, пусть даже не всегда под таким названием — протест против строительства новых реакторов, если есть хоть какой-то шанс того, что что-то может пойти не так. На этом примере мы видим демонстрацию моего более общего тезиса: стазис – невозможен. Мир изменится, разрешим мы ядерную энергетику или нет, и нет никаких априорных оснований ожидать, что изменения будут хуже, если мы разрешим её, чем если мы этого не сделаем.

Я не утверждаю, что никогда не нужно опасаться перемен – иногда можно вполне логично вывести, что изменение будет иметь плохие последствия. Я только хотел сказать, что большая часть доводов против изменений в самых разных областях основана на ошибочном предположении, что если именно такое-то конкретное изменение будет предотвращено, то следующий год, десятилетие или столетие будут более или менее похожи на нынешние.

Это крайне маловероятно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.