Насильников не так уж много

Волюнтарист

Насильников не так уж много

Иногда кажется, что вокруг очень много склонных к насилию людей. Почти каждый день в новостях можно увидеть, как кто-то кого-то побил, покалечил, а то и вовсе убил. Возможно вы на улицах нередко встречаете разного рода хулиганов и «гопников». Поэтому трудно даже представить, как бороться с насилием, если его совершает так много людей. Однако это довольно обманчивое представление, не соответствующее действительности. На самом деле склонных к насилию людей очень и очень мало, а поэтому при применении определённых стратегий проблема насилия вполне решаема. Сейчас мы проведём подробный расчёт реального количества насильников чтобы убедиться, что их в обществе действительно не так уж и много.

Особенность актов насилия состоит в том, что в своей видимости они с большим отрывом обгоняют все остальные события. Каждый день происходит миллионы разных событий, но именно несколько случаев насилия окажутся на главных страницах новостных ресурсов и в эфире телепередач. Сотни тысяч людей живут рядом с вами своей обычной жизнью и вы их даже не замечаете. Зато вы легко заметите десяток хулиганов, которые своим поведением естественно будут сильно выделяться среди всех остальных. Их вы видите, остальных людей вы не видите. Вот и вся суть. На самом деле насильников и совершаемых ими актов насилия очень и очень мало в масштабах всего общества, просто акты насилия являются одними из наиболее заметных деяний.

Как это утверждение соотносится с реальными данными? Рассмотрим статистику насильственных преступлений в России. Ненасильственные преступления нас не интересуют, поскольку они не связаны с нанесением непосредственного физического вреда человеку или силовым принуждением его к чему-либо. Материальный вред вполне можно компенсировать, в том числе добиться компенсации от самого преступника, применяя к нему разнообразные санкции репутационного и финансового характера, а морального вреда можно избежать не ведя взаимоотношения с людьми, которые его могут нанести (конечно, бывают ситуации, когда человека против его воли принуждают взаимодействовать с кем-то, но здесь уже всё сводится к самому силовому принуждению). Реальной проблемой является только нанесение физического вреда и силовое принуждение. Да и нашей темой является определение количества именно насильников, а не просто нечестных и непорядочных людей.

За 2020 год в России зарегистрировано 2 044 221 преступлений. Из всех преступлений 1,53% являются убийствами (7 695), умышленным причинением тяжёлого физического вреда (20 019), похищением людей (411) и изнасилованиями (3 535). Ещё 0,26% преступлений являются разбоем (5 280). Добавим также 2,7% угроз убийством или причинением тяжёлого физического вреда (55 223). Конечно, это не является самим нанесением физического вреда, но будем считать данные акты как неудачные попытки совершить насилие склонными к нему людьми. Ну и наконец 1,66% преступлений составляют умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести (28 185) и побои (5 716). Всего около 6,1% преступлений несут насильственный характер [1].

Мы получаем, что на 100 тысяч человек в среднем было зарегистрировано 1 393 преступлений. А из них 85 преступлений являются насильственными. Конечно, далеко не все акты насилия регистрируются. Это может быть насилие в семьях, небольшие драки и много других случаев. Вполне обоснованно будет умножить это число на 4. Этот выбор я сделал исходя из результатов исследования Института проблем правоприменения при Европейском университете, которое рассказывает о том, сколько людей реально обращается в правоохранительные органы и по скольким обращениям возбуждается дело. К сожалению, в исследовании нет настолько чёткого разделения преступлений по категориям, как в случае официальной статистики преступности, поэтому я предположу, что около 25% насильственных преступлений попадает в эту статистику, исходя из процента возбуждённых дел по нападению (55% жертв нападений обращаются в органы, по 44% обращений возбуждается дело) [2].

У нас выходит 340 актов насилия в год на 100 тысяч человек. Число может казаться слишком маленьким ввиду того, что некоторые насильники совершают насилие часто и регулярно (например, плохой родитель может избивать своего ребёнка, а плохой муж избивать свою жену каждый день). Поэтому за 1 акт насилия возьмём все насильственные действия одного конкретного человека по отношению к другому конкретному человеку, тем более что многократное совершение однотипных актов насилия со стороны одного человека к другому в официальном судопроизводстве скорее всего будет зарегистрировано как одно преступление, а значит лишь одним преступлением оно войдёт и в статистику. Из 852 506 выявленных преступников 492 107 (57,7%) уже ранее совершали преступления. В статистике нет уточнений по поводу количества ранее совершённых преступлений, скорее всего в действительности 1 насильник в среднем совершает больше, нежели 2,36 актов насилия, но ввиду отсутствия данных мы примем именно 57,7% актов насилия как те, которые не увеличивают общее количество насильников, а лишь говорят, какие из них совершили насилие снова. Кроме этого, снова стоит обратить внимание на то, что преимущественное большинство преступлений, которые вы замечаете, несёт ненасильственный характер (чаще всего они относятся к экономической сфере), тогда как мы рассматриваем исключительно совершение актов насилия.

В итоге мы имеем, что в год на 100 тысяч человек обнаруживается 144 насильников, то есть 0,144% от всего населения, или 1 человек из 695. Совсем незначительное число, верно? Возможно, кто-то скажет, что в его месте жительства насильников явно будет больше, однако рассматриваемая нами статистика касается сразу всей России, преступность на территории которой распределена очень неравномерно. Например, если учитывать тяжёлые насильственные преступления (включая разбой), которых в общей статистике имеется 1,79% ото всех зарегистрированных преступлений, то в Москве их наберётся всего 1,13% [3]. Общее количество преступлений, зарегистрированных в Москве – 146 559, то есть 7,2% ото всех преступлений, что тоже является более положительным результатом, нежели по России в целом, так как на Москву приходится около 8,6% населения.

Из этих расчётов конечно же нельзя сделать точные выводы о том, сколько насильников в обществе мы имеем в конкретный момент, то есть на каком уровне держится их количество. Однако прирост насильников, как мы убедились, мизерный, ну и стоит учитывать, что так же происходит и убыль насильников, они не являются более неуязвимыми и долгоживущими, нежели другие люди. Вполне даже наоборот – насильники живут в среднем меньше, так как чаще подвергают себя риску ввиду активного участия в насильственных стычках, тогда как остальные люди их не будут инициировать и постараются избегать. Абсолютное количество насильников конечно же будет расти при приросте населения, однако их процентное соотношение ко всему населению при прочих равных условиях меняться не будет.

Заметим, что данный результат, обнаруживающий одного насильственного преступника на 695 людей в год, является самым ужасным возможным сценарием, поскольку мы сделали ряд допущений в худшую сторону: все угрозы убийства и нанесения тяжёлого физического вреда были взяты как неуспешные попытки совершить насилие; количество зарегистрированных насильственных преступлений было умножено на 4 ввиду того, что многие люди не обращаются в правоохранительные органы или же те по обращению не возбуждают дело; приняли, что 1 насильник в среднем совершает 2,36 актов насилия, однако это будет правдиво только при однократном рецидиве (а у многих насильников он многократный). Есть все основания предполагать, что реальное число насильников ещё во множество раз меньше. Однако узнать его нам не представляется возможным, поэтому мы рассчитали наихудшее возможное значение, хуже которого уж точно не может быть.

Ещё один важный момент, на который стоит указать, так это то, что мы рассматривали только случаи нанесения достаточно серьёзного физического вреда. Наименее жестокое из насильственных преступлений, что можно найти в официальной статистике, это побои. Разумеется, есть намного больше людей, способных на совсем слабое в сравнении с побоями насилие, например ударить кого-то кулаком один раз или намеренно толкнуть. Именно такое насилие вы чаще всего и замечаете, из-за чего вам, опять же, может показаться, что насильников очень много. Конечно, и это насилие является проблемой, но далеко не такой уж большой, учитывая следующие факторы:

1) такого насилия недостаточно для того, чтобы поддерживать насильственную иерархию доминирования в обществе (одной из форм которой в человеческом обществе является государство), да и в целом как-то серьёзно угрожать людям;

2) его очень легко контролировать воспитанием, порицанием, а также угрозой остракизма и другими репутационными методами;

3) от него легко защититься с помощью простейших средств самообороны, например, перцовых баллончиков;

4) его опасность не такая уж большая, поэтому нет нужды в приоритетной борьбе с ним, достаточно лишь сконцентрировать усилия по борьбе с насилием, проявляемым небольшим процентом жестоких насильников, а со слабым насилием можно будет разобраться уже позже.

Из всего того, что мы сейчас рассмотрели, можно сделать простой вывод – реальных насильников не так уж много, они составляют совсем мизерный процент населения. А значит сдерживание, а в перспективе и полное искоренение насильственности – вполне достижимая цель, которая явно не сталкивается с проблемой того, что насильников слишком много, а значит со всеми ими нам не разобраться.

Источники:

1. Состояние преступности в Российской Федерации за январь — декабрь 2020 года: https://мвд.рф/reports/item/22678184/

2. Преступность и виктимизация в России: https://enforce.spb.ru/images/analytical_review/irl_rcvs_memo_29.10.pdf

3. Ведомственная статистика за январь — декабрь 2020 года: https://epp.genproc.gov.ru/web/proc_77/activity/statistics/result?item=58390629

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.