Безработица и анкап

Что делать с уничтожением низкоквалифицированных мест? Человек должен вкладывать свое время на получение более сложных для освоения профессий? Хватит ли мест, ведь высококвалифицированной работы всегда меньше? Безработица увеличит кражи, за нарушение напа можно сажать, но это может сломать людей, а «перевоспитание» ещё более бессмысленное, ведь воровство вынужденное

Максим Барбухин

Отвечает Алекс Мурин

В первую очередь давайте разберемся, какие рабочие места и где исчезают? И насколько автоматизация затронет все слои жизни. Исчезают рабочие места в городах на крупных производствах. Только крупный предприниматель может позволить себе производственные новинки. Большая часть предпринимателей как пользовалась ручным трудом, так и продолжает пользоваться. Пекарь печет хлеб, дворник метет двор, в ларьке сидит продавец. В основном большую часть рабочих мест создают малые предприниматели, которые не стремятся и не могут полностью автоматизировать производственный процесс. Если не будет государства с кучей лицензий, налогов, сборов, проверок, то у малого бизнеса не будет тех преград, которые есть сейчас. А значит все будет регулироваться спросом и предложением. Спрос будет выше — человеку не придется отдавать половину доходов государству, которое будет создавать общественное благо. Так при развитии малого бизнеса никуда не исчезнут грузчики, продавцы, будет много фермеров, небольших производств, пекущих хлеб, делающих что-то из натуральных продуктов, которые производятся местными фермерами. Ожидать глобальной автоматизации в этой отрасли не стоит.

Еще один важный момент — освоение новых профессий. Многое мы осваиваем естественным путем. Если в 90-е годы компьютер был редкостью, для работы с ним требовалось профессиональное образование, теперь он есть в каждом доме, а элементарную работу в виде набора текста может сделать ребенок. Обучение идет естественным путем. Те, кому сложно, разумеется, останутся аутсайдерами. Те, кто хочет совершенствоваться, не будут заниматься получением просто бумажек и отсиживанием часов на ненужных для освоения специальности занятиях, они будут изучать то, с чем предстоит работать. Многие специальности с помощью современных методов обучения можно освоить за гораздо более короткий срок, чем 5 лет университетской скамьи.

По поводу «хватит ли мест» — отдельный вопрос. Будет значительно сокращено количество бухгалтеров, секретарей, делопроизводителей, специалистов по документообороту. Администрации юрисдикций и муниципалитетов вряд ли смогут позволить себе держать огромный штат и разделять обязанности так, как это делается сейчас. Электронный документооборот — уже современность. Государства не хотят использовать многие современные решения, так как придется сократить очень много муниципальных служащих. И некому будет позаботиться о секретаре директора департамента внутренней политики, так как департамента, скорее всего, не будет. Что делать всем этим людям? Учиться востребованным специальностям, открывать малый бизнес. Печь блины или пироги, выращивать картофель и капусту умеют все. Это достаточно жесткое решение, но если его не принять, то придется отбирать у всех остальных доходы в принудительном порядке, чтобы спасти образ жизни чиновников. И да, будут сокращены те профессии, которые совсем не вписываются в современный мир. Так нам больше не нужны телефонисты, радисты, кучеры. Но все эти люди не остались без работы.

Кто будет решать проблему безработных? Свободный рынок. Уже сейчас существуют кадровые агенства, которые за определенную плату предлагают перечень востребованных вакансий. Они же могут помочь в переговорах и организации встеч с работодателем. По сути Центр занятости населения — это государственное кадровое агенство. И услуги свои оно предоставляет вовсе не бесплатно. Мы оплачиваем его деятельность из наших налогов. Только все вместе. И те, кто приходит туда раз в год, и те, кто даже не знает адреса этого учреждения. Кто будет платить пособия безработным? Частные фонды. Но не просто деньги на содержание так называемого профессионального безработного, а тем, кто реально хочет переобучиться и открыть свой бизнес или найти новую работу. Где фонды возьмут деньги? У тех, кому нужны рабочие. Заплатите фонду, они для вас найдут и научат людей. При том не философии, античной литературе или богословию, а производству колбасы, выращиванию картофеля и тем специальностям, которые нужны конкретному работодателю. Но опять же не все так гладко. Исчезнет такое социальное явление, как «профессиональный безработный». На государственной бирже можно долгое время получать мизерное пособие, потом поработать немного, уволиться и вновь получать. Разумеется, любой частник отправит такого клиента поискать помощи в другом месте.

И еще один важный момент: если сейчас вся свободная земля находится в муниципальной, региональной собственности, то без государства любой сможет занять участок, на который никто не претендует. А следовательно человек сможет легально жить натуральным хозяйством, создавать объединения, чтобы было проще обрабатывать землю, без оплаты пошлин, налогов.

По поводу краж вопрос сложный. Но так называемого вынужденого воровства не существует. Воровство — это в любом случае преступление против собственности. Умирал человек с голоду или крал из любви к искусству — он все равно вор. Честный человек может попросить или взять ненужное, выброшенное, то, что растет естественным образом. Так что аресты воров — вещь вполне естественная. Таких людей нужно либо изолировать, либо перевоспитывать. Если человек оказался в юрисдикции, в которой все построено на высоких технологиях, не может найти себе работу, он может уехать в сельскохозяйственную общину и жить там. Чаще всего в деревне не бывает лишних рабочих рук. Если он не сделает этого добровольно, то он окажется в тюрьме, которая отправит его в такую общину, чтобы он заработал себе на пропитание, а также оплатил услуги суда, конвоирования, наблюдения за ним. Лучше уехать добровольно.

И еще один момент по поводу «лишних людей». Жители городов предпочитают не иметь много детей. Чаще всего в городах у среднего класса в семьях по 1 — 2 детей, население убывает или с трудом поддерживает численность. Наоборот в развитых аграрных поселениях детей много. И для всех находится работа.Сейчас государство с помощью программ контроля численности пытается сломать естественное развитие событий. Многодетным в городах предоставляется социальное жилье, выплаты. При этом государство не может точно учесть сокращения числа рабочих мест в индустриальных городах. Именно за ошибки чиновников мы вынуждены в начале платить налоги на пособия многодетным, а затем платим налоги на пособия безработным. Рыночные механизмы могли бы перераспределить этих людей туда, где они нашли бы возможность заработать себе или вырастить пропитание.

Как говорится, я знаю порно, которое так начиналось

Возможно ли продавать либертарианство людям, которые боятся, что их работу заберут роботы, и надеются на БОД. Как анкап может улучшить общество, в котором 75-90% безработных?

…And Justice For All

отвечает Алексей Нефедов

Большую часть либертарианских аргументов насчёт БОД изложил в своей статье 2016 года экономист и член ЛПР Юрий Кузнецов. В ней он показывает, что замена безусловным доходом системы условных пособий уничтожает ловушку застойной бедности и увеличивает общий КПД перераспределительной системы за счёт сокращения бюрократии.

Также БОД и опасений неолуддитов коснулась в одной из своих передач на Эхе Москвы Екатерина Шульман. Она указала, что опасаться массовой безработицы из-за роботизации следует скорее тем странам, где плохие институты. Им никакого БОД не светит, а светит переход на подножный корм. Так что Екатерина Михайловна даёт гражданам простой рецепт: больше заниматься политикой, чтобы их воспринимали в качестве политических субъектов.

В России, с одной стороны, плохие институты, а с другой — сильный запрос на социалку. Если вдруг начнётся глобальная роботизация, то у нас скорее устроят ещё несколько миллионов бюджетных рабочих мест, чем введут БОД. Бюджетники слишком ценны для обеспечения административного ресурса на выборах и тому подобных вещей.

А вот аргументы за БОД от ещё одного члена ЛПР, Михаила Пожарского. БОД — это не только меньше бюрократии, но и общие для всех правила игры, что является важнейшей частью либеральной доктрины.

Но и Кузнецов, и Пожарский всё-таки остаются в рамках минархизма. Единые правила игры навязываются для всех, и посмотрим, сколько времени сумеет продержаться эта модель. Да и так называемый безусловный доход всё равно остаётся условным, ведь условием его выплаты является наличие гражданства той страны, которая установила БОД своим гражданам.

Может ли анкап улучшить общество, в котором безработица составляет 90%? Да, если безработица вызвана госрегулированием, а так-то людям готовы предложить работу, и они готовы за неё взяться. Нет, если работа девяноста процентам людей не нужна, потому что на жизнь и так хватает.

Будет ли БОД при анкапе? Да, если на этапе демонтажа государства те, кто скидывались в фонд БОД, решат продолжить этим заниматься на добровольной основе. Вероятно ли подобное? Да, если это не будет обременительно, и будет приносить респект и уважуху. Что сделать, чтобы приблизить это светлое будущее? Либо увеличивать производительность своего труда, либо повышать своё умение проявлять респект и уважуху. Можно совмещать стратегии.