Каталлактическая теория денег, краткий отзыв

Пока огромное число читателей следили за тем, как в сопредельной Беларуси сотрудницы избиркомов совершали опасные пируэты на стремянках и прочие подвиги во славу действующего диктатора, в этой стране произошло действительно важное событие. Алексей «Kamendant» Терещук опубликовал эссе Каталлактическая теория денег. По меркам интернета это, конечно, лонгрид, но вообще-то текст достаточно лаконичный, и, несмотря на шершавость изложения, работа заслуживает того, чтобы её прочёл каждый, кто хоть немного интересуется экономикой. Хотя, конечно, тем, кто не знаком с мизесовой денежной теорией, читать эссе будет довольно трудно, потому что это прямое её развитие, использующее мизесову же понятийную базу.

Для Мизеса деньги это особая категория благ, используемая в качестве средства косвенного обмена. Это благо приобретает свою ценность в ходе исторического процесса, который можно умозрительно проследить вплоть до того времени, когда деньги были обычным потребительским товаром (т.н. теорема регрессии).

Камендант обобщает понятия косвенного обмена и денег. Косвенный обмен он определяет как межличностный обмен, при котором блага приобретаются ради их меновой ценности. Таким образом, деньги становятся лишь одним из возможных благ, используемых для косвенного обмена. В чём же их принципиальная особенность, отличающая их от других благ? Или даже так: какие свойства позволяют некоему благу стать деньгами?

Камендант даёт определение денег, в котором как раз и содержится ответ на этот вопрос. Деньги — это блага, используемые для сокращения издержек при косвенном обмене. Дело именно в сокращении издержек. Если обмен одного блага на другое производится напрямую с меньшими издержками, чем при использовании какого-либо товара-посредника, то потребности в деньгах не возникает.

Мизес выводил косвенный обмен строго из прямого обмена. Однако имеется богатый антропологический материал, показывающий, что в примитивных обществах, не использующих деньги, тем не менее экономика не является бартерной. Вместо этого там обычно есть те или иные формы взаимных обязательств, что породило появление долговой теории происхождения денег. Камендант указывает, что единственное условие, при котором спрос на деньги как таковые мог бы исчезнуть — это одинаковость издержек при обмене любых благ друг на друга. Однако представить себе подобное общество довольно сложно, именно поэтому обществ с чистой бартерной экономикой и не бывает.

Также довольно интересна часть эссе, посвящённая так называемым функциям денег: редкости, долговечности, делимости и так далее. Камендант указывает, какова роль этих функций. С его точки зрения это просто разные аспекты экономии при использовании денег. При этом только часть экономящихся издержек относятся к собственно обмену. Но помимо этого есть экономия на издержках хранения, размена и так далее.


Пожалуй, я не буду пытаться кратко пересказать в одном посте всё камендантово эссе, это получается сумбурно и малопонятно. Прочтите сами.

Единственное моё нарекание к тексту — он написан довольно плохим языком и нуждается в редактуре. Автор утверждает, что это только часть будущего трактата по экономической теории, и я надеюсь, что перед публикацией трактата будет вычитан несколько лучше.

Тем не менее, я ужасно рада, что австрийская экономическая теория остаётся живой и развивающейся, а не сводится к пересказу трактатов середины прошлого века.

Рассмотрим ситуацию: строит кто-нибудь пиротехническую фабрику в центре города, и у всех вокруг выросла цена страховки от пожара. Но собственник фабрики не нарушил NAP, поэтому никому ничего не должен (и никто не может запретить ему строить эту фабрику). Либертарианцы не считают это проблемой?

анонимный вопрос

Чтобы полнее ответить на этот вопрос, в качестве эксперта был привлечён Алексей Терещук aka @kamendant, ведущий паблика по австрийской экономической школе вконтакте и чата по этой же тематике в телеграме. Ниже приводится микс из его разъяснений и моих собственных соображений.

Чем отличаются кейсы с заводом, который загрязняет округу, и заводом, который поднимает для своих соседей стоимость страховки недвижимости?

В первом случае завод наносит окружающим непосредственный ущерб, и этот ущерб теоретически может подлежать компенсации, даже если способы расчёта ущерба достаточно ненадёжны — в конце концов, для назначения цены пучка редиски бабке на базаре тоже не обязательно детально рассчитывать его себестоимость.

Во втором случае речь идёт только о повышении рисков, и уже попытка застраховать эти риски приводит к дополнительным издержкам. Такой опосредованный ущерб не связан с нарушением принципа неагрессии, а потому компенсации не подлежит. В самом деле, вокруг нас полно факторов, которые увеличивают наши риски, но с которыми мы вынуждены мириться, если хотим сохранять имеющийся стиль жизни.

Так, в городе у нас больше шансов попасть в автомобильную аварию, чем в деревне, это увеличивает риск и, соответственно, цену страховки от этого страхового случая — но не является поводом для предъявления имущественных претензий ко всем водителям в городе — только к тому конкретному, который стал виновником аварии, в которую попал пострадавший.

Так что либертарианцы не считают проблемой невозможность истребовать с находящегося в центре города завода пиротехники деньги просто за факт его наличия в центре.

Другое дело, что стоимость страховки для самого завода будет куда выше, если его построят в центре, чем если он будет на окраине — потому что страховаться будет риск претензий соседей, пострадавших от аварии, а значит, владельцу завода выгоднее не иметь соседей в опасной зоне.

взрыв на заводе пиротехники — весело и страшно