Рискованное поведение

Продолжение дискуссии по короновирусу. Начало, продолжение.

Колонка Битарха

Моя недавняя статья про идею обхода режима домашнего ареста («самоизоляции») здоровыми людьми с соблюдением всех возможных мер безопасности вызвала огромный поток критики. Признаюсь честно — столько хейта я ещё ни разу не получал в свой адрес. Как и поддержки. Подписчики разделились примерно пополам: где-то 60% в мою сторону и 40% против, но в своей позиции они оказались крайне непримиримы! На самом деле, это оголило очень важную проблему, о которой я уже давно планировал написать. Споры насчёт допустимости карантинных мер создали для этого хороший повод.

Речь идёт про оценку любого рискованного поведения, которое напрямую не наносит никому ущерб, но имеет некоторую вероятность непреднамеренного нанесения ущерба третьим лицам. Это далеко не только принудительная «самоизоляция» против распространения коронавируса (не замечаете тут оксюморон?!), но и езда на автомобиле с высокой скоростью, под воздействием алкоголя и наркотиков, употребление некоторых психотропных веществ, строительство определённых объектов (АЗС, складов взрывчатых веществ, химических и ядерных отходов) возле жилых домов, размещение микробиологической лаборатории 4-го уровня опасности в квартире жилого дома, запуск пиротехники возле домов и много другое. Если стационарный бандит вводит запрет на какое-либо из подобных действий, он создаёт преступление без жертв.

Любой человек, называющий себя либертарианцем, даже минархист, не может поддерживать наказание за преступление без жертв, иначе он не имеет никакого права называть себя либертарианцем. Некоторые говорят, что, например, соблюдать запрет со стороны стационарного бандита выходить из своего дома — это нормально, так как потенциально я могу быть заразен, даже этого не зная, и, соответственно, инициирую агрессивное насилие к людям, которые находятся возле меня. Но если следовать такой логике, то даже открытый гомосексуал, выходя на улицу за ручку со своим партнёром, инициирует насилие против религиозных консерваторов, у которых с некоторой вероятностью может случиться сердечный приступ. Так можно дойти до абсурда, поэтому либертарианская философия чётко отвечает на данный вопрос: нет жертвы — нет и преступления!

Тем не менее, проблема рискованного поведения никуда не девается. Для одних людей важнее ценности свободы, прогресса и экономического развития, тогда как для других — безопасности и минимизации риска. Существуют научные исследования, доказывающие, что предрасположенность к тем или иным ценностям частично обусловлена генетикой. Люди из этих двух категорий никогда не смогут договориться. Это в принципе неразрешимая проблема.

Остаётся только искать пути мирного размежевания:

1) Свобода ассоциации и частная дискриминация;

2) Для более консервативных людей скорее всего подойдут территориальные общины/юрисдикции (ТКЮ), тогда как для более толерантных к риску и разнообразию — экстерриториальные контрактные юрисдикции (ЭКЮ).

В любом случае, рекомендую переходить от привычного авторитарного двухшагового стиля мышления «Преступление — Наказание» к трёхшаговому «Действие — Противодействие — Договорённости на будущее». Только когда для вас станет естественным мыслить в терминах равенства субъектов, вы сможете начать нащупывать свой собственный подход к проблеме баланса между свободой и безопасностью.

Рассмотрим ситуацию: строит кто-нибудь пиротехническую фабрику в центре города, и у всех вокруг выросла цена страховки от пожара. Но собственник фабрики не нарушил NAP, поэтому никому ничего не должен (и никто не может запретить ему строить эту фабрику). Либертарианцы не считают это проблемой?

анонимный вопрос

Чтобы полнее ответить на этот вопрос, в качестве эксперта был привлечён Алексей Терещук aka @kamendant, ведущий паблика по австрийской экономической школе вконтакте и чата по этой же тематике в телеграме. Ниже приводится микс из его разъяснений и моих собственных соображений.

Чем отличаются кейсы с заводом, который загрязняет округу, и заводом, который поднимает для своих соседей стоимость страховки недвижимости?

В первом случае завод наносит окружающим непосредственный ущерб, и этот ущерб теоретически может подлежать компенсации, даже если способы расчёта ущерба достаточно ненадёжны — в конце концов, для назначения цены пучка редиски бабке на базаре тоже не обязательно детально рассчитывать его себестоимость.

Во втором случае речь идёт только о повышении рисков, и уже попытка застраховать эти риски приводит к дополнительным издержкам. Такой опосредованный ущерб не связан с нарушением принципа неагрессии, а потому компенсации не подлежит. В самом деле, вокруг нас полно факторов, которые увеличивают наши риски, но с которыми мы вынуждены мириться, если хотим сохранять имеющийся стиль жизни.

Так, в городе у нас больше шансов попасть в автомобильную аварию, чем в деревне, это увеличивает риск и, соответственно, цену страховки от этого страхового случая — но не является поводом для предъявления имущественных претензий ко всем водителям в городе — только к тому конкретному, который стал виновником аварии, в которую попал пострадавший.

Так что либертарианцы не считают проблемой невозможность истребовать с находящегося в центре города завода пиротехники деньги просто за факт его наличия в центре.

Другое дело, что стоимость страховки для самого завода будет куда выше, если его построят в центре, чем если он будет на окраине — потому что страховаться будет риск претензий соседей, пострадавших от аварии, а значит, владельцу завода выгоднее не иметь соседей в опасной зоне.

взрыв на заводе пиротехники — весело и страшно