Можешь накидать аргументов против позиции сторонников (в основном это фанбои Ежи Сармата) эффективной автократии (Сингапур), а так же сторонников «научного» подхода к политике (Ломброзо и т.д.).

Даниил (вопрос сопровождается донатом в размере 149,25р)

Чем хороша эффективная автократия? Автократ может очень быстро расставить на все управляющие позиции людей, которые будут чётко следовать его указаниям, а затем очень быстро провести необходимые реформы. Там, где демократическими методами команда реформаторов худо-бедно справляется в течение первого года, а затем увязает в бесконечных проволочках, команда автократа берёт и делает всё за считанные месяцы.

Второй довод в пользу автократии состоит в том, что демократическое правительство уходит через несколько лет, на его место приходит оппозиция, и начинает сладострастно рушить свежепостроенное. Автократ сидит на троне дольше, за это время построенная им реальность успевает укорениться.

Так какой же безумец вообще будет выступать против эффективной автократии?

Самая большая сложность состоит в том, что далеко не всякая автократия эффективна. Могу указать в качестве примера главу из Механики свободы про либертарианскую внешнюю политику.

Проблема с внешней политикой вмешательства заключается в том, что делать это плохо гораздо хуже, чем не делать этого вообще. Но то, что достойно осуществления лишь в случае, если будет сделано хорошо, делается теми самыми людьми, которые рулят государственной почтовой службой, и примерно с теми же шансами на успех.

Дэвид Фридман, Механика свободы

Можно ли как-то заранее прикинуть, будет ли кандидат в автократы хорош, и будет ли его правление ознаменовано минархистскими реформами? Увы, вся история полна примерами того, что это сделать затруднительно. Ли Куан Ю пришёл к власти под левыми лозунгами, а затем принялся гасить коммунистов. Дэн Сяо Пин был одним из руководителей КПК ещё при Мао, и, в общем-то, ничто не предвещало того крутого разворота, который он осуществит. Либеральные реформы в Новой Зеландии, одной из самых свободных экономик современного мира, также проводились правительством, избравшимся под левыми лозунгами. Итак, если будущий решительный реформатор желает прийти к власти демократически, он скорее всего будет транслировать левую повестку до избрания, а настоящие его планы всплывут лишь после. Тем, кто изначально позиционирует себя в качестве правых, остаётся лишь приход к власти через военный переворот, а это означает, что у них будут трудности с проведением реформ на низовом уровне — нелегитимные указания часто саботируются исполнителями.

Так что же, автократии не нужны, нам следует смирить гордыню и ковылять в мэйнстримном русле демократии со всеобщим избирательным правом? Нет, это отвратительная форма общественного устройства, которая в состоянии только затягивать важные решения и транжирить огромные бюджеты, но неспособна к проведению устойчивых реформ по сокращению государства.

Главная проблема автократии — это монополия на власть, и выход лежит, разумеется, в запуске конкурентных механизмов. При панархии, когда гражданство определяется подписью под контрактом, автократия проявляет все свои сильные стороны: это компактный быстрый механизм управления, который не рассусоливает, а делает. Но панархия позволяет купировать слабые стороны автократии, потому что при ней работает очень мощная обратная связь: граждане поддерживают кошельками только эффективных автократов.

Ровно те же доводы можно привести и насчёт научного подхода к политике. Научные теории должны развиваться, а внедрение их в практику на безальтернативной основе консервирует теорию. Другое дело — конкуренция подходов. Там работают механизмы эволюционного развития, и вместо простого доверия великому учителю, будь он хоть трижды Мизесом, мы получим возможность проверять теории в деле и улучшать их.

Истинно говорю вам: на одного Ли Куан Ю приходится сотня Пол Потов!

Вот есть Сингапур. Это птица в золотой клетке. Но живут они лучше США, и никакой коррупции. Анкап vs Сингапур?

Некто Неизвестный

Сингапур — государство с очень сильно урезанными личными свободами и с весьма значительным уровнем экономической свободы. Фактически, это государство, организованное, как коммерческая компания, где вся жизнь регламентирована в рамках логики бизнес-процессов. Разумеется, эта модель не может подразумевать никакой политической конкуренции. Вроде как, помимо правящей партии «Народное действие», в Сингапуре для приличия существует ещё и оппозиционная Рабочая партия. Даже по названию уже можно предположить, что её роль — что-то вроде прикормленного профсоюза, который уж точно не может претендовать на управление предприятием, но теоретически может дать менеджменту некоторую обратную связь, если он начнёт лажать с управленческими мерами.

Если какой-нибудь Советский Союз можно было условно назвать диктатурой пролетариата, то Сингапур, в рамках марксистской терминологии — это диктатура буржуазии. Всё для бизнеса, всё для экономического роста! Лозунг примерно того же толка, как «всё для фронта, всё для победы».

Мог ли вместо того Сингапура, который мы видим сейчас, возникнуть город с анархо-капиталистическими порядками? Вообще говоря, да. Если бы те самые инвесторы, за которыми гонялся с увещеваниями Ли Куан Ю, явились сами и навели свои порядки, сперва скупив на корню местных крайне недорогих чиновников, а потом и вовсе упразднив государственную власть за ненадобностью, имели бы мы сейчас на этом месте самоуправляемый город с очень компактной администрацией, существующей за счёт эндаумент-фонда, доля малого и среднего бизнеса в его крайне динамичной экономике составляла бы примерно четыре пятых, был бы он немного беднее, немного грязнее, бедных там было бы больше раза в три, а счастливых — больше на порядок. Откуда я беру свои прикидки? В основном списываю с Гонконга, с учётом местных особенностей и того факта, что в Гонконге какое-никакое государство всё равно есть.

Главная проблема таких городов со свободной экономикой в том, что их слишком мало, они чертовски привлекательны, и оттого переполнены толпами желающих поселиться в этом замечательном месте. Между тем, для того, чтобы ненасильственно тиражировать удачную модель, нужен свободный рынок земли. Тогда никаких проблем, инвесторы из условного Сингапура организуют консорциум, выкупают удобную территорию у какого-нибудь государства — и развивают её. Но для государств территория слишком часто оказывается какой-то сакральной ценностью, за которую они готовы класть миллионы людей, и ну их нафиг, этих сумасшедших, с такими заскоками. Вот и теснятся жаждущие свободы и процветания люди на крохотных территориях, здорово переплачивая за такую редкую возможность.

Но вся экономическая история говорит нам, что это совершенно нормально: некий товар сперва является премиальным, постепенно тиражируется, и его стоимость снижается до приемлемой, а потом он и вовсе становится сущим ширпотребом. Свобода в данном случае — это пример подобного товара. Спрос на неё есть, он растёт, а значит, предложение будет расширяться.

Big brother is watching you!