Как максимально приблизить анкап в странах с посткоммунистической экономикой?

В США все выглядит довольно гладко, но в бывшем СССР условия иные. Часто убыточные госпредприятия, моногорода, завязка экономики на ВПК, микрорайонная застройка мешают индивидуализму и невмешательству государства — устранение или минимизация государства и закрытие убыточных предприятий в короткие сроки приведут к безработице и вымиранию всех бюджетников, выжившие же повесят реформаторов, наплевав на NAP. Есть ли у России шанс на успешные либертарианские реформы?

анонимный вопрос

Отвечает Алекс Мурин

А зачем торопиться? Анкап и либертарианство — это идеология. Если люди ее разделяют, они будут ей руководствоваться. Если не разделяют, то не будут. Нельзя заставить людей жить без государства. Это свободные люди, они сами решают, как им жить. Только в моногородах, на убыточных госпредприятиях люди быстрее приходят к мысли, что правительство им не друг. Вместо магазинов с красивыми витринами начинают появляться ларьки с дешевым пивом, вместо подакцизной водки народ переходит на самогон. Вместо того, чтобы говорить «я честный налогоплательщик», люди предпочитают прятать доходы и совершать сделки за наличные деньги без документов.

Высотная застройка, когда соседи не знакомы друг с другом, а понятие «свое» заканчивается на пороге квартиры — это серьезная проблема для свободного общества. Пока люди не станут хозяевами своей земли, не поймут, что их дом — это крепость, принадлежащая только им, трудно говорить о свободе, самоуправлении. Но у нас есть другой фактор, играющий нам на руку — бедность. Человек, которому нечего терять, скорее перестанет поддерживать того, кто его из года в год грабит, нежели человек, у которого есть свой дом, фирма, которому не стыдно сказать «мой дед и отец голосовали за республиканцев, я тоже их поддерживаю». Есть много путей к свободному обществу, мы сами выбрали путь через бедность и крайнее социальное неравенство. И я не хотел бы называть сроки, я хотел бы обозначить направление.

Добавление от Анкап-тян

В период развала государства нам всем стоит брать пример с Венесуэлы. Пока официальная пропаганда там прославляла победы социалистической экономики, а инфляция била рекорды, люди вкладывались в то, что государству неподвластно — в биткойн. Объём сделок с боливаром на сервисе localbitcoins заметно превосходит, например, объём сделок с евро. Впрочем, русские не больно-то нуждаются в моих советах, ведь объём сделок в рублях на localbitcoins тоже превосходит объём сделок в евро. Так что даже тогда, когда государство демонстрирует крайнюю неэффективность, терять из-за этого всё совершенно не обязательно. Когда появляется шанс что-то поменять в стране, лучше иметь ресурсы, чем не иметь их.

Разумеется, биткойн — это не единственное возможное неподвластное государству вложение. Ещё более важными являются инвестиции в горизонтальные связи. Вы можете и не быть гражданским обществом, если полагаете, что политические методы в данный момент неэффективны, или презираете политические методы как таковые. Но будучи атомизированными одиночками, вы без государства не выживете. Так что известный коммунистический лозунг с призывом к объединению мирового пролетариата также стоит принять к сведению и творчески переработать для себя, попросту выкинув оттуда ограничения на классовый состав вашего сообщества.

Наконец, если даже по какой-то причине вы бюджетник и получаете копейки за бессмысленную и неэффективную работу на государство, то глупо отговаривать вас от этой работы — вы бы и сами давно свалили с неё, если бы могли. Но не стоит зацикливаться на ней. Говорят, в позднем Советском Союзе, состоявшем из бюджетников чуть более, чем полностью, необычайную популярность имели такие отсутствующие в социалистической политэкономии термины, как шабашка, калым и тому подобные наименования контрэкономических феноменов. Вот и сейчас — хороший левак при социализме укрепляет не брак, а личный бюджет. Зарплату можно получать и от государства, а тратить основные силы лучше на подработки.

Почему контрэкономика намного эффективнее повстанчества и вооруженной борьбы?

Отвечает Битарх

У большинства людей радикальная смена общественно-политической формации общества обычно ассоциируется с революцией, которая проходит путём вооружённой борьбы и свержения правящего режима. Однако, люди упускают главный момент — придя к власти, революционеры устраивают массовые расправы над своими бывшими противниками, создают атмосферу страха и ненависти в обществе (например, красный террор в Гражданскую войну, а затем сталинские репрессии). Часто революционная власть сама оказывается свергнутой противниками революции и её достижения уничтожены (например, якобинцы во время Французской революции). Всё это происходит на фоне голода, развала экономики, технологической деградации. Также не стоит забывать что люди, действующие из подполья, не чураются использовать насилие. Мы ведь хотим построить либертарианское общество, то есть общество на основе добровольных отношений. Но вот незадача — люди, привыкшие к насилию и насильственной (военной) иерархии, скорее всего будут использовать привычные методы против несогласных даже после своей победы. Просто потому, что по-другому не умеют!

Есть другой, более эффективный и гуманный способ прихода к свободному обществу (волюнтаризму, анкапу) — контрэкономика. Именно за него я выступаю и надеюсь на постепенное ненасильственное построение такого общества.

В первую очередь, конечно же, надо донести до людей сами идеи (налоги это грабёж; государство — стационарный бандит; можно обойтись без него, заменив его институты конкурирующими общественными организациями или экстерриториальными контрактными юрисдикциями с добровольным членством). Государство существует в головах людей как модель поведения, так что надо в первую очередь вытравить его оттуда. Чем больше путей продвижения освоим, тем лучше — листовки, графитти, группы в соцсетях, интернет и оффлайн реклама, лекции, видео, книги и т. п.

Хочется донести до людей главную мысль — государство само не создаёт никаких ценностей и существует исключительно за счёт налогообложения. Даже доходы от продажи нефти и газа это, на самом деле, налоговые платежи. Чем меньше налогов получает государство, тем слабее оно становиться и, соответственно, меньше ресурсов может потратить на подавление протестов и репрессии своих противников.

Как простой человек может вступить в бой с левиафаном, не опасаясь репрессий с его стороны? Ответ прост — сведение до минимума налоговых платежей и максимальное выкачивание ресурсов государства через социалку (использование любой возможности получения пособий, возврата налогов, социального жилья, продуктовых карточек, льготных проездных и т. п.).

Если есть возможность, стоит договориться с работодателем о выплате всей зарплаты в конверте. Альтернативный вариант — перейти с трудового договора на договор подряда (то есть вы становитесь отдельным подрядчиком фирмы-работодателя и сильно экономите на налогах и, что удивительно, это на сто процентов легально). Также стоит научиться пользоваться криптовалютами, покупать продукты и вещи на местных рынках и у частных продавцов (а не в магазине, где вы платите НДС), пользоваться услугами частных сервисов и мастеров (которые не дают кассовые чеки).

Государство уже чует неладное, и вот не так давно объявило охоту на самозанятых. Ну, пусть побегает: издержки сбора подобных налогов далеко превысят объём собираемых средств.

Согласитесь, чрезвычайно оптимистичная картинка: Левиафан издох, а человек остался