Какие главные задачи анкап ставит во внешней политике? И что будет с Крымом по приходу анархо-капитализма?

анонимный вопрос

Можно было бы ответить коротко, заявив, что в рамках анкапа никакой внешней политики не бывает, поскольку этот термин относится к межгосударственным отношениям, а государств при анкапе нет. Но давайте чуть-чуть развернём ответ: мне, конечно, не платят за знаки, но просто не хочется выдавать отдельными постами совсем уж скупые тексты.

Чему можно было бы уподобить для анкапа внешнюю политику? Полагаю, взаимоотношения с субъектами, удалёнными территориально, несхожими по культуре, виду хозяйственной деятельности, бытовым привычкам, и даже, возможно, не совсем анкапами. Ну и какие главные задачи анкап ставит в такой вот «внешней политике»? Разумеется, обеспечить себе с ними свободу торговли.

Если я узнаю, что есть где-то в дебрях юго-востока незабываемый вонючий плод дуриан, я желаю иметь возможность купить его. Если не в супермаркете в соседнем квартале, то хотя бы съездить самой к дуриану в гости. Люди, которые растят этот диковинный фрукт, нужны мне, чтобы я его попробовала, а уж какова будет структура товарно-денежных операций, которые воссоединят меня с дурианом — то рыночку виднее.

Что будет с Крымом по приходу анархо-капитализма? Всё та же свобода торговли. Туда вернётся известный международный фестиваль Казантипп. В крымское море полезут тян в ярких купальниках, в крымские пещеры полезут стройные спелеологи, в крымские винные погреба полезут пресыщенные Грузией дегустаторы, а на крымские поля вернётся долгожданная днепровская вода по рыночным расценкам.

Красавец! Как к такому не съездить?

То, что произошло с Крымом в марте 2014 года — это законно или незаконно, хорошо или плохо?

анонимный вопрос

То, что произошло с Крымом в марте 2014 года — это захват одним государством части территории другого государства. Теоретически, подобный захват может привести как к выгоде жителей захваченной территории, так и, наоборот, к убытку. Навскидку вспоминается только один прецедент, когда жители отторгнутой у другого государства территории сейчас живут богаче и свободнее, чем жители государства, у которого эту территорию отторгли. Речь о Техасе, отторгнутом у Мексики. Что касается территорий, которые отбирал у соседей Советский Союз, то все они сейчас живут беднее, чем те страны, у которых территории отторгались. Молдова беднее Румынии, Калининградская область беднее Германии, Карелия беднее Финляндии… Так что история не на стороне жителей Крыма, хотя пока ещё рано оценивать все последствия реконфигурации государственных границ для крымчан.

Однако есть ещё и, представьте себе, жители самой Российской Федерации, и их присоединение Крыма уже сделало заметно беднее, а перспективы для обратного процесса не просматриваются.

Прошу заметить, что я в своём анализе абсолютно не касаюсь международного права и прочих межгосударственных заморочек, потому что проблемы бандитов честных людей не ебут и ебать не должны. Если бы Россия была минархистской, и крымчане попросились бы из социалистической Украины в более свободную российскую юрисдикцию, я бы горячо приветствовала решение крымчан, если бы они, конечно, были готовы оплатить покупаемые ими услуги — а попытки украинского правительства ссылаться на священное право самолично грабить своих крепостных встречала бы презрительным пфеканьем. Но в нашем случае речь о двух равно убогих бандитах, и я могу надеяться лишь на то, что они оба сдохнут, подавившись Крымом.

Так вот посмотришь — и не скажешь, что зона бедствия

Надеюсь, ответ был достаточно небанален, а то, право, надоели всякие легисты, прыгающие с бумажками о том, что один бандит пообещал когда-то другому бандиту. Охотно приму вознаграждение в небанальной валюте на биткойн-кошелёк 1A7Wu2enQNRETLXDNpQEufcbJybtM1VHZ8