Травля в интернете

Меня попросили прокомментировать кейс Залины Маршенкуловой.

Кратко изложу фабулу. Тиль Линдеман снял клип, где вроде как присутствуют (не смотрела) сцены секса. Несколько актрис оказались русскими, их деанонимизировали, выложили контакты на дваче (не читаю) и там же призывают к расправе. Залина просит удалить контакты, после чего на дваче начинают призывать к расправе ещё и над ней.

Начну с того, что призывы к удалению чего-либо с двача бессмысленны. Главный смысл этой помойки в том, что туда публикуют анонимно и без цензуры. Если двач будет вводить системную цензуру, народ просто переберётся угорать на менее душную площадку. Если преследовать хозяев таких площадок, народ начнёт писать на блокчейн какого-нибудь стима или голоса.

Рекомендую всем ещё раз перечитать опубликованную позавчера главу из Механики свободы про общественное благо. Когда кто-то пишет пост на дваче — это частное благо: автор получает все бенефиты от публикации, какие его интересуют, а мнение остальных его либо не интересует вовсе, либо является одним из бенефитов для него же. Когда кто-то пытается системно бороться к каким-то типом публикаций на дваче, или деанонить их авторов — это общественное благо. Такая деятельность способна принести малую пользу большому кругу лиц, но тот, кто прикладывает для этого основные усилия, тратит несоразмерно больше, чем та польза, которую получает лично он. Остальные же не тратят ничего, если не считать денег на покупку попкорна.

Общественные блага всегда страдают от недопроизводства. Я и сама столкнулась со схожей проблемой в собственном чате. Он позиционировался мной как место, где со мной можно поболтать на отвлечённые темы или уточнить что-нибудь по публикациям в канале. Никакой фильтрации по идеологии не предполагалось, единственным пожеланием к публике было сохранение доброжелательности. Неизвестно, чего хотела большая часть публики, но достаточно было целенаправленных усилий небольшой группы — и чат превратился для меня самой в довольно неприятное место. Я с трудом подавила желание удалить чат, передала права создателя другому человеку и, поскольку я сама сейчас не могу сохранять доброжелательность к его участникам, то просто убрала его в архив. Насмешки, тупые одинаковые пасты, попытки выведать у меня побольше личной информации для деанона либо для демонстрации моей некомпетентности — всё это вещи, которые не приносят мне радости, с которыми крайне дорого бороться, и мне проще отказаться от чата вовсе, чем пытаться обеспечить там приятную атмосферу.

Но стоит только кому-то попытаться вынести что-то из интернета в реальную жизнь, и ситуация становится обратной. Попытка доебаться до человека вживую за какую-то ерунду, которую ему инкриминируют в интернете — это производство общественного зла. Все издержки на исполнителе, а интернет лишь поржёт, особенно если у исполнителя получится смешно. Причём даже неважно, получится ли у него смешно унизить объект травли, или получится смешно облажаться. Значимой выгоды нападающий не получит. Для защищающейся же стороны самозащита это частное благо, от производства которого она получает все выгоды, а потому вполне замотивирована в неё вкладываться.

Вот благодаря этой системе экономических стимулов мы и имеем интернет как пространство относительной свободы, в том числе и на тупые агрессивные приколы — и офлайн как пространство относительной безопасности, где за тупые агрессивные приколы можно реально огрести. Ответственность за агрессию онлайн и безнаказанность за агрессию офлайн — не воспринимаются как норма. Ну а единственное, что мы можем сделать для того, чтобы в интернете было меньше тупой агрессии — это работать на общее смягчение нравов.

Образец тупой агрессии из интернета

Как Михаил Светов сам себя закопал

Miss Liberty

После того, как Залина Маршенкулова на передаче у Светова вместо полноценной дискуссии напилась и просто болтала за жизнь, я не ожидала, что она покажет себя хорошей дебатёркой, но надеялась на лучшее. Но, Богиня моя, как же я ошибалась! Конечно, за три года Залина стала лучше доносить свои мысли, а на столе перед ней теперь вместо вина стояла вода, но главным фактором её успеха на дебатах всё-таки оказался сам Светов. Достаточно было дать ему свободно выговориться, и он сам себя зарыл, примерно как это сделал Рудой на дебатах с Просвирниным.

Самой странной и глупой ошибкой Светова я считаю сам предмет дебатов. Название было многообещающим: «Феминизм: борьба за права или привилегии?» Но ни о борьбе, ни о правах, ни о привилегиях Михаил особенно и не пытался говорить. Уже во вступительной речи я заподозрила неладное, когда он свёл выступление к тривиализации проблем феминистками и каким-то огрехам в ведении Залиной твиттера. Это было бы не страшно, если бы впоследствии не оказалось, что этим все его претензии к Залине и феминизму, собственно, и исчерпываются.

Михаил пришёл поговорить о феминизме, но все дебаты посвятил тому, как его оппонентка ведёт себя в соцсетях, это было мелковато. Тем более, что свой собственный твиттер он обозначает прежде всего как личное пространство, и прямо говорит, что его влияние на дискурс сильно преувеличено, иначе, дескать, мы бы давно жили в прекрасной России будущего. В результате такого подхода и риторика Залина часто сводилась к обсуждению твитов. Мне, как зрительнице, хотелось увидеть борьбу двух точек зрения здесь и сейчас, а не археологические раскопки чьих-то постов и объяснения за базар.

Моя любимая цитата с прошедших дебатов:

Пока женщины умирают от анорексии, точно так же мужчины умирают от тоски. Я здесь совершенно не хочу проводить знак равенства, потому что и то и другое, разумеется, трагично

Михаил Светов, борец с тривиализацией проблем

Фраза настолько смешная и дикая, что мне остаётся лишь обратиться к мужчинам: не тоскуйте, мужчины, вы классные!!!

Представляю себе картину: типичная анорексичка, несколько раз пролежавшая в психушках, уничтожившая себе все внутренние органы, заканчивает свою бренную жизнь от дистрофии. А рядом с ней мужчина умирает от тоски, как бедный Хатико, поскольку тяночки не давали ему, инцелу, а значит жизнь кончена. Храни вас Господиня, двух жертв социальной несправедливости, феминь!

Светов мог попробовать отбить подачу Залины о смерти от анорексии, пусть даже тейком про схожие проблемы у мужчин, но не тоску же приводить в качестве примера: нет, блин, не от пыток в тюрьме умирают мужчины, не в армии им калечат психику, их не травят, если они жирные или, наоборот, дрищи. Тоска — главный бич мужчин!

Примерно столь же убедительным выглядел и рассказ Светова о мужчинах, которые ломают свои жизни ради построения карьеры. И это в контексте обсуждения трудового неравенства! Мол, не рвитесь, девки, на рынок труда, тут страшно, тут судьбы ломаются, сидите дома, занимайтесь внешностью. По Светову получается, что самые страшные мужские проблемы — это некая невнятная тоска и их же собственные привилегии.

Вот, кстати, на счёт привилегий. Какая тема для дебатов была пропущена! Как бы мне хотелось увидеть грамотный разбор феминистского мифа о привилегиях. Именно здесь феминистский дискурс о всепроникающем патриархате и методах борьбы с ним наиболее слаб. Я хотела бы услышать о вреде правовых привилегий: Светов лишь слегка коснулся темы декретных отпусков, да Залина ответила на вопрос о позитивной дискриминации, выражающейся в снисходительности ментов к девушкам на митингах. А ведь борьба за льготы — это как раз та часть феминистского дискурса, которую можно наиболее убедительно разбить именно с позиций либертарианской идеологии.

Увы, дебаты вышли вялыми, Светов смотрелся даже слабее, чем в споре с Кагарлицким, и для беседы на таком уровне высоким дебатирующим сторонам не было нужды снимать зал — с таким же успехом они могли обменяться колкостями в уютном твиттере.

Украина как законодательница мод

В этом преимущественно теоретическом канале до сих пор был всего один пост, посвящённый украинским президентским выборам, где я оповещала читателей о выдвижении либертарианца Геннадия Балашова. Но, как мы все увидели, в первом туре победил немного другой человек — Владимир Зеленский, главный герой сериала «Слуга народа» про путь популиста из народа в президенты.

Если в ведущей киноимперии мира хоть немного следят за зарубежными предвыборными технологиями, то, думаю, в дебрях Демпартии уже вызревает решение предложить Кевину Спейси, главному герою первых пяти сезонов «Карточного домика», выдвинуться на праймериз. Кто, как не он, способен в 2020 году одолеть Трампа?

Но это дела заокеанские, не слишком интересные. Между тем, у нас в России, и более того, среди российских либертарианцев, есть свой профессиональный киносценарист. Как насчёт снять к 2024 году телесериал «Новый федеративный договор»? Уж на что я теряюсь перед камерой, но тут даже согласна на эпизодическую роль «девочка с плакатиком». Я уже и плакатик придумала. Там будет Залина Маршенкулова и надпись «Поза «Федерация»: народ сверху».

Кстати, о плакатиках. Снимать эпизод, конечно, нужно на площади Ленина в Новосибирске (центральная площадь, куда хрен кого пускают, кроме коммунистов), и это тоже интересная технология, про которую я раньше не слышала. Представьте себе объявления: «Съёмочная группа сериала «Новый федеративный договор» приглашает желающих сняться в массовке в роли участника митинга. Съёмки будут проходить тогда-то, там-то, площадь вмещает до 10 тысяч человек. Оплату обеспечить не можем, но каждый участник получит сувенирный значок. Плакаты, флаги и другую атрибутику приносите с собой.»

Пересядь с московской бутылки на федерализацию Сибири