Как будет работать феминизм при анкапе?

анонимный вопрос

Представим себе анархо-капитализм. Развитая капиталистическая экономика с глубоким разделением труда и доминированием товарно-денежных отношений, плюс отсутствие государственной власти, то есть монополии на нормотворчество и насаждение этих самых норм в жизнь. Возможны ли в таком обществе гендерные предрассудки, касающиеся того, какому полу в целом какой стиль жизни подобает? Разумеется, возможны. Значит, есть почва для феминизма, то есть вопрос как минимум не лишён смысла.

Теоретически вполне можно представить себе ситуацию, при которой падение института государства приводит к торжеству хардкорных палеолибертарианцев, строящих свои контрактные юрисдикции, где женщине вовсе отказано в субъектности, и она является разновидностью семейного имущества. Баба хочет сама основать контрактную юрисдикцию, где будут иные порядки? Бабе слова не давали.

Однако любые попытки заставить работать некую умозрительную модель, сильно отличающуюся от реальных потребностей действующих субъектов, будут сталкиваться с более или менее активным противодействием. Сперва отдельные девианты изредка выражают сомнение в том, что действующие порядки являются наилучшими, затем подобные случаи накапливаются, рождают уже достаточно оформленное идейное течение, а затем, как уверяют нас классики марксизма, идея овладевает массами и становится материальной силой.

Разумеется, голых идей недостаточно, им желательно иметь экономическое подкрепление. Рабство не просто аморально, но ещё и экономически неэффективно. Ах, в данном конкретном случае эффективно? Пусть, но всё-таки оно аморально. Аналогично, мнение женщины стоит учитывать не только потому, что она такой же человек, но и потому что это может оказаться полезным. Но даже если это вздорная баба, то она всё-таки такой же человек.

Какие методы допустимы для продвижения феминизма при анкапе? Те же, что и для любого другого общественного движения: пиар-кампании, частная дискриминация, шейминг и тому подобные способы морального давления.

До какого градуса упоротости может дойти феминизм при анкапе? Теоретически — до столь же серьёзного, что и сейчас. Но тут, опять же, важна не только риторика, но и экономика. Да, мужики потенциальные насильники, но конкретно Вася ценный сотрудник. Хочешь, чтобы он бы уволен — делай его работу за те же деньги. Да, дайверсити в совете директоров в среднем увеличивает доход корпорации. Но если дайверсити становится самоцелью, это уже карго-культ, и доход падает. Короче говоря, риторика поверяется здравым смыслом, и принимается без особенных обсуждений, если не особенно ему противоречит.

В дополнение ко всему вышесказанному предлагаю перечитать главу Торг в условиях анархии из фридмановской Механики свободы. Именно равноправие оказывается точкой Шеллинга в вопросе о гендерных правах, и дискуссии на эту тему неизбежно будут крутиться именно вокруг равноправия. Поэтому перекосы в гендерных привилегиях в ту или иную сторону всегда будут порождать серьёзное противодействие, а собственно равноправие продавать публике довольно просто.

История правого либертарного феминизма

Помогла miss Liberty отредактировать статью по истории правого либертарного феминизма для её канала. Очень приятно время от времени переключаться на смежную повестку, тем более, что здесь я весьма поверхностно разбираюсь в матчасти.

Я, конечно, угораю с обилия феминитивов, но вполне допускаю, что это выглядит с моей стороны, как «право же, леди в брюках выглядит очень странно и почти непристойно».

Всё-таки зря вы так активно голосовали против приглашения её на мой канал в качестве колумнистки: контент в её собственном канале появляется довольно редко, а вот для авторской колонки такая периодичность была бы в самый раз. Но раз уж поддержали размежевание, то подписывайтесь на каждый канал в отдельности.

Правый либертарный феминизм часто путают с индивидуалистическим, который возник гораздо раньше и во многом заложил основу для правого либертарного феминизма. При поиске информации об истории феминизма стоит иметь это в виду.

На заре анархо-индивидуализма и индивидуалистического феминизма огромный вклад в их становление внёс американец Эзра Хейвуд (1829–1893). Он издавал журнал «Слово», в котором печатал одну из наиболее известных суфражисток того времени Викторию Вудхалл, писал про важность распространения избирательного права на женщин, обличал рабский гнёт домохозяек и женские общественные стигмы, проповедовал свободную любовь. Вот за последнее-то его и упекли, усмотрев в нападках на институт брака непристойность. Это вызвало массовые протесты, и президент Хейс был вынужден подписать ему помилование. По нашим понятиям, Хейвуд был тот ещё левак: выступал против частной собственности и за регуляцию аренды, против классового неравенства и за право захвата неиспользуемых частных земель. Впрочем, все ранние феминисты были левыми, однако основные их идеи о том, что женщина вольна выбирать условия, в которых она живёт, работает, вольна выбирать себе тип семьи или не заводить семью вовсе, что она, как и мужчины, никому ничего не обязана и должна быть свободна от государственного произвола – всё это в полной мере разделяется и современным правым либертарным феминизмом.

Карикатура 1872 года: Жена, несущая тяжёлое бремя детей и пьяного мужа, обращается к Виктории Вудхалл (миссис Сатане): «Я скорее пройду по тяжёлому пути в браке, чем последую за тобой.» Виктория держит плакат, на котором написано: «Спаситесь свободной любовью».

Правый либертарный феминизм – плод второй волны феминизма. Многое взяв из индивидуалистического феминизма, он возник вместе с либертарианской партией США. Партия появилась в 1971г. в результате массового возмущения реформами Никсона (заморозка цен, зарплат, отмена привязки доллара к золоту). В 1972 году либертарианской партией впервые в истории США на президентских выборах в вице-президентки была выдвинута Теодора Б. Натан, продвигающая либертарную феминистическую повестку. Тони Натан была активисткой партии почти до конца жизни, регулярно выдвигалась от партии в сенат и палату представителей, и скончалась в 2014 году в возрасте 91 года. Она основала «Ассоциацию либертарианских феминисток», которая раньше других начала выступать с критикой третьей волны феминизма – движения левого и этатистского. Натан критиковала активисток за то, что они требуют государственного вмешательства в частную жизнь и трудовые отношения, не видя в государстве куда более серьёзной проблемы.

Теодора Б. Натан — идеологиня правого либертарного феминизма, одна из первых членесс Либертарианской партии США

Тогда, в 70-80х годах, никто не воспринимал правый либертарианский феминизм как нечто удивительное и противоречивое. До тех пор, пока левые не перехватили повестку, феминизм был естественной и органичной частью общелибертарианского дискурса. Сейчас же слово «правый» ассоциируется с расизмом и прочими консервативными убеждениями, а потому феминизм многими считается абсолютно несовместимым с либертарианской идеологией.

Тони Натан была не единственной основательницей либертарного феминизма. Можно вспомнить ещё как минимум двух: Венди Макелрой (канадская Залина Маршенкулова на максималках, защитница порно и секс-свободы, сторонница анкапа по Ротбарду, основательница журнала «The Voluntaryist») и Кристину Хофф Соммерс (которая так активно ещё с 80х топит против левых, что её чаще называют антифеминисткой, хотя она просто выступает за полное равноправие и против госрегуляций, показывая, как вредят женщинам реформы, проталкиваемые левыми феминистками).

Для меня было большим удивлением узнать, насколько мощные корни были у правого либертарного феминизма полвека назад, и как сегодня это движение почти сошло на нет. У меня создаётся ощущение, что это связано со спецификой политической повестки в США. С одной стороны там республиканцы, которые сочетают стремление к уменьшению государства с ярым консерватизмом и патриархальными ценностями. С другой стороны демократы, с их почитанием свободы самовыражения, но одновременно – с махровым этатизмом. Либертарианцы, которые пытались взять лучшее у обеих сторон, оказывались в неустойчивом положении, и в результате сами разделились надвое. Сегодня среди американских либертарианцев множество полнейших фриков, а также очень выраженное палеоконсервативное крыло. И вот уже профессор Хоппе мешает в одну кучу геев, феминисток и коммунистов, заявляя, что у них низкий горизонт планирования, а потому они оказывают на общество децивилизующий эффект, и должны быть physically removed.

Таким образом, в США феминистский дискурс был почти полностью отдан на откуп левакам, которые сделали из движения за равенство карикатуру на само себя. Но сейчас, когда либертарианство на подъёме, можем ли мы make libertarian feminism great again? Yes, we can.

Правый либертарный феминизм

Предложение выделить мисс Либерти колонку на моём канале заставило мнения разделиться почти пополам, при этом в голосовании поучаствовала необычно большая доля читателей — обычно лайкнуть или дизлайкнуть тянется не так уж много народу. Так что она решила не нервировать публику офтопиком и завела собственный телеграм-канал Правый либертарный феминизм.

Заглядывайте, знакомьтесь со вводной статьёй, подписывайтесь, если появится желание, зовите друзей подписаться, если полагаете, что им будет интересно.

Ваше мнение о nap.world?

Валя

Как утверждает создатель nap.world Михаил Светов, medium is the message. Тот, кто говорит, является частью сообщения. Поэтому недостаточно рассмотреть предложенный текст договора об отказе от агрессии, нужно смотреть на предлагающего.

Риторика Михаила — это язык ненависти. Он даже в новогоднем поздравлении желает всем плохим людям мук и смерти. Важно понимать: предложение заключить договор о неагрессии — это не декларация мира. Это объявление войны. Войны всем, кто не подпишет договор. Все, кто вне договора о NAP, для Михаила и его сторонников не субъекты права.

Скорее всего, вам ничего не угрожает, пока вы не обратите на себя их внимание. Но если вы инициируете насилие, или даже публично одобрите, как кто-то инициирует насилие, то всё, вы дозволенная жертва. Про вас будут врать. Ваших контрагентов будут отговаривать сотрудничать с вами. Если вы сделали что-то противозаконное, на вас накатают заяву. Но руки на вас не поднимут.

Что это нам напоминает? Лично мне — тактику радикальных феминисток или SJW. Они отыщут любые проявления харрасмента или расизма, и растрезвонят о них. Они заклюют вас за любое одобрение подобного. Они переврут факты про вас, и всеми силами постараются сделать вас персоной нон грата.

Феминистки начали раньше, чем Светов, и мы можем посмотреть, к чему же приводит такая тактика. А приводит она к тому, что мир становится менее сексистским. Харрасмент оказывается опасен. Над сексистскими шуточками меньше смеются. Сексистская реклама хуже продаёт. Мерзкие фемки, от которых хочется гадливо откреститься, делают мир лучше. Для них он остаётся таким же грязным, патриархальным и несправедливым. Лучше он делается для нас, более умеренных.

Битарх предлагает использовать для борьбы с государством антихрупкие тактики (по Талебу), то есть те, которые становятся только сильнее от противодействия им. Если каждый, кого государство преследует за преступления без жертвы, заявит, что государство это бандит, и его юрисдикцию он не признаёт, это будет подтачивать легитимность государства, и чем шире репрессии, тем сильнее делегитимизация. Антихрупкая ли это тактика? Да. Первые такие случаи получат широкую огласку, а сидельцы прослывут политическими. По мере развития движения внимание будет не столь пристальным, но это компенсируется массовостью. Но всё же такое явное неуважение к суду будет чаще приводить к более высоким срокам, поэтому решиться привнести политику в своё дело поначалу будет трудно.

Но что если вокруг идеи подписывать NAP и стращать всех, кто его не подписал, действительно образуется непримиримое сообщество? Смотрим снова Талеба, книгу Рискуя собственной шкурой. Он показывает, как равномерно распределённое в обществе негибкое непримиримое меньшинство постепенно навязывает гибкому большинству свои порядки. В США политкорректность стала нормой, которую признало большинство. В России более нагляден пример внедрения доступной среды для слепых. Слепого на улицах не сыщешь, но каждый светофор пиликает, и все запинаются об тактильную плитку: это навязанная негибким меньшинством норма. Те, кто будет шеймить неподписантов NAP, имеют шанс добиться такого же эффекта.

Сперва они почистят ряды ЛПР. Потом застращают либеральную оппозицию. Дальше начнут третировать тех, кто одобряет действия силовиков — а затем и самих силовиков. И вот уже на этой стадии идея массово не признавать юрисдикцию государственных судов смотрится совершенно естественным продолжением.

Короче. Проект nap.world в исполнении Светова мне эстетически отвратителен, но если он соберёт достаточно фанатиков, то мир вокруг меня действительно может стать лучше. А дальше хорошо бы, чтобы они люстрировали себя сами. Как джинн из рассказа «Последнее желание» Анджея Сапковского.

Как Михаил Светов сам себя закопал

Miss Liberty

После того, как Залина Маршенкулова на передаче у Светова вместо полноценной дискуссии напилась и просто болтала за жизнь, я не ожидала, что она покажет себя хорошей дебатёркой, но надеялась на лучшее. Но, Богиня моя, как же я ошибалась! Конечно, за три года Залина стала лучше доносить свои мысли, а на столе перед ней теперь вместо вина стояла вода, но главным фактором её успеха на дебатах всё-таки оказался сам Светов. Достаточно было дать ему свободно выговориться, и он сам себя зарыл, примерно как это сделал Рудой на дебатах с Просвирниным.

Самой странной и глупой ошибкой Светова я считаю сам предмет дебатов. Название было многообещающим: «Феминизм: борьба за права или привилегии?» Но ни о борьбе, ни о правах, ни о привилегиях Михаил особенно и не пытался говорить. Уже во вступительной речи я заподозрила неладное, когда он свёл выступление к тривиализации проблем феминистками и каким-то огрехам в ведении Залиной твиттера. Это было бы не страшно, если бы впоследствии не оказалось, что этим все его претензии к Залине и феминизму, собственно, и исчерпываются.

Михаил пришёл поговорить о феминизме, но все дебаты посвятил тому, как его оппонентка ведёт себя в соцсетях, это было мелковато. Тем более, что свой собственный твиттер он обозначает прежде всего как личное пространство, и прямо говорит, что его влияние на дискурс сильно преувеличено, иначе, дескать, мы бы давно жили в прекрасной России будущего. В результате такого подхода и риторика Залина часто сводилась к обсуждению твитов. Мне, как зрительнице, хотелось увидеть борьбу двух точек зрения здесь и сейчас, а не археологические раскопки чьих-то постов и объяснения за базар.

Моя любимая цитата с прошедших дебатов:

Пока женщины умирают от анорексии, точно так же мужчины умирают от тоски. Я здесь совершенно не хочу проводить знак равенства, потому что и то и другое, разумеется, трагично

Михаил Светов, борец с тривиализацией проблем

Фраза настолько смешная и дикая, что мне остаётся лишь обратиться к мужчинам: не тоскуйте, мужчины, вы классные!!!

Представляю себе картину: типичная анорексичка, несколько раз пролежавшая в психушках, уничтожившая себе все внутренние органы, заканчивает свою бренную жизнь от дистрофии. А рядом с ней мужчина умирает от тоски, как бедный Хатико, поскольку тяночки не давали ему, инцелу, а значит жизнь кончена. Храни вас Господиня, двух жертв социальной несправедливости, феминь!

Светов мог попробовать отбить подачу Залины о смерти от анорексии, пусть даже тейком про схожие проблемы у мужчин, но не тоску же приводить в качестве примера: нет, блин, не от пыток в тюрьме умирают мужчины, не в армии им калечат психику, их не травят, если они жирные или, наоборот, дрищи. Тоска — главный бич мужчин!

Примерно столь же убедительным выглядел и рассказ Светова о мужчинах, которые ломают свои жизни ради построения карьеры. И это в контексте обсуждения трудового неравенства! Мол, не рвитесь, девки, на рынок труда, тут страшно, тут судьбы ломаются, сидите дома, занимайтесь внешностью. По Светову получается, что самые страшные мужские проблемы — это некая невнятная тоска и их же собственные привилегии.

Вот, кстати, на счёт привилегий. Какая тема для дебатов была пропущена! Как бы мне хотелось увидеть грамотный разбор феминистского мифа о привилегиях. Именно здесь феминистский дискурс о всепроникающем патриархате и методах борьбы с ним наиболее слаб. Я хотела бы услышать о вреде правовых привилегий: Светов лишь слегка коснулся темы декретных отпусков, да Залина ответила на вопрос о позитивной дискриминации, выражающейся в снисходительности ментов к девушкам на митингах. А ведь борьба за льготы — это как раз та часть феминистского дискурса, которую можно наиболее убедительно разбить именно с позиций либертарианской идеологии.

Увы, дебаты вышли вялыми, Светов смотрелся даже слабее, чем в споре с Кагарлицким, и для беседы на таком уровне высоким дебатирующим сторонам не было нужды снимать зал — с таким же успехом они могли обменяться колкостями в уютном твиттере.

Привет! Как ты относишься к феминизму? А что если я феминистка и разделяю либертарианские идеи? Примут ли меня в либертарианскую партию? И насколько мне там будет уютно (я слышала, феминисток у вас многие не любят)?

анонимный вопрос

Привет!

Ответ на этот вопрос сочинялся в тесном сотрудничестве с подругой-феминисткой)))

К феминизму я отношусь хорошо, хотя и не причисляю себя к этому движению. Я — за равноправие. Разделять или не разделять какие-либо ценности и идеи — личное дело каждого человека, и я не имею ничего против, пока не нарушается принцип неагрессии.
Проблемы, поднимаемые феминизмом, многие в партии рассматривают как частный случай проблемы агрессивного насилия, не видя ценности выделения этих проблем в отдельный класс. Так что, в принципе, разделять одновременно феминистские и либертарианские идеи вполне можно.

Насколько феминистке будет уютно в ЛПР? Одиноко точно не будет, потому что феминистки в партии есть, а насчёт уюта не скажу, это достаточно субъективное понятие. В партии есть те, у кого прямо пылает от нелибертарных феминисток, но таких очень немного.