Об участии в выборах

Прошедшее воскресенье ознаменовалось не только всероссийским протестом, но ещё и, представьте себе, выборами. Хочется немного поговорить о том, зачем анкапам вообще обращать на выборы хоть какое-то внимание.

Разумеется, идея о том, что некто, победивший своих соперников в результате сложной многоступенчатой электоральной процедуры, теперь имеет власть распоряжаться всеми обитателями подмандатной территории в пределах полномочий, оговоренных должностью, плюс бонусы за наглость, и это столь же неоспоримо, как требования добровольно подписанного нами договора — не выдерживает критики. Об этом написаны тома, не будем об этой банальности.

Но неужели вы думаете, что при анкапе нет места самому явлению процедурной легитимации при выяснении, кто будет осуществлять руководство?

Демократия — это комплекс инструментов по принятию компромиссных решений в коллективах. При анкапе добавляется лишь принципиальное требование о том, чтобы решения касались только вопросов порядка распоряжения коллективной собственностью, но не частной собственностью членов коллектива. С учётом этого ограничения демократические процедуры вполне приемлемы, и они действительно способствуют минимизации конфликтов.

Поэтому участие в организуемом государством мастер-классе по проведению электоральных процедур довольно полезно. Пока что для учебных целей неважно, как именно в бюллетень попали условные кандидаты Иванов и Петров, а Сидоров оказался не допущен к выборам, и Попов снят в последний день. Важно, чтобы участковая комиссия должным образом вычеркнула кандидата Попова из бюллетеня, чтобы на каждом бюллетене стояла печать и подписи двух членов участковой комиссии, чтобы возле участка не велось агитации, чтобы на участке на избирателя не оказывалось давление, чтобы соблюдалась тайна голосования, чтобы подсчёт голосов вёлся строго по процедуре, чтобы контрольные соотношения сошлись, чтобы копии протоколов, выданные наблюдателям совпадали с официальными результатами по участку — вот эта вот вся скучная кухня, в которой каждый пункт имеет значение.

Умеете решать такие простые учебные задачки? Значит, легче будет справиться с организацией голосования на собрании акционеров, или товарищества собственников жилья, или с программированием алгоритмов консенсуса при создании новой криптовалюты. Или можно попытаться усложнять себе задачки — и добиваться соблюдения чистоты электоральных процедур не только в день голосования, но и во время всей предвыборной кампании. А там, глядишь, и до практической реализации демократической модели в пределах государства дело дойдёт — то есть не только выборной модели, но и всей системы сдержек и противовесов, обеспечивающих принятие и реализацию компромиссных решений в крупных коллективах с минимизацией насильственного принуждения.

Так что не пренебрегайте выборами, даже если практической пользы от итогов голосования в данный момент никаких нет. Это выработка навыков, столь же полезных, как умение обращаться с оружием. Просто приходите на участки, чтобы, так сказать, похолостить.

массо-габаритный макет демократии, ничего сакрального

Петя убил Ваню

Петя убил Ваню. Петю судят. В процессе суда выясняется, что Ваня — серийный убийца. Петя, убив его, устранил нарушителя NAP и спас много жизней. Проблема в том, что Петя понятия не имел о грехах своей жертвы — Петя просто гондон и убийца.

Должны ли мы осудить Петю за убийство или оправдать его т.к. Ваня нарушил NAP?

Иными словами, в какой момент нарушитель NAP выходит из NAP — в момент совершения преступления или когда об этом узнает третье лицо?

В задаче мы находимся в зоне либертарианского права.

Евгений Квасов

Возведение NAP в ранг главного принципа либертарианства приводит к множеству разногласий и лингвистических ублюдков, вроде «нарушение морального NAP», «я с тобой NAP не заключала», «выход из NAP». Принцип неагрессии видится людям чем-то вроде договора, который можно заключать, расторгать и обставлять дополнительными условиями.

Куда удобнее выводить всё непосредственно из базовой аксиомы либертарианства — аксиомы самопринадлежности. Петя убил Ваню, посягнув тем самым на ванину частную собственность — ванино тело. Неважно, был ли Петя баунти хантером страховой компании «Сонечко», охотящейся на бывшего контрактника московского царства Ваню, или забулдыгой, замочившим незнакомого парня за косой взгляд, или даже Петя оборонялся от напавшего на него Вани. В любом случае Петя повредил чужую собственность, и теперь он должен быть готовым нести за это ответственность.

Если найдётся тот, кто хочет, или по договору обязан, разбираться с убийцей Вани, то Пете придётся или отбиваться, или пытаться договориться — полюбовно или в суде.

По условию задачи Петя согласился на суд. На суде в нашем случае выясняется, что Ваня никак не посягал на Петю, и Петя не действовал по поручению тех, кому Ваня некогда нанёс ущерб. Значит, со стороны Пети было нарушение NAP, и истец, например, ванина страховая компания, может требовать возмещения. Также на суде всплывает, что Ваня является давним нарушителем NAP, и за его голову другой страховой компанией назначена награда.

Наиболее вероятный исход дела: Петя получает награду за убийство Вани от одной страховой компании и выплачивает компенсацию за убийство Вани другой страховой компании. Ну а эта компания, в свою очередь, ещё до всякого суда выплатила страховую премию ваниным наследникам.

Понятно, что исход дела может быть иным: за Ваню могло не быть назначено награды, и тогда Петя оказался бы в более затруднительных финансовых обстоятельствах.

Кстати, о затруднительных финансовых обстоятельствах. Очень надеюсь, что у вас с деньгами всё хорошо, и вы даже решите поблагодарить этот канал в денежной форме. Мой кошелёк: 1A7Wu2enQNRETLXDNpQEufcbJybtM1VHZ8